Одиночество Титуса

Глава сороковая

Мордлюк смотрел на юношу и не мог взять в толк, какая сила ни с того ни с сего неодолимо повлекла его, Мордлюка, в Суд. Чем уж так интересны ему обстоятельства этого молодого бродяги? С самого начала он ни на минуту не заподозрил, что мальчик безумен, хоть в зале Суда и имелись люди, считавшие Титуса законченным сумасбродом и пришедшие сюда лишь для того, чтобы удовлетворить свое нездоровое любопытство.
Нет; Мордлюк явился в Суд потому, – хоть он никогда бы этого не признал, – что стал принимать близко к сердцу участь и будущее загадочного молодого человека, которого нашел наполовину утопшим на уступистом берегу, И все то время, что Мордлюк сидел в зале, его злило и само это обстоятельство, и то, что дома изнывает от тоски по нему бурый медвежонок, и каждое из его животных как раз в эту минуту глядит сквозь прутья клетки, обеспокоенное пропажей хозяина.
Между тем чей-то голос нарушил воцарившуюся в Суде тишину, испросив дозволения обратиться к Мировому судье.
Его милость устало кивнул, но, увидев, от кого исходит просьба, сел прямо и парик поправил. Ибо просительницей оказалась Юнона.
– Позвольте мне взять его, – сказала она, не отводя от лица Его милости выразительных, пленительных глаз. – Он одинок и ожесточен. Возможно, я сумею помочь ему. В настоящее же время, Ваша милость, он голоден, истерзан скитаниями и изнурен.
– Протестую, Ваша милость, – вмешался Инспектор Акрлист. – Все сказанное этой дамой – чистая правда. Но юноша попал сюда потому, что серьезнейшим образом преступил закон. Мы не вправе впадать в сентиментальность.
– Это почему же? – спросил Мировой судья. – Не так уж и велики его прегрешения.
Он повернулся к Юноне, и в усталых глазах его мелькнуло едва ли не волнение.
– Вы желаете принять на себя ответственность и передо мною, и за него? – спросил он.
– Полную ответственность, – ответила Юнона.
– И будете держать меня в курсе происходящего?
– Разумеется, Ваша милость, – но есть еще одно обстоятельство.
– Какое же, мадам?
– Отношение самого юноши к тому, о чем я прошу. Я не возьму его к себе, если он того не пожелает. Просто не смогу.
Мировой судья повернулся к Титусу, намереваясь что-то сказать, но затем передумал. И снова обратил взгляд к Юноне.
– Вы замужем, мадам?
– Нет, – ответила Юнона.
Прежде чем снова открыть рот, Мировой судья помолчал.
– Молодой человек, – объявил он, – эта дама предлагает себя в ваши опекунши на время, которое потребуется вам, чтобы прийти в себя… Что скажете?
Все что было в Титусе слабого, проступило наружу, как всплывает нефть из водных глубин.
– Спасибо, – сказал он. – Благодарю вас, мадам. Спасибо.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий