Пандора. Мессия

Глава 8
И на старуху бывает проруха

«Выстрел» медленно катил по улицам города, а вернее, пустоши. Просто поразительно, сколь стремительно они ветшают без должного ухода. От века повелось, что во всех странах коммунальщиков поносят последними словами. Не подмели тротуар, не очистили крыши, не сбили сосульки, не вывезли мусор. И еще сотни этих самых «не». Однако все познается в сравнении.
Замусоренные улицы, выгоревшие дома – это понятно и ожидаемо. Но кроме того, промоины от потоков дождевой воды, поваленные ураганным ветром деревья и даже уже успевшие кое-где обрушиться стены. А ведь прошло всего-то шесть с небольшим месяцев. Воистину природа отвоевывает позиции у человека с поразительной скоростью.
Гулкое эхо дизеля, отражающееся от стен мертвых домов, давит на психику, прогоняя по спине неприятный холодок. Сегодня здесь властвуют мутанты. Человек не собирается уступать свои позиции, но людей слишком мало, а твари матереют с каждым днем. И дело тут не в их трансформации.
Сегодня даже кусачи способны устроить массу неприятностей модификанту. Разумеется, те, кто способен добывать пищу хотя бы для поддержания жизнедеятельности и не впадал в анабиоз. В этом случае они неизменно двигались вперед, нарабатывали опыт и укрепляли тело. На фоне остальных – незначительно. Но свою слабость они компенсировали примитивным оружием.
Кстати, о мутантах из модификантов. Дмитрий поначалу был удивлен тем, что власти отменили дополнительную плату за их ликвидацию. Но на поверку все оказалось банально и просто. Как ни странно, наличие модификаторов являлось всего лишь стартовым бонусом. И должным образом его развили далеко не все.
Многие не имеющие подобной плюшки обходили их в развитии и становились гораздо опасней. Для этого достаточно было иметь опыт общения с охотниками. Ну и, разумеется, выжить после этого. Более того, вурдалаку не подняться выше первого уровня, не имея ранений. Организм просто не видит причин для дальнейшего развития средств защиты.
Броненосцы – это исключительно ответная мера на огнестрельное оружие. Чего не сказать о том же уплотняющемся подкожном жире и укреплении костей. Это в первую очередь вызвано общением мутантов между собой. Потому что на всех людей не хватит.
Именно к подобным выводам пришли ученые на основе имеющихся данных. Разумеется, пока неокончательных, потому что процесс изучения и накопления статистических данных продолжается. Как и новых наблюдений.
Двадцатого августа сеть взорвалась невероятной новостью. В греческой пустоши Салоники была уничтожена первая самка с двумя детенышами. Среди мутантов, содержащихся в неволе, не было отмечено ни одного факта размножения. Но на свободе они очень даже плодились.
По прикидкам ученых, беременность самок длилась три месяца. Как быстро они будут расти, пока непонятно. Но прогнозы неоптимистичны. Твари трансформировались стремительно. Следовало ожидать чего-то схожего и от их потомства.
Предполагалось, что если хотя бы один из родителей имел броню, то ею непременно обзаведется и потомство. Дмитрий склонялся к самым пессимистическим прогнозам. Ну хотя бы для того, чтобы быть готовым к худшему сценарию. Так оно куда лучше.
Впрочем, у северных областей и Кавказа в том числе благодаря зиме имелась некоторая фора. Здесь наблюдалось изрядное отставание в развитии мутантов. А значит, чем больше они сумеют их уничтожить, тем меньшее потомство те смогут воспроизвести.
Именно этим и руководствовался Нефедов, хотя он и его товарищи имели возможность отойти в сторонку и отсидеться в бункере. Конечно, полностью отойти от дел не получится. Мало заработать на репликатор. Чтобы твой клон мог расти и дальше, ты должен был проявлять активность. Эдакая абонентская плата. Никаких дополнительных финансовых вливаний не требовалось. Но твой трофейный счет должен был пополняться минимум на тысячу рублей в неделю. Иначе клона попросту выплеснут, освобождая репликатор под другого кандидата.
Так что уединиться в тиши и безопасности бункера не получится в любом случае. Но ведь и охотиться можно на какую-нибудь мелочь. Формально условия договора будут соблюдены, а риск на порядок ниже. Но группа Дмитрия по-прежнему выслеживала самых опасных тварей.
Большой риск? Несомненно. Но иначе он поступить не мог. Делай что должно, и будь что будет. Избитые слова. Но от этого не перестающие быть истиной. Ксения же с Ильей просто пошли за ним. Опять же им не помешает закрепить свои третьи уровни.
Лацис, Энрико и Дог задержались в их краях. Администрация «Ковчега» не стала чинить препятствий и без лишних вопросов зарегистрировала новую группу охотников. Те же в свою очередь довольно споро сумели заработать на соответствующие имплантаты и базы. Благо отрабатывать легализацию нейросетей у них необходимости не было. Они ведь были у них еще до пандемии.
Оставшееся время модификанты посвятили Дмитрию и его друзьям. Выровняли его третий уровень, приведя его в должное состояние. Поставили четвертый. После чего укатили по домам. В конце концов они сами взвалили на себя некие обязательства, которые следовало выполнять. Пусть и не занимали при этом высоких постов.
Разве только Лацис. Он являлся руководителем центра подготовки модификантов. По сегодняшним реалиям весьма и весьма серьезная должность, значимость и ответственность. А еще подразумевает под собой дефицит личного времени. Но сержант сделал исключение ввиду появления на арене представителей кукловодов. Правда, из этого получился всего лишь пшик. Ну да знать где упадешь – соломку подстелешь.
«Бумеранг» по отбытии парни оставили Дмитрию, не претендуя на свою долю. Только что отработали на нем, пока охотились. Тот уже третий день пылился на стоянке «Ковчега». Запас, как известно, карман не тянет.
– Цель в двух кварталах, – останавливая бронеавтомобиль, сообщила Ксения.
– Ага. Вижу, – сосредоточив внимание на картинке с дрона девушки, подтвердил Дмитрий.
Небольшая стая из шести голов. С другой стороны, можно сказать, стандартная. Две пары – редкость, пара – считались одиночками, три – наиболее распространенное число. Оно и постоять за себя получится, и найти пропитание куда проще.
– Ну что, испортим им обедню, – задорно произнес Илья.
Стая расположилась на пустыре с давно уже обвалившимся домом и протекающим поблизости ручьем. Водопой для мутантов – довольно важная статья, потому что мясная диета подразумевает под собой обильное питье. Хорошо заметен вход в старый подвал. Похоже, там мутанты устроили свое логово. Правда, объедать добычу они все же предпочитают на улице. Вообще, давно уже было замечено, что они достаточно чистоплотны.
За одной из полуобвалившихся кирпичных стен дома пристроилась парочка, которой сейчас было о-очень хорошо. Это было заметно по мордам обеих особей, предающихся акту звериной любви. Самец охаживал самку столь самозабвенно, что та аж поскуливала от удовольствия. Ну и он громко дышал и хрипел.
Соплеменники все прекрасно слышат. Это понятно не только из-за того, что дрон фиксирует аудиоряд, не будучи в непосредственной близости. Но и по виду мутантов, обменивающихся явно лукавыми взглядами. Вот как хотите, так и понимайте. Сомнительно, чтобы это был разум. Хотя что они вообще знают о мутантах? Опять же в основе ведь человек, а не какая-то там неведома зверушка.
Вот именно эту-то парочку, похоже, и имел в виду Илья.
– Ты-то чего радуешься? – фыркнула девушка. – Забыл? Моя очередь выходить с Димкой.
– Дим, а может, мы с Ксюхой сходим? – тут же переобулся в воздухе парень.
– Обязательно. Но в другой раз, – возразил Нефедов. – Сидишь в машине и ждешь отмашки. Вопросы?
– Нет вопросов.
– Вот и ладно. Ксюха, на выход.
Перво-наперво свое законное место заняла самая надежная и капризная боевая подруга. Кнопка не оплошала и, воспользовавшись ситуацией, решительно облизала неприкрытое лицо Дмитрия. Да еще эдак стрельнула глазками в сторону Ксении. Господи, вот скажи, что эта собачонка неразумна. Что вытворяет, псина.
Надел респиратор и, прихватив крупняк, выскочил на улицу. Полноценный ствол заменили на короткий. В пустоши дистанции небольшие, так что рулит не столько точность, сколько мобильность. Опять же не сказать, что до двухсот метров разброс столь уж критичен. Попасть в торс без проблем. А там уж, будь ты трижды броненосцем, но двенадцать и семь тебя гарантированно обездвижит.
За второе оружие – бесшумный автомат. Впрочем, как раз он-то сейчас за основной, а крупнокалиберная винтовка повисла на груди. Ее слово придет, когда нужно будет разбираться с вурдалаками. Сейчас же бесшумность куда важнее. Когда приблизятся к логову хотя бы метров на двести, тогда уже разной мелкоты можно будет не опасаться. Они ведь для вурдалаков такая же добыча. Пока же нужно соблюдать тишину.
Ксения, выбравшись из «выстрела», тут же начала прилаживать за спиной ранец бесперебойного боепитания. Она и Илья в паре с Дмитрием теперь работают за пулеметчика. Но «печенег» переместился в зажим на ранце. В руках же все тот же бесшумный автомат.
К логову, до которого было с полкилометра, двинулись пешком. При работе в поле они еще пользовали электромотоциклы, обеспечивающие как мобильность, так и бесшумность передвижения. Но в пустошах от подобной техники все же лучше воздержаться. Слишком опасно.
Вообще-то выйти вдвоем против шестерых вурдалаков куда опаснее. Нужно быть серьезно так уверенным в своих силах, чтобы решиться на такое. Но, во-первых, им подобное проворачивать не впервой. И в пустошах в том числе. И во-вторых, они ведь не собираются выходить грудь в грудь. С головой пока еще дружат.
Коптер Ксении следит за мутантами. Дмитрий запустил свой в качестве разведки и передового дозора. Оно конечно, откровенная халтура. Одного дрона явно недостаточно для обеспечения должного охранения. Но это если позабыть о Кнопке, пристроившейся в нагрудном кармане и с самым серьезным видом вертящей своей лохматой головкой.
Дрон Ильи контролирует подступы к машине. Мало ли какую неприятность может принести, в том числе и в образе человеческом. Хватает таких придурков. А как прикинуть на количество выживших, еще и переизбыток получится…
До места добрались без происшествий. Как видно, эти вурдалаки больно уж лютые, если вокруг никакой мелкоты. С другой стороны, мутантов в принципе уже не так много, как даже месяц назад. Тут ведь все до кучи стараются прореживать популяцию – и люди, и сами твари. Так что хочешь не хочешь, а их количество неизменно уменьшается. И не сказать, что так уж медленно.
Хотя-а-а… Признаться, в процентном соотношении люди убывают гораздо быстрее. А уж как только мутанты начнут плодиться, так положение усугубится. Если бы удалось хотя бы заполучить иммунитет к вирусу, то ситуацию еще получилось бы выправить. Не выстоять мутантам против хомо сапиенса. Проверено тысячелетиями. Ведь основные потери людей приходятся, как говорится, на небоевые. И в первую очередь как результат биологических диверсий грызунов. Недавно еще одну колонию скосило под корень. Семьсот двадцать два человека за одни сутки. И опять крысы. Чтоб им!
«Вижу цель», – сообщил Дмитрий в канале.
Чтобы рассмотреть стоянку вурдалаков, пришлось воспользоваться окнами второго этажа находящейся в сотне метров многоэтажки. При этом сильно постараться, чтобы не нашуметь. Малейшая неосторожность – и чуткие уши мутантов тут же обнаружат звук, выбивающийся из общего фона. А всевозможного хлама на полу предостаточно.
Парочка, предававшаяся утехам, уже закончила заниматься непотребством и присоединилась к остальной стае. Кстати, трахаются они совсем как люди. В смысле, у них нет никакой привязки к течке, как у животных. То есть не только ради потомства стараются, но и для удовольствия.
Кнопка и видит, и чует тварей. Молча скалится и время от времени посматривает на Дмитрия. Мол, чего ты, дурень, застыл истуканом, вот они, бей давай. Она такая. Воинственная донельзя.
«Цель наблюдаю», – в свою очередь доложила Ксения.
«Работаю основную цель. Ты берешь на себя наблюдателя».
«Приняла».
Мутанты даже слаборазвитые всегда выставляли караул, что уж говорить о высокоорганизованных. Вон он, сидит на самом высоком обломке стены. Хорошо хоть не где-нибудь в сторонке. А то иди думай и гадай, где он прячется. Потому что приближаться к стае, не локализовав наблюдателя, глупость несусветная.
Дмитрий без труда взял на прицел бывшего спецназовца. Кстати из ста пятидесяти четырех бойцов, установленных по имэям, в настоящий момент в живых оставались девяносто шесть. Причем группой Дмитрия и бывшими наемниками было уничтожено только сорок восемь мутантов.
Можно, конечно, предположить, что остальных прибрали другие твари. Да только сомнительно это. Однозначно стараются опередившие их в штабе спецбатальона. Ну и пусть. Нефедов только от души пожелал им удачи.
«Дим, ты чего тянешь?» – через тридцать секунд ожидания не выдержала девушка.
Да оно и понятно. Пока есть возможность, нужно использовать ситуацию по полной. Потому что с мутантами ни в чем нельзя быть уверенными. Обстановка меняется с катастрофической быстротой.
«Жди», – коротко бросил он девушке.
Глупо не воспользоваться ситуацией и не прибрать одним выстрелом двоих. На вурдалаков напал очередной жор. Вожак и одна из самок присели над одной тушей. Однако позиция самую малость неудачная. Если наповал, то оно бы и ничего. Но самца нужно бить в плечо. Потому что он нужен живым.
Добиться нужной линии огня можно двумя способами. Первый – сместиться самому. Тут всего-то перейти к соседнему окну. Но слишком велик шанс ненароком поднять шум. Второй – ждать. Они же ведь не каменные истуканы, в любом случае меняют положение тела. Остается только подгадать подходящий момент.
В принципе, той острой нужды в трофеях, что была еще недавно, у них уже нет. Но кто сказал, что он тут только как солдат, сражающийся за выживание вида? Азарт никуда не делся. Положить двух противников одним выстрелом и захватить трофей. Чем не повод подойти к делу с выдумкой.
А самец, кстати, матерый. Система распознавания определила его как вурдалака третьего уровня, но он явно уже близок к четвертому и начинает покрываться костяными пластинами.
Кстати, северные виды отличаются от южных, если можно так выразиться, коренным образом. Дело в том, что их пластинчатый доспех формируется под шкурой с волосяным покровом. Организм прекрасно помнит о зимних холодах и трансформируется, сообразуясь со средой обитания. Не сказать, что Кавказ – северная территория, но тем не менее зимы здесь достаточно холодные.
Вот и у этих пластины под шкурой. При пристальном рассмотрении угадываются их контуры. Нечто схожее с шубой, сшитой из лоскутов. Но кость пока еще не достигла нормальной прочности. Поэтому вурдалака все еще можно взять винтовочным бронебойно-зажигательным патроном, добившись многократных попаданий в одно место. Но еще немного – и он превратится в живой танк. Хм. Вообще-то он и сейчас уже не подарок.
Остальные чуть отстали от него. Они также третьего уровня, но костяные пластины пока еще никак не выделяются на шкуре, так что они там скорее в состоянии хрящей. Этот же уже вплотную приблизился к четвертому уровню. И, похоже, с охотниками ручкался не раз и не два. Иначе ни о какой броне нечего и мечтать. Н-да. Скольких же он приголубил?
Есть! Терпение и труд! А главное, терпение! Ждать больше нельзя. Дмитрий потянул спуск. Из-за короткого ствола и нахождения в помещении грохнуло особенно сильно. Спасибо компактным активным наушникам, компенсировавшим это неудобство. Чего не сказать о Кнопке. Каково ей сейчас, смотреть конечно же не стал. Но несладко, это факт.
Винтовка толкнула в плечо. Дмитрий, даже не глядя на результат, под яростный и полный боли рев уже ловил в прицел следующую цель. Рядом загрохотал пулемет, вгоняя в очередного мутанта длинную очередь. Ксения единым махом выпустила три десятка пуль, буквально пригвоздив свою цель к стене.
Как результат, остальные остались без внимания и, воспользовавшись этим, бросились врассыпную. Известная тактика высокоуровневых тварей. Рассыпаться, оценить обстановку и начать действовать. Учитывая же их мстительность, скучно охотникам точно не будет.
Третьим выстрелом ему все же удалось подстрелить еще одну самку. Она успела скрыться за кирпичной перегородкой разрушенного дома. Шанс летального исхода шестьдесят процентов. Но все же достал. Определить это удалось благодаря картинке с дрона. Едва успел перенацелить его на следующего мутанта, пока тот не скрылся из поля зрения.
Убедился, что второго спасшегося контролирует коптер Ксении. Порядок. Проверил поле схватки. Его клиент ранен. Выстрел! Пуля попала точно в крестец. Вот так, пусть лежит и не трепыхается. Смерть от болевого шока этим монстрам не грозит. Шутка сказать, весу в нем сейчас килограммов двести восемьдесят, не меньше. Да к тому же все шансы восстановиться. Если, конечно, найдется кому обеспечить его пищей.
Перевел прицел на подругу раненого. Пуля пробила грудь. Нейросеть определяет шансы гибели как семьдестят процентов. Целых тридцать на выживание после такого попадания! Да охренеть!
Грохнула короткая очередь, вгоняя свинец в менее защищенную подбородочную область самки. Шансы гибели, по данным Нефедова, увеличились до восьмидесяти пяти процентов. Зато в интерфейсе Ксении появилась отметка о стопроцентном поражении. Так что данные Дмитрия только мигнули и тут же синхронизировались с показаниями девушки, выдав соответствующий результат. Иное дело, что, как ни краток был этот миг, благодаря нейросети он все одно сумел это отметить.
Вот и ладно. Конечно, в магазине винтовки сейчас не дорогие снайперские патроны, а самые обычные. Их вполне достаточно для работы накоротке. Только ведь и они стоят не копейки. Н-да. После почти месячного забега по контракту подсчет расхода боеприпасов у них уже прочно сидит в подкорке.
Оба сбежавших под контролем коптеров. Двое гарантированные трупы, третий лежит в ожидании трепанации, и четвертая с неплохими шансами на выживание. Итак, первая стадия пройдена более чем успешно. Они полностью контролируют ситуацию. Подобное случается далеко не всегда. Но отчего бы иногда не обойтись без сюрпризов.
«Я вижу, вы там вроде как управились. Тогда я выдвигаюсь к вам?» – раздался в канале голос Ильи.
«Вот именно, вроде как. Стой на месте и жди, пока не закончим», – возразил Дмитрий, меняя магазин на полный.
«Злой ты».
– Пошли. – Это Ксении, уже в голос.
– Приняла.
Нефедов первым, Лунева чуть позади и справа, прикрывает. Проходя мимо самца, еще раз убедился, что тот не представляет опасности и все еще жив. Большего и не нужно. Пусть протянет еще минут пятнадцать, чтобы они могли с ним закончить, а там и сдыхает.
Видеонаблюдения нет. На Кнопку надежды мало. Мало ли, что она скалится. Он и так знает, что самка вурдалака за перегородкой жива и может быть опасной. Поэтому в разрушенный дверной проем входили по всем правилам зачистки помещений. Шестьдесят процентов гибели – для мутантов катастрофически мало.
Едва Дмитрий заглянул за угол, как в его сторону тут же метнулась стремительная тень. Кнопка успела испуганно тявкнуть. Реакции хватило на то, чтобы отпрянуть и убрать оружие. Но тварь все же успела задеть самый край ствола, слегка отбросив оружие в сторону. Палец, уже готовый нажать на спусковой крючок, так и не пошевелился. Не будь нейросети с соответствующими базами – выстрел прозвучал бы неминуемо. Но сегодня он уже не тот, что был полгода назад.
Не добившись успеха, быстрая тварь атакующей коброй метнулась вперед. Только ее намерениям не суждено было осуществиться. За спиной опустившегося на колено Дмитрия загрохотал «печенег». Самка сначала остановилась, напоровшись на поток пуль. Но потом ее броня все же не выдержала, и убийственный свинец проник в тело. Она постояла три секунды, а потом сложилась, словно из нее вырвали стержень. Контроль. Все. Готова.
Бросить взгляд на картинки с коптеров. Порядок. Вурдалаки сошлись метрах в трехстах от стоянки, явно готовя месть. Вот и ладно. Сами подходите, а то гоняться за вами никакого желания.
С самцом разобрались по давно уже отработанной схеме. Шокер. Путы. Декодер. Нож. Все это уже проделывается на автомате. Если бы не необходимость ожидания деактивации нейросети, так и вовсе занимало бы меньше минуты. Но время необходимо.
Твари появились, когда трофеи были уже в контейнере, а бывший модификант-спецназовец мертв. Дмитрий и Ксения продолжали усиленно изображать из себя мишени, подманивая их как можно ближе. Так, чтобы сразу, наверняка и в одну кучу.
Дмитрий сидел, не просто ощущая каждой клеткой, как со спины к ним приближается сладкая парочка. Он еще и четко видел их благодаря качественной картинке с дрона. Ну и легонько так поглаживал собачку, которая молчаливо скалилась и пару раз ткнулась в его ладонь носом, стараясь донести до тупицы, что неприятности уже совсем близко.
Десять метров. Мутанты продолжают приближаться, крадучись, припав к земле на полусогнутых конечностях. Лапы переставляют осторожно и совершенно бесшумно, с каждым шагом отвоевывая несколько десятков сантиметров. Сорок два, если быть точным. Это у самца. Вот такой Дмитрий теперь весь из себя точный. Прямо до тошноты.
Наконец самец на мгновение замер. Напрягся. Толчок… Дмитрий распрямился, словно сжатая пружина, с одновременным разворотом вскидывая винтовку и делая шаг в сторону. Синхронно с ним вскочила и Ксения, хотя ее подопечная малость задержалась с прыжком. Вурдалаки быстрые и ловкие твари, но, как уже не раз говорилось, они не способны контролировать свой полет. Меньше секунды прямолинейного движения. Этого времени более чем достаточно, чтобы вогнать пулю точно ему в грудь.
Самка успела оценить мгновенно изменившуюся ситуацию и приняла единственно верное решение – попыталась уйти, бросившись в сторону. Но пулеметная очередь настигла ее еще в момент толчка. А пуля из крупнокалиберного ружья поставила точку в ее бренном пути.
– Проще, чем конфетку отобрать у ребенка, – хмыкнув, констатировала Ксения.
– Не задавайся. Задавака, – шутя погрозил ей пальцем Дмитрий.
«Илья, подъезжай к нам», – распорядился он в канале.
При этом указал точку на карте на соседней улице, чуть в стороне от их позиции. Так, чтобы не отпугивать возможную добычу и в то же время на расстоянии вытянутой руки. Не стоит мнить из себя суперпупермегаохренеть какого крутого. Осторожность и страховка – далеко не последние составляющие успеха.
«Выдвигаюсь», – тут же послышался короткий ответ Тихонова.
Нефедов доснарядил в винтовку недостающие патроны и, подвесив ее на груди стволом вниз, вооружился бесшумным автоматом. АМБ-17 сейчас куда предпочтительней крупняка. Хватит с них шума. А на случай поддержки отработает девушка, по-прежнему вооруженная пулеметом.
Выстрелы все же стали ассоциироваться у мутантов с обедом. Они, конечно, не неслись к месту боя оголтелой толпой. Но то, что стаи и группы начинали целенаправленно смещаться в сторону возможной добычи, факт. Как и то, что при этом они держались настороже.
Кто его знает, за кем осталось поле боя. Ведь можно найти и перебитых вурдалаков. А есть вариант нарваться на старших братьев, которые вроде как уже и при добыче, но в то же время могут воспринять появление младшей шелупони как посягательство на их пищу.
На звуки перестрелки могли заявиться и те же вурдалаки. Так-то у них вроде территория поделена, и границы они стараются не нарушать. Но люди – это тот фактор, который вносил дисбаланс в складывающиеся устои. Мало ли, вдруг территория освободилась, а они репу чешут. Поэтому могут пойти глянуть, что там у соседей творится. Ну а случись хозяева на месте – всегда можно разойтись краями.
Поэтому охотники в большинстве своем старались как можно быстрее покинуть место схватки. Если попадался клиент с трофеями, такого уносили с собой и обрабатывали уже в относительно безопасном месте.
Но группа Нефедова отличалась в этом отношении. Они ничуть не чурались устроить двойную, а то и тройную засаду. Оснащенность, вооружение и подготовка вполне им это позволяли. На случай же эвакуации есть «выстрел». Для охотников далеко не рядовая машина.
Дождаться появления гостей решили в том самом доме, откуда расстреливали стаю. Позиция отличная. Дистанция до входа в логово всего-то сто десять метров. Так что случись мелкота, и из бесшумного отработают на раз. А потребуется точный выстрел из крупняка – и он на этой дистанции покажет хороший результат.
Полчаса бесплодного ожидания. Не может быть. Появятся. Никуда не денутся. Звуки перестрелки. Густой запах крови. Они с Ксенией еще и трупы вскрыли, чтобы натекло побольше. Так что припожалуют. Никаких сомнений.
А он что говорил! Среди зарослей крапивы с противоположной стороны ручья мелькнула человеческая фигура. Разве только голый и заросший настолько, что гордые горцы сожрали бы от зависти свою папаху. Увеличил кратность. Так и есть, вампир. Вон еще один. В руках сжимают уже привычные палицы, кто во что горазд. У первого это обрезок трубы, второй с банальной арматурой.
Отправил туда коптер. Всего десять особей. Но не жадничают и головы не теряют. Пока остальные стоят в стороне, осматривая окрестности, парочка приблизилась к трупам, чтобы унести одно из тел. Двоих им не потянуть. Развитые вампиры вдвое сильнее среднестатистического человека, но этого явно недостаточно, чтобы с легкостью переносить туши под три сотни кило.
«Ксюша, бьем дальних. Ближние на закуску».
«Приняла», – меняя пулемет на бесшумный автомат, отозвалась девушка.
Две сотни метров. Не сказать, что для бесшумного автомата близко. Но и не так чтобы далеко. Закатать свинец в лоб никаких проблем. Тем более с его физическими данными и модификациями. Автомат сидит в руках как влитой. С таким же успехом можно закрепить его в станке.
Хлоп-п! Вампир мотнул головой и исчез в зарослях крапивы. Практически одновременно хлопок автомата Ксении. И также попадание. Остальные цели исчезли. Не все. Те, что отправились за телом, бросили свою добычу и рванули в разные стороны. Не тут-то было. Отсечкой на три патрона зафиксировать беглеца. И одиночным в голову добить. Девушка отработала с той же эффективностью.
Дмитрий опустил монокуляр тепловизора на своей каске. Поле зрения тут же разделилось на две картинки. Не очень приятная в разной цветовой гамме – и обычная. Но ему не привыкать работать с двумя и более изображениями.
Итак. Вот это пока еще не остывшее тело убитого им вампира. Чуть в стороне – подстреленный Ксенией. Но его она будет контролировать сама. Да, товарищи, собратья, соплеменники. Все это да. Но сейчас они всего лишь мясо, которое не принято оставлять просто так. Кормовая база скудеет с каждым днем. Так что тут не до сантиментов.
Бедные крысы, едва ли не оспаривавшие территорию у людей, вдруг столкнулись с тем, что сами превратились в корм. Причем мутантов отличала куда лучшая реакция, чем у тех же кошек. Да эти усатые вообще, оказывается, были милыми и беспомощными зверушками. Они и рядом не стояли с вечно голодными и прожорливыми тварями.
Кстати, Дмитрий уже давно не видел на воле собак, кошек и других домашних животных. Они ведь куда беспомощнее крыс, которых спасают размеры и среда обитания.
Ага. А он о чем. Не оставят твари просто так мясо. Вон подползает фигурка, переливающаяся цветовой гаммой от желтого до оранжевого. В обычном зрении, даже при максимальном приближении ничего рассмотреть не получается. Одни заросли. Ну и бог с ним. Зато отчетливо виден маркер точки прицеливания. Комплекс «Снайпер» синхронизирован с тепловизором, и сейчас они работают как одно целое.
Хорошая штука тепловизор. Да только должен был появиться Лацис, чтобы настучать по темечку и заставить пересмотреть комплектность снаряжения. У самого тямы как-то не хватило. И ведь предлагали ему. Но посчитал, что ночник предпочтительней, потому что дает нормальную картину, а не некий сплошной температурный фон.
Хлоп-п! Есть контакт. Тушка замерла. А вот следующий вампир предпочел дать задний ход. Дмитрий послал в него пулю. Но, признаться, насколько качественно попал, так и не понял. Нейросеть и та выдала только факт ранения. Попадание пули зафиксировать несложно. Оно отображается более ярким пятном. Но куда, как и под каким углом вошла пуля… Или она только прошла вскользь. Словом, нюансов масса, и данных для идентификации явно недостаточно.
Глянул, как дела у Ксении. Тоже одного подстрелила. Не наповал, поэтому вогнала в него еще одну пулю, на добивание. Следом за ним никто больше не подползал.
И в этот момент Кнопка разразилась безудержным лаем. Дмитрию не нужно было задумываться, что бы это могло означать. Он тут же развернулся на сто восемьдесят градусов, в готовности открыть огонь. Но было уже поздно. Начинающий вампир с ревом прыгнул на него, влетев в противника как снаряд.
Нефедов устоял, только самую малость потерял равновесие, на мгновение застыв, восстанавливая устойчивость. Заодно приняв на каску удар обрезком стального уголка. Прилетело вскользь, ничего серьезного. Попытка вампира ухватить левой рукой-лапой за горло не увенчалась успехом. Начинающие когти скользнули по наноткани, прикрывающей горло, и зацепились за нижний край маски респиратора.
Использовать оружие в тесном соприкосновении не представлялось возможным, и Дмитрий оттолкнул от себя мутанта. Отлетая к противоположной стене, тот сорвал с Нефедова маску. При этом он ревел как иерихонская труба. В нос тут же ударило зловоние из его пасти, затхлого помещения, запах мускуса и сгоревшего пороха. Автомат отстучал отсечку на три патрона, разнеся голову вампира.
Ксения в этот момент расстреливала следующего, ворвавшегося в дверной проем следом за первым. Дмитрий наблюдал это с помощью камеры своего дрона, так как на выдохе задержал дыхание и зажмурил глаза. Благодаря синхронизации коптера с комплексом «Снайпер» он не вышел из боя. Ему удалось свалить очередного вампира, проникшего в квартиру через окно, спустившись с верхнего этажа.
Вроде все. Уже ощущается кислородное голодание. Адреналин забирает свою дань, выжигая остатки кислорода. Рука рванула из-за спины подсумок со спасательным комплектом.
– Дима!
«Не ори. Помогай», – не имея возможности говорить, мысленно приказал он.
Девушка тут же подхватила подсумок, сунула ему в руки респиратор и натянула на него полимерный мешок. Несколько стуков сердца – и с тихим шипением озон наполнил тонкую, но прочную оболочку. Дмитрий запустил таймер. Легкие горят и требуют наполнить их воздухом. Но нельзя. Под этим пологом нет кислорода, только ядовитый для всего живого озон. Время. Он выждал еще десять секунд.
Ксения требует, чтобы он надел маску. Он видит ее встревоженное лицо, катящиеся под забралом слезы и ждет. Ерунда. Какая это ерунда – перетерпеть лишний десяток секунд, когда вопрос стоит о жизни и смерти. Время.
Прижал маску к лицу. Выдох остатков жгущего легкие воздуха: нужно выгнать из-под маски озон. Не весь. Но теперь его концентрация не опасна. Теперь наконец можно сделать первый вдох. Отдышался, закрепил респиратор. И наконец сорвал с себя прозрачный полог. Черт! Как же обидно-то! Но, несмотря на то что внутренне он весь кипел, внешне оставался совершенно спокойным.
– Ты чего, Ксюха. Все нормально. Я задержал дыхание на выдохе и зажмурил глаза. Все обойдется.
– Он ревел и брызгал слюной тебе прямо в лицо, – шмыгнув носом, произнесла она.
– Ерунда. Не бери в голову. Чтобы до меня добрался какой-то вампир… Да не бывать этому. Илья.
«Здесь я».
Мыслесвязь способна передавать эмоции. Как и настроение парня, упавшее ниже плинтуса.
«Подъезжай».
«Уже еду. Поторопитесь. До бункера час ходу. Шансы еще есть».
«Идем».
Когда вышли на соседнюю улицу, «выстрел» был на месте. Мало того, Илья уже переместился в салон, освободив девушке место водителя.
Дезинфекцию провели в движении. Но от респираторов избавляться не спешили. Через полчаса Тихонов провел экспресс-анализ и зло выматерился. Реакция была положительной. Еще две пробы – и обе свидетельствовали о заражении Дмитрия. Парень, не удовлетворившись этим, потянулся, чтобы провести еще один анализ.
– Хватит, Илья.
Дмитрий остановил бесплодные попытки товарища, положив руку на его предплечье. Потом со вздохом сорвал с себя маску. Подмигнул ему. И откинулся затылком к прохладной броне. Сентябрь на дворе. Солнце уже не жаркое, а ласковое и бархатное. В тени же по-настоящему прохладно. Вот и броня не успела прогреться. Да еще и обдувает ее при движении.
– Я столько раз расходился краями с этим клятым вирусом. Но, как говорится, сколько веревочке ни виться.
– Дима, мы положим тебя в анабиоз. Шансы неплохие, – пообещал было Илья.
– Серьезно? – оборвал его Дмитрий. – Элли умерла через пять месяцев.
– Но при этом у Светланы неплохие шансы, потому что ее положили в анабиоз гораздо быстрее. У тебя шансов еще больше. Ты будешь в капсуле уже через час. Сам видишь, согласно расчету мы будем на месте в течение пятнадцати минут. Через двадцать ты уже будешь в капсуле. Я связался с Настей, она посадила детей в нейрокресла гулять в виртуале и сейчас готовит капсулу. У нас все получится.
– Спасибо, ребята. Правда, спасибо от чистого сердца. Но я не верю в успех этого предприятия.
– А как же Светлана?
– Надежда. Только и всего. И вообще, для нее я просто больше ничего не могу поделать. Это тот максимум, на который я способен. На который мы способны, ребята. Но сам валяться овощем и ждать неминуемого я не хочу.
Пока ехали, Дмитрий начал собираться. Илья посчитал было, что он просто перебирает снаряжение, чтобы отвлечься от осознания случившегося. Но вскоре понял, что ошибался.
– Знаете, Энрико, Дог и, мать его, Лацис не единственные модификанты, с которыми меня свела судьба, – перекладывая экипировку, начал он рассказывать. – Были и другие. Лев, муж Светы, приковал себя к стене дома и оставил прощальное письмо. После чего переродился. Так вот, парни не одобрили этого поступка. Признали его достойным мужчины, но не одобрили. Они считали, что умереть можно и с большей пользой. И показали как. Трое из них, заразившись, вооружились мачете и отправились резать мутантов. Сколько успеют. Ведь в запасе слишком мало времени. Это была славная рубка. И достойная смерть.
– Нет! – едва сдерживая рыдания, чуть ли не выкрикнула Ксения.
– Да, девочка. Именно что да. Прошу только об одном: не бросайте Свету и детей, пока есть надежда. Потом можете передать ребят в «Ковчег», там о них позаботятся. Сделаете?
– Не сомневайся, – заверил Илья.
– Вот и спасибо. И еще. – Он потрепал загривок Кнопки и передал ее парню. – На этот раз ей со мной не по пути.
– Хорошо.
– Ладно, пора собираться.
На этот раз у остающихся не было недостатка в оружии, как тогда, на острове. Поэтому Дмитрий уходил, прихватив огнестрел. В нагрудной кобуре пистолет «удав» с глушителем. В набедренной «хауда» из револьверного дробовика. Оба ствола расположены под левую руку. За основное – старый добрый «вепрь» в компоновке буллпап, прошедший с ним долгий путь с далекого острова. Разве только без оптики. Она Дмитрию сейчас ни к чему.
Прихватил с собой парочку барабанных магазинов, на полсотни патронов каждый. Когда увидел их в оружейном магазине, у него за основное уже был «печенег». Но «вепрь» – это как первая любовь. Опять же он не забыл о некой мистике, связывающей его с этой винтовкой. Н-да. Ну теперь-то все уже предрешено, и на чудеса рассчитывать не приходится.
На спине, под мародеркой – короткий изогнутый меч с обратной и на четверть обоюдоострой молекулярной заточкой, пришедший на смену мачете. Дмитрий прикупил это высокотехнологичное изделие в лавке Петра Алексеевича. Великолепная сталь вкупе с нанотехнологиями, отличный баланс, смещенный к наконечнику. Таким рубиться одно удовольствие. Дело в том, что подкожный жир мутантов, уплотняясь, хорошо держит пулю, колющие и рубящие удары. Но дает слабину при режущих. И этот клинок был создан именно для такой работы. Никакой метафоры, опыт южан в действии. Как оружие последнего шанса.
В маске теперь нужды нет. Но есть потребность в протеиновом коктейле. Так что в мародерке термос и фляга с водой, оборудованные системами поилок. Между ними запас пакетов с сухой смесью. Прикинув так и эдак, припомнив возможные проблемы с высоким сахаром и возрастающий аппетит при перерождении, прихватил с собой шесть пакетиков. Нормально. Вкупе с дежурным сухим пайком в переметных сумах мотоцикла должно хватить с избытком.
Ниже мародерки уже привычно занял свое место подсумок со спасательным комплектом. Не сказать, что им приходилось часто пользоваться. Но Дмитрий помнил, что на его счету не одна спасенная жизнь. И если случится выбирать между чьим-то спасением или парочкой вурдалаков, он непременно выберет первое. Главное, чтобы их не оказалось слишком много. Не навьючивать же себя одними респираторами.
– Дима…
– Ксюха, все, девочка. Мне пора к своим. Ждут меня.
– Ты говорил, что тот сон, когда ты не можешь догнать семью, тебе снится и поныне.
– Теперь уж они не убегут. Прощайте, ребята.
Дмитрий вышел из машины, уже остановившейся перед бункером, и направился к землянке. Они выкопали ее специально для хранения мотоциклов. Сюда же провели кабель от бункера, чтобы запитать зарядники аккумуляторов. В переметных сумках кроме сухого пайка еще и пара запасных батарей. Ну и неизменный спасательный комплект, что был закреплен под мародеркой. Разве только тут была еще и небольшая палатка, чтобы можно было перевести дух и подкрепиться.
Реалии жизни требовали самого вдумчивого отношения к безопасности. Просто он как-то позабыл об этом комплекте. Хотел было отсоединить подсумок, но по здравом рассуждении решил, что запас карман не тянет. Лучше пусть будет и не понадобится, чем понадобится и не окажется под рукой. Опять же подобная экипировка не вызвала никакого дискомфорта. Стандарт.
Выкатил мотоцикл, сел в седло и, не оборачиваясь, выкрутил ручку газа. Из-под колеса выметнулась пыль, дерн с травой и камни. Зад слегка повело, но очень быстро он поймал равновесие и помчался прочь, неся за спиной пыльный шлейф.
Желания, чтобы друзья отслеживали происходящее с ним, никакого. Поэтому уже на ходу он вызвал меню настроек нейросети, вышел из группы и активировал защитный экран.
Ничего сверхсложного. Капсула кустарного исполнения получилась довольно внушительных размеров. Настолько, что ощущалась сквозь кожу головы даже в перчатках. Это Ксения постаралась, а разработка все того же старого знакомого Лиса.
При активации экрана все функции нейросети сохранялись. За исключением доступа к сети. Очень удобно, памятуя о том, что при наличии имэя те же безопасники могут определить твое местоположение. Впрочем, основная причина обзаведения этим девайсом не в них, а в возможном появлении новых охотников.
Конечно, Ксения могла и перепрошить нейросеть. Благо уже так поступала. Но это порождало целый ряд неудобств. Чтобы поставить какую-нибудь базу или имплантат, пришлось бы вновь легализовываться. И на этот раз цена возрастала вдвое. А так… Захотел послать всех далеко и надолго – активировал экран и крути кукиши.
Трудностей из-за утраты связи с клоном не возникнет. В программу синхронизации заложен момент с потерей связи. Десинхронизация могла длиться до десяти суток, без ущерба для процесса в целом. Конечно, это отрицательно скажется на сроках перезаписи личности, но в общем и целом ничего страшного. А уж в его-то случае и подавно. Потому что клон еще слишком молод, чтобы начинать синхронизацию. Это возможно только на двадцать первой неделе.
Правда, информировать «Ковчег» о случившемся он все же не стал. Почему? Хороший вопрос. Да только ответа у него не было. Не знал он, чем вызвано такое его поведение. Возможно, тем, что человеку в принципе свойственно хвататься за соломинку. Вот и он держится за своего клона в репликаторе. Глупость, конечно.
Но с другой стороны, никто не станет выплескивать эмбрион из репликатора. Ни к чему разбрасываться ресурсами, как бы это цинично ни звучало. В конце концов, это всего лишь болванка, на которую можно записать любую личность. Да, внешне это будет совершенно другой человек. Но это только внешне.
Не удержался, связался с бывшими наемниками по наладоннику и сообщил о случившемся. Дог и Энрико пожелали славной охоты. Лацис…
Чокнутый прибалт, что тут еще скажешь. Потребовал принять его в группу. Так, чтобы у него отображался счетчик. И в довершение разрешил отключить его, только когда число мутантов перевалит за пять десятков.
Ввиду экранирования нейросети Дмитрий ему в этом, конечно, отказал. Но, признаться, это его пожелание… Дмитрий не был уверен до конца. Кажется, он испытал что-то вроде гордости оказанным ему вниманием со стороны сержанта. Вот интересно, как же он на самом деле относится к Айварсу Лацису?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий