Эксперимент (сборник)

Книга: Эксперимент (сборник)
Назад: 1
Дальше: 3

2

Джо Тремп выжил, чему все мы были несказанно рады, и я — больше всех. Еще в вагонетке, по дороге обратно, я вбухал ему в грудь изрядную дозу раствора, чтобы остановить кровь, а за воротами шахты его подхватила и тут же, на месте, обработала Хуанита. Потом мы дотащили Джо в его комнату, где она же оставалась с ним минут двадцать. Странно, как это командор решился на такой шаг — допустить пребывание своей «кошечки» наедине с красавчиком Люком… то есть Джо. Хотя, насколько я знаю их отношения, Конраду и в голову не придет, что Хуанита может ему изменить, а тем более — с каким-то зеленым юнцом. Наверное, только такой супермен, как Конрад, способен удержать под контролем такую стерву, как Хуанита. Как бы там ни было, главное сейчас то, что за жизнь Джо можно уже не опасаться — по утверждению нашего агрессивного доктора, никакой инопланетной заразы он не подхватил, а его раны есть ничто иное, как большие царапины.
Но в данный момент моя голова занята совсем другим вопросом.
А вот и сам Конрад, легок на помине! Настоящая белокурая бестия причем не только по внешности. Таким, как он, сама судьба предопределяет быть лидерами, и он, конечно же, не стал идти против своей судьбы.
Но пора уже несколько поумерить твой пыл, Конрад! Пора сбить с тебя спесь, дабы ты окончательно не возомнил себя центром Вселенной. Мне абсолютно все равно, что ты там воображаешь о себе, командор. Я только не хочу, чтобы ты делал это за мой счет.
— Конрад, надо поговорить. Наедине.
Долю секунды он оценивающе смотрит мне в глаза:
— Хорошо. Проходи ко мне.
Вот тут ты и попался, дружище!
Мы входим в комнату. С противоположной стены на меня смотрит Хуанита. Она идет по песчаному пляжу — может быть, это Эалья, может, Земля, а может, и вообще виртуалка — понятия не имею. Идет по самой границе между сушей и водой с истинной грацией кошки, и порывы ветра треплют ее прямые волосы, меняющие свой цвет в такт шагам. Переливается на свету и полупрозрачная аура, окутывающая все тело девушки, которое кажется мне здесь куда более совершенным, чем в жизни. На лице никакой косметики, и от этого оно только выигрывает. Да и куда подевалась вся злоба, которой, как иногда кажется, она пропитана насквозь? Хуанита бросает взгляд в сторону двери — и какой-то миг смотрит будто прямо на меня, одаривает жизнерадостной улыбкой, невольно увлекая за собой. Черт побери, неужели она в самом деле может быть и ТАКОЙ?
Макс, но ты ведь не за этим сюда пришел? Вот и выкинь из головы всякую чушь, и переходи к делу!
Я пропускаю Конрада вперед, и он, дурак, поддается. Что ж, ты сам захлопнул свою мышеловку! Закрываю за собой дверь. Теперь все. Приступаем к активным действиям.
— Быстро назад! К стене! — импульсник взлетает вверх в моей руке.
Он ничего не говорит в ответ. Без лишних слов мощным толчком открытой ладони бьет по руке, и оружие летит прочь.
Сволочь, быстро же ты сориентировался в ситуации!
Ну, ладно. Фактор внезапности не сыграл, но это не значит, что я собираюсь сдаваться.
Первым делом уклоняюсь влево, чтобы командор не припечатал меня к стене. Получилось! Теперь он, конечно, ожидает, что я собираюсь воспользоваться преимуществом высокого роста — но вот тут он как раз и ошибается…
Я низко пригибаюсь, в то время как Конрад уже замахнулся, чтобы врезать мне в челюсть. А вот и фиг тебе! Бью в самое уязвимое место что, командор, не нравится? А что мне делать остается? Он хочет схватить меня, чтобы потом раздавить как щепку — но нет уж! Я гибкий, я вывернусь!
Прыжок — и я уже на стуле, неосмотрительно ты поставил его возле двери, а я тебе ошибок не прощу! Ни одной! Удар кулаком — но я, упреждая его, падаю назад, на пол, тут же кувыркаюсь, успевая подхватить упавший импульсник.
Что, не ожидал от меня такой прыти? Ну так это тебе наука на будущее, супермен недоделанный!
— Замри, гад, положу на месте!
— Макс, может, мы все-таки поговорим?
— Сначала с кулаками, а теперь говорить? Отойди к стене! И только попробуй кого-то кликнуть по кому — умрешь сразу.
Отходит-таки, поганец. Значит, боится меня. И правильно!
— Что, собака, страшно? Страшно?!
— Да ты сам от страха трясешься. Или я не вижу?
А руки и в самом деле дрожат… Черт, нервное! Но чтобы я тебя боялся? Ха! Да я же тебя сейчас…
— Конрад, ты лучше поосторожнее, да? Видишь, у меня имп — а у тебя нету. Поэтому я буду спрашивать, а ты будешь отвечать. Ясно? Тебе ясно?
— Ладно, спрашивай.
— Где ключ, червяк?!
— А без оскорблений не можешь?
Эх, дурак ты, командор, дурак! Неужели так и не понимаешь? Ну ничего, сейчас поймешь! Сейчас-сейчас!..
Вспышка делает вмятину в зеленой стене прямо над головой моего пленника.
— Видишь? У меня руки трясутся, я могу случайно промазать, потом всю жизнь калекой ходить будешь. Я псих, Конрад! Видишь эти глаза? Посмотри, они тебя не обманут. Пусть бы даже у тебя за спиной стояла рота солдат, меня бы это не остановило. Так ты будешь говорить по-хорошему? Или будешь отпираться? Куда стянул ключ?
— Не брал я твой чертов ключ!
Отпираемся, значит? Ну что ж…
— Вот что, Конрад. Давай как умные люди. Ключ ты можешь не отдавать. Мне все равно. Но ты кое-что знаешь! Ты, падлюка, сам разнюхал, а от нас скрываешь! Ты же знаешь, для чего этот ключ! Знаешь, что он открывает. И я тоже хочу знать. Или ты мне скажешь — или я найду сам. Тебе ясно?
Он какое-то время смотрит на меня — во взгляде видна растерянность:
— Макс, ты же вроде нормальный человек, а иногда становишься таким…
— Заткнись нахрен! Ты, падла, сколько угодно можешь смелым прикидываться. Один такой тоже прикидывался. Я его, суку, сразу положил, когда уходил. Голову снес подчистую, он еще стоял так пять сек, кровища хлестала — ого-го, я тебе скажу, зрелище! Потом подмога пришла они ведь не верили, собаки, что я смогу… Четыре человека — как один… Пятый побежал, хотел кнопку нажать — я эту кнопку к такой-то матери… Потом он лежал, смешно так подергивался, забавно. Ой, забавно, я тебе скажу! Ты тоже так хочешь? Хочешь? Я могу. Прямо сейчас могу. Я тебя сразу насмерть не буду, нет! Сначала в твои причиндалы врежу, чтоб тебе совсем хорошо стало. Потом повыше… Потом… ну что, сука? Струхнул? Говорить будешь? Или мне приступать?
«Вышел ежик из тумана, вынул ножик из кармана», — крутится в голове.
«Вышел ежик из тумана, вынул…»
«Вышел ежик…»
В стене появляется еще одна дыра — на этот раз пониже, и поближе. Хуанита с другой стены снова улыбается мне… мне, черт возьми, а не своему единственному!
А лицо у Конрада совсем белое…
— Макс, я…
— Ну! Как же, сука таки родила! Слушаю!
— Я не брал ключ…
— Врешь, паскуда!
— Можешь не верить, конечно… но я и правда не брал…
Девяносто семь… Шестьсот сорок два… Сто семнадцать… Успокойся, Макс. Ты выжал из него самое главное. Расслабься… Ведь сейчас он сказал правду! Иначе быть не может…
— Командор, ну я же не дурак какой-нибудь! Кто еще знает про ключ, кроме тебя? Твоя кошечка-шлюшка Хуанита? — указываю левой рукой на клип.
— Не смей, Макс! — негромким дрожащим голосом произносит Конрад.
— Слушай, ты! Или я не знаю, кто она такая? Не знаю, как ты… как мы вытащили ее из притона, куда ты сам наркоту толкал? Тебе напомнить, как все было?
— Не надо… черт, ты и правда псих!.. У меня нет ключа, Макс. И я не знаю, кто мог его взять. Все равно не веришь?
— Не верю. Но живи… пока. Разговор — между нами, ясно?
— Да ясно…
— И не советую тебе меня караулить, чтобы шлепнуть или еще что. У меня слух чуткий.
— Макс, иди уже, а? — смертельная усталость слышна в этих словах.
— Иду. Помни — между нами!
Резко открываю дверь и покидаю комнату. Меня трясет, как в лихорадке. Нервы, чтоб им…
Черт! Неужели все было напрасно? Неужели я ошибся?
Но ведь не может человек врать в таком состоянии и с таким лицом! Если я хоть что-нибудь понимаю в людях…
Зато в одном я теперь могу быть уверен точно: только что я нажил себе смертельного врага.
* * *
Это случилось чуть больше года назад, когда я бесцельно скитался по галактике, не зная, то ли продолжать прятаться от всех, то ли, в конце концов, просто жить, как хочется, к чему я, в общем-то, и стремился. Я в очередной раз заскочил на Землю и бродил по дебрям космопорта в Токио, думая, куда бы мне направиться на этот раз и к кому пристроиться. На него я наткнулся случайно… впрочем, нет: скорее, он наткнулся на меня, хотя, пожалуй, и не наткнулся — может быть, он и вправду искал меня, как сам утверждал. Он просто дернул меня за руку и, обернувшись, я разглядел сморщенного сгорбленного старика, в полтора раза меньше меня, с редкими седыми волосами на затылке, покатым лбом и маленькими зелеными глазками.
— Меня зовут Хим, — сказал он, будто это все объясняло.
— Хим? — переспросил я, потому что от неожиданности не был способен поинтересоваться чем-то более существенным.
— Просто Хим, — повторил он и тут же добавил: — Пойдем со мной!
— Куда? — я все еще не мог прийти в себя.
— Пойдем, я должен кое-что тебе отдать.
— Э, постой, — тут ко мне начал возвращаться здравый рассудок, о чем речь-то? Почему мне? И что отдать?
— Ключ, — сказал Хим. — Идем, идем.
В его голосе звучала такая сильная уверенность, что я просто не мог не подчиниться. Тем более, что терять мне было, в общем-то, нечего.
Старикашка привел меня в свое обиталище — каморку в каком-то из спрятанных подальше от посторонних глаз помещений космодрома. Такое ощущение, что там ничего не изменилось как минимум за последних два века — никакой автоматики и хоть чего-то похожего на удобства, только остатки старой мебели и вещей, которым уже давно место в деструкторе. Хим долго рылся в своих лохмотьях, и наконец извлек на свет божий то самое «страусиное яйцо» с оранжевой полоской. Он поднял штуковину над головой — видимо, желая, чтобы я смог таким образом как следует ее разглядеть.
— Вот! — в этом единственном слове звучала настоящая гордость старика за свое имущество, бывшее, вероятно, единственной ценностью в его более чем скромном жилище.
— Это и есть ключ? — переспросил я, не переставая удивляться.
— Ключ! — воскликнул он. — Да, это ключ! — и слегка помахал ладонью возле центральной полоски, но я так и не понял, что он хотел сказать этим жестом.
Потом он протянул «яйцо» мне, я осторожно взял его и пощупал. Хим молча смотрел, как я изучаю незнакомый предмет.
— Это — мне? — наконец спросил я, чтобы прервать молчание.
— Тебе, — он энергично закивал головой. — Я давно искал тебя.
— Откуда ты знаешь, кто я?
— Знаю, — старик произнес это таким тоном, будто одним словом уничтожал всякие сомнения. — Не бойся. Теперь он твой.
Я продолжал с недоумением рассматривать диковину:
— Но он даже не похож на ключ. Что он открывает?
— Дверь, — в другой ситуации я бы рассмеялся, но что-то все же было такое в обитателе каморки, заставлявшее воспринимать его слова исключительно серьезно. — Ключ должен открывать дверь. Разве не так?
— Конечно, так, — в самом деле, трудно было не согласиться. — Но что за дверь?
— Ты найдешь. Знаю — найдешь, — это прозвучало и вовсе безапелляционно. — А теперь иди.
Я нерешительно мялся на пороге. Наконец выдавил:
— Но, Хим, может, ты все-таки расскажешь…
— Иди, — оборвал он меня. — Иди! — повторил еще раз более настойчиво.
Помнится, что-то в его взоре в тот миг испугало меня, так что я попятился назад, а потом вообще развернулся и побежал прочь.
Ключ остался со мной. Первое время я боялся, что это бомба или что-нибудь в таком духе, и даже хотел выбросить его. Но ничего страшного не происходило, красные вспышки повторялись вновь и вновь — с разными интервалами, но с одинаковой интенсивностью — и постепенно я перестал ждать неприятностей от моего странного приобретения. И в то же время что-то удерживало меня от того, чтобы рассказать о нем кому-нибудь. Впрочем, и не было у меня знакомых, с которыми я стал бы откровенничать…
Через несколько месяцев волею случая я оказался в том же космопорте и, естественно, выкроил время, чтобы поискать каморку в надежде проведать старика Хима. Как оказалось, совершенно напрасно: здание перестроили, и крыло, в котором он обитал, полностью снесли. Расспросы в ближайших окрестностях о странной личности с необычным именем ни к чему не привели. Вполне возможно, что Хим был «кочевником» и остановился в местном космопорте всего на несколько дней, чтобы потом отправиться куда-нибудь на край света. Не исключено также, что в то время он уже доживал свои последние дни — судя по его внешнему виду, это не так уж и невероятно. Я был разочарован, но все же не придавал своей неудаче слишком большого значения.
А ключ по-прежнему оставался у меня, вот только дверь, которую он должен был открыть, все никак мне не попадалась…
Назад: 1
Дальше: 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий