Королевская битва

Книга: Королевская битва
Назад: 61
Дальше: 63

62

— Послушай, Юкиэ, — крикнула Юко.
Юкиэ, которая в тот момент разговаривала с Сатоми и Тисато, повернула к ней голову.
— Может, нам сперва лучше отнести еду Сюе? — предложила Юко.
Юкиэ буквально засияла улыбкой.
— Отличная мысль. Давай так и сделаем.
Затем Юко очень небрежно добавила:
— Тушеное мясо на вид готово. Как насчет того, чтобы я начала его раскладывать?
И она взяла тарелку. Ту самую.
— Конечно... ах да, вот еще что, — сказала Юкиэ, внезапно что-то припомнив. — Знаешь, в ящичке стола есть аптечка.
По-моему, там должны быть какие-то болеутоляющие. Я отнесу их Сюе вместе с едой.
— ...Конечно. — Юко поспешно опустила тарелку. — Хорошо. Я сейчас.
Письменный стол, оборудованный компьютером и факсом, находился напротив раковины, в углу комнаты. Юко обошла вокруг кухонного стола, чтобы туда добраться.
Послышался стук шагов на лестнице. Почти сразу же в комнату вошли Харука Танидзава и Юка Накагава. На плече у Юки Накагавы висела штуковина, напоминающая большой пистолет с удлиненным магазином. (Это был пистолет-пулемет «Узи» калибра 9 мм. Это оружие получила в игре Сатоми Нода, но поскольку оно казалось наиболее мощным из всего, чем располагали девочки, его брала та, которая заступала на вахту.)
— Я слышала, Сюя пришел в себя! — своим обычным радостным голосом сказала Юка, кладя оружие на стол. Немного полненькая и, благодаря тренировкам в теннисной команде, хорошо загорелая, Юка даже в этих обстоятельствах умудрялась оставаться такой же веселой.
— Да, — радостно кивнула Юкиэ.
— Тогда тебе должно сильно полегчать, староста, — поддразнила ее Юка.
Юкиэ слегка покраснела:
— Ты о чем?
— Да брось. Ты прямо вся сияешь.
Юкиэ нахмурилась, а затем покачала головой. Внезапно кое-что поняв, Юка посмотрела на Тисато и погрузилась в молчание. Тисато, потерявшая Синдзи Мимуру, мальчика, которого она любила, теперь удрученно смотрела в пол.
Юко едва прислушивалась к этому разговору, доставая аптечку, которую она нашла в ящичке стола. Она положила ее на стол и раскрыла. Там оказалась уйма всяких медикаментов, тампонов и прочего. Недоставало там только повязок, поскольку все они до единой были использованы для лечения Сюи Нанахары.
«Болеутоляющие... — задумалась Юко, — которые же тут болеутоляющие. Хотя какая разница? Это совершенно неважно. Потому что...»
— Ух ты, какой запах аппетитный! — услышала она голос Юки, которая опять пыталась поднять всем настроение. Но Юко никак не отреагировала на это восклицание.
«Болеутоляющие... — соображала она, — ага, вот они. Здесь. От головной боли, менструальных спазмов, зубной боли... ох... вообще-то у меня болит живот. Я потом немного приму. Когда все малость успокоится. Да-да, когда все малость осядет».
— Так что ты хотела обсудить? — своим слегка хрипловатым голосом спросила Сатоми у Юкиэ.
— Ага, верно, — поддержала ее Харука. — Что случилось?
— Да, конечно, — отозвалась Юкиэ. — Дайте мне только прикинуть, с чего начать.
Только когда Юка сказала: «Давайте же наконец попробуем», Юко внезапно подняла взгляд.
Она повернулась... и увидела, как Юка поднимает тарелку и подносит ложку ко рту. Если она хотела попробовать, ей следовало бы воспользоваться поварешкой. Но вместо этого держала в руках именно ту, в которую Юко насыпала полупрозрачный порошок.
Юко побледнела как смерть. Она уже собиралась подать голос, попросить Юку этого не делать... но все произошло мгновенно.
Юка выронила тарелку, и тушеное мясо с овощами оказалось на полу. Все дружно посмотрели на девочку.
А в следующее мгновение Юка схватилась за горло и ее вырвало тем, что она проглотила. Затем девочка зашлась от кашля. Она выкашливала что-то ярко-красное. Красный кружок образовался на белом столе, над которым она склонилась, а затем девочка рухнула на пол.
— Юка!
Все — исключая Юко, которая не могла двинуться или сказать хоть слово, — с криками бросились к Юке.
А та перекатилась на бок и снова стала харкать кровью. Загорелое лицо девочки все больше бледнело. Красная пена стекала из уголков ее рта.
— Юка! Юка! Что случилось?!
Юкиэ вовсю ее трясла, но темно-красная пена все продолжала течь изо рта девочки. Глаза Юки, казалось, вот-вот выскочат из глазниц, и теперь даже белки глаз становились красными. То ли по причине воспаления, то ли из-за лопнувших капилляров темно-красные пятна стали распространяться по всему посиневшему лицу девочки, превращая его в маску какого-то монстра.
Юка перестала дышать.
Все погрузились в молчание. Дрожащей рукой Юкиэ коснулась горла Юки.
— Она мертва... — сказала староста.
Позади Юкиэ, склонившейся над Юкой, и Харуки совершенно неподвижно стояла мертвенно-бледная Юко. Она вся дрожала. (Хотя было вполне возможно, что остальные четыре девочки находились в том же состоянии.)
«Ох, как же так... — лихорадочно думала Юко, — как это могло... все это ошибка... как же так... ты ведь только отхлебнула... неужели такой сильный яд... я не... это ошибка... я ее убила... по ошибке... это была ошибка... я не хотела... я только хотела избавиться от...»
— Ведь пищевым отравлением это быть не могло... верно? — дрожащим голосом спросила Юкиэ.
— Я... я только что пробовала, — откликнулась Тисато. — Ничего не случилось... это... это... должно быть...
— ...Яд? — закончила Харука.
Это слово проскочила словно искра. Все девочки (точнее, все, кроме Юко, но остальные четверо этого не понимали) уставились друг на друга.
Внезапно раздался стук. Сатоми Нода схватила узи и прицелилась в сидящих девочек. Остальные четыре девочки (на сей раз включая Юко) машинально стали пятиться, стараясь оказаться подальше от трупа Юки.
Сатоми дико заверещала. Глаза ее за очками расширились от страха.
— Кто?! Кто это сделал?! Кто отравил еду?! Кто здесь пытается нас убить?!
— Прекрати! — крикнула Юкиэ.
Юко заметила, как рука старосты тянется к пистолету, спрятанному под юбкой (браунингу «Хай Пауэр» калибра 9 мм. Это было оружие Юкиэ, и, как лидер группы, она его всегда носила при себе). Юкиэ уже собралась было двинуться вперед, но остановилась и отступила.
— Положи оружие, — велела она Сатоми. — Так нельзя.
— Очень даже можно. — Сатоми бешено замотала головой. Юко не верила своим глазам. Сатоми, которая всегда казалась такой спокойной, теперь потеряла самообладание. — В последнем объявлении было сказано, что нас осталось только четырнадцать. Игра подходит к концу. Так что наш враг наконец поднимает голову. — Затем Сатоми взглянула на Харуку и сказала: — Ведь это ты еду готовила.
Харука неистово замотала головой.
— Не я одна. Тисато тоже...
— Это ужасно! — воскликнула Тисато. — Я бы никогда ничего такого не сделала! А кроме того... — Она, похоже, немного поколебалась, но затем все же сказала: — У Сатоми и Юкиэ тоже была масса возможностей отравить пищу.
— ...Это верно, — согласилась Харука и, повернувшись к Сатоми, зашипела на нее: — Или ты уже слишком дергаться начинаешь?
— Харука! — попыталась остановить ее Юкиэ, но было уже слишком поздно. Сатоми совсем разнервничалась.
— Ты о чем?
— Да-да, все верно, — продолжила Харука. — Во-первых, ты всю ночь не спала. Я точно знаю. Когда я в середине ночи проснулась, ты была на ногах. Разве это не значит, что ты нам не доверяешь? Вот тебе доказательство!
— Пожалуйста, Харука, прекрати! — взмолилась Юкиэ, которая теперь тоже почти кричала. — Сатоми! Положи оружие!
— Ага, сейчас, размечталась. — Теперь Сатоми нацелила узи на Юкиэ. — Прекрати великого вождя из себя корчить. Вот, значит, какую сцену ты тут разыгрываешь, когда твой план всех отравить провалился? Так?
— Сатоми... — в отчаянии вымолвила Юкиэ.
Юко поднесла ладони ко рту и отступила. Она, казалось, была парализована от ужаса. Но она... хотела все рассказать... хотела выложить правду... иначе... иначе... могло случиться что-то ужасное.
Внезапно Тисато двинулась к боковому столику у стены справа от раковины. Там лежал пистолет чешской модели Ч3-75 (это оружие было в рюкзаке у Юки).
Раздался треск очереди. Тисато получила три пули в спину, ухватилась за край бокового столика, соскользнула и ничком упала на пол. Не имело смысла проверять... она была мертва.
— Сатоми! Что ты делаешь?! — хрипло закричала Юкиэ.
— Ничего такого! — Держа в руках дымящийся узи, Сатоми кричала на Юкиэ. — Она бросилась за пистолетом. Потому что была виновна.
— Ты все-таки это сделала! — воскликнула Харука. — Юкиэ! Стреляй! Стреляй в Сатоми!
Сатоми прицелилась в Харуку. Лицо ее потемнело. Казалось, она в любую секунду готова застрелить недавнюю подругу.
Но в этот момент Юкиэ все-таки положила руку на браунинг у себя под юбкой. После колебаний она, вероятно, решилась прострелить Сатоми руку.
Тогда Сатоми быстро перевела узи и выстрелила в Юкиэ.
Девочку отбросило назад. Кровь хлынула из ее груди, и она упала навзничь.
Харука лишь мгновение стояла неподвижно, а потом метнулась к браунингу, который при падении выронила Юкиэ. Оружие Сатоми настигло Харуку, разворотив ей чуть ли не целый бок вместе со школьной формой. Харука соскользнула на пол.
Теперь Сатоми прицелилась в Юко.
— А ты? — спросила она. — Ты ведь другая, правда?
Юко лишь молча дрожала и не сводила глаз с лица Сатоми.
Внезапно раздался хлопок. В левом виске Сатоми появилась дыра. Девочка раскрыла рот... и опустила взгляд на свою левую руку. Из дыры в виске хлынула кровь, заливая стекла ее очков в проволочной оправе и стекая дальше по лицу.
Шея Юко, точно какое-то механическое устройство, скованно повернулась, проследила за глазами Сатоми, и она увидела, что окровавленная Харука, собрав последние силы приподнялась с пола, держит браунинг.
Узи в руках у Сатоми выдал трескучую очередь. Неясно было, нажала она на спусковой крючок намеренно или сработал рефлекс. Пули пронзили тело Харуки, опрокидывая ее и отбрасывая назад.
Тело Сатоми медленно наклонилось и с глухим стуком упало на пол рядом с трупом Юки Накагавы.
Оставшись одна в комнате, Юко просто стояла и продолжала трястись. Тело ее почти онемело. С видом ребенка, случайно забредшего на выставку уродов, она все продолжала смотреть на пол, усеянный трупами пяти ее одноклассниц.
Осталось 9 учеников
Назад: 61
Дальше: 63
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий