Пандора. Мессия

Глава 4
«Ковчег»

Чтобы добраться до въезда, пришлось выписывать зигзаги. Подъездная дорога была заставлена фундаментными блоками. Простая, но действенная мера как от брандера, так и от смертника, буде такой найдется и решится на таран. Наконец «выстрел» замер перед воротами, мерно тарахтя дизелем на холостых оборотах.
По обеим сторонам от въезда огневые точки с торчащими в амбразурах пулеметами. В бетонном же капонире застыл вооруженный до зубов БТР «Бумеранг». Так что если есть желание пошутить с охраной, лучше о нем позабыть. И не имеет значения – на танке ты или просто безмозглый и злобный мутант. Этим без разницы, кого валить. Кстати, твари не появляются здесь уже очень давно. Отучили.
Позади не сказать что такая уж долгая дорога. Трассы пока еще в хорошем состоянии, но по ним в одиночку лучше не кататься. Поэтому добирались проселками, вздымая столбы пыли, которая сейчас лежит на броне толстым слоем. Зато в салоне ни пылинки. Относительно, конечно. Так чтобы совсем без нее, не получится. Но, как говорится, ощутите разницу.
В принципе, обозначились они еще на подъезде. Иначе уже получили бы ПТУРом по загривку. Хотя нет. Не стала бы охрана тратить ракету. Врезали бы из пятидесятисемимиллиметровой пушки, и всех дел. Это не крупняк, который «выстрелу» в принципе не страшен.
Да только бойцы охраны чего-то вдруг решили поиграть в гляделки. Дмитрий покачал головой и, откинувшись на спинку сиденья, подмигнул сидевшим напротив Гене и Лене. Ну что же, подождут. Как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят.
Дети в предвкушении развлечений весело защебетали, начав пихаться. Вообще-то Ксения им подарила целый виртуальный мир. Ребятам имплантировали нейросети, а в комнате установили нейрокресла. Благодаря стараниям Лиса ей удалось усовершенствовать капсулу и воссоединить Светлану с детьми. В виртуальном мире.
Кроме одной из двух игр, доступных в сети, ей удалось оцифровать их бункер, и семья могла общаться в обычной обстановке. Поиграть, попить чаю с маминой выпечкой. Правда, ребятки дружно утверждали, что раньше мама готовила гораздо лучше. Ну-у, не всесильны программисты, что тут еще сказать-то. Зато новая няня, следуя указаниям Светланы, очень даже справилась с этим в реале.
Но виртуал – это все же не по-настоящему, и это понимали даже дети. Сейчас же их ожидало приключение в реальности, новые места и впечатления. Все это взаправду, а не в выдуманном нарисованном мире. А главное, они будут купаться в бассейне и кататься с горок.
Кнопка, почувствовав настроение детворы, вторя им, залилась радостным лаем и заметалась по салону. Мало того, еще и прыгать начала, словно наелась пружинок. Чем еще больше раззадорила детвору. Пришлось Дмитрию отлавливать хулиганку и призывать к порядку.
Настя же поспешила успокоить разбушевавшихся детей. С чем успешно справилась и, усадив их на места, сразу же начала надевать респираторы. Атмосфера в машине пока еще безопасная, но это ненадолго.
Наконец ворота вздрогнули и по направляющей рельсе поползли в сторону. Обозначили, значит, кто в доме хозяин. Господи, чем бы ребенок ни тешился, лишь бы не плакал.
Проехав на территорию, Ксения остановилась. В дверь заглянул боец охраны, на предмет проверки пассажиров. Убедился, что наличие соответствует заявленному числу, и исчез. Двигатель вновь взревел, и девушка повела машину вправо. Маршрут привычный, благо они тут не в первый раз. Хотя с их последнего посещения кое-что изменилось. Но так, несущественно.
Въехали на стоянку. Охранник даже носа из будки не высунул. Места свободного достаточно, разметка на асфальте нанесена. Паркуйся и иди по своим делам. Даже в будку заглядывать не нужно. Оформиться и внести плату можно без труда на портале услуг «Ковчега». Что Дмитрий и сделал, пока Ксения ставила машину.
Воровства здесь пока еще не случалось. От слова «совсем». Хотя бы потому что едва бронетранспортер замер, как к нему подлетел дрон и пристроился на башне. Вот так и просидит этот электронный охранник, пока не получит команду «отбой». Конечно, разобраться можно с любой охраной. Да только овчинка выделки не стоит. Возможные неприятности значительно перевешивают выгоду. Территорию анклава ведь еще покинуть нужно. Опять же охрана здесь не для красоты.
Техники не так чтобы и много. Всего-то десяток единиц. Два БТР-80, пара БРДМ-2, «Тигр» и «Тайфун». На этом пусть и старички, но военные специализированные машины закончились. Остальные четыре были грузовиками-внедорожниками, обшитыми стальными листами.
Защита не от людей, а от мутантов. Ну и с герметичностью у них все довольно относительно. Дмитрий поостерегся бы в такой броне избавляться от респиратора. Подобная техника обычно используется охотниками для недолгих выходов. С возвращением в конце дня на базу.
Вообще как-то маловато народу. Стоянка рассчитана на полсотни машин. Видать, поиздержались охотнички и потянулись на заработки. Это команда Нефедова устроилась с удобствами на собственной базе. Основная масса предпочитает не заморачиваться этим. Обретаются при постоялых дворах или вот в таких гостевых корпусах, в серьезных анклавах. Оно и безопасней, и проще, и отдохнуть можно от души.
Все оружие, за исключением пистолетов, оставили в машине. Веяние времени. Хоть что-то, а при тебе должно быть. Если брать с собой серьезные стволы, то придется прятать их в сумку и пломбировать. Ну и к чему такие сложности? Собирайся они сдать что-нибудь в оружейном магазине – тогда совсем другое дело. Но сегодня трофеев нет. Хотя посещение оружейника планируется.
У Насти на боку кобура с «береттой», прошедшей с Дмитрием долгий путь. Конечно, пистолет для девушки тяжеловат, но менять его на что-то более компактное не было возможности. У имевшихся же в наличии пары «удавов» слишком мощный патрон, чтобы она могла им нормально пользоваться. Так что учат обращаться с иностранцем.
Делать из нее полноценного члена команды и готовить модификанта Дмитрий пока не собирался. Ей даже нейросеть еще не имплантировали. Пусть для начала побудет няней, проявит себя, а там и видно будет. Единственный же оставшийся трофейный управляющий модуль он намеревался сдать за вознаграждение. Деньги сейчас важнее, чем удовлетворение желания девчушки с горящими глазками.
Подхватили каждый по рюкзаку с личными вещами и направились к гостевому корпусу. Глупо ведь, оказавшись в таком месте, продолжать расхаживать в комбинезоне химзащиты и даже полевой форме. А уж дети – так и вовсе обряжены в нечто перешитое и висящее на них балахоном. Если есть возможность отдохнуть и развеяться, то отчего бы этим не воспользоваться. Опять же для чего-то же они тащили с собой весь этот детский сад.
Выходить со стоянки не потребовалось. Она примыкала к гостевому корпусу. У него имеется сообщение с остальными корпусами анклава, эдакого муравейника, пронизанного коридорами и переходами. Но гостям туда ходить не положено: все вопросы можно решить в этом трехэтажном здании. Жители анклава, кстати, вполне могут посещать его. Им это ничуть не возбраняется.
На входе уже привычный тамбур, санобработка, экспресс-анализ крови. Особое внимание к Кнопке. Дальше заботливые руки охраны, проверяющей на предмет несанкционированного оружия. Нож и пистолет с парой запасных магазинов. Причем оружие должно быть непременно на виду. Никакого скрытого ношения. Иначе неслабый такой штраф. При этом в первую очередь деньги снимаются с трофейного счета.
У каждого зарегистрированного гражданина в Центробанке имеется два счета. Первый – обычный, куда начисляется зарплата и другие поступления. Второй – трофейный, заточен строго под вознаграждения за мутантов. Ты можешь пользоваться этими средствами совершенно свободно, тратить на покупки или переводить на другой счет, как свой, так и другого лица. Но восполнить его не получится никак. Только убийством мутантов и средствами, вырученными продажей взятых с них трофеев.
Едва пройдя контроль, направились в гостиницу. Нужно разместиться и переодеться. Потом обед и уложить детей спать. Понятно, что они станут канючить, пребывая в предвкушении новых впечатлений. Но Дмитрий на этот счет был совершенно спокоен. Настя тихая и застенчивая девушка, но ей вполне хватало характера, чтобы урезонивать постоянно растущие детские аппетиты. Впрочем, не исключено, что в первую очередь ей это удается благодаря тому, что она нашла с ребятами общий язык.
– Здравствуйте, Аллочка. Нам два одноместных номера и один на троих, девушка и двое детей, – указывая на сопровождающую его компанию, попросил Дмитрий.
Говоря это, он навалился на стойку, и его взгляд невольно прикипел к администратору. Женщина бальзаковского возраста и весьма эффектной внешности. Высокая грудь четвертого размера, сбитое тело, как говорится, кровь с молоком, с ярко выраженной талией, плоским животом и крутыми бедрами. Вот как пройти мимо такой красоты? А тут еще и весьма миловидное лицо.
– Здравствуйте, Дмитрий. Ксения. – Благожелательный кивок в сторону девушки и приветливая улыбка остальным.
Лунева ответила сдержанным кивком, при этом сильно походя на нахохлившегося воробышка. Модификант второго уровня, способный в прямом смысле этого слова повыдергивать Алле ноги и руки, но при этом явно чувствовала себя не в своей тарелке.
Женщины – они всегда остаются женщинами, и физическая сила тут совершенно не важна. В девушке же давно сидел комплекс относительно ее форм. С модификацией организма ситуация вроде как изменилась, но вот перед этой красой она явно проигрывала. А оттого старые фобии вновь полезли наружу.
– С номерами небольшая загвоздка, – эдак картинно поправляя каштановые волосы до плеч, произнесла администратор. – Все стандартные, однокомнатные, заняты нашими постоянными клиентами. Осталась только ночлежка по пять рублей, что, как я думаю, вам не подойдет. И двухкомнатные апартаменты. Пятьдесят рублей в сутки.
– Но постели, я надеюсь, есть в каждой комнате? – уточнил Дмитрий.
– Двуспальная кровать, и в гостиной раскладной диван.
– Отлично. Нам подходит.
При этих словах Настя бросила на Дмитрия косой взгляд. Он обещал детям провести здесь три дня. И только за ночлег готов за столь короткий срок выбросить среднемесячную зарплату. А ведь на пять звезд рассчитывать не приходится. Но, как видно, его этот вопрос волновал мало.
Как и ожидалось, номера не поражали богатством убранства. Зато имелось чистое, свежее белье и запах грозы. Впрочем, сейчас он их сопровождал повсюду. Наверняка все помещения «Ковчега» обрабатываются озоном. Как говорится – дешево и сердито. Конечно, опасно, не без того. Но соблюдения элементарных мер безопасности более чем достаточно, чтобы избежать беды.
– Я занимаю спальню, – тут же распорядилась Ксения, едва они вошли в номер.
Настя с детьми и Кнопкой сейчас устраивались в соседнем. Стены легкие, гипсокартонные, но с качественной звукоизоляцией. Однако они спасовали против детского темперамента и игривой собачки. Не сказать, что номер лучше их комнаты в бункере. Просторней – это да. Но не лучше. У них где-то даже и поуютней. Опять же два нейрокресла, с возможностью выхода в виртуал. Но за прошедшее время в убежище все уже стало привычным, а тут смена обстановки.
– Вот даже не сомневался, что ты распорядишься именно так, – хмыкнув, ответил девушке Дмитрий.
– Любишь, когда все за тебя решают женщины, а, Дима?
– С чего бы это?
– А отчего же тогда не подкатишь к Аллочке? Она и так перед тобой, и эдак. И волосы поправит, и вздохнет полной грудью, а ты как телок.
– Ксюш, я вообще-то вдовец, – хмуро бросил Нефедов.
– И что с того? Жизнь закончилась? Подашься в монахи? Душ не занимай, я первая.
– Э-э, дай хоть в туалет сходить.
– Только по-быстрому.
– Да по-быстрому, по-быстрому…

 

Н-да. Такой Ксению он еще не видел. Легкое платье чуть выше колен. Пояс присутствует, а вот оружия на нем нет. Впрочем, кобура точно все испортила бы. Волосы, обычно забранные в хвост, струятся волнами, ниспадая на плечи. Ну вот красавица, да и только. Дмитрий при виде нее даже поперхнулся.
– Эффектно. Но без оружия оно все же неправильно.
– А кто сказал, что я без оружия?
– Только не говори, что ты спрятала пистолет под юбку. Я за тебя штраф платить не буду.
– Во-первых, я и сама могу за себя заплатить. А во-вторых, он в клатче, – показывая небольшую изящную сумочку, пояснила она.
– И как ты его туда поместила?
– Впритык. Но если уложить рукоятью наверх, то извлечь получится без проблем.
– А запасные магазины тоже поместились?
– Нет. Их пришлось как раз под юбку, на резинке пристроить. А вот респиратор с собой взять никак не получается. Так что, кавалер, понесешь ты.
– Не вопрос, – принимая респиратор и забрасывая его в рюкзак, согласился Дмитрий.
Сам он обрядился в джинсы и рубашку. Признаться, одежда не выглядела необмятой. В бункере они всегда переодевались в гражданское. Иное дело, что Ксения постоянно щеголяла в брюках и футболке. Ей так было удобней. Дмитрий даже не предполагал, что у нее есть платье и она его умеет носить. Да, да. Просто надеть платье, даже при идеальной фигуре, недостаточно, чтобы выглядеть привлекательно. Его еще нужно уметь носить. Лунева умела.
Настя с детьми вышли сразу же, стоило лишь постучать в их дверь. Нарядные, яркие и шумные, Гена и Лена опрометью бросились по коридору, оглашая этаж гостиницы радостным визгом. Кнопка припустила следом. Н-да. Пожалуй, эти стены еще не слышали ничего подобного. Дверь одного из номеров открылась, и в нее выглянул какой-то мужик. Проводил унесшуюся троицу взглядом, потом посмотрел на взрослых и весело улыбнулся.
Дети. Они способны растопить любое сердце. А еще их наличие говорит о том, что мир не умер окончательно и не умрет. Потому что вот оно, его будущее. Эти верещащие непоседы, радующиеся дню сегодняшнему и понятия не имеющие, на какое страшное время пришлось их детство.
Алла при виде Ксении одарила ее милой и в то же время одобрительной улыбкой. Словно хотела сказать – ну вот, давно бы так. Еще и уловив момент, когда на нее смотрела только девушка, эдак заговорщицки подмигнула, по обыкновению поправляя волосы.
В гостевом корпусе были предусмотрены два заведения общественного питания. Первое – столовая, где вовсе не возбранялся и прием кое-чего горячительного. Разве только не рекомендовалось нарушать общественный порядок. Цены здесь были вполне демократическими, ну и обычное столовое меню.
Второе – кафе с претензиями на ресторан. Вот в него-то они и направились. С появлением в бункере Насти рацион его обитателей сильно изменился. Но, признаться, с имеющимся набором продуктов девушке было особо не разгуляться. Опять же она ведь не дипломированный повар с солидным стажем.
Словом, обед прошел на ура, и довольными остались не только дети, но и взрослые. Дмитрий вообще любил вкусно поесть. А потому ни разу не стеснялся.
После кафе направились к пропускному пункту на основную территорию «Ковчега». Охотникам и гостям путь туда был заказан. Но в любых правилах есть исключения. В данном конкретном случае их было два. Милых и непосредственных, как само детство. Хм. Вообще-то три. Кнопка, похоже, окончательно решила составить компанию детям. Ну и как их не пустить в мини-аквапарк. Правда, охране пришлось согласовать данный вопрос с начальством, но те ответили пониманием.
Медицинский диагностический центр, на базе которого и появился «Ковчег», кроме всего прочего имел свой лечебный корпус со стационаром и реабилитационным отделением, при котором был бассейн. Как говорится, все лучшее детям. Поэтому с их появлением администрация озаботилась переоборудованием. Установили несколько горок, организовали веселые пузыри. Ну много ли нужно для счастья малышам.
Определившись с детьми, Дмитрий с Ксенией направились в нейрокабинет. Пора было заняться делами, из-за которых они, собственно, и прибыли сюда. Времени у Светланы оставалось все меньше, а подготовительный процесс отнял целую неделю. Много. Очень много. Но и быстрее управиться никак не получалось. Им еще пришлось и поохотиться, чтобы набрать необходимую сумму. Зато теперь все было готово для того, чтобы сделать следующий шаг.
Кстати, Ксении удалось зафиксировать сто пятьдесят четыре особи из числа переродившихся спецназовцев. Они оказались разбросанными на довольно обширной территории. С одной стороны, вроде бы не проблема при наличии транспорта. Но с другой, это добыча особого толка, и Дмитрий не был готов вот так с ходу отправляться охотиться на них. Поэтому добили необходимую сумму на ребятках попроще. Благо в них пока еще дефицита не наблюдалось. Хотя, конечно, поискать их пришлось.
– Здравствуйте, Рустам Каримович, – войдя в кабинет, поздоровался Нефедов.
– О-о, какие люди, здравствуй, Дима, здравствуй, дорогой.
Мужчина лет сорока пяти, сухощавый, поджарый, с лысеющей, с проседью головой, поднялся из-за стола. Рукопожатие крепкое, настоящее. Взгляд прямой и открытый. Это не дежурная реакция. Он и впрямь рад видеть вошедшего, пусть тот пока и не был его клиентом. Нелегализованная нейросеть не позволяла устанавливать ему какие-либо базы.
– Что наконец появились средства и вы решили легализоваться? – поинтересовался он, прикладываясь к ручке девушки, чем вызвал у нее румянец.
Ей было непривычно подобное обращение. Он же в свою очередь никогда не здоровался с женщинами за руку. И коль скоро ему их протягивали, они неизменно получали поцелуй. А тут еще и такая прелестница в легком платье, подчеркивающем ее женственность. Мужчина вовсе не играл, а реально распушил свои павлиньи перья.
Рустам Каримович являлся техником-программистом в нейрокабинете гостевого корпуса. А в недавнем прошлом был отличным инженером-программистом, намеревавшимся открыть свой собственный нейроцентр. Причем с прицелом не только на установку нейросетей и игровой зал, но и на обучающие курсы. Даже намеревался писать оригинальные базы по ряду профессий.
Да только все пошло прахом, и сегодня он вынужден работать на должности, абсолютно не соответствующей его квалификации. Впрочем, в его планы вовсе не входит оставаться на данной ступени. Тут он только чтобы перевести дух, осмотреться, прийти в себя и…
В том, что он пойдет и дальше по своей основной специальности, сомнений никаких. В конце концов, сеть существует, электронные гаджеты не канули в Лету и продолжают широко использоваться. Но чем именно он займется и в каком направлении станет двигаться, пока решительно непонятно. В одном Дмитрий не сомневался: Мирзоев находится именно там, где ему нужно. Обрастает знакомствами и всячески старается поддерживать добрые отношения с теми, кто не боится соваться в пекло пустошей и будет способен доставить оттуда необходимое оборудование и ресурсы.
– Средства появились, – подтвердил Дмитрий, присаживаясь к столу, – но речь пойдет не о нас. Вы слышали об эксперименте одного новозеландца, поместившего зараженную в анабиозную капсулу?
– Это тот, что держит девушку в капсуле уже почти пять месяцев и она еще не переродилась, – скорее утверждая, чем интересуясь, произнес мужчина.
– Именно. Дело в том, что женщина, которая мне очень дорога, заразилась. Мы определили ее в анабиозную капсулу по той же самой технологии. Все получилось. Она даже в виртуале с детьми играет и может общаться с нами посредством камеры и монитора.
– Ну и к чему ты клонишь?
– Так к клону и клоню.
– Она охотник и имеет необходимую сумму на счету?
– Нет.
– И чем я могу тебе помочь?
– Я хочу ее клонировать. У меня есть образцы, взятые еще до заражения.
– Ты меня не слышишь, Дмитрий. Она не охотник…
– Зато я охотник, и нужная сумма у меня на счету имеется.
– Извини, – развел руками хозяин кабинета.
– Рустам Каримович, я знаю, что этот вопрос не в вашей компетенции. Но есть один нюанс. Если нам не пойдут навстречу, «Ковчег» потеряет команду охотников. Слаженную и успешную, должен заметить. Мы найдем чем прожить и без охоты. Но число мутантов, уничтоженных на территории края, несколько сократится. На секундочку, за прошедшее время только нами зачищен одна тысяча двести пятьдесят один мутант. В основе своей низкоуровневые. Но они уже не подрастут. А еще в случае положительного ответа мы готовы взять на себя повышенные обязательства по уничтожению мутантов.
– Дима, правила…
– В любом правиле есть исключения, – перебил его Нефедов. – Вы просто обозначьте нашу позицию вашему начальству. У меня на них выхода нет, у вас есть. Вот и вся причина, отчего я трачу ваше время.
– Ладно, – согласился тот, пожав плечами, словно хотел сказать, что это все бесполезно.
Вслед за этим его взгляд расфокусировался – явный признак того, что он использует нейросеть. Благодаря тактической базе второго уровня команда Дмитрия была лишена этого недостатка. Иначе использовать нейросеть для общения в бою было бы попросту нереально. Ты ведь должен постоянно контролировать окружающую обстановку, а не витать в облаках.
Уже через минуту Рустам Каримович был опять весь внимание. И пока начальство занималось решением этого вопроса или делало вид, что решает его, предложил гостям чаю. Всякие там правила не должны влиять на взаимоотношения.
– Дима, а как все же насчет имплантата ЭЭМИ? – включая чайник, поинтересовался он.
– Пока погожу.
– Ты давно был в оружейном?
– В прошлый приезд.
– Там появилась новинка – электромагнитный пистолет. Вызывает кратковременное отключение нейросети. И, как ты понимаешь, лишает клиента чувств. Ясное дело, что расчет на гражданских. Потому что военные на этот счет застрахованы. Но у тебя такой защиты нет.
– Нет. Но по таким делам не потяну, Рустам Каримович. Это же нужно легализовать мою нейросеть, потом купить и установить имплантат. На круг выходит четырнадцать тысяч двести рублей. И все с трофейного счета.
– Рискуешь. Мало ли какие уроды бродят. Я ведь не выясняю, откуда у них нейросеть. Сдать ее может и совершенно сторонний человек, которому предъявить нечего. Две тысячи на трофейный счет – достаточная сумма, чтобы кому-нибудь снесло голову.
– Согласен. Но пока придется рискнуть.
– А что скажет Ксения?
– Ксения готова легализовать свою нейросеть и установить ЭЭМИ, – улыбнувшись, заверила девушка.
– Вот и замечательно. Ну что же, займемся, пока руководство совещается по поводу того, как бы помягче отказать Дмитрию в его просьбе.
– Легко.
– Дима, ты сам себе чай сделаешь? И печеньем угощайся, не стесняйся.
– Не переживайте, Рустам Каримович, обещаю не стесняться и не мешать вам.
– Да чем ты можешь помешать-то, – как от чего-то несуразного отмахнулся мужчина.
Ксения оплатила выставленный ей счет и тут же оказалась в нейрокресле. Процесс перепрошивки занял от силы минут десять. Затем Мирзоев поколдовал над панелью управления нейрокреслом, зарядил инъектор капсулой ЭЭМИ, и толстая игла вошла в затылочную область. При этом пристегнутая ремнями голова девушки даже не дрогнула. Оно конечно не больно, сродни уколу не очень качественной иглой. Но ведь ощутимо.
– Вот и порядок. Посиди так, девочка, пока имплантат активируется.
– Сижу.
– Вот и умница. Дима, а чего ты только себе чай налил?
– Не дело пить теплый. А он успел бы остыть, – с печеньем во рту ответил Нефедов.
– Это не так важно. Главное – сам факт, – включая чайник, возразил техник.
– Ну извините.
– Извиняю. Ксения, я так понимаю, переоборудование анабиозной капсулы – это твоя работа?
– Да.
– И как тебе это удалось? У этого новозеландца одни только общие фразы.
– Мы с ним давно знакомы по сети. Так что я ничего не придумывала и не изобретала, а следовала четким указаниям.
– Поделишься?
– Он из этого тайны не делал, – пожав плечами, согласилась девушка. – Ловите файл.
– Ага. Поймал. Что взамен?
– Я вас умоляю. Ну сэкономила я вам неделю, невелика услуга. Там ведь ничего сложного. А вот вы, с вашим опытом, глядишь, сможете придумать что-то, что позволит гарантированно продержать клиента до момента вызревания клона.
– Этим у нас большие умы занимаются.
– И что с того? Мне начать приводить примеры гениев-одиночек?
– Не, ну если ты меня гением величаешь, то тогда конечно.
В этот момент прозвучал зуммер на галопроекторе, стоявшем на углу рабочего стола Мирзоева. Тот посмотрел на него с нескрываемым удивлением, потом перевел взгляд на Дмитрия и, хмыкнув, включил.
Над кристаллом тут же засветилась голограмма сидевшего за рабочим столом седовласого мужчины с гладко выбритым лицом. Жесткий волевой взгляд, форма с полковничьими погонами и петлицы в виде щита с орлом в обрамлении лаврового венка и вертикального меча. Кто бы сомневался, что вопросами безопасности в «Ковчеге» ведает ФСБ.
– Здравствуйте, Рустам Каримович. Я так понимаю, это и есть тот самый много о себе думающий охотник.
Дмитрий посмотрел в глаза самоуверенному полковнику в отлично сидящем на нем мундире. Иллюзия присутствия полная. Даже размеры вполне соответствуют. Причем он сейчас обращен лицом как к Нефедову, так и к сидящему напротив Мирзоеву.
Н-да. Надрать бы ему уши, чтобы вел себя малость поскромнее. Только этот безопасник прекрасно знает, что может себе это позволить. Пусть само человечество подступило к краю и заглядывает в бездну, всегда найдутся те, кто в данный конкретный момент имеет преимущества перед другими. Н-но…
– А вы обращайтесь прямо ко мне, не стесняйтесь, я не кусаюсь, – откинувшись на спинку стула и делая глоток из чашки, произнес Дмитрий.
– Думаете, можете позволить себе подобный тон? – вздернул бровь безопасник.
– Уверен в этом. Решение принято, причем не вами, и это не отказ. Повлиять на него вы не можете. Вас уполномочили его только озвучить.
– Насчет повлиять – это вы ошибаетесь.
– Возможно. Только не надо думать, что вы сейчас держите меня за яйца. Этот центр клонирования не единственный. Уверяю вас, нет ничего невозможного. У «Ковчега» есть два несомненных преимущества. Первое – это экономия времени, в котором я сильно ограничен. И второе – ваши услуги мне обойдутся все же дешевле, чем за границей.
– И?
– Уберите с вашего лица высокомерное выражение, и мы продолжим разговор.
– Ну что же. В таком случае к делу, – подавшись вперед и скрестив пальцы, деловито произнес офицер. – Начальник управления федеральной безопасности «Ковчег» полковник Ратников. Итак. Вы получите возможность клонировать вашу подругу за ваш счет. Разумеется, при соблюдении некоторых условий.
– Где подписываться кровью?
– Не стоит. Она вам еще пригодится. За месяц вы должны будете заработать полную сумму для клонирования всех членов вашей команды. Заметьте, никаких дополнительных выплат в казну, все, что заработаете, вашим и останется. Мало того, мы гарантируем вам первоочередную бронь на репликаторы. Клоны будут заложены по первому вашему требованию, как только вы соберете достаточную сумму.
– Издеваетесь? Это же в среднем полторы тысячи мутантов.
– Меньше. Если охотиться на высокоуровневых. У нас замечены пока только вурдалаки первого уровня, но цена за голову составляет уже пять сотен рублей. Теоретически к концу месяца эти особи могут развиться до четвертого, а это уже восемьсот рублей. Так что не полторы тысячи мутантов, а меньше. Гораздо меньше. Опять же вам может повезти с нейросетями. Спешу заметить, что далеко не все обладающие ими твари развились столь уж серьезно. Обратных примеров более чем достаточно.
– Согласен, число можно и сократить. Только выслеживание даже матерых рвачей может занять слишком много времени.
– Есть такое дело. Но мы ведь говорим об исключении из правил.
– Какие еще условия?
– Охотитесь, разумеется, на территории края. Были настаивавшие только на Ставрополе, но они оказались в меньшинстве. Наша сделка будет предана огласке, и сведения о ваших достижениях станут общеизвестными.
– Хотите стимулировать охотников?
– И подвигнуть на эту стезю новых. Уж больно велики потери среди вашего брата. Опять же рассматривается вопрос о предоставлении возможности клонирования любого по усмотрению владельца трофейного счета. Правда, все остальные положения относительно него остаются прежними. Клонировать кого-нибудь вскладчину все же не получится.
– А что же армия?
– У армии свои задачи. Итак?
– Согласен, чего уж. Только…
– Больше никаких «только». Либо так, либо никак.
– Я всего лишь хотел фигурировать под другим именем. Ну какая разница, Иванов, Петров или Нефедов?
– Если забыть, что Нефедова знают, никакой. Вопрос закрыт.
– Ладно, – пожав плечами, согласился Дмитрий.
– Передайте образцы Рустаму Каримовичу. До свидания.
Голограмма исчезла, словно выключили фонарик. Хм. Похоже, получилось. Правда, не так, как он надеялся, в предприятие оказались втянутыми Ксения и Илья. Причем он сделал это, не спросив их мнения, и только сейчас спохватился, переведя взгляд на девушку, поднимающуюся из удобного кресла.
– На меня не смотри, я согласна. А вот Илью спросить не мешало бы.
– Сейчас узнаем, – получив сигнал о входящем сообщении, произнес Дмитрий и уточнил: – Чай пить будешь?
– Пожалуй, не откажусь, – присаживаясь к столу, произнесла Ксения.
При этом выглядела она слегка отстраненной. Явно, как и Нефедов, была занята изучением условий договора. Вроде никаких подводных камней. Разве только пара оговорок. Первая – центр клонирования имеет право на принятие самостоятельных решений для спасения клона. И вторая – ввиду получения полной оплаты и опасной деятельности заказчика доступ на синхронизацию должен быть получен незамедлительно. Вообще-то на какую-то хитровыделанность как-то не тянет. Вопрос о легальности нейросети вообще не поднимался.
«Народ, что это за договор упал мне на почту?» – раздался в канале удивленный голос Ильи.
«Прочитал?» – в свою очередь поинтересовался Дмитрий.
«Прочитал».
«Согласен?»
«Согласен».
«Понимаешь, что сидеть за столь любимыми тобой пробирками не получится?»
«Как и то, что получение следующего уровня модификации откладывается как минимум на месяц».
«Тогда подписывай и пересылай отправителю».
«Уже».
«Вот и ладно».
– Детей жалко, – вздохнув, вслух произнес Дмитрий.
– В смысле? – не поняла Ксения.
– Ну, обещал три дня. А тут, считай, каждый час на счету.
– Ты это брось. Детей обманывать последнее дело. Выкрутимся, – уверенно заявила девушка. – Да хоть оставим их с Настей тут, а сами днем на охоту в Ставрополь. К вечеру возвращаемся. Не думаю, что Гене и Лене так-то уж нужно твое общество. Не ему они радовались по пути сюда.
– Резонно. Так и поступим. Рустам Каримович, вот, – извлек Дмитрий из рюкзака криоконтейнер и передал Мирзоеву.
– Ага. Курьер уже направляется сюда. Не переживай, все будет как в аптеке.
– Рустам Каримович, случись что – второй образец взять уже не получится.
– Я все понимаю, Дима. Не переживай, – вновь заверил его техник.
Пока допили чай, появился курьер. Принял контейнер и, не задерживаясь, убыл в обратном направлении. Простились и вышли из кабинета. Больше им тут делать нечего.
Прошли по длинному коридору, спустились на первый этаж. В здании светло благодаря искусственному освещению. С естественным как-то не задалось. Окна все больше в отдельных помещениях, коридоры же глухие. Случись перебой с электроэнергией – придется красться на ощупь или использовать фонари.
Ну или ставить хрусталики с функцией ПНВ. Правда, по цене кусаются. И опять же только с трофейного счета. Но так со всем, что ведет к улучшению боевых качеств охотника. Исключений нет даже по оружию, разве только охотничьи стволы и боеприпасы. Что посерьезней – только с трофейного счета, и никак иначе.
По прикидкам Дмитрия, в гостевом комплексе сейчас должно было находиться минимум четыре десятка человек. Но они встретили только троих. А когда обедали в кафе, и вовсе были одни. Поэтому напрашивался только один вывод. Находящиеся сейчас здесь постояльцы, скорее всего, пропадают в спортзале. Охотник, не прошедший модификацию, постепенно уходит в прошлое. Хочешь выжить при выбранной профессии – совершенствуйся. Уж больно быстрыми и ловкими становятся твари.
Пройдя по лабиринту коридоров, наконец дошли до двери со скромной табличкой «Оружейный магазин». Но скромность эта обманчива. Потому что всяк знал, где он находится, и частенько посещал его. Времена, когда оружие и боеприпасы можно было раздобыть с относительной легкостью, прошли. Сейчас стволы нужны все серьезней, а боеприпас солидней.
Вычислить адреса охотников не так чтобы и сложно. Обойти их опасно, но возможно. Да только выхлоп может сильно разочаровать. Редко какой владелец держит у себя в сейфе больше одной пачки патронов. Да и сами патроны неизменно огражданенные, за совсем уж редким исключением. Мутанты же все время прибавляют в шкуре. Словом, овчинка выделки не стоит. Уж лучше заплатить, но получить то, что нужно.
– Здравствуй, Петр Алексеевич, – с порога задорно поздоровалась девушка.
– О, Ксюша, – расплылся в радостной улыбке грузный мужчина за пятьдесят.
Дядька выглядел настолько добродушным, что сразу же располагал к себе. Да и вел себя соответственно. Откинул полку прилавка и вышел навстречу вошедшим. Луневу так и вовсе обнял и чмокнул в щечку. И она совсем не была против. Наоборот, прильнула к нему как к большому плюшевому мишке, еще и головку прижала к груди. Бог весть отчего, но вот такие у них сложились отношения, хотя и виделись всего-то пару-тройку раз.
– А ну-ка, ну-ка, – держа ее за пальцы, отстранил он от себя Ксению, – ну прямо девочка, девочка, – с искрящимся взглядом, цокая языком, заключил он.
В ответ девушка отошла на пару шажков и покружилась, разведя руки и слегка взметнув подол легкого платьица. Потом остановилась и, эдак картинно подбоченившись, жеманно взбила ручкой волнистые волосы. А под занавес еще и игриво подмигнула. Дмитрий даже залюбовался подругой. Хороша. Что тут еще скажешь.
– Ну красота да и только. Здорово, Дима, – закончив любоваться девушкой, наконец поздоровался Егоров.
– И вам не хворать, Петр Алексеевич.
А вот рука у этого добродушного «Винни Пуха» оказалась крепкой, сильной и мозолистой. Да оно и понятно. Вон дверь в подсобные помещения. У него там самая настоящая мастерская, где он не только ремонтом пробавляется, но и мастерит кое-что. К примеру, те же двадцатизарядные магазины под русский винтовочный патрон. Или переделывает громоздкие образцы под систему буллпап, столь популярную сегодня из-за необходимости мощного боеприпаса и компактности самого оружия. Правда, и цены у него конские. Но тут уж решай сам – платить или мимо проходить.
– Дима, оцени, что у меня появилось, – возбужденно произнес владелец оружейного магазина, возвращаясь за прилавок.
Новинкой оказалась система бесперебойного боепитания. Не сказать, что такая уж невидаль. Ее уже давно пользуют во всех армиях мира. Эдакий ранец-короб с гибким рукавом под патронную ленту. Ну и возможность пулеметчику носить весь боекомплект уже готовым к использованию.
– Гляди, – не без гордости представил изделие Егоров. – Емкость вместе с рукавом шестьсот патронов. Но главное – вот, видишь крепления – это под пулемет.
Оружейник снял со стены «печенег» в системе буллпап. Как уже говорилось, штурмовой вариант в условиях теснин пустошей у охотников особенно популярен. Отсоединил коробку и вставил ленту, заправленную в систему. Затем закрепил оружие в зажимы, стволом вниз. Гибкий рукав должен был пройти под мышкой правой руки, на манер эдакого аксельбанта.
Кроме этого были предусмотрены столь необходимые модификанту отделения под термос с протеиновым коктейлем и флягу с водой. Под дополнительное снаряжение четыре полосы липучек и ремешки понизу. Общие габариты пулеметчика конечно же возрастут, но уйдут подсумки с пояса и отпадает необходимость перезарядки. А еще появляется возможность удобного расположения самого оружия.
Дмитрий поспешил примерить изделие. Легкий дискомфорт все же присутствовал. Непривычные ощущения от болтающегося рукава и подспудно возникающее чувство, что ты им непременно за что-нибудь зацепишься. Но с другой стороны, это только вопрос практики. Просто нужно научиться его носить.
– И сколько эта красота?
– Всего-то пятьсот рублей.
– Дороговато.
– Не без того. Зато каковы преимущества. Вот скажи честно, ременная система, да еще и пулемет с коробкой, сильно удобная штука?
– Да это понятно, – неопределенно произнес Дмитрий.
Бросил руку за плечо, ухватился за затыльник, примостившийся прямо на ствольной коробке. Толкнул и дернул, как показал оружейник, после чего, не задирая ствола, перенес оружие в боевое положение. Ухватился за цевье. От сошек и штурмовой рукояти придется отказаться. Они будут мешать. С другой стороны, подобные изыски ему и без надобности. Вернул оружие обратно. С непривычки несколько замешкался, попадая в зажимы. Но это вопрос десятка повторений, после чего нейросеть вколотит в подсознание новый рефлекс.
– Беру, – решительно произнес Дмитрий.
– Вот и ладно. Гляди теперь сюда. Видишь, какие красавцы.
На стенде пристроились два крупнокалиберных образца. Первый – легендарный и прославленный ПТРС в уже привычной компановке буллпап. Прежний магазин, под обойму, сменился отъемным коробчатым. Укоротился ствол, на котором появился современный тормоз-компенсатор. Соответственно видоизменились механические прицельные приспособления, и появилась планка под оптику.
Переделка однозначно Егорова. Не спит оружейник, работает на перспективу. В южных краях уже бродят броненосцы, с которыми борются только пятидесятым калибром. Винтовочные патроны в любом исполнении против него уже не пляшут. Ну, если только попасть в глаз. А это расчет на просто невероятную удачу. Или стрелять из засады.
Пользовали еще и штуцера-слонобои. Энергии пули у них более чем достаточно, чтобы сразить броненосца. Но у этого оружия есть существенные недостатки. Первый – это редкость и цена боеприпаса. Второй – крайне низкая скорострельность.
Другим образцом оказалась ССВК-30, отечественная снайперская самозарядная винтовка две тысячи тридцатого года, под патрон двенадцать и семь десятых миллиметра. Она изначально проектировалась в компоновке буллпап, так как предназначалась для спецопераций и усиления разведывательно-диверсионных групп.
Поначалу таких образцов было произведено не так чтобы и много. Причем едва ли не бо́льшая часть ушла на экспорт. Но с появлением модификантов популярность винтовки начала резко расти. Шутка сказать, при общей длине в метр пятнадцать прицельная дальность в тысячу восемьсот метров. Относительно легкая, компактная и точная винтовка, пригодная даже для штурмового боя.
Только у этого образца вместо полноценного ствола какой-то огрызок. С многокамерным дульным тормозом винтовка в длину составляла всего лишь девяносто пять сантиметров. Получается, сам ствол не больше полуметра. Дурмашина в компоновке автомата. Да еще в свете грядущих реалий. Вещь!
– Петр Алексеевич, может, пояснишь, откуда такая красота? – попросил Дмитрий, указывая на эти ружья.
– А чего тут пояснять. И так все видишь. Верхний – моя переделка ПТРС. Я его обозвал «Булавой». Пристроил магазин на десять патронов, так куда лучше. Попробовал на пятнадцать, но больно уж громоздко получается, даже для вашего брата. Нижний ССВК-30 – я ему только ствол заменил на коротыш. Но этих и так было немного, а тут еще и порастерялись на просторах нашей необъятной Родины. Спрос же будет только расти. Вот и переделываю древние противотанковые ружья. Благо на складах пока еще имеются.
– Оружие только для работы накоротке, – резюмировал Дмитрий.
– За дополнительную плату можно получить и полноценные стволы. Говорю же, я их менял, а не укорачивал. Но на «Булаву» ставить не вижу смысла. Уже после четырехсот метров разброс такой, что попасть в мутанта будет нереально. Хотя, по мне, для охотника это лишнее.
– Согласен. Просто сам калибр уже подразумевает под собой большие дистанции. И я бы не сказал, что это лишено смысла. Сколько стоит?
– Старичок две тысячи. ССВК – пять.
– Ого! – искренне удивился Дмитрий.
– Ну а ты как хотел, – разведя руками, согласился оружейник.
– А энергия выстрела из-за коротких стволов сильно падает?
– Броненосцу до двухсот метров за глаза. А дальше ты вряд ли попадешь. И на двести не так чтобы метко получится.
– Твоя правда. Но… Д-дорого, черт.
– А ты посмотри на это под другим углом. Под какую дичь заточено оружие? Броненосцев в наших краях пока нет, но вознаграждение за их голову уже определено в тысячу рубликов.
– Хм. Как-то не подумал. Тогда и впрямь цена приемлемая. Но пока не ко времени.
– Ничего. Еще захочешь. Да только тогда уж могут и в дефиците оказаться. Запасы ПТРС на складах небесконечны. Все же не так распространено было ружьишко, как однозарядное ПТРД. А ССВК без вариантов. У меня на складе лежит еще парочка, и на этом все. Будут ли когда – без понятия. Ну тут еще сам в своей мастерской начал ладить тот же ПТРС, только под двенадцать и семь. Надеюсь, что выгорит.
– Тоже, поди, имечко придумал.
– А т-ты как думал. «Палицей» обозвал. Но по срокам ничего сказать не могу.
– Н-да. Вот умеешь ты уговаривать. Да только все одно я сейчас на мели.
– Ксюха, а ты как? Глянутся тебе стволы?
– Да мне такой еще не скоро понадобится. Как и Илье. Сил-то хватит, а вот массы – вряд ли. Да и поиздержались мы.
– Ну смотрите. Мое дело предложить. Хм. И что, ничего не купите? Но ведь зачем-то вы зашли, – лукаво прищурившись, произнес оружейник.
– Побойся бога, Петр Алексеевич, я же вон купил ранец.
– И все? – с наигранно разочарованным видом произнес хозяин магазина.
– А есть что-то интересное? Ты выкладывай, Петр Алексеевич, – лукаво произнесла девушка. – Мы тут, например, слышали про ЭМИ-пистолет.
– Есть такой, и не только. Вот, смотрите. – С этими словами он выложил на прилавок пистолет.
По виду ничего особенного, если не считать его схожести с игрушечным и раструба на конце ствола. Эдакая тарелочка. На вид крайне хрупкая. Но при ближайшем рассмотрении беспокойства все же поубавилось. С виду-то изделие несерьезное, а на деле изготовлено из оружейного композита. Так что вдруг и не сломаешь. Понятно, что если постараться, то возможно все что угодно. А так – вполне на уровне.
– Импульс глушит электронику на дистанции до пятидесяти метров, радиус поражения пять метров. Так что и вблизи накрыть цель – как два пальца об асфальт. Но вы в курсе, что если попадется военный, то он от этой пукалки даже не почешется?
– Разумеется, в курсе.
– А как будете определять? Опытным путем?
– Колись уже, Петр Алексеевич.
– Да чего колоться-то. Приносите ваши сканеры и декодеры, я в них закачаю новое программное обеспечение – и порядок. Будете с легкостью определять, сколько единиц электроники в башке у мутанта. И не только у него. Ну и если больше одного, то за игрушку не беретесь.
– И сколько стоит?
– Перепрошивка по сто рублей. Пистолет две тысячи.
– Сколько?! За этот кусок композита?!
– Выдыхай, Дима. Выдыхай. Опять возвращаемся к вопросу – для чего он вообще нужен.
– Ох уж мне эти перекосы. Ксюха, как у тебя с деньгами?
– Порядок.
– Давай один, на всякий случай. Электронику потом занесем.
– Как скажешь, Дима, – легко согласился оружейник. – Магниевые гранаты брать будешь?
– Что за зверь?
– При зачистке подвалов обычно используют светошумовые. Но получается громко, а ваш брат, охотник, шума не любит. Вот и измыслили чисто световые. Как говорится, спрос рождает предложение.
– И сколько?
– Семьдесят рублей.
– Издеваешься? Светошумовая стоит полтинник.
– Ну так она и шумная. Опять же их никто не делает. Пользуем старые запасы. А эти специально под местные реалии ладят.
– Н-да. Ну давай штуки четыре, испытаем. Кстати, а крепление под автомат на этот ранец приделать сложно?
– Если обождешь пять минут, то прямо сейчас, в счет скидки, и организую.
– Делайте, – решил Нефедов.
Когда собрались уходить, Ксения ухватилась было за покупку, но Дмитрий только отмахнулся. Нечего. Когда еще она будет расхаживать такой красавицей. Клатч к ее нынешнему образу в легком платьице очень даже к лицу. А вот ранец в цифровом камуфляже – уже лишнее.
– Дим, знаешь, а ведь все и впрямь очень серьезно. Ты уверен, что правильно поступил, поторопившись сюда ради Светы? Хотя бы сутки – и, глядишь, набили бы мутантов, чтобы тебе хватило на имплантат ЭЭМИ.
– У меня время есть, а сколько его у Светы, неизвестно.
– Ты лучше подумай над этим в другом ключе. Согласно договору мы должны будем действовать гласно. А значит, твое имя будет мелькать на местных ресурсах. То есть как минимум места, где мы охотимся, станут общеизвестным фактом. А на тебя, если помнишь, как бы охотятся.
– Ну что я могу сказать – пришлось выбирать из двух зол. Вывернемся. Будем каждый раз менять места охоты, а отчеты отправлять не сразу, а чуть погодя. И потом. У нас же нет условия, что деньги должны быть на счету. Главное, чтобы мы заработали нужную сумму. А значит, и тратить не возбраняется.
– Предлагаешь пофармить в Ставрополе и упаковать тебя, не отходя от кассы?
– Не я, ты предложила. Помнишь?
– Да помню, помню. Но ты, я гляжу, не особо и против.
– А чего возражать-то. Для развлечений я детям без надобности. Для этого няню и выкупали. Так что подзаработаем и еще до отъезда установлю себе имплантат. Еще бы и с Ильей придумать что-нибудь.
– Да нечего с ним думать. Деньги у него на счету есть. Достаточно его сюда привезти – и дело в шляпе.
– Слушай, а не получится сделать экран с помощью той же каски? Ну как вариант.
– Не знаю. Нужно будет уточнить. Но в любом случае завтра выходим на фарм.
– Ксюш, вообще-то это не игра.
– Я в курсе. Но при таком взгляде не так гадостно на душе. Они ведь все недавно еще были людьми.
– Согласен.
– Так. Отставить самокопания. Ты собираешься вести девушку в ресторан или нет?
– Мм. Мы уже там были. Или ты успела проголодаться?
– Если ты не в курсе, модификанту сколько ни дай, все мало. Но тут дело в другом. Вообще-то на мне платье.
– А. Ну да. Не вопрос. Только заброшу покупки в номер – и сразу в ресторан.
– Двигай уже, я пока заказ сделаю.
– Заметано. Я быстро.
Управился и впрямь споро – не успели принести заказ, как он уже был в кафе. Час неурочный. Посетителей нет. Да оно и неудивительно. Народу в гостевом корпусе сегодня и без того немного, а тут еще и тренировки. Если уж решил заниматься охотой, то будь добр совершенствуйся. Иначе порвут, едва ступишь за охраняемый периметр. Вот народ и старается соответствовать.
Хотя… Дураков конечно же хватает, не без того. Но они предпочитают ходить в столовку. Там и дешевле, и пойло позабористей.
– Слушай, а давай выпьем за Лациса, – предложила Ксения, когда Дмитрий разлил по бокалам вино. – Вот не сойти мне с этого места, если этот гад не заслуживает доброго слова.
– Это точно. За Айварса.
– Его так зовут?
– Именно, – усмехнувшись, подтвердил Нефедов.
Выпили. Хм. Он вообще-то не любитель вин. Но-о ничего так. Вкусно. За едой не заметили, как приговорили пару бутылочек. Модификант там или нет, но, похоже, от спиртного он отвык, коль скоро умудрился опьянеть. Понятно, что очень скоро хмель выветрится из головы, но факт остается фактом.
– Знаешь, а я, наверное, с удовольствием поспал бы. Когда еще удастся отдохнуть, – отодвигая от себя опустевшую тарелку, произнес Дмитрий.
– Поддерживаю. Тем более что согласно твоему плану действий нам уже завтра предстоит отправиться на охоту, – согласилась девушка.
– Мм, уверена, что моему? Предложение, кажется, было твоим, – вновь напомнил он.
– Да? А кто бросился спасать Светлану, аки верный рыцарь на белом коне? И теперь мы должны носиться как ужаленные в задницу, – несколько резковато бросила она.
– Света – жена моего друга. И я обещал Льву позаботиться о его семье. Однажды я своим долгом уже пренебрег.
– Ты еще вспомни, что бросился спасать меня.
– Этого я вспоминать не буду, потому что к тому моменту уже обделался. Но второй раз этого не будет, – бросил он на стол салфетку и поднялся из-за стола. – Официант, счет.
– Вам отдельно или…
– Вместе, – рыкнул Нефедов.
– Секунду.
Счет прилетел на почту, когда он уже был в дверях. Подтвердил оплату и вышел вон. Последнее, что он слышал уже в дверях, это звонкий голос девушки, требующей еще одну бутылку вина.
Ч-черт. И чего вызверился на девочку. Она-то тут при чем. Ведь и впрямь он вовлек их с Ильей в это дело не спрашивая, а нужно ли оно им вообще. Они, между прочим, и без того помогли ему и сделали для Светы не так чтобы и мало. Он же пошел дальше и втравил их в кабалу.
До номера дошел в одиночестве. Прошел в душевую, обмылся в вялой попытке побороть хмель и завалился на диван. Последнее, о чем он подумал, прежде чем отключилось сознание, – это задался вопросом о необходимости отмены завтрашнего выхода. Он как-то никогда не напивался, а потому понятия не имел, насколько модификанты могут сопротивляться опьянению. Регенерационные боты вроде бы не оказывали влияния на алкоголь. И если так, то девушка завтра, скорее всего, будет страдать похмельем.
Странное дело. Но ему все же приснился сон. С тех пор как в его крови появились наномодификаторы, он их не видел. За одним лишь исключением. Изредка ему снилось, как он пытается догнать жену и детей, а те весело от него убегают. И тут он вдруг опять увидел жену. Причем прекрасно сознавая, что это всего лишь сон, и наблюдая за происходящим словно со стороны.
Нина ласкала его, осыпала лицо ласковыми, но в то же время горячими и страстными поцелуями. Источая при этом терпкий аромат вина. Впрочем, не сказать, что его это раздражало. Скорее уж возбуждало…
– Ксюха. – Он схватил девушку за плечи, отстраняя от себя и глядя прямо в ее глаза.
– Вот попробуй только, Нефедов. Прибью, – высвобождая свои руки из захвата, резко бросила она.
Потом нависла над ним дерзко торчащими сосками, твердой двоечкой. Посмотрела в глаза. Усмехнулась и потрепала коротко остриженные волосы.
– Расслабься, супермен. Это всего лишь секс. Ну не полено же ты в самом-то деле. И вообще это физиологическая потребность.
Ее горячая ручка скользнула вниз, завладела вздыбившимся членом и легонько сжала, усиливая возбуждение. Потом он почувствовал, как входит в горячую и влажную плоть. Издав сладостный вздох, Ксения полностью вобрала его в себя. Замерла, закрыв глаза. Потом положила свои ладошки на его плечи и начала двигаться.
Дмитрий взирал на происходящее молча, силясь понять, как лучше поступить. Нину он любил, но причина его растерянности была не в памяти о ней. Вовсе нет. Жена погибла, и тут он изменить ничего не мог. А коль скоро решил продолжать жить, то жить и нужно. Но девушка вроде как его подчиненная. Служебные же романы по определению не могли закончиться ничем хорошим.
Хм. Да пошло оно все. Что есть роман? Это не в последнюю очередь чувства. Когда сносит голову от самой близости с партнером. Если же оставить один только секс, то… Девочка права, это всего лишь физиология. По сути, такая же потребность, как стакан воды.
Его крепкие ладони легли на ее бедра, и он сделал мощный толчок ей навстречу. Один. Другой. Третий.
– Да-а. Вот та-ак, – открыв подернутые поволокой глаза, блаженно простонала девушка…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий