Королевская битва

Книга: Королевская битва
Назад: 38
Дальше: 40

39

Прошло целых полчаса с тех пор, как Мицуко Сома трижды выстрелила ей в спину, и, хотя она потеряла очень много крови из раны в ноге, Такако Тигуса была все еще жива. Мицуко уже ушла, но Такако сейчас это волновало меньше всего.
Она полудремала, полугрезила наяву. Ее семья... отец, мама, младшая сестренка — все они махали Такако руками, стоя у передних ворот дома.
Сестренка Аяко, на два года младше ее, плакала и говорила: «Прощай, Такако, прощай». Красивый отец Такако, от которого она в основном унаследовала свою привлекательность, и мама, в которую скорее пошла Аяко, с очень грустным видом молчали. Их умная собака, Ханако, опустив голову, махала хвостом. Такако заботилась о Ханако с тех пор, как та была еще беззаботным щенком.
«Господи, — подумала Такако, — как же это ужасно. Я всего только пятнадцать лет и прожила. Эй, Аяко, позаботься о папе и маме, ладно? Ты такая избалованная, так поучись немного у старшей сестренки, ага?»
Затем Такако увидела Каору Китадзаву. Свою по-настоящему близкую подругу, миниатюрную девочку, с которой дружила уже семь лет.
«Пора прощаться, Каору, — подумала Такако. — Так уж выходит. Ведь это ты говорила о том, что, если очень сильно захотеть, сам дьявол не сможет тебя напугать. Да, я не боюсь. И все же... так тяжело... умирать в одиночестве...»
Тут Каору вроде бы что-то крикнула. Но Такако плохо ее расслышала. Ей показалось, Каору крикнула: «А как же он?»
Он?
Тут перед мысленным взором Такако возникла раздевалка легкоатлетической команды. Она знала, что все происходит летом второго года ее учебы в школе, потому что прошлой осенью это здание снесли и построили новые клубные раздевалки.
Но это был не сон. Это действительно произошло. Это же...
Ее старый приятель по команде. Короткие волосы стоят торчком. Белая футболка с надписью «ОТВАЛИ!» и зеленые спортивные трусы с черными лампасами. Лукавые, но нежные глаза. Тот самый парень, в которого Такако влюбилась. И он теперь массировал давным-давно поврежденное колено. Рядом с ними никого не было.
— У тебя красивая подружка, — сказала Такако. — Вы такая классная парочка.
«Ну вот, — подумала она, — как только до дела доходит, я самой обычной девочкой становлюсь. Как глупо».
— Да? — Парень поднял голову и улыбнулся. — Ты красивее.
Такако улыбнулась, испытывая смешанные чувства. С одной стороны, она рада была услышать, что он так высоко оценивает ее внешность... но с другой стороны, раз он мог так запросто сказать другой девочке, что она красивее, значит, он был очень сильно привязан к своей подружке.
— А у тебя нет парня, Такако? — спросил он, улыбаясь.
Опять другая сцена.
Такако в саду, но трава почему-то совсем близко.
«Похоже, это детство, — подумала она. — Должно быть, я во втором или в третьем классе».
Прямо перед ней плакал Хироки Сугимура. Совсем не такой высокий, как сейчас. Вообще-то тогда Такако была даже выше. Какой-то хулиган отнял у Хироки новенькую книжку комиксов.
— Перестань, мальчики не плачут. Что ты как рева-корова? Брось. Наша собака только что ощенилась. Хочешь на щеночков посмотреть?
— Угу... — Хироки вытер слезы и заковылял за ней.
Тут Такако вспомнила, что через год после этого случая Хироки поступил в школу боевых искусств. Примерно тогда же он сильно вытянулся и в конце концов обогнал ее в росте.
До самого конца начальной школы они частенько ходили друг к другу в гости. Однажды, когда Такако казалась не на шутку чем-то озабоченной, Хироки спросил:
— Что случилось? У тебя что-то не так?
Такако немного подумала, а затем спросила в ответ:
— Послушай, Хироки, а что бы ты сделал, если бы кто-то тебе сказал, что ты ему нравишься?
— Гм. Не знаю. Со мной такого никогда не случалось.
— ...а сам ты ни в кого не влюблялся?
— Гм. Не-а. Пока нет.
«Значит, меня у него даже в мыслях нет? — подумала тогда Такако. — Ну и ладно».
— Нет, правда, — продолжила она. — Ты должен найти кого-то, кому бы ты смог признаться.
— Гм. Не думаю. Я слишком застенчив.
Другая сцена. Опять школа. На второй год они с Хироки стали одноклассниками. И в первый же день поговорили. В какой-то момент Хироки заметил:
— Слышал, в легкоатлетической команде есть один классный парень. — Напрямую он этого не сказал, но подразумевалось, что Такако в того парня влюбилась.
— Кто тебе сказал?
— Просто слышал. И как там дела?
— Безнадежно. У него есть подружка. А у тебя как дела? У тебя все еще нет подружки?
— А, брось.
«Мы всегда были на грани, — подумала Такако. — Мы оба друг к другу что-то такое испытывали... или я просто воображаю? По крайней мере, ты мне нравился. Конечно, это не совсем то, что я испытывала к тому парню из легкоатлетической команды. Понимаешь, о чем я?»
Появилось лицо Хироки. Он плакал.
— Такако. Не умирай.
«Перестань, — подумала Такако. — Будь мужчиной. Мальчики не плачут. Ты уже такой большой, а все плакса-вакса».
Господи, что это? Такако снова пришла в чувство. И открыла глаза.
В мягком дневном свете на нее смотрел Хироки Сугимура. За спиной Хироки качались верхушки деревьев. Кусочки голубого неба между ними образовывали сложные пятна, как в тесте Роршаха.
Прежде всего Такако поняла, что Хироки вовсе не плачет.
А потом задумалась.
— Как ты...
Такако двигала губами, создавая слова, и ей казалось, будто она пытается открыть ржавую дверь. До нее дошло, что жить осталось недолго.
— ...здесь оказался?
Хироки лишь буркнул: «Нашел все-таки». Затем опустился рядом на колени и приподнял ей голову. Такако упала ничком, но теперь почему-то лежала на спине. Левая ладонь (левая рука... да нет, вообще вся левая сторона тела) совсем онемела и почти ничего не чувствовала (это могло быть от удара Кадзуси Нииды по левому виску). И все же под ладонью она ощущала какие-то сорняки. Он ее сюда перенес?
— Кто тебя так? — тихо спросил Хироки.
Да, все верно. Это была важная информация.
— Мицуко, — ответила Такако. На Кадзуси ей теперь было наплевать. — Будь осторожен.
Хироки кивнул.
— Прости меня, — сказал он затем.
Такако не поняла. И молча посмотрела на Хироки.
— Я прятался у школы... ждал тебя, — пояснил Хироки и сжал губы, словно бы сдерживая слезы. — Но потом... потом туда вернулся Ёсио. И я... я на долю секунды отвлекся. Сама знаешь... как ты бегать умеешь. Я побежал за тобой, стал звать... но ты уже была слишком далеко.
«Господи, нет», — подумала Такако. Значит, это была правда. Когда она убегала от школы в лес, ей вроде бы послышался чей-то голос. Но Такако была в такой лихорадке, что посчитала это плодом своего воображения (а голос и правда был, но это мог оказаться враг). Так или иначе, она во весь дух понеслась дальше.
Нет...
Хироки ее ждал. Как Такако поначалу и предположила, он, рискуя жизнью, ее там ждал. А когда Хироки сказал «нашел все-таки», имелось в виду, что он все это время ее искал.
От этой мысли Такако захотелось плакать.
Но вместо этого она, собрав все силы, попыталась изобразить на лице улыбку.
— Правда? Спасибо.
Такако понимала, что многого сказать уже не сможет. Тогда она попыталась прикинуть, что самое главное, ей на ум пришел до странности неуместный вопрос, и она его выпалила:
— Ты в кого-то влюблен?
Хироки слегка поднял брови.
— Да, влюблен, — нежно сказал он затем.
— Только не говори, что это я.
— Нет, это не ты.
— Ну, тогда...
Такако глубоко вздохнула. У нее было такое чувство, будто по ее телу растекается яд. Тело казалось одновременно и холодным, и страшно горячим.
— Тогда... может, ты обнимешь меня покрепче? Все произойдет... очень скоро.
Хироки плотно сжал губы и приподнял девочку, обеими руками крепко прижимая ее к себе. Голова Такако чуть было не запрокинулась, но Хироки успел ее придержать.
Такако почувствовала, что успеет сказать еще только одно.
— Ты должен выжить, Хироки.
«Господи, можно еще одно слово?»
Такако заглянула Хироки в глаза и нежно улыбнулась.
— Ты таким красавцем стал.
— А ты... ты самая стильная девочка на свете.
Такако слабо улыбнулась. Ей хотелось поблагодарить Хироки, но она уже не смогла. Тогда она просто посмотрела ему в глаза. Такако была почти счастлива. По крайней мере, она не умрет в одиночестве. Хироки останется с ней до самого конца. И Такако была счастлива. Почти.
«Каору... — подумала она. — Спасибо. Я слышала твои слова».
Минуты через две на руках у Хироки Такако Тигуса умерла. Глаза ее так и остались открыты. Прижимая к себе обмякшее, безжизненное тело девочки, Хироки Сугимура горько плакал.
Осталось 23 ученика
Назад: 38
Дальше: 40
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий