Космические бароны

Глава 15
Великий переворот

Снаружи не было никакого знака или логотипа компании. Ничего, кроме адреса вовсе не примечательного склада. Внутри, после дежурного у стойки, который спрашивал, бывали ли вы уже здесь и лежит ли в папке подписанная вами бумага о неразглашении, и на пролетах лестницы посетителей встречала россыпь космических артефактов, делавшая здание более похожим на странный музей, чем на вход в корпорацию.
В центре на паркетном полу стояла модель звездного корабля «Энтерпрайз», использовавашаяся в оригинальном фильме «Звездный путь». Рядом экспонировались русский скафандр, модель космической станции, которая так и не была построена, и модель обитаемого модуля в виде купола, словно на Марсе. Кроме того, присутствовал постер с огромным ракетным двигателем и – как дань прошлому – наковальня из французского города Трой примерно 1780 года выпуска.
Стены вестибюля Blue Origin украшали вдохновляющие цитаты, в том числе фраза Леонардо да Винчи: «Испытай один раз полет, и твои глаза навечно будут устремлены в небо. Однажды там побывав, на всю жизнь обречен тосковать о нем».
Однако главным элементом коллекции Джеффа Безоса являлась модель ракетного корабля в форме пули, устремленная вверх через отверстие в потолке. Вдохновленная Жюлем Верном и выполненная в викторианском стиле, эта ракета имела комнату на пятерых. Ее двигатели смотрели в костровую чашу, и казалось, будто корабль стартует прямо из вестибюля. Внутри стояли покрытые бархатом кресла, книжная полка с книгами «20 000 лье под водой» и «С Земли на Луну», шкафчик с виски и пистолет. Странного вида, но тщательно подобранная, обстановка явно должна была сделать чужое знакомым.
В общем, вестибюль являлся огромным посвящением приключениям и ранним годам космической эры и пересечением научной фантастики и искусства – детской мечтой, ставшей явью. Если же бара с ракетой не было достаточно для убеждения посетителя в том, что он попал в странное и необычное место – где безнадзорно бегали собаки сотрудников – тут находился еще и корпоративный герб, словно Blue Origin закладывал свою геральдику для будущих поколений, причем не на щите, а на стене, подобно фреске.
Сложное произведение искусства пестрело психоделическими символами от Земли до звезд, с указанием скоростей, необходимых для достижения различных высот в космосе. На рисунке присутствовали две черепахи, глядящие в небо, – дань уважения победителю гонки между черепахой и зайцем, славящая тщательный и методичный подход. Также на гербе были песочные часы, символизирующие смертность человека и необходимость двигаться без промедления.
Еще до того, как он сделал свое состояние на «Амазоне», Безос неудачно участвовал в космическом аукционе Sotheby’s. Однако за прошедшие годы он более чем скомпенсировал потерю. В зале была представлена каска с эмблемой NASA меркуриевских времен, тренировочный костюм экипажа «Аполлона-1» и плитка теплозащиты шаттла.
Еще одно странное произведение искусства притаилось в углу. Оно состояло из 442 катушек с нитками, поставленных вертикально друг на друга, словно баночки для приправ. Вместе они напоминали большой швейный набор изнутри, и разные цвета вроде бы ничего не значили. Но стоило посмотреть на них через стеклянную сферу, висящую на стене, и катушки превращались в портрет Леонардо да Винчи, появляющийся, словно по волшебству.
Среди набора космических артефактов эта вещь казалась не на своем месте, как если бы кураторы перепутали и повесили в Аэрокосмическом музее картину импрессиониста – танцовщиц Дега рядом с двигателем F-1. Но здесь, в стране чудес Безоса, где на стене была написана цитата из доктора Сьюза – «Ведь если хочешь поймать зверей невиданных, то придется поискать их в местах нехоженых» – и ей нашлось место. Если хочешь отправиться в космос, нужно посмотреть через призму и увидеть то, что без нее невидимо.
В конференц-зале «Юпитер-2» Безос сидел в кресле с чашкой черного кофе и таскал орешки из небольшой миски. После многих лет секретности Blue Origin начинала наконец открываться и даже годом раньше пригласила в свой офис небольшую группу репортеров. Однако Безос редко давал интервью один на один, как сегодня, в том числе и Washington Post — газете, которую он купил в 2013 году. Мне потребовалось несколько месяцев постоянных просьб, чтобы добиться этой встречи.
Ключом к ней, кажется, стал найденный мной в архивах пресс-релиз 1961 года, который освещал детали службы его деда Лоренса Гайза после того, как тот ушел из Агентства перспективных исследовательских проектов и вернулся в Комиссию по атомной энергии. Поймать Безоса за пуговицу после мероприятия и передать ему этот пресс-релиз казалось последним шансом убедить его дать интервью. Дед был для него важной фигурой. «Вероятно, мне удастся получить его, показав такой уровень исследовательской работы», – подумал я.
Мир видел его почти исключительно через призму «Амазона», но по-настоящему понять Безоса можно было, только взглянув через другое его реальное увлечение – космос. Настал важный момент в истории пилотируемых космических полетов, один из тех, что требовали более тщательной записи. Захочет ли он сесть и поговорить со мной о своих амбициях, о постройке ракет?
Безос изучил пресс-релиз, посмотрел на фотографию деда и выслушал меня. «Я склонен к тому, чтобы поучаствовать», – осторожно сказал он.
Потребовалась еще пара месяцев, и наконец его «склонен» превратилось в твердое «да».
Когда Мартин Бэрон, исполнительный редактор Washington Post, интервьюировал Безоса на организованной газетой конференции, он отметил каверзную и потенциально опасную позицию, в которой находился. «В журналистике интервьюировать владельца своей компании считается действием с высокой степенью риска», – сказал он.
Я работал репортером Washington Post, и теперь это касалось и меня.
Безос был расслаблен и в хорошем настроении. Сидя в конференц-зале «Юпитер-2», он начал говорить о своем многолетнем увлечении космосом и о том, чего он надеется достичь. Amazon все еще занимал главное место в его жизни. В свое детище Безос был влюблен, особенно после перехода от продажи книг к торговле практически всем. Однако каждую среду Безос скрывался в штаб-квартире Blue в Кенте в штате Вашингтон, примерно в 30 км к югу от центра Сиэтла. Среды посвящались космосу.
Его школьная подруга однажды сказала репортеру, что Безос основал Amazon с целью набрать достаточно денег для запуска космической компании. В эту среду в мае 2017 года он признался: «Доля правды в ее словах есть». Великое предприятие, стоившее теперь свыше 80 миллиардов, позволило ему основать Blue Origin.
Маск изначально вложил 100 миллионов собственных средств в SpaceX, но затем компания получила более 4 миллиардов за контракты от NASA. Безос же был сам себе NASA и финансировал Blue Origin почти полностью из собственных средств. Он шутил, что бизнес-модель фирмы выглядит так: «Я продаю акции Amazon на миллиард за год и инвестирую его в Blue Origin». В 2013 году он заплатил за Washington Post 250 миллионов; в то же время он израсходовал 2,5 миллиарда собственных денег только лишь на ракету New Glenn, не принимая никакого правительственного финансирования. И все же Amazon был настоящим увлечением, сказал он, а не ступенькой к Blue.
Недавно Безос стал оскароносцем – фильм Amazon Studios «Манчестер у моря» получил награду Академии. Персональная домашняя помощница Алекса была хитом, и компания все глубже погружалась в искусственный интеллект. А еще – в бакалею: Amazon собирался приобрести Whole Foods. В «повседневной работе» насчитывалось немало вещей, которые требовали его участия. «Я люблю это дело», – сказал Безос.
Amazon все еще занимал главное место в жизни Безоса.
Но и Blue он тоже любил. Робот Алекса, если спрашивали ее мнение о Дональде Трампе, отвечала так: «Когда речь заходит о политике, мне хочется думать о главном. Мы должны финансировать исследования дальнего космоса. Я хотела бы отвечать на вопросы с Марса». Безос и сам недавно сыграл небольшую роль инопланетянина в фильме «Звездный путь. Бесконечность».
За несколько дней до встречи Безос был в Музее полета в Сиэтле, где только что выставили F-1, двигатели аполлоновской эпохи, которые он поднял со дна Атлантического океана. Он пришел поговорить с группой школьников об экспедиции и о своем интересе к космосу, о том, как с юных лет он увлекался «космосом, ракетами, ракетными двигателями и путешествиями в космос».
«У всех нас есть увлечения, – сказал он учащимся, сидевшим перед ним на полу. – Обычно не вы выбираете их, а они вас. Но вы должны уметь услышать их. Вы должны их искать. И когда вы находите свое увлечение, это фантастический дар, потому что он дает вам направление. Он дарит вам цель. Вы можете получить работу, можете сделать карьеру, а можете найти призвание».
Его призвание пришло к нему в возрасте пяти лет, когда он смотрел, как Нил Армстронг делает первые шаги по Луне.
Сидя в конференц-зале, он сказал мне: «Я очень хорошо это помню». Речь шла о лунной экспедиции и о том моменте, когда он заболел космосом. Его дедушка, бабушка и мама окружили телевизор. «Я помню восхищение, царившее в комнате, – продолжил он. – И я помню ту черно-белую передачу».
Больше всего запомнилось ему ясное чувство – «происходит что-то важное».
Но кое-что важное происходило и на фирме Blue. В цеху недалеко от того места, где сидел Безос, его команды строили новое поколение ракет «Нью-Шепард» – способных поднять людей в космос.
За последний год Blue отправила в полет одну и ту же ступень «Нью-Шепард» пять раз подряд с минимальным обслуживанием между полетами, осуществила каждый раз точное приземление и доказала, что повторное использование возможно. После каждого полета компания рисовала на своей ракете черепаху – напоминание о медленном, но обдуманном движении. И она взяла себе новый лозунг: «Стартовать. Приземлиться. Повторить».
Следующей ступенью должна стать отправка людей в суборбитальные путешествия до края космоса и чуть-чуть за край. Первым предстоит лететь пассажирам-испытателям, не пилотам. Ракета может лететь сама, автоматически, и единственной работой новых астронавтов будет оценка удобства корабля с точки зрения пользователя. Комфортны ли кресла? Хорош ли вид? На правильных ли местах закреплены поручни? А потом последуют первые туристы, в том числе и сам Безос.
«Мой единственный приоритет – это люди в космосе, – сказал Безос. – Я хочу людей в космосе».
В детстве он хотел стать астронавтом. Но становясь старше и изучая ракетную технику, он понял, что также хочет стать инженером. Армстронг был героем, но Безос восхищался и Вернером фон Брауном, рожденным в Германии главным конструктором ракеты «Сатурн V» аполлоновской эпохи.
«Полагаю, он очень разочаровался бы в нас, почему мы все еще не проникли дальше в космос, – ответил Безос на вопрос „Как бы фон Браун отреагировал на состояние современной космической программы?“ – Полагаю, он был бы шокирован тем, что никто так и не вернулся на Луну, а рекорд максимального количества людей в космосе застыл на отметке 13. Он бы сказал, наверно: „Чем вы там занимались столько лет, мужики? Стоило мне умереть, и всё остановилось? Чуваки, займитесь делом!“»
Через много лет после того, как Virgin Galactic начала расхваливать свою программу космического туризма, она оказалась перед лицом серьезного соперника. Ричард Брэнсон обещал всю роскошь, связанную с гламурным брендом Virgin. Но и Безос с «Амазоном» имели долгую историю обслуживания клиентов – опыт, которой он принес в Blue.
За два дня до старта пассажирам Blue следует прибыть в Западный Техас, говорится на сайте компании. Изолированность места «придает ясности и сосредоточенности во время подготовки к главному приключению всей жизни». Тренировочная сессия в течение целого дня включает обзор ракеты и космического аппарата, инструктаж по безопасности, имитацию полета и «маневрирование в безопорной среде», то есть «всё, что вы должны знать, если хотите извлечь максимум из своего опыта в роли астронавта».
Утром в день полета от одного до шести пассажиров совершат посадку в корабль за 30 минут до старта. В капсуле с мягкими стенами они зафиксируются в наклонных креслах, каждое из которых расположено вблизи большого окна – самого большого из тех, что когда-либо смотрели в космос.
Корабль стартует во вспышке огня и дыма; вскоре капсула отделится от носителя и вознесется к краю космоса. Тогда можно будет отстегнуть поясные ремни. В течение четырех минут, пока капсула медленно поворачивается, обеспечивая круговой обзор, пассажиры смогут поплавать в невесомости по кабине. Потом они должны будут вновь зафиксировать себя в креслах, и корабль начнет падение к Земле под парашютами, чтобы сесть в пустыне. Все путешествие продлится 10–11 минут.
Никто пока не продавал космос так, как Брэнсон, обещая своим клиентам единственный в своем роде опыт. Но теперь и Blue перешла в режим маркетинга и расхваливала свою программу в столь же возвышенных тонах.
«Когда вы в первый раз посмотрите в эти большие окна, вы просто потеряете себя перед панорамой голубого и черного, – говорил в рекламном видео компании, опубликованном на ее сайте, бывший астронавт NASA Николас Патрик, ныне работающий в Blue главным специалистом по интеграции человека. – Вы сможете ясно смотреть на миллионы световых лет в любом направлении – и ощутите масштаб Вселенной. Как только вы отстегнете ремни, вы свободны. Открывается возможность для движения, которой вы никогда не имели здесь, на Земле. Ваш опыт вы делите с экипажем, и в то же время он остается глубоко личным. Итак, вы на самом деле чувствуете себя частью неизмеримой глубины космоса».
И плюс к этому – связь с Землей. Известно ведь, что всегда говорят астронавты – только когда они отправились в космос, они на самом деле открыли дом. Экипаж «Аполлона-8» проделал путь до обратной стороны Луны, и когда они вышли из-за края ее, то увидели на горизонте «бледную голубую точку», наполовину освещенную – их хрупкую планету, одиноко висящую в черноте. Их фотоснимок восхода Земли стал одним из самых знаменитых в истории фотографии.
В середине 2017 года Безос пригласил нескольких астронавтов эры «Аполлона» на авиашоу в Ошкоше в штате Висконсин, где он демонстрировал носитель «Нью-Шепард» и макет капсулы экипажа, которой предстояло в скором времени поднять платных туристов в космос. Это была экстраординарная встреча людей, принадлежащих к одному из самых закрытых братств. Приехал Базз Олдрин. Приехали Джеймс Ловелл и Фрэнк Борман, оба входили в экипаж «Аполлона-8», и Фред Хейз, летавший с Ловеллом на «Аполлоне-13». Присутствовал Уолтер Каннингэм с «Аполлона-7», а также легендарный руководитель полета Джин Кранц.
Один за другим они переступали порог корабля Безоса, преодолевая в то же время пропасть между «Аполлоном» и следующим большим шагом – пусть даже многие из их рода уже ушли и никогда не увидят воплощенные в жизнь мечты. Они вытягивались в наклонных креслах у гигантских окон этой только что созданной кабины экипажа и пробегали пальцами по поручням, необходимым в невесомости. Безос не уставал восхищаться – перед ним были его герои.
Никто пока не продавал космос так, как Брэнсон.
«Космос изменяет людей, – сказал он в приветстви. – Каждый раз, когда беседуешь с астронавтами, с теми, кто был в космосе, они говорят, что стоит только посмотреть на Землю – и сразу увидишь, насколько она прекрасна и хрупка, и как тонок слой земной атмосферы, который заставляет тебя по-настоящему ценить свой дом».
Никто не понимал этого лучше, чем люди, собравшиеся в его корабле.
«Все прошло очень сердечно, – вспоминал потом Безос о встрече. – Меня переполняли эмоции, и рядом стояли трое из четверых моих детей».
Космос был его мечтой на протяжении десятилетий. Безос ждал, когда сможет испытать невесомость, увидеть кривизну Земли и черноту космоса.
«Я полечу. Определенно полечу. На самом деле я не могу дождаться полета».
Он сказал это в 2007 году в программе Чарли Роуза. И вот наконец он приблизился к исполнению своей мечты.
В течение многих лет Blue Origin была одержима по части секретности – черепаха пряталась в свой панцирь, не желая привлечь внимание к себе и позволяя зайцу снять все сливки популярности.
«Мы расскажем о Blue Origin, когда будет, о чем говорить», – сказал Безос однажды.
Теперь фирме было о чем рассказать, и она начала приоткрываться, хотя и понемногу. За несколько месяцев с начала 2016 года, когда «Нью-Шепард» начал летать раз за разом, а Безос – собирать награды за пионерские посадки Blue Origin, он ясно высказался в речах и интервью о том, что его амбиции распространяются намного дальше, нежели возить туристов к границе космоса и обратно.
Потратив так много лет на исследования и испытания, он наконец пригласил небольшую группу репортеров в Blue на первый медиатур и пообещал «действительно интересные и крутые вещи, а не просто хайп с другого конца».
Он не упомянул Маска по имени, но сказал, что «космос очень легко разрекламировать». Он добавил: «В мире очень немного вещей, для которых внимание к тебе может многократно перевешивать твои реальные достижения».
Когда его спросили о Маске, Безос ответил, что они «на многие вещи смотрят почти одинаково». Но не являются близнецами по части концепций будущего.
Всю «тяжелую промышленность» необходимо вынести в космос.
Да, Безос хотел отправиться на Марс, «как и все остальные». Маск любил называть Марс «планетой, которую можно вылечить» – разогреть и сделать обитаемой на случай попадания астероида в Землю, что угрожало бы гибели человечества.
Безос, кажется, скептически относится к Марсу как запасной планете для человеческой расы. На конференции в Washington Post он сказал так: «Моим друзьям, заявляющим о своем желании отправиться на Марс, я говорю: „Почему бы вам не пожить сначала три года в Антарктике, а потом подумать еще раз? Ведь Антарктика – райский сад по сравнению с Марсом“».
«Подумайте об этом», – сказал он в другой раз. Ведь на Марсе нет «ни виски, ни ветчины, ни плавательных бассейнов, ни океанов, ни туристических троп, ни городов. В итоге Марс может оказаться удивительным, но в очень далеком будущем».
NASA посетило каждую из планет Солнечной системы, «и поверьте, Земля – лучшая из них… У нас невероятная планета. Водопады и пляжи, пальмовые рощи и фантастические города, рестораны и застолья, и прочие подобные события. И еще очень, очень долго этого не будет нигде, кроме Земли».
А значит, лучший план – это сохранить «нашу жемчужину» по имени Земля. «Нам не нужен Марс в качестве плана B, – говорит Безос. – План B состоит в том, чтобы гарантировать: план A сработает. А план A требует от нас сохранить нашу планету на тысячелетия».
Это стало для него чем-то вроде хорошо обкатанной предвыборной речи, которую он произносит там и тут с замечательным постоянством. И над концепцией «космос нужен для того, чтобы сохранить Землю» он думал еще в средней школе.
«Вся идея состоит в том, чтобы сохранить Землю», – сказал он корреспонденту Miami Herald в 1982 году после своей выпускной речи. Тогда ему было 18, и он рекомендовал признать Землю национальным парком. Теперь, на сорок лет позже, он видоизменил свою позицию, но не сильно. Он не говорит больше о национальном парке, но считает необходимым разделение Земли «на территории жилые и занятые легкой промышленностью».
Главная идея, однако, остается прежней: всю «тяжелую промышленность» необходимо вынести в космос.
Он называет это теперь «великим переворотом» – искать источники энергии в космосе, не затрагивая Землю. Наша планета конечна, говорит теперь Безос, у нее недостаточно ресурсов, чтобы справляться с потребностями мира, который становится все более развитым и динамичным.
«В Солнечной системе можно найти интересные вещи на любой вкус, но в наибольшей степени двигателем прогресса человечества станет добыча ископаемых на объектах, сближающихся с Землей, и создание на местах производящей инфраструктуры, – говорил он, сидя в конференц-зале фирмы Blue Origin. – Это главное».
Мечта станет реальностью в будущем, уже после его смерти – «если кто-нибудь не поработает хорошенько над продлением жизни», – добавляет он. И в то же время в не столь уж далеком будущем: «В нашем распоряжении всего пара сотен лет».
Безос говорит: «Если посмотреть, каково потребление энергии сегодня, и увеличивать его всего на несколько процентов в год в течение нескольких сотен лет, то для удовлетворения спроса придется покрыть солнечными батареями всю Землю. Нужно или идти в космос, или придется контролировать численность населения Земли. Необходимо контролировать потребление энергии на Земле. Но подобные вещи абсолютно несовместимы со свободным обществом. Если так, то будет просто скучно. Я хочу дать моим праправнукам возможность использовать больше энергии в расчете на человека, чем я. И единственный для них путь к тому, чтобы использовать больше энергии на душу населения, это распространение по Солнечной системе. И тогда мы действительно сможем сохранить Землю той удивительной жемчужиной, каковой она является».
Часто повторяемая цель Blue Origin – это «миллионы людей, живущих и работающих в космосе». Но в долгосрочной перспективе у нее еще больше амбиций. «Если мы захотим, то человечество разрастется до триллиона и расселится по всей Солнечной системе, – сказал он на одной церемонии вручения наград в Вашингтоне. – И тогда у нас будет тысяча Эйнштейнов и тысяча Моцартов. Какой прекрасной может стать такая цивилизация!»
Когда Безос начинал Amazon, необходимая инфраструктура уже существовала, и даже в 1995 году новая интернет-компания могла добиться успеха. Теперь он хочет начать построение транспортной сети для космоса. Исходно его вдохновили достижения аполлоновской эры, но Безос считает, что пилотируемая программа США «уже долгое время представляет собой толчение воды в ступе». Давая интервью Vanity Fair, он говорил почти как Маск – о создании «грузовой линии» Земля – космос, которая должна стать аналогом железных дорог, открывших Американский Запад.
«Чего я хочу достичь с помощью Blue Origin? Я хочу создать инфраструктуру тяжелых пусковых средств. Она должна обеспечить тот вид динамичного предпринимательского взрыва с тысячами компаний в космосе, который я наблюдаю в течение последних двадцати лет в Интернете», – говорит он.
Для «Амазона» необходимые пути уже были проложены – кабели Интернета и почтовая служба. «Уже существовала платежная система, и нам не требовалось ее создавать, – говорит Безос. – Она представляла собой кредитные карты, изначально придуманные для путешественников». «Амазону» оставалось только «взять имеющуюся инфраструктуру и в некотором роде пересобрать ее по-новому, сделать с ее помощью нечто новое и оригинальное… В космосе сегодня это невозможно. В Интернете сейчас могут создать новую отрасль двое мальчишек в своих спальнях, ведь магистральная инфраструктура уже есть. Но двое мальчишек в спальнях не могут сделать ничего интересного в космосе».
Вот почему Безос хочет использовать свое богатство, чтобы заложить основу такой инфраструктуры в космосе и сделать ее частью своего наследия.
«Когда мне будет 80 лет и я, оглянувшись на прожитую жизнь, смогу сказать, что создал с помощью своих товарищей по Blue Origin магистральную инфраструктуру, которая сделала доступ в космос дешевым и необременительным, – сказал он на вручении наград, – а следующее поколение сумело устроить предпринимательский взрыв, подобный произошедшему на моих глазах в Интернете, что ж, тогда в свои 80 я буду очень счастлив».
Но сначала нужен сравнительно небольшой шаг. Blue Origin необходимо научиться запускать надежно, эффективно и дешево, запускать снова и снова, чтобы сам акт достижения космоса стал обыденным. Суборбитальный туризм многие высмеивают как банальность – типа прыжков в пропасть на резиновом шнуре, только с другим знаком (не вниз, а вверх), доступную супербогатым – выражаясь словами одного автора из сферы научной фантастики. Безос, однако, считает его необходимостью. Даже если он не принесет ничего больше, такие полеты станут хорошей практикой.
«Мы, люди, не слишком хороши в тех вещах, которые делаем всего дюжину раз в год, – сказал Безос, отвечая на вопросы в 2016 году, и добавил: такой темп запуска ракет недостаточен, чтобы освоить дело в совершенстве. Вы же не пойдете к хирургу на операцию, если он делает их всего несколько раз в год. Если нужно хирургическое вмешательство, надо искать того, кто оперирует 20–25 раз в неделю. Таков правильный уровень практики».
Поэтому космический туризм – не только способ испытать на себе космос для людей, пусть даже и богатых, но и путь к тому, чтобы сделать космос более доступным.
«Туризм часто приводит к новым технологиям, – сказал Безос на форуме Washington Post. – И тогда эти новые технологии часто замыкают круг и находят применение в очень важных и утилитарных вопросах». К примеру, графические процессоры были придуманы для видеоигр, а теперь используются для машинного обучения.
Помимо десятиминутных прыжков в космос, будущее по версии Blue Origin включает намного более крупную и амбициозную ракету. Для внутреннего использования ее называли Очень большим братом, но недавно она получила более формальное наименование – «Нью-Гленн», в честь Джона Гленна, первого американца на орбите.
По сравнению с «Нью-Шепардом», новая ракета должна быть настоящим зверем, с семью двигателями, создающими 1750 тонн тяги, и высотой 95 метров, почти с «Сатурн V».
За 11 дней до своей смерти в конце 2016 года 95-летний Джон Гленн написал Безосу письмо, желая сообщить, что «глубоко тронут» решением назвать ракету в его честь. В 1962 году, когда он совершил свой исторический полет по орбите, «вам было всего два года», – писал Гленн. Когда же он вернулся в космос на шаттле в 1998 году в возрасте 77 лет, заметил он, до основания Blue Origin оставалось еще два года, но «вас уже вела перспектива космических путешествий, доступных не только для хорошо тренированных пилотов, инженеров и ученых, но и для всех нас…»
«В качестве исходного Гленна хочу сказать вам, что вижу тот день, когда люди будут садиться в космические корабли точно так же, как сегодня миллионами занимают места в реактивных самолетах. Когда это случится, оно произойдет главным образом благодаря вашим эпохальным достижениям в текущем году».
Письмо пришло за пару дней до смерти американского героя и стало мостом от благословенных дней пилотируемой космической программы NASA, от эры Гленна, от кораблей «Меркурий», «Джемини» и «Аполлон» к этой новой эре, которую Безос начал называть «новым золотым веком исследования космоса».
«Нью-Гленн», самая маленькая орбитальная ракета, которую собирается построить Безос, будет способна отправлять спутники и людей не только на низкую околоземную орбиту, но и дальше. Blue строит во Флориде большое предприятие, где будет изготавливаться «Нью-Гленн». Она также собирается обновить площадку № 36, стартовый комплекс недалеко от площадки 39A фирмы SpaceX. За последний год – 2017-й – компания активно набирала персонал и теперь насчитывает около 1000 сотрудников.
Хотя до первого полета «Нью-Гленна» оставалось еще по крайней мере три года, в начале 2017 года Безос объявил о заключении Blue договора с первым заказчиком своей ракеты – французской спутниковой компанией Eutelsat. Эта сделка должна принести Blue нечто крайне редкое в ее истории – реальный доход – и отметить выход компании на рынок, где ей предстоит соперничать со SpaceX.
«Нью-Гленн» является еще одной демонстрацией постепенного подхода. Сначала появился «Нью-Шепард», названный в честь первого американца в космосе. На его разработку ушло примерно десять лет. Далее – «Нью-Гленн», для которого момент запланированного начала полетов в 2020 году станет кульминацией еще одного десятилетия работы.
«Мы делаем очередную новую вещь каждые десять лет, – говорил мне Безос, сидя в конференц-зале в головном офисе Blue Origin. – Думаю, до моего восьмидесятилетия мы сможем сделать еще два таких цикла, быть может, два с половиной. Сейчас мне еще не нужно решать, какими будут эти вещи. Слишком рано. Но если я сохраню здоровье, мне будет интересно взглянуть. Я сделаю так, чтобы кто-нибудь продолжил работу, если меня не будет. Однако я хотел бы увидеть. Мне очень интересно будущее».
Он работал в Blue только один день в неделю, его время было драгоценностью. Он встал и направился на следующее совещание. Среды посвящались космосу.
«А теперь я возвращаюсь к строительству ракет!» – сказал он, выходя в вестибюль.
Трудно сказать, как будет выглядеть наша жизнь через сотни лет. Однако у Безоса есть обширные планы по выполнению замыслов, появившихся у него самого в пять лет. И недавно он сделал очень прозрачный намек насчет того, куда собирается двигаться дальше.
Его следующая ракета будет называться «Нью-Армстронг».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий