Пандора. Мессия

Пролог

– Даниэль, ты давно разговаривал с боссом?
– Вчера вечером. А в чем проблема?
– То есть вчера вечером связь была в порядке?
– Габриэль, ты толком можешь сказать, из-за чего именно ты так возбудился?
– Я не возбудился. Просто не могу связаться ни с кем на Мартинике, – ответил тот.
«Шеф, а что случилось со связью? Я хотел переговорить со Сьюзен, а она вне зоны доступа». – На этот раз вопрос исходил от поляка Яна и был задан по сети.
– Сговорились вы, что ли, – недовольно буркнул Даниэль, отодвигая от себя тарелку.
Вызвал интерфейс списка абонентов. И обмер. С того момента как вирус вырвался на свободу, число его контактов уменьшилось в десятки раз. Теперь же их и вовсе осталось всего ничего. Основная их масса приходилась на Мартинику, где располагалась штаб-квартира концерна. И сейчас они поблекли с пометками «Отключен или вне зоны доступа». Причем с контактом босса происходила та же самая хрень.
Со щемящим предчувствием чего-то страшного и непоправимого он отметил для себя время: одиннадцать часов двенадцать минут. Обновление спутниковых карт происходит автоматически в восемь утра по Гринвичу. Отчего-то нервно сглотнув, вызвал карту Мартиники. И тут же выдал:
– Твою м-мать!
– Что? – встревоженно спросил товарищ.
– Вызови обновленную спутниковую карту Мартиники – и сам все увидишь.
– М-мать! – не удержавшись, выдал и Габриэль.
– Что тут у вас, лягушатники? Орете, как будто вам яйца отрывают.
На кухню с недовольным видом вошел четвертый член их команды – Адам. Этот также поляк. Никакого подтекста, желания унизить или спровоцировать на агрессию. Они слишком давно знают друг друга и слишком много пережили вместе, так что могли позволить себе еще и не такие вольности.
– Ты на спутниковую карту Мартиники взгляни.
– Ну, взгля… Пся крев, – осекшись, выругался Адам.
– Вот-вот, – хмуро бросил старший группы, Даниэль Роберт.
Остров всего лишь за одну ночь лишился чуть не шестой части. Участка, образующего южное побережье бухты Фор-де-Франс, попросту не было. Они отчетливо наблюдали на этом месте морскую гладь. Но именно там, на уединенном мысу, и располагалась штаб-квартира концерна «Терри». Ни-че-го. Одна вода.
Даниэль сделал запрос в сеть. Мартиника, как и многие острова, поспешил закрыться, подобно моллюску в своей раковине. Остров прекратил всяческое морское и воздушное сообщение. Были введены жесткие карантинные мероприятия. Любое судно, пытающееся подойти к берегу, рисковало быть уничтоженным. Мартиникцы вовсе не желали повторить судьбу остального мира, оказавшегося под пятой Армагеддона. И тем не менее они были достаточно активны в сети.
Итак, на острове разразилось страшное землетрясение. О чем и возвещали различные форумы. В настоящий момент это новость номер один. Помимо ушедшей под воду части суши, хватало и других несчастий. На острове не осталось ни одного населенного пункта, где бы не прошлась стихия. Три четверти строений были разрушены. Ущерб и число погибших пока неизвестны. Впрочем, вряд ли они будут установлены. Привычного мира больше нет.
Нашлось немало и тех, кто проклинал островитян, поминая землетрясение 1692 года на Ямайке, затопившее бо́льшую часть Порт-Ройала. Проводили явную параллель между городом греха и Мартиникой. Грозились обитателям других островов, сумевшим избежать заразы, что и до них доберется карающая длань Господня. Словом, много чего там было.
– Вот так вот, значит.
Даниэль со вздохом смел наконец с интерфейса новостные колонки и форумные помойки.
– И что будем делать, шеф? – поинтересовался Адам. – Я это к тому, что наше начальство, похоже, того.
– Причем вместе с нашими клонами. М-мать, – вновь не сдержался Габриэль.
– Теперь от нашего преимущества не осталось и следа. Будем, как и все, ходить оглядываться, – хмыкнув, заметил Адам.
– Все не так уж и безнадежно, друзья мои.
– Серьезно? Может, подскажешь, где ты узрел луч надежды? – поинтересовался вошедший в комнату второй поляк.
– Во-первых, Ян, для того чтобы получить ответ на этот вопрос, тебе совсем не обязательно было покидать пост.
– Да какой…
– Самый обыкновенный. Хрень случается там, где начинают пренебрегать своими обязанностями. Ты вполне можешь следить за разговором и участвовать в нем посредством канала группы.
– Слушаюсь, шеф.
Поляк изобразил нечто вроде отдания чести. После чего ретировался в сторону выхода, и тут же послышались его шаги на деревянной лестнице. Она вела на мансардный этаж, где и находился пост. Благодаря четырем окнам можно было осуществлять наблюдение за всеми подступами к просторному дому.
Село уже давно приказало долго жить. Отъевшиеся твари покинули его в поисках пропитания. Пока были холода, какая-то их часть еще обитала в домах. Но с наступлением лета они предпочли покинуть село и отправиться на вольные хлеба. Или вслед за сбежавшей скотиной, вынужденной теперь выживать самостоятельно.
Дом стоял на отшибе, был довольно просторным и имел мансарду. А это не чердак. Получить безопасный жилой объем с готовым постом наблюдения – по сегодняшним временам дорогого стоит. Они здесь проживают уже два месяца, и их все устраивает. Конечно, порой накрывает и хочется гульнуть. Но этот вопрос вполне решаем. Причем во всех отношениях.
– А что во-вторых? – и не думая обижаться за соотечественника, поинтересовался Адам.
– Во-вторых, вы отчего-то дружно позабыли, за какой такой надобностью мы приперлись на Кавказ и сидим здесь, как дикари, вместо того чтобы наслаждаться полноценной жизнью на благословенной Мартинике.
– Вообще-то Мартиника в руинах, – возразил Габриэль.
– А наши боссы мертвы, – поддержал его Адам. – Или ты сейчас напомнишь нам о долге и чести?
– Ты за кого меня принимаешь, дружище?
– Надеюсь, за здравомыслящего человека. Словом, нечего нам тут больше делать. Пора сваливать в Европу. Надоели эти дикари.
– А подумать?
– Над чем?
– Хотя бы над тем, что этот русский для нас сейчас самая важная цель. Вы что, настолько тупы, что не понимаете, о чем я? – обведя двоих товарищей удивленным взглядом, возмутился Даниэль. – Наши клоны мертвы.
– Правильно. Именно поэтому нам нужно двигать в Европу и обзаводиться новыми. Русским в этом плане я не доверяю, – презрительно произнес Адам.
Габриэль молча поддержал товарища, а Даниэль безнадежно закатил глаза.
– Господи, они не понимают. Да какие к черту клоны. Нужно как можно быстрее паковать русского. Вы что, забыли, что в его крови находится ключ к вакцине? Раньше мы не могли решиться на подобное из-за кодов в наших нейросетях. Теперь же их активировать некому, и у нас развязаны руки.
– То есть ты предлагаешь захватить русского, вывести вакцину и зажить королями? – тут же возбудился Адам.
– Именно, – с победным видом произнес Даниэль.
– Сдается мне, это не так уж и просто. Он модификант. Причем непонятно какого уровня. И нам нужен живым и здоровым. Это без учета поиска какого-нибудь яйцеголового, который сможет выделить вакцину из его крови. Всего-то – начать и закончить, – ехидно произнес Габриэль.
– Даже если он вырос за это время до пятого уровня, это не проблема. Мы все четверо на пятом плюс боевой опыт – куда ему до нас. И потом, он нужен нам живым, но не целым и невредимым. Так что разберемся с ним. Даже не сомневайся.
– А к чему риски? Ведь можно с ним договориться. Русские доверчивые, как белки в общественном парке.
«Если только заманить в ловушку, – возразил в канале Ян. – Никому, кто хотя бы намекнет о проекте и острове, он не поверит. Я бы тут же начал стрелять. Так. На всякий случай».
– А может, все же для начала подстрахуемся и озаботимся клонами? – предложил Адам.
– Уверен, что это проще? – хмыкнул Даниэль. – На то, чтобы клон созрел, понадобится чертова уйма времени, за которое наш подопечный очень даже может отдать концы. А он нужен живым. Пусть без ног и рук, но живой. Улавливаете мою мысль?
– Я его подмывать не буду, – фыркнул Габриэль.
– Если придется, и на руках понесешь, и подмывать станешь.
Говоря это, Даниэль вывел перед глазами интерактивную карту и задал в интерфейсе нужную команду. Вскоре перед взором появилась мигающая точка. И опять вдали от людей. Если у этого русского протекли мозги от потери близких, то, надо признать, реакция у него какая-то запоздалая.
Пару месяцев он прожил вполне нормально. По нынешним временам, ясное дело. Бродил между анклавами и постоялыми дворами, промышлял охотой на мутантов. Благо правительство начало выдавать награды за их уничтожение. Порой не брезговал поохотиться и на бандитов. С наградами на этих, кстати, пока как-то не очень. Это он скорее по зову души.
Но с последней трети мая – как отрезало. Десять дней он просидел на одном месте, как гвоздями приколоченный. А потом стал держаться вдали от заселенных людьми мест. С пятого июня все время кочевал, не задерживаясь на одном месте больше чем на два-три дня. Причем бродит подчас по таким местам, что нормальный человек без серьезной брони туда не сунется. Хотя… Визуального контакта с ним не было, так что, может, и на броне катается. Причем не один, а в группе.
Их задача держаться поблизости от объекта, а не мелькать перед ним. Опять же реакция на иностранцев у него, по всему, должна быть однозначно враждебной. Все сведения о нем они почерпнули из новостных лент местных блогеров и от третьих лиц. Мир их праху. Вот уж чего они не собирались делать, так это оставлять свидетелей их интереса и настораживать объект.
Глупость и наплевательское отношение? Возможно. Но это только если не знать всей подноготной. В нейросеть объекта был внедрен вирус. Поставленная защита долго сопротивлялась, но в итоге не устояла. Как результат, для того чтобы уничтожить этого русского, им даже не нужно с ним сближаться. Достаточно отправить код активации вируса – и остановка сердца ему гарантирована. Другое дело, что сейчас их такой расклад не устраивает и теперь придется идти на сближение.
Покидать насиженное место всегда трудно. Даже если оно находится в проклятой дикой России. За прошедшие месяцы как-то обустроился быт, появились определенные привычки, сложился распорядок. Каждую субботу выезд на постоялый двор, где можно было отвести душу.
Поначалу странные посетители вызывали недоверие. Но потом все устаканилось. Мало ли, что иностранцы. Границ сегодня по факту нет. Видать, у них там, в толерастии, похуже будет, вот и потянулись в Россию. Опять же. Не принято на постоялых дворах спрашивать, кто ты и откуда. Принимают всех.
Свернув базу, погрузились на русский БТР «Бумеранг», которым разжились по случаю. Нет, никого при этом убивать не пришлось. Машина стояла бесхозная, сирота сиротой. Ну как не воспользоваться такой находкой! Она состоит на вооружении российской армии вот уже тридцать лет и все еще отвечает современным требованиям. Хм. В смысле, отвечала.
С другой стороны, в качестве рейдового транспорта лучше не придумать. Экономичность, приличная скорость, отличная проходимость, преодоление водных преград, бронезащищенность, довольно комфортное размещение, герметичный корпус с системой вентиляции и солидное вооружение.
Если что, они могут серьезно огрызнуться даже против танка. Причем не одного. Четыре исправные противотанковые пусковые установки чего-то да стоят. Для кого поскромнее и воздушных целей имеется пятидесятисемимиллиметровая пушка, спаренная с пулеметом ПКМТ.
Согласно отметке на карте, объект находился в городской черте, на удалении в тридцать три километра. Хм. Центр города. Причем спальный квартал, где все еще продолжает сохраняться высокая плотность мутантов. Одни впадают в анабиоз, другие предпочитают охотиться на крыс. Третьи – на себе подобных. Четвертые сбиваются в стаи и сражаются друг с другом. При этом никто не забывает ополчиться на людей, периодически забредающих в города за различными ресурсами.
Словом, объективных причин для исхода мутантов из городов пока нет. Вот они и держатся за привычную среду обитания. Конечно, имеются и те, кто предпочитает уходить в леса. Но их пока меньшинство.
Разумеется, хватает и охотников, занимающихся истреблением мутантов, и мародеров, добывающих полезные ресурсы. Но объект не мог быть ни одним из них, так как ни разу не был замечен в посещении анклавов. А ведь пополнить припасы сегодня можно только там или на постоялых дворах. Но и их он не посещал.
Выживает сам по себе, обнаружив какой-нибудь склад боеприпасов и продовольствия? Ну, может быть. Потеря близких, да еще тогда, когда они были уже на расстоянии вытянутой руки, по-разному влияет на людей. Иные – вот так, уходят в отшельники.
Ехали не вслепую. Серьезная броня, конечно, хорошо, но это вовсе не повод для того, чтобы расслабляться. На руках у людей сейчас оказалось самое разнообразное оружие. И всевозможные гранатометы в том числе. Поэтому в передовом и боковых охранениях двигались коптеры, которым не составляло труда поддерживать скорость машины.
До места добрались меньше чем за час. Дороги пустынные. От былых пробок на основных магистралях не осталось и следа. Обочины дорог, где имело место столпотворение, сегодня изобиловали битыми и мятыми авто, которые столкнули с проезжей части. Покрытие пока еще в удовлетворительном состоянии, а бронетранспортер способен развить скорость до ста километров в час.
Конечно, есть еще и бандиты. Но, признаться, машина у них достаточно хорошо защищена. И потом, армейские патрули разъезжают именно на таких машинах. А на борту все еще сохранилась соответствующая символика. Связываться с военными ради того, чтобы перебить патруль, рискуя получить серьезное кровопускание? Сомнительное в общем-то удовольствие. Так что риск, конечно, присутствует, но минимальный.
– И что вы по этому поводу думаете? – озадаченно поинтересовался Даниэль.
– А что тут думать, пся крев, – в сердцах произнес Адам. – Похоже, наши умники ошибались, когда утверждали, что получили вакцину.
– Что-то я сомневаюсь в этом. На господина Терри работали настоящие спецы, – с сомнением произнес Габриэль.
– Сомнения можете оставить при себе, парни, – отмахнулся Даниэль. – Если Даррен Фостер говорил, что эта штука работает, то она работает. Его слово – кремень.
– Тогда получается, мы отслеживаем не ту нейросеть? – не унимался Адам.
– Имэй совпадает, – вновь возразил Даниэль.
– А это что тогда? – не выдержал Ян.
– А вот с этим нужно разобраться.
Было чему удивляться. Четверка бойцов дружно пялилась в мониторы, которых в машине было несколько штук. На всех была одна и та же картинка. Массивный матерый рвач походя расправлялся уже с четвертым противником. Причем пусть каждый из них и уступал ему, все вместе они должны были с ним управиться. Но, несмотря на полученные раны, мутант уже приговорил троих и заканчивал с четвертым.
Вообще-то не факт. Вывернутые из суставов конечности, вывалившиеся внутренности, вырванные ребра, с повреждением легких, и разорванные гортани – для тварей еще не приговор. Да, сейчас они не бойцы. Но позволь им заползти в укромный уголок, дай время – и они тебя еще сумеют удивить. Несколько дней – и все еще слабые, исхудавшие, голодные и злые, монстры вновь выйдут на охоту, чтобы восстановиться и стать сильнее. Много сильнее прежнего.
Да только победитель и не думал предоставлять им такую фору. Расправившись с последним, он без тени сомнений добил подранков. Потом замер, и по его телу пробежала волна дрожи. Даниэль был готов поклясться, что при этом рвач испытывал наслаждение. Бог весть отчего в его голове возникла именно такая ассоциация.
Коптер облетел место схватки, и на экране появилась страшная морда. Человеческие черты практически полностью изгладились, сменившись на волчьи, в уродливом их проявлении. Волосяной покров присутствует, но не такой густой. Скорее походит на недельную щетину. Мутант явно не особо страдал от голода. На голове уже начинает проявляться грива, свойственная следующей ступени их развития – волколакам. Хотя телосложением он уже, пожалуй, с ними сравнялся.
Так вот, на этой морде явно было различимо испытываемое им наслаждение. Маньяк он, что ли, и ловит кайф от убийства себе подобных? Да кто же его знает. Очевидно только одно: этот урод – модификант. И это вполне укладывается в представления об объекте. Оно вроде как два плюс два всегда четыре. Только Даниэль пока не видел причин удовлетворяться имеющимися сведениями.
Простояв с закрытыми глазами ровно минуту, рвач открыл глаза, в которых явственно проступило разочарование и огорчение. Потом тяжко вздохнул, осмотрел трупы и, выбрав самого крупного, взвалил его себе на плечо, после чего споро полез по стене многоэтажки, ловко используя балконы и работая при этом тремя конечностями. Поди еще разберись, от кого в нем больше – от волка или от обезьяны. Передвигаются они, между прочим, все больше на четвереньках, опираясь на фаланги пальцев, как гориллы. Скорее всего, потому что их когти не втягиваются.
– Надо брать этого красавца. Причем живым, – подытожил свои наблюдения Даниэль.
– Уверен? – усомнился Адам.
– Мы должны понять, что тут вообще происходит.
– То есть я правильно тебя понимаю, шеф, мы должны его не убить, а именно захватить? – уточнил Габриэль.
– Именно.
– Вообще-то этот парень, скорее всего, будет против.
– Скорее всего, – не стал возражать старший.
– И как ты собираешься это сделать?
– Я ведь не сказал, что он нам нужен целым и невредимым. Нам достаточно серьезно его подранить. Но только не в голову. Мне нужен доступ к его нейросети.
– Ну, если так, то принимается.
Выследить, где именно рвач решил устроить себе логово, чтобы отъесться и залечить раны, оказалось просто. Коптер без труда справился с этой задачей. Итак, трехкомнатная квартира на шестом этаже двенадцатиэтажного дома. Забрался в дальнюю комнату и приступил к трапезе.
Крылатая кроха опустилась на подоконник так, чтобы держать рвача в объективе, и замерла. Ни к чему раздражать мутанта постоянным комариным писком.
Кстати, эти насекомые отчего-то напрочь игнорировали тварей. То ли те вырабатывали какой-то отпугивающий фермент, то ли кровь у них невкусная. Но факт остается фактом. Иначе на людей обрушилась бы еще и эта напасть. Переносчики из комаров получились бы идеальными. Мухи очень даже пируют на их останках, но-о… Хм. А ведь не факт. Ближе к осени мухи очень даже кусаются. Между прочим, не праздный вопрос, надо бы поинтересоваться. Информация регулярно появляется и классифицируется на официальных сайтах научных центров.
К цели двигались, разделившись на две пары. Одна поднималась по лестнице непосредственно подъезда, в котором находился рвач. Вторая – в соседнем, чтобы выйти в смежную квартиру и перекрыть отступление через окно. Мутанты оказались на удивление ловкими и быстрыми верхолазами.
Рвачи уже были способны подниматься по отвесной стене дома. При этом выискивали малейшие трещины, швы и выбоины, куда вгоняли свои когти и повисали на них. Могли с места подпрыгнуть на двухметровую высоту и на шесть метров в длину. Ясное дело, это средние показатели. К примеру, данный экземпляр, скорее всего, с легкостью их перекроет.
Дверь была слабой стороной плана захвата. Окажись она запертой – о тихом проникновении в квартиру можно было бы позабыть. Отпереть замок бесшумно – практически нереально, а у мутантов отличный слух. Так что придется использовать окна квартиры с верхнего этажа. Но опять же в плане ловкости и подвижности у мутанта превосходство.
Повезло. Дверь оказалась не просто незапертой, но и распахнутой настежь. Похоже, рвач не подбирал себе логово специально, а выбрал первую приглянувшуюся квартиру в относительно безопасном месте и на некотором удалении от места схватки.
Даниэль двигался первым, Габриэль прикрывал тыл. Оба вооружены АШ-12. Как и многое русское оружие, этот двенадцатимиллиметровый автомат отличают завидное долголетие и надежность. Отличный выбор для боя на коротких дистанциях. Тем более против мутантов, чему во многом способствует высокое останавливающее действие пули калибром двенадцать и семь десятых миллиметра.
Рвач их все же услышал. Не почувствовал, а именно услышал. Это было заметно по тому, как он повел своим остроконечным ухом, и по повороту головы. Оставив свою добычу в покое, он сместился к двери и встал сбоку, в готовности атаковать незваных гостей. Причем, несмотря на свой почти двухметровый рост, двигался он не просто с хищной грацией, но и совершенно бесшумно.
Это Даниэль не на свои уши надеется, а снимает показания с малютки, все так же находящегося на подоконнике и исправно передающего аудио- и видеоряд. Кстати, по их ощущениям, они сами ничуть не нашумели и двигались как тени. Но, похоже, это просто слишком завышенная самооценка.
Если хочешь получить перед противником преимущество, уверь его в том, что он умнее, хитрее и сильнее. Мутант один. На чью-либо помощь ему рассчитывать не приходится. Сам он под наблюдением. Поэтому напарники обменялись знаками и двинулись дальше, стараясь соблюдать максимальную осторожность. Оставшийся прежним характер их передвижения должен был уверить рвача в его превосходстве.
Хм. Показалось, или на его морде и впрямь появилось недовольное выражение. Мало того, еще и испуг. Настолько доставалось от людей, что он теперь их боится? Но тогда получается, он их еще и почуял. Вот он отошел от двери, нагнулся к уже початой туше мутанта. И в его намерениях не приходится сомневаться. Сейчас он подхватит добычу и выберется в окно.
«Клиент собирается бежать через балкон», – поспешил уведомить товарищей Даниэль.
«Видим. Ситуация под контролем», – тут же последовал ответ Адама.
И уже в следующее мгновение раздался болезненный рев мутанта. А несколькими секундами спустя тупой удар тела о твердую поверхность. Выстрелов Даниэль так и не услышал.
«Какого?! Адам, он нам нужен живым!»
«А что я должен был делать?»
«Вообще-то не дать ему высунуть из квартиры носа. Никуда бы он от нас не делся с маяком».
«Ну извини. Не понял».
Времени практически нет. Очень может быть, что мутант если и не разбился насмерть, то сейчас доживает последние секунды. Но излишняя поспешность, по сегодняшним реалиям, равнозначна гибели. Так что спускались они с теми же предосторожностями, что и поднимались. Ни на мгновение не ослабляя бдительности.
Им все же повезло. Мутант был весь изломан – одно или несколько сломанных ребер пробили легкие. Но пускающий кровавые пузыри монстр все еще был жив. Да чего уж там – дай ему время, так, глядишь, еще и выправится. А то и в таком состоянии сможет как-нибудь навредить.
Поэтому они предпочли упаковать его в пластиковые путы. Не забыв зафиксировать и пасть. Словом, обезопасить себя по максимуму. После чего, пока один держал на прицеле пленника, а двое других контролировали подступы, Даниэль приступил к получению доступа к нейросети.
С недавнего времени сделать это было достаточно просто. Программисты сумели разработать эдакий портативный полевой вариант нейрокресла. Декодер представлял собой коробку десять на десять сантиметров, с мудреной электронной начинкой. Прикладываешь его к затылку и запускаешь программу-ключ, которая предоставляет доступ к нейросети. Дальше следует деактивация управляющего модуля, а через десять минут можно приступать к извлечению капсулы. На сегодняшний день одна из статей дохода охотников на мутантов.
Но Даниэля интересовало вовсе не вознаграждение. Несколько минут он провозился над хрипящим монстром. Потом встал, потянулся и облегченно вздохнул.
– Не он.
– В смысле – не он? – удивился Адам. – Хочешь сказать, что нам дали неверный имэй?
– Имэй тот. Но, похоже, наш объект извлек из себя управляющий модуль и пересадил заразившемуся. И тот все это время изображал нашего хитрозадого русского.
– А такое в принципе возможно? – удивился Габриэль. – Он ведь модификант.
– Конечно, возможно. За сутки с небольшим наномодификаторы его не убьют. А там нейросеть полностью активируется. Ему даже не нужно будет закачивать новые базы. Несколько часов – и нейросеть восстановит все утраченные связи. Иное дело, что в одиночку этого не провернуть. Нужны соответствующее оборудование, толковый программист и медик.
– Мы вполне могли проморгать этот момент, пока он шлялся по разным анклавам, – заметил Адам.
– Возможно. Пока же хорошо уже то, что объект не превратился в мутанта, – пожав плечами, ответил Даниэль.
– Из минусов – мы пока понятия не имеем, выжил ли он в принципе, – пожав плечами, решил добавить ложку дегтя Ян.
– Не вижу проблем. Нужно просто проверить его айпи. При смене носителя адрес остается прежним, – предположил Габриэль.
– Уже проверил. Он соответствует вот этому мутанту. Объект, похоже, полностью сменил свой аккаунт, – покачав головой, возразил Даниэль.
– А если проверить его спутников, наемников? Он же наверняка с ними общается, – предложил Адам.
– Уже проверил. Они тоже сменили адреса.
– И как мы теперь будем его искать? – вновь поинтересовался Ян.
– Будем думать. Мы ведь не собираемся отказываться от своего шанса?
Даниэль внимательно осмотрел своих товарищей. Потом удовлетворенно кивнул и навел АШ-12 на голову рвача с недвусмысленным намерением.
– Шеф, стой, – окликнул его Габриэль.
– Жалко стало?
– Конечно, жалко. Капсула стоит две тысячи рублей. У нас за спиной больше нет большого босса, не думаю, что деньги для нас будут лишними.
– Согласен. Это я что-то поспешил.
Он вновь присел над мутантом, приставил к его затылку декодер и запустил процедуру деактивации нейросети. Десять минут – и можно будет вооружаться ножом для извлечения трофея.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий