Пандора. Мессия

Глава 6
Охотники

– Уверен? До них больше километра, – с сомнением произнесла Ксения.
– Если быть точным, то тысяча двести тридцать четыре, – подтвердил Дмитрий. – Да, я уверен.
Говоря это, он всматривался в прицел крупнокалиберной снайперской винтовки ССВК-30 с функциями баллистического вычислителя. Приближение и качество картинки позволяли рассмотреть все детали. Ребятки явно не голодали, развиваясь настолько быстро, насколько позволяли местные условия. База распознавания сразу же определила их как второй уровень. Впрочем, было бы удивительно, будь иначе. А так-то – как раз норма.
Включил лазерный сканер и повел по головам мутантов, выискивая цель, приведшую их сюда. Всего шесть особей обоего пола. Три полноценные пары. Они как раз сгрудились над чьей-то тушей. В траве не разобрать, кем именно был добытый ими зверь. Или не зверь, а мутант. Хотя вряд ли. Над ним такой толпой не собраться – проще разорвать на части и разойтись в стороны.
А вот и цель. Сканер зафиксировал наличие двух электронных устройств. Впрочем, то, что им нужен именно этот вурдалак, было видно и так. Уж больно выделялся своими габаритами и узлами мышц. Мутировавший модификант во всей красе. Просто удивительно, как при таких статях нейросеть определила его на одну ступень развития с остальными. Похоже, настоящий вожак, развивался сам и заботился о росте членов стаи, а по сути семьи.
«Илья, как у тебя дела?» – вызвал он в канале Тихонова.
«Нормально. Сижу за рулем, подпирая коленями потолок. Ксюха здесь была бы куда уместней».
«Можно я буду решать, кому и где находиться?» – уточнил Нефедов.
«Так ты и решаешь», – ответил тот так, что воображение нарисовало, как он пожимает плечами.
«Не бухти, Илья, тебе не идет», – вклинилась Ксения.
«Ладно, умник. Готовься. Мы тут начинаем», – распорядился Дмитрий.
«Я всегда готов».
Маркер переместился на плечо вожака. Перебрав целый ворох данных, программа баллистического вычислителя выдала точку прицеливания чуть выше и левее. Сместил маркер. Но стрелять не спешил. Вместо этого переместил галочку на голову его соседки, получил обработанные данные и точку прицеливания. Теперь порядок.
Эмитировал выстрел по первой точке, быстро сместив маркер по второй. Повторил еще два раза, закрепляя движение. Вся подготовка заняла одиннадцать секунд. С двенадцатой он нажал на спуск. Винтовка солидно толкнула в плечо. Ощущения сродни прежним, при стрельбе из верного «вепря». Зато по ушам стегануло куда солидней. Сместил маркер. И вновь нажал на спуск. Оружие рявкнуло во второй раз.
Все. Теперь ждать. Подстрелить третью цель сейчас не получится. Едва звук выстрела достигнет мутантов, как они сорвутся с места. А пуле лететь до них чуть больше двух секунд, и промах гарантирован.
Пуля ударила мутанта точно в плечо. Человеку оторвало бы руку, и он однозначно умер бы от болевого шока. Этого же только бросило вперед, отправив в нокаут. Самка резко выпрямилась, удивившись выходке соседа. Выстрела она еще не слышала, скорость пули выше чуть не втрое, так что звук все еще на пути к ним. И его уже опережает вторая пуля. Направленная в голову, она угодила точно меж лопаток приподнявшейся цели. Ранение на девяносто девять процентов смертельное, о чем и возвестила нейросеть с присущей ей беспристрастностью.
Наконец стая услышала звук выстрела, как увидела и гибель двух своих членов. Вурдалаки мстительны, и в особенности этим отличаются самки. То ли материнский инстинкт, то ли стремление уберечь семейный очаг. Так что за родичей мутанты обязательно посчитаются. Но потом. Когда преимущество будет не на стороне противника, способного расправиться с ними с такой легкостью. Поэтому твари сорвались с места и устремились к лесопосадке в трехстах метрах от них.
Дмитрий ждал именно этого момента. Если обычный патрон калибра двенадцать и семь стоит сорок рублей, то снайперский уже восемьдесят. И разбрасываться ими не стоило. Опять же в зачет идет вознаграждение за вычетом накладных расходов. Все должно быть наглядно и максимально честно. Именно из этого и исходят безопасники. Так что каждый выстрел бьет как по кошельку, так и по выполнению принятых его командой обязательств.
Электроника прицела в доли секунды определила скорость и направление движения цели и выдала точку прицеливания. Совместил ее с маркером и, продолжая выводить ствол, потянул спуск.
Выстрел!
Две секунды – и бегущий на четвереньках вурдалак полетел кубарем, получив тяжелый гостинец в район крестца. Под таким углом пуля прошла практически вдоль всего торса, размолотив внутренности. И нейросеть, а вернее задействованная база, однозначно выдала вердикт об уничтожении цели. Дмитрий давно уже не доверял всей этой электронике высшего порядка и предпочитал банальный контроль. Но с этим они еще разберутся. Пока же…
Он перевел прицел на следующего беглеца. Вернее, беглянку. Без разницы. Вурдалаки способны развивать скорость до семидесяти километров в час. И сейчас они уже были на максимуме. А значит, вскоре достигнут деревьев, уйдя из поля зрения.
Совмещение маркера с точкой прицеливания. Сопровождение цели. Выстрел! Чуть больше двух секунд. И самка летит кубарем в траву. Жива или убита – без разницы. Твари, конечно, крепки на рану. Но двенадцать и семь десятых миллиметра достаточно серьезный аргумент, чтобы отправить в отключку даже их. Время варьируется от нескольких секунд до минут, в зависимости от тяжести повреждений. Однако сейчас не до добивания.
Самец, оказавшийся в панораме прицела, уже разогнался до семидесяти двух километров в час. Расстояние до полоски деревьев стремительно сокращается. Еще немного, и он скроется за листвой.
Выстрел!
Вурдалак кувырнулся и прокатился по траве, остановившись буквально в паре метров от кромки лесопосадки. Последняя оставшаяся в живых самка скрылась за густой листвой. И как следствие – пропала из панорамы прицела. Но Дмитрий не спешил сворачиваться.
Вурдалаки не тупые хищники, чтобы убегать без оглядки. Мстительные, хитрые и изворотливые, они стояли куда выше других зверей. Все же человеческий мозг никуда не делся, хотя вирус и поработал над ним.
Едва оказавшись в относительной безопасности, самка остановилась. Припала к земле и двинулась вдоль посадки, держась неподалеку от кромки зарослей. То ли чувствует, что не все сородичи мертвы, и думает над тем, как им помочь. То ли понимает, что охотники вот-вот появятся, и готовится покарать посмевших поднять руку на ее семью.
Дмитрий наблюдал за тварью с помощью подвешенного на нее малого коптера. Конечно, заряда в нем всего ничего, но охота долго и не продлится.
«Илья, подъезжай», – приказал он в канале.
«Принял», – тут же отозвался тот.
Рева двигателя не слышно. Что в общем-то и неудивительно, учитывая разделяющее их расстояние и нахождение машины в глубоком овраге. Мутанты обладают чутким слухом, поэтому приближаться к ним на транспорте – идея не из лучших. Если, конечно, не использовать метод ловли на живца.
– Ксюша.
– Пошла, – решительно поднимаясь, ответила девушка.
Едва только девушка появилась на открытом месте, как самка тут же замерла, вперив взгляд в одинокую фигуру. Да еще и ушки навострила. «Выстрел» наконец выбрался из оврага, и Дмитрий услышал легкий гул дизеля. Что уж говорить о твари, слух которой в разы лучше, пусть она и находится на полтора километра дальше.
Выжидает удобного момента. И как только представится шанс, тут же им воспользуется. Вот и хорошо. Главное, что прекратила двигаться. Так и сиди. Не шевелись.
Выцеливая коптер по получаемым данным, Нефедов подвел его так, чтобы самка оказалась между ним и стрелком. В панораме на максимальном зуме одна сплошная листва. Дмитрий не стал устанавливать на винтовку тепловизор, отдав предпочтение ПНВ. Ну да не суть важно. Палец плавно потянул спуск. Винтовка толкнула в плечо, по ушам ударил звук выстрела. Вырвавшиеся из щелей дульного тормоза-компенсатора газы стеганули по листве кустов.
До поражения цели чуть больше двух секунд. Вагон времени, чтобы приподнять дрона чуть выше линии прицеливания. На таком расстоянии пуля пробивает вурдалака насквозь. При этом практически не меняя траектории. Патрон же и баллистика винтовки позволяют добиться завидной кучности. Так что лучше поберечь коптер. Пригодится еще.
Стоявшую на четвереньках самку как кувалдой приложило. Между лопатками вырвался фонтан крови. Ноги и руки разом подогнулись, уронив тело в траву. Судя по всему, пуля попала в верхнюю часть груди и под углом вышла со спины. Качественно прилетело. Но не смертельно. Нейросеть выдала вероятность ликвидации в семьдесят процентов. Ничего. Сейчас добьют.
Оценил ситуацию на картинке, передаваемой с дрона Ксении. Тот висит над местом побоища, контролируя обстановку. Трое явно ранены. Один труп. Ладно. Сейчас поправят. Дмитрий поднялся и направился следом за девушкой. Геройствовать она не стала и сразу после выстрела остановилась, поджидая его. Вот и правильно. Глупость – она хуже воровства.
Птичка Ильи осталась при нем, отрабатывая функции дозора, охранения и разведки. Вслепую кататься в этих краях не рекомендуется. Оно бы и вовсе отправить ему подмогу. Но и здесь ситуацию без пригляда оставлять нельзя. С вурдалаками вообще трудно быть в чем-то уверенным до конца. Во всяком случае, пока не размозжишь ему башку.
Судя по останкам в траве, жрали мутанты корову. Интересно, отбилась от стада или это они постарались? Некоторые стаи практиковали, так сказать, выпас скота. Начинали сопровождать стадо, охраняя его от нападок конкурентов, выбивая животных по мере необходимости. Из-за непомерных аппетитов все время развивающихся тварей вечно такое продолжаться не могло. Но на какой-то срок вопрос с продовольствием снимался.
Едва приблизившись к раненому вожаку, Ксения выстрелила в него из электрошокера. Тело мутанта выгнуло дугой, а из глотки вырвался болезненный рык. Очень может быть, что разряд сейчас привел его в чувство. Но это не столь важно. Мышцы спазмировались так, что он совершенно беспомощен.
На фоне этого пропорционально и красиво сложенного халка девушка смотрелась настоящей дюймовочкой. Только, несмотря на колоссальную разницу в сложении, это именно она сейчас паковала исходящего кровью мутанта, а не наоборот. Завела руки-лапы за спину и наложила пластиковые наручники. Проделала то же самое с ногами. Завернула на ласточку. Все. Полежи пока так.
Дмитрий, вооружившись пулеметом, все это время прикрывал Ксению. Ну и заодно провел контроль лежавшей рядом самке. Лоб вурдалака на этой стадии уже держит обычную винтовочную пулю. Зато висок, темя и затылок ей все еще по зубам. Прикрывая друг друга, обошли остальных. Правда, контроль проводил Дмитрий. С одной стороны, его патроны дешевле. С другой, носимый боекомплект куда значительней.
Не забыли навестить и самку в посадке. Раненая уже отошла от шока, но полноценно двигаться еще не могла. Только что ползла в сторону от места побоища. Не иначе как включился инстинкт – найти укромный уголок и отлежаться, запустив регенерационный процесс. Ну да кто же ей предоставит это время. Нефедов добил ее одиночным. Получил лог о ликвидации. И они направились обратно.
Вожаком занялась Ксения. В конце концов, кто в их команде хакер. Пристроила на его голове декодер и принялась за работу. Оно конечно, любой из них с этим справится. Но они здорово здесь нашумели, что может привлечь как людей, так и мутантов. Ага. Вот так, человеки на первом месте. Процесс же получения трофеев не столь быстр.
Поэтому, сменив малые коптеры на большие, отправили их в дозор, нарезав каждому свой сектор. А там подъедет Илья, и разделят наблюдение за подступами на троих. Пока же в охранении был один Дмитрий, вооружившийся ССВК. Разве только заменил магазин со снайперскими патронами на обычный боеприпас.
Первый день их охоты в ставропольской пустоши оказался самым удачным. Последующие два – скромнее. Им едва удалось заработать на легализацию нейросети Дмитрия и установку ему имплантата ЭЭМИ. О большем не приходилось и мечтать.
Однако Илья с Ксенией рассудили, что глупо терять отличную крупнокалиберную винтовку только из-за отсутствия у Нефедова средств. Тем более что потребность в ней возникнет достаточно скоро. Поэтому Тихонов без раздумий выделил средства на ее покупку. У Ксении денег оставалось совсем уж немного. Причем в довесок приобрел к ней еще и полноценный ствол, получив не просто убойный аргумент, но еще и отличное снайперское оружие.
Дмитрий ломаться не стал, расценив это как займ. Оно неплохо бы обзавестись общей кассой, но не получится, потому что трофейный счет может быть только личным. Никакие переводы между ними не предусматривались.
Выйти на того самого полковника Ратникова и озадачить этим вопросом? Почему бы и нет, коль скоро власти начали проявлять к охотникам позитивный интерес. Состав команд меняется из-за гибели их членов, а вопрос оснащения и подготовки кадров всегда актуален. Ну и на что их готовить, если у новичка на трофейном счете полный ноль?
Пока же, наверное, нужно будет аккумулировать средства на чьем-нибудь счете при распределении вознаграждения. Подобное возможно только на этом этапе. Конечно, существует риск потерять все средства. Но они вообще-то погибать как-то не планируют. Так что пока это нормальный выход.
Илья подъехал с ревом двигателя и грохотом подвески. «Выстрел» замер, умудрившись поднять пыль даже в густой траве. Такая техника, что уж тут поделать. А вскоре шевельнулись пулеметные стволы, и башня провернулась на триста шестьдесят градусов. Тихонов демонстрировал свою готовность беречь и охранять покой своих боевых товарищей. Пиж-жон.
Без третьего бойца и брони в частности группа была слишком уязвима. Поэтому пришлось озаботиться вопросом тыла. Мало просто выдернуть Илью из бункера – нельзя убежище оставлять без присмотра. И уж тем более когда там находятся двое сорванцов, готовых отвинтить то, что не отвинчивается в принципе, и сломать то, что вроде как сломать невозможно. Ну и анабиозная капсула со Светланой, за которой нужен постоянный пригляд.
Поэтому было принято решение об установке Насте нейросети и целого ряда баз. Разумеется, ни о какой легализации в «Ковчеге» и речи не шло. Обойдутся там без их кровных. Причем, учитывая специфику трофейного счета в прямом смысле этого слова. Пиратов сейчас гонять некому, и за несертифицированные базы никто в суд не потянет.
Конечно, голая теория, без практики. Но тут уж ничего не поделаешь. Девушка отправляла детей в виртуал, гулять с мамой. Сама ныряла туда же с помощью кресла в лаборатории и проходила обучение. Получалось не столь эффективно, как занятия в реале, и навыки закреплялись хуже. Но любой результат куда лучше его отсутствия.
Так что теперь Настя была полновластной хозяйкой их убежища. Н-да. В котором они и раньше-то появлялись от случая к случаю, а теперь и вовсе пропадали в поле. Показывают народонаселению нововведения администрации в действии.
Вообще-то желающих жить в черном теле не так чтобы и много. Подавляющему большинству охотников после рейда нужно не просто отдохнуть, но еще и вылить страх. Пока в поле, даже покурить нормально не получается. И причина тут даже не столько в остром обонянии мутантов. С запахом вполне справится озон. А вот наличие маски-респиратора и высокая степень возможного заражения – уже совсем другое дело. Поэтому, оказавшись в безопасности, они спешили наверстать упущенное. Впрочем, расчет этой акции вовсе не на авантюристов, а на людей, не живущих сегодняшним днем, а заглядывающих в завтрашний.
– Готово, – поднимаясь на ноги, произнесла девушка. – Полей.
Дмитрий без лишних слов отстегнул флягу с водой и полил ей на руки. К наноткани кровь и грязь пристают плохо, а счищаются легко. Но по большому счету обмыть нужно было не ее перчатки, а добытые трофеи. Две капсулы нейросети и имплантата ЭЭМИ.
Дмитрий взглянул на итоговый лог, появившийся в интерфейсе по его команде. Итак, с учетом добытой электроники – шесть тысяч шестьсот рублей. Совсем неплохо, учитывая, что сейчас только первая половина дня.
С другой стороны, эта сумма упадет им на счет. В зачет же по договору пойдет за вычетом четырех тысяч. Полковник Ратников быстро смекнул, что они слишком уж удачливы в охоте, что при прочих равных условиях попросту нереально. Поэтому с зачетом нейросетей и имплантатов были некоторые сложности. Учитывался только каждый десятый трофей.
– Давай этих двоих на броню, – кивая на трупы вожака и самки, приказал Дмитрий.
Подумаешь, девушка чуть не вдвое меньше него и куда больше уступит мутантам. Силы в ней предостаточно, чтобы в одиночку грузить тушки весом под двести кило. В этих, конечно, побольше будет, но и она ведь не одна. И вообще, девочка она там, где безопасно и комфортно. А здесь – боевая единица. И точка.
– Ксюша, что там у нас с целями? – поинтересовался у нее Дмитрий, устраиваясь в машине.
Губы привычно подхватили соску протеинового коктейля. Горячая безвкусная масса попала в рот и протекла дальше в пищевод. Два глотка – и запить эту гадость водой. Интересно, он когда-нибудь привыкнет к такой подкормке? И ведь отказаться от него попросту нереально. Н-да. И купить можно только за средства с трофейного счета. Вот такие ограничения.
– Ближайший модификант в десяти километрах на запад.
– В поле?
– Да.
– Перемещается или стоит на месте?
– Перемещается.
– Отправляй дрон.
– Делаю.
– А мне что, опять за руль? – возмутился Илья.
– Расслабься. Я вполне могу совместить управление коптером и машиной, – великодушно проинформировала девушка.
– Ты так добра, что у меня попросту нет слов. Дима, я надеюсь, в следующий выход с тобой иду я.
– Ты, конечно, – согласно кивнул Нефедов, игнорируя брошенный через плечо возмущенный взгляд Ксении.
Обиженная девушка сорвала с места «выстрел» так резко, что пассажиров даже слегка повело назад. Но это мелочи, с координацией и устойчивостью у модификантов полный порядок. А Тихонову практика и опыт нужны не меньше, чем Луневой.
Н-да. Вообще-то не помешало бы заняться товарищами и поднять их на следующий уровень. Да и самому пора на четвертый. Все некогда. То одно, то другое. Вот и вчера пришлось прокатиться в «Ковчег», чтобы легализовать нейросеть Ильи и установить ему имплантат ЭЭМИ.
Конечно, это им и самим под силу. Тем более что они могли добыть необходимое, а Ксения без проблем перепрошить. Но приходилось думать о будущем. Им потребуется еще не одна база и имплантаты. А установить их можно только в «Ковчеге». Словом, легализация была попросту необходима.
Вторую стаю отслеживали в течение двух часов, пока наконец не подобрали удобное место практически у них на пути. Все эти перелески, кустарники, овраги, изрезавшие вроде как ровную как стол степь, не подходили категорически.
Другое дело открытый участок дороги с брошенными полями по обеим сторонам и заправочной станцией. Приковали конечности тел убитых мутантов к отбойникам пластиковыми наручниками, чтобы их не враз утащили. Сделали дополнительные надрезы. Кровь им уже особо не пустишь. Зато свежие резаные и расширенные раны пахнут куда аппетитнее засохших пулевых и бурых кровавых разводов на шкуре. Твари чуяли кровь издали, так что должны клюнуть.
А что до звука двигателя… Мутанты, конечно, имеют это в виду и буром на военную технику не попрут. Но не сказать, что испытывают при виде нее панический страх. Даже слабо развитые. Впрочем, об этом уже говорилось, и не раз. Поэтому оставалось занять позицию на крыше заправочной станции метрах в трехстах от приманки и отправить «выстрел» к дорожной развязке, чтобы не отсвечивал на виду.
Теперь только ждать. Ну и отслеживать ситуацию с помощью коптера. Впрочем, не так уж и долго. Стая появилась через семнадцать минут: вурдалаки второго уровня. Кто бы сомневался при таком-то вожаке. Учуяли кровь и сразу же сменили направление. Вот и замечательно. Позиция просто загляденье, только подходи.
К телам вурдалаки подбирались со всей осторожностью. Вперед выдвинулись два самца, остальные рассыпались в отдалении. Умные, твари. Ну да, на всякую хитрую задницу найдется болт с винтом. В данном случае крупнокалиберная ССВК, вновь заряженная снайперскими патронами. Дороговато, не без того. Но, как правильно заметил Петр Алексеевич, дичь, на которую они рассчитаны, того стоит.
«Дима, похоже, всей стаей они не попрут», – озвучил в канале очевидное Илья.
«Вижу. Берешь на себя ближних. Я вожака и остальных».
«Успеешь?»
«Место вроде открытое, так что должен. А там по обстановке».
Ничего невозможного. Вурдалаки до третьего уровня вполне по зубам винтовочным бронебойно-зажигательным патронам. Только не стреляй в лоб. Да и то оглушение и дезориентация гарантированы. А там и добить всегда можно. Причем даже четвертый уровень, на котором уплотняющийся жир и появляющиеся под шкурой костяные бляшки вполне держат этот боеприпас. Чтобы пробить защиту, достаточно трех попаданий в точку диаметром каких-то пять сантиметров. Задача выполнимая даже для модификанта второго уровня. Если, конечно, руки не крюки, а цель не шустрая, как понос.
Вожак остался с основной стаей. Стоит столбом, всматривается и вслушивается в окрестности. Вот и молодец. Так и стой. Дмитрий прицелился ему в плечо. Ни к чему изобретать велосипед, коль скоро все уже отработано. Это не первая их стая, вычисленная с помощью данных, полученных на территории батальона спецназа.
Разбросало модификантов изрядно и по большой территории. Если бы не наличие транспорта, замучились бы за ними бегать. В настоящий момент они выслеживали тех, что бегали по полям. На открытом месте брать добычу было куда проще. В пустошах без геморроя не обойтись – там условия резко ухудшались. Если только не охотиться на мелкоту. Но-о… Море крови с минимальным выхлопом.
Выстрел! Не смотри, что модификант-мутант чистый халк. Прилетевший в плечо гостинец, прежде чем уронить его в траву, даже развернул.
Впрочем, Дмитрий только отметил для себя поражение противника и тут же перевел маркер прицела на следующую цель. Как ни странно, ни выстрел крупнокалиберной винтовки, ни грохот автомата под винтовочный патрон не испугали самца. Он, разумеется, не остался на месте, но, вместо того чтобы броситься в бегство, ринулся в атаку. Метров триста. Мутант только начал движение. Выстрел! Вурдалак поймал пулю грудью и опрокинулся на спину.
Зато оставшиеся четыре самки думали в том же ключе и побежали к АЗС на всех парах. Два выстрела. И оба мимо. Твари и не думали бежать по прямой. Матерые, опытные и битые своей пока еще короткой мутантской жизнью, они выписывали зигзаги, делали перекаты, внезапные прыжки как вперед, так и в сторону. Хорошо хоть не способны менять траекторию полета. Одну из них ему удалось подловить как раз в воздухе. Но оставались еще три, и они были уже в сотне метров.
У Ильи также не заладилось. Первого он свалил. Зато второй ринулся в атаку, будучи подвижным как ртутный шарик. Пока его подловил, первый оклемался и вместо бегства побежал к АЗС, требуя к себе отдельного внимания.
Словом, рассчитывать на помощь Тихонова не приходилось. В магазине винтовки осталось только пять патронов. Три самки уже близко, и делать ставку на ССВК глупо. Дмитрий нажал на клипсу, отстегивая оружейный ремень. Поднялся на колено, оставив винтовку лежать на плоской крыше. Одновременно рука метнулась за спину. Толкнуть, дернуть, довернуть – и через пару секунд «печенег» оказался в его руках, готовый к бою.
Нефедов нажал на спуск, уже не помышляя об экономии патронов. Не до того. Рой пуль устремился в сторону вурдалаков. Сначала накрыл огнем одну самку. Та пыталась увернуться, но ничего не смогла противопоставить твердой руке, точному глазомеру и свинцовому ливню в десять пуль за секунду.
Нейросеть констатировала ранение с вероятностью летального исхода в двадцать процентов. Но то, что тварь споткнулась и покатилась по траве, уже результат. Дмитрий сосредоточился на второй. И у него получилось не убить, но затормозить и эту.
Зато последняя, не добегая до здания метров десять, кинулась на крышу в атакующем прыжке.
– Илья, в сторону!
Парень выполнил команду без раздумий и лишних слов. Нефедов отметил это лишь краем сознания. Потому что в этот момент сам пятился, насаживая летящую в него тварь на бесконечную очередь. Он видел, как пули попадают в тело, взъерошивая волосы и выбивая кровавые фонтанчики. Но в то же время прекрасно осознавал, что остановить полет туши, в которой свыше двухсот кило, или изменить ее траекторию они все же не в состоянии.
Шаг в сторону – и самка упала на крышу. Ее ноги подломились, и она полетела кубарем, остановившись только у парапета на противоположной стороне. Контрольный в голову. Разворот. Дальняя самка уже поднялась и бросилась в бегство. Очередь на десяток пуль в спину вновь опрокинула ее в траву. Злая двойка на добивание. Вколотить двойку в голову следующей, также поднимавшейся на ноги. Третья, самая дальняя, получившая пулю из крупняка, не шевелилась. Как же, поверил он ей. Контроль. Порядок.
Взгляд на двух самцов, которыми занимался Илья. Оба уже в краях вечной охоты. Вот и ладно. Все хорошо, что хорошо кончается. Какие там были огрехи и ошибки, они разберут позже. Сейчас слегка не до того.
Ага. А вот и Ксения. Вынеслась перед АЗС, шесть секунд – и башня пришла в движение. Молодец девочка. Ловко у нее получается скакать внутри этой боевой машины.
– Илья, пошли.
Высота крыши три с половиной метра. Для модификанта ерунда. Разумеется, если прыгать вниз, а не вверх. Под прикрытием Ксении добежали до тел самцов.
Второй вроде как мертв, но Дмитрий предпочел провести контроль и по обыкновению взял на себя охранение. Вожаком занялся Илья. Электрошокер. Увязать пленника, пока мышцы скованы спазмом. Наручники. Завернуть на ласточку. И только после этого приступать к работе с электроникой.
Через двенадцать минут Тихонов распрямился, держа в руке две деактивированные капсулы. Сканирование на целостность. Положительный результат. Удовлетворенный сдвоенный кивок. Охота удалась полностью. Согласно логу, эта стая принесла им семь тысяч восемьсот рублей. Не день, а песня какая-то. Жаль, что всегда так не получится и не все деньги пойдут в зачет.
– Ну что, Дим, вычисляем следующую стаю?
– Знаешь, Ксюха, я откровенно хочу жрать.
– Согласна, пообедать не помешает. Я даже согласна встать к плите.
– А я предлагаю закатиться на постоялый двор, – предложил Илья. – Как насчет навестить Михалыча, а?
– Согласна, – тут же поддержала парня Ксения. – Двое суток уже без душа.
– Ничего, вонь вроде как не одолевает, – пожал плечами Дмитрий.
– Вонь – это да, озон рулит и разруливает. Да только тело от этого чище не становится. Я себя уже ощущаю какой-то бабищей из бомжатника, – гнула свое Лунева.
– Ты же вроде все время твердила, что ты не девушка, а боец, – поддел ее Нефедов.
– А что, бойцу пристали струпья грязи?
– Все, все, все. Принимается. Двадцать километров, говоришь? Ладно, потерплю на коктейле еще.
Как водится, к своей цели они направились не по асфальту, а по полевым дорогам. С одной стороны, так безопасней. С другой… Учитывая, что на трассе по сегодняшним реалиям особо не разгонишься, получалось еще и быстрее.
Да и сам постоялый двор находился в стороне от дороги, за небольшим селом, на берегу пруда. Местный предприниматель еще лет двадцать назад поставил здесь нечто вроде турбазы с отличной рыбалкой. Сам Дмитрий ни разу не рыбак, но знакомые хвалили. Мол, молодец мужик, такое нужное дело замутил и поднял.
А главное – помимо классной рыбалки тут имелись мангалы, столы под тентами, возможность взять на прокат палатку и упылить на противоположный, необлагороженный берег. Привык к комфорту? Не вопрос. Есть пять отличных номеров, кафе с барной стойкой, сауна, большая, крытая металлическим навесом площадка со столами. И, что немаловажно, фонтан с живой рыбой. По желанию отловят ту, на которую укажешь, и приготовят. Словом, отдыхай и радуйся, хоть один, хоть с любовницей. Ну а под кого же еще такое строить-то? С женами на рыбалку – это моветон.
Так уж вышло, что, когда грянул гром, хозяин турбазы был на работе. Как раз отдыхали проблемные клиенты, и ему пришлось проторчать с ними, вместе с персоналом базы – помощником и тремя сельскими женщинами. Бродить по просторам сети им было попросту некогда.
О том, что творится в мире, узнали, только когда спровадили гостей. Заодно вычитали и о том, что лучше бы обезопаситься хотя бы медицинскими масками. Так себе защита, но кто же тогда знал.
Вернувшись домой, застал жену и младшую дочь уже переродившимися. Одному только богу известно, чего ему стоило поднять руку на них. И уж тем более учитывая то, что сделать это пришлось подвернувшейся под руку лопатой.
Словно в дурмане, прошел к сейфу и достал свой помповик. Но покончить с собой помешала прибежавшая Лиля, его повариха. Глаза безумные от страха, блажит о помощи, а за ней несется ее муж. Вернее, то, что еще недавно было ее мужем. Пристрелил его. А она повисла на шефе – вот не бросай, и все тут. Следом за ней прибежала Валя. Собственно, из-за этих двух женщин он и остался жив. Ответственность за них не позволила наложить на себя руки.
Влез в соседские дома, вскрыл оружейные сейфы, выгреб все оружие и боеприпасы. Пока добирались до базы, пристрелил и переехал четверых. Руслан обнаружился уже в пруду. Галина так и не появилась. Четверо. Это и все, что осталось от села в тысячу с небольшим душ.
Обосновались на базе, совершая налеты на село и систематически уменьшая поголовье мутантов. Руслан был не просто рукастым, но и головастым. Они многое с ним сделали. И озонаторы, и шлюзовую камеру, и обеспечили себя электроэнергией. Было у них два односельчанина, увлекавшихся возобновляемыми источниками электроэнергии. Вот не хотелось им платить государству. Один у себя на крыше установил солнечные панели. Другой своими руками изготовил ветряк, благо в ветрах недостатка не было. Демонтировали и перенесли к себе оба варианта.
А потом Руслан погиб. Турбаза-то на отшибе, мутанты редкость. Сельских кого повыбили, других сожрали, третьи, с уменьшением кормовой базы или спасаясь от охотников, убрались сами. Вот и расслабились выжившие. Помощник как раз пошел корову с выпаса загонять. Ну и нарвался. И ладно бы кто серьезный, а то кусач, кожа да кости. И чего в анабиоз не впал? Остался Михалыч один с двумя женщинами.
В принципе, он не собирался становиться хозяином постоялого двора. Опять же до ближайшего города, или, если точнее, пустоши, добрых тридцать километров. Но однажды к ним на базу приехали четверо. Морды такие, что сам последнее отдашь. А уж что в их разговорах проскальзывало – так и вовсе мрак.
Михалыч – он, конечно, с мутантами повоевал и крови, так сказать, вкусил. Но ни бойцом не был, ни характером не отличался. И жену с дочкой он скорее от отчаяния и страха порешил. Лилиного мужа и остальных – это уж скорее от злости на самого себя. А потом все вроде устаканилось и успокоилось. Правда, порой накатывало, но потом отпускало. Без алкоголя. Девчата каждый раз из депрессии вытаскивали. Им в одиночестве оставаться совсем не хотелось.
Так вот, когда понял, что за субчики пожаловали, решил, что это их погибель. Приготовился дать последний и решительный, защищая Лилю и Валю, а там и смерть принять. Когда не о себе думать приходится, а о ком другом, со страхом справиться куда проще.
Но вышел неожиданный поворот. Один из гостей попытался подкатить к Вале, предложив ей одарить его лаской за плату. В ответ она огрела его веником. Михалыч, трясясь от страха, схватился за ружье. Но старший этих субчиков встал на его пути, выставив руки в примирительном жесте. Поинтересовался, не шлюхи ли бабы, и, получив отрицательный ответ, приказал своему человеку сесть и засохнуть. Еще и извинился.
Ушли они через два дня, вкусив все прелести баньки, чистых простыней и безопасного ночлега. При этом больше инцидентов не было. Мало того, расплатились честь по чести. Не деньгами, конечно. Ну да сошлись в цене. Тем более что Михалыч и не думал ломить. Признаться, боязно было.
Вот, собственно, с этого и началась история постоялого двора «Рыбак». Там и сегодня заправляли только они трое. От мутантов постепенно появилось ограждение из «егозы» и противопехотных мин. Сами же постояльцы активно и помогали устраивать защиту от мутантов. И в немалой степени военные патрули. От людей же…
Людей здесь привечали всех. Без разбора. Любой мог получить кров, постель, чистое белье и душ. Даже те, у кого, как у того латыша, хрен да душа. Главное, чтобы заразы не было. А там, если совсем уж досталось, найдется и какая-никакая одежда да дробовик с дюжиной патронов.
Не интересовали Михалыча большие заработки. И для жизни ему было нужно чуть да маленько. А как придет время перед Создателем предстать, глядишь, чья спасенная жизнь ему и зачтется. Женщины его в этом поддерживали целиком и полностью…
Окутавшись облаком пыли, «выстрел» остановился перед воротами с густо накрученной поверху «егозой». Это единственный путь, по которому можно было подобраться к замкнутому периметру. Площадка под технику располагалась под навесом, где раньше были расставлены столы для отдыхающих. Места для боевой техники немного. Ну да и постоялый двор не чета тому же «Рейдеру», большим числом гостей похвастать не может.
Ксения погудела клаксоном. Вскоре ворота пришли в движение и отъехали в сторону. Девушка включила передачу и въехала внутрь. Там уже стояли старенький БРДМ и инкассаторский бронеавтомобиль УАЗ.
Нормальная тема. Конечно, не идет ни в какое сравнение даже со стареньким армейским, зато достать можно бесплатно и от мутантов защиту вполне обеспечивает. Ну-у, до известной степени. Та же стая рвачей вполне может его опрокинуть, после чего гибель экипажа становится всего лишь вопросом времени.
Несмотря на то что Ксения притерла «выстрел» вплотную к БРДМ, места на стоянке оставалось лишь на одну машину. Выезжать и вовсе получится только задним ходом. Интересно, а как здесь обеспечивали стоянку транспорта, если постояльцев было слишком много? Хотя-а-а… Как уже говорилось, место не столь уж и популярное.
Постоялый двор, да еще и такой, как этот, где нет собственной охраны, чистой воды лотерея. Поэтому машину покинули во всеоружии. Винтовку-переростка Дмитрий брать не стал. Обошелся пулеметом. Ксения прихватила бесшумный автомат, Илья – АК-308. Машину, как и положено, поставили на сигнализацию. Минировать не стали, а то мало ли кто по пьяни чего учудит. Сигнализации вполне достаточно. Тем более установленной Луневой. Поди найди в этом умирающем мире специалиста, подобного ей.
Никто их не встречал, не проверял и не контролировал. Тут вообще все на доверии и готовы принять всех без разбора. Остекление стальной двери забрано массивной решеткой. Вместо замка – засов с поворотной рукоятью. Человеку никаких проблем, для мутанта практически неразрешимая головоломка. Во всяком случае, для подавляющего большинства из них. Вот не стал бы Дмитрий проводить черту относительно их способностей.
За дверью тамбур из остекленной металлопластиковой конструкции. А внутри, у поста дезинфекции, их уже поджидал хозяин. Дмитрий упрятал в подсумок головку Кнопки. Застегнул и пустил вовнутрь газ. Кивнул Михалычу, и тот подал озон. Потом уже привычная процедура экспресс-анализа крови. Томительное ожидание. Каждый раз подспудно боишься, что случилось непоправимое. Зеленый диод. И со скрываемым облегчением вся троица прошла в холл гостиницы.
Слева дверь в сауну. Она здесь просторная. Раздевалка, большая комната с дубовым столом, две отдельные комнаты с двуспальными постелями, туалет, душ, бассейн и собственно парилка. Словом, все условия для разгульного отдыха. Как уже говорилось, сюда предпочитали ездить без жен. С другой стороны, а почему, собственно говоря, и нет.
Прямо лестница на второй этаж, с коротким коридором и пятью номерами на две стороны. Всего они способны вместить два десятка постояльцев. А случись наплыв – так и в сауне можно положить.
Под лестницей слева небольшая каморка оружейной лавки. Небогато, потому что пополнение только за счет оплаты. Чем только не отдариваются за постой, а оно хозяину не все нужно. Вот и ведет обмен чего ненужного на что-нибудь полезное. Ну и несчастных снабжает из того же арсенала. Справа санузел общего пользования.
Направо кафе. При входе четыре стола, каждый на шестерых человек. Барная стойка с четырьмя высокими стульями. По левую руку бильярд, рядом с которым небольшой столик для играющих. Не сказать, что места так уж много. Но ничего так, уютно.
– Привет, Михалыч.
– И тебе не хворать, Дима. Ксения, Илья, – приветственный кивок.
– Номера свободные есть?
– Целых два. И, как понимаешь, при нехватке мест положу постояльца на свободную койку.
– Раньше вроде всем хватало.
– А я это на всякий случай. Чтобы потом не было возмущений. Если заявится патруль, так сразу станет тесно.
– Не вопрос. Кто в постояльцах?
– Ты же знаешь, я никого и ни о чем не спрашиваю.
– Григорий Михайлович, я закончил, – сообщил подошедший паренек лет двадцати.
Худой, кожа да кости, подстрижен налысо, взгляд затравленный, на гостей посматривает искоса, с явным опасением. Видать, досталось.
– Юра, ты не видишь, я гостей встречаю. Подожди немного.
– Извините. – Парень разве что ножкой не шаркнул и шмыгнул в кафе.
– Откуда такое чудо? Вроде одиночек уже не осталось, – удивился Дмитрий.
– Хутор Николаевский помнишь?
– Ну?
– Была там небольшая община. Бандиты данью обложили. Вроде как без фанатизма. Глава договорился с ними, все всех устраивало. Но так уж случилось, что он заразился. В начальники выбился какой-то блаженный. Патрули же регулярно заезжают, какое-никакое оружие выделили, даже крупнокалиберный пулемет.
– Обычное дело. Но, я так понимаю, новому лидеру моча в голову стукнула.
– Именно. Решил, что прежний глава был сыкло и коль скоро они под защитой властей, то идут эти рэкетиры лесом. Ну банда недолго думая и расхреначила общину. У них БМП-1 древняя, но с реальной пушкой и со снарядами. Чтобы другим неповадно было. Юра единственный выжил. Добрался до нас. Пока вот в помощники вызвался. Так-то.
– И что военные?
– А что военные. Вычислили и накрыли.
– И снова вдогонку, – зло цыкнув, высказал недовольство Дмитрий.
– У лихих людишек дорог много. У военных – одна. Поди ее еще найди. Но как только банда разрастается, набирает силу и теряет берега, так и дни ее сочтены.
– Ну да. А пока суд да дело, они и у тебя перекантоваться могут.
– Дима, вот ты меня сейчас за что агитируешь, а?
– А ты дурачком не прикидывайся.
– Валя, – повысив голос, позвал он.
– Здесь я, Григорий Михайлович.
– Покажи гостям комнату, – направляясь в дверь кафе, через плечо распорядился хозяин.
– Хорошо. Пойдемте, Дмитрий Викторович.
Память у местного контингента хорошая. Всех помнят по именам и точно знают, кто и чем дышит. Но ни к кому не лезут. Живут своим укладом и другим не мешают.
– Пошли, Дима, – взяв его за руку, произнесла Ксения.
– Н-да. Пожалуй, ты права.
Комната небольшая. Раньше стояла одна двуспальная постель. Но сейчас все отдано в угоду практичности. Так что вдоль стен две двухъярусные кровати. Между ними стол, телевизор с закачанными фильмами. У стены платяной шкаф. Слева при входе отдельный санузел с душевой кабинкой.
– Так, Илья, пользуйся моей добротой, лезь в душ первым.
– Уверена, подруга? – лукаво взглянув на Ксению, с нарочитым сомнением произнес тот.
– Еще как уверена. Если я залезу, то вы тут мхом покроетесь, пока будете ждать.
Илья счел аргумент весомым и не откладывая начал раздеваться. Минута – и он уже устремился в душ. Кто сказал, что только девушки не могут обойтись без мытья? Многие мужчины им в этом ничуть не уступят.
– Дим, ты чего окрысился на Михалыча? Он всего лишь заботится о доверившихся ему женщинах.
– Привечает бандитов.
– Я понимаю, ты потерял семью и у тебя накипело. Но, во-первых, не стоит всех мерить по себе. Не каждый может вот так, с пулеметом наперевес. А во-вторых, пользы от этого постоялого двора куда больше. Потому что тут гораздо чаще останавливаются обычные охотники и мародеры. И ты это всегда знал. И Михалыч тот же самый, прежний. Что изменилось? Это из-за хутора?
– Из-за него.
– Ну хочешь, поохотимся на каких уродов. Глядишь – попустит.
– Не. Сначала нужно закрыть вопрос со Светой. Опять же уроды эти, что за мной охотятся.
– Вот и правильно, – боднув его в лоб, с улыбкой произнесла девушка и принялась разбирать рюкзак со своими вещами.
А стоило только Илье выйти из душа, как Ксения сорвалась с места:
– Ничего не знаю, моя очередь!
Схватила полотенце, смену белья и скрылась за дверью. Мужчинам только и оставалось, что переглянуться недоумевающе.
Впрочем, вопреки ожиданиям и заверениям самой девушки, в душе она пробыла недолго. Управилась едва ли не быстрее Ильи. Вот и верь после этого женщинам.
Горячий душ после безвылазного трехдневного рейда. Чтобы понять, какое это наслаждение, нужно испытать на себе. И обязательно будучи в респираторе. Разомлевший Дмитрий в одних трусах вышел в комнату, обтираясь полотенцем. И тут же почувствовал как кто-то попытался захватить его со спины.
Реакция была молниеносной. Упал на колени и буквально метнул нападавшего, оказавшегося на удивление легким. Хотя… В нем сейчас силы – как в ломовой лошади, что ему человек.
– Придурок! – выкрикнула Ксения, под грохот и треск разлетевшегося столика.
И только теперь до Дмитрия дошло, что это был не захват, а объятия. А еще вспомнил горячее дыхание, обдавшее его шею. Ой-й, деби-ил-л!
– Ксюха, – виноватым тоном позвал он.
– Нефедов, ты придурок! – шипя от боли, как рассерженная кошка, констатировала девушка.
– Ксюш, извини, рефлекс сработал, – попытавшись помочь ей подняться, продолжал он виниться.
– Пошел к черту, – оттолкнув его руку, произнесла она и решительно поднялась сама. – Неделю без сладкого.
– Ксюша… – Он попытался ее обнять.
– Нефедов, если ты решил, что это был классный эротический массаж, спешу тебя заверить – на прелюдию это не тянет. Лучше не зли меня. Все. Одеваемся и ужинать.
А что тут еще скажешь. Мог бы и догадаться, за каким таким интересом она тут разыграла целую комбинацию с душем. Ума нет – ходи голодный. Три ночи в «Ковчеге» были умопомрачительными. Но с тех пор близости у них не было. Афишировать свои отношения не хотели, а наедине оставаться не получалось.
В кафе занят был только один стол. Раньше Дмитрий этих четверых не видел. По виду же не определишь. Бандиты, мародеры и охотники на одно лицо. Поди разбери, кто из них кто. К тому же они нередко совмещали и то, и другое, и третье.
Вообще-то народу должно быть побольше. Наверняка парятся в сауне, с пивком и вяленой рыбкой. Сам Михалыч его не варит. Было дело, обнаружили на трассе груженую фуру. Притащили сюда да разгрузили в подвал. У этого напитка такой срок, что и за год с ним ничего не станется. А рыбка своя, озерная.
– О! Как-то вы быстро. А я сказал Лиле, чтобы она не торопилась, – заметил Тихонов, встречая товарищей.
– Илюшенька, а чего это у тебя такой многозначительный тон? – язвительно поинтересовалась Ксения.
– Да ла-адно. Я, конечно, ботан, но не настолько же.
– Ничего. Не было, – с расстановкой произнесла она.
– Это я уже понял, – хмыкнул парень.
– Я тебе сейчас ногу прострелю.
– Это иррационально, – пожав плечами, возразил Илья, – так ты ослабишь группу.
– Илья, где наш ужин? – решил остановить словесный поток Дмитрий.
– Сейчас.
Парень обернулся в сторону кухни и, позвав повариху, попросил подавать на стол. С обслуживающим персоналом тут некоторая напряженка, а потому все кафе на поварихе. Впрочем, народу не так чтобы и много. Да и Михалыч с Юрой не чураются помочь, если свободны.
Лиля подавать на стол не стала. Хлопнула разносом о барную стойку и, стеганув Нефедова злым взглядом, вернулась на кухню. Знает уже о том, как он на их мужика наехал. Вот и выказывает гостю свое недовольство.
Ужинал без аппетита. Все перемывал самому себе кости по поводу Михалыча. А имеет ли он право вот так обвинять человека? Кто-то обеспечил ему защиту, чтобы он не пускал к себе разных проходимцев? А власти. Разве они предпринимают что-либо, зная о специфике существования таких мест? И дело тут вовсе не в том, что им плевать и они преследуют собственные цели. Простой рационализм. Пользы от постоялых дворов больше, чем вреда. И это действительно так.
Вторая причина дурного настроения – конфуз с Ксенией. До того как они переспали, он вроде бы нормально обходился без женской ласки. Ну нет и нет. Других забот хватало. Из пубертатного возраста он давно вышел. Опять же потеря семьи. Но вот стоило только разок попустить, как потребность тут же дала о себе знать. Глупости, конечно, творить он не будет, но настроения это не улучшило.
– Михалыч, ты уж извини меня. Сорвался я, – после ужина подошел к хозяину Дмитрий.
– Да понимаю я все. Семью такие же говнюки на тот свет спровадили. А тут Николаевский этот. Вон Юрке и того горше пришлось, когда трое из той кодлы сюда пожаловали. Он за ствол, насилу утихомирил. Ружье отобрал и в подвале запер. Потом поговорили. Понял. Вон никуда не уходит, со мной по хозяйству крутится.
– А эти? Неужели стерпели?
– Хотели порешить его. Но я встал в дверях – мол, сначала меня, а там уж и мальца. Бабы мои со мной в кучку. Так и стояли, как овцы на заклание. Не тронули. Перекусили. Пополнили запасы и уехали.
– И?
– Да придурки, – пожав плечами, выдал диагноз Михалыч. – Это каким же дебилом нужно быть, чтобы, имея на плечах погоню, переться на постоялый двор. Военные перемирия нарушать не стали. Отсиделись в засаде, а когда эти отъехали от «Рыбака», порешили всех троих.
– Ясно.
– Дима, слушай, тут такое дело. Позавчера заезжали сюда четверо. Матерые такие волчары. Нерусские. В смысле заграничные птицы. Старший их тобой интересовался.
– Уверен, что мной?
– Фото твое показывал.
Вот оно, значит, как. Пожаловали все же охотники. С другой стороны, этого следовало ожидать с такой-то рекламой, устроенной безопасниками «Ковчега». Впрочем, он ведь понимал, что они на него выйдут, и даже сам собирался устроить им западню. Но завертелось, закрутилось и как-то сразу стало не до этого. Да только если не думать о проблеме, она ведь никуда не денется и сама не рассосется.
– Обещал хорошую награду, – между тем продолжал Михалыч.
– Какую?
– БТР «Бумеранг», полный фарш.
– И?
– Я сказал, что тебя не встречал.
– А координат своих он, часом, не оставил?
– Номер мобильника, на случай если объявишься.
– Дашь?
– Не вопрос. Только…
– Не переживай, все будет чисто. А картинки с ними у тебя, случаем, нет? Ты ведь ведешь видеосъемку.
– Сейчас сброшу на флешку.
– Спасибо.
Вернулся за стол в совершенно другом настроении. Чем удивил товарищей.
– Ну что, ребятки, наша охота переходит в несколько иную плоскость. Появились мои визави.
– О как, – только и сказал Илья.
– Ксюша, по номеру мобильника отследить их получится?
– У меня без вариантов. Но выйду на Лиса, он уже давно взломал американскую орбитальную систему. Найдет и скинет мне. Даже не сомневайся.
– Ребята, вы все еще можете соскочить. Это не ваш головняк. Им нужен только я.
– Дим, не устал еще хрень мести? – вздохнула девушка.
– Точно. Это ведь по моей части, старшой, ты чего это у меня хлеб отбираешь? – тут же поддержал девушку Илья.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий