Одиночество Титуса

Глава сто одиннадцатая

Казалось, будто все произошло одновременно. Освещение всей сцены переменилось, словно с нее сдернули кисею или словно луна вернулась на небо. Затем что-то сверкнуло в темноте. Что-то металлическое, ибо никакой другой материал не способен наполнить ночной воздух столь резкими отблесками.
Титус, чей взгляд на миг привлекли эти вспышки, отвернулся от Гепары, от ее болтающегося в воздухе отца и увидел то, что искал. И пока он вглядывался, из мятущегося пламени костра выстрелил вверх язык особенно светлого пламени, достаточно яркий при всей своей отдаленности, чтобы вырвать из тьмы сначала одно лишенное выражения лицо, а за ним – и другое. Но вот они снова исчезли, пусть свет еще и блистал над ними. Ввергнутые в полости мрака, эти двое лишились лиц, однако макушки их все еще поблескивали. Шлемоносцы. Даже без шлемов они показались бы рослыми. А в шлемах – на голову возвышались над всеми.
Титуса проняла дрожь. Он видел, как толпа расступается, пропуская их. Слышал, как люди в ней требуют что-нибудь сделать с Мордлюком.
– Уберите его, – восклицали они. – Кто он? Что ему нужно? Он пугает дам.
И все же никто в этой толпе, кроме «шлемников» и сотрясаемой сатанинским бешенством Гепары, никто не решился бы хоть на шаг приблизиться к Мордлюку.
Сам же он так и стоял, простерши руку с ученым, болтавшимся в сжатом кулаке. С человеком, которого Мордлюк собирался убить. Впрочем, теперь, когда это лысое существо оказалось в его руке, Мордлюк уже не испытывал нужной для убийства ненависти.
Титуса охватило смятение. Смятение, вызванное гнусностью происходящего. Тем, что нашлись люди, которым пришло в голову поиздеваться подобным образом над его семьей. Смятение и страх. Обернувшись, он снова увидел Гепару и похолодел.
Жажда мести переполняла ее, жажда, сражавшаяся сама с собой в миниатюрной груди девушки. Титус унизил ее. А теперь этот оборванец унижает отца. Да еще и Юнона, которую она успела заметить краешком глаза. На зашейке Гепары вздыбились волосы. Ни забвения, ни прощения для нее не существовало. То была Юнона его прежних дней. Она – прежняя любовница Титуса.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий