Пандора. Мессия

Глава 3
Бедная Настя

Машину оставили в кустах на пустыре, в километре к западу от больницы. Как показывает практика, звук работающего двигателя привлекает к себе излишнее внимание мутантов. Они, конечно, понимают, что ничего не смогут поделать с бронеавтомобилем. Научились отличать, какая техника им по зубам, а с какой связываться не стоит.
Но это не значит, что мутанты оставят ее без внимания. А в особенности тех, кто из нее выйдет. Как результат это может обернуться нежелательной встречей. Причем, как всегда, неожиданной и весьма опасной. Времена, когда мутанты бросались очертя голову на звук работающего двигателя, уже давно канули в Лету. Сегодня твари поднабрались опыта и поумнели.
Те же кусачи и вампиры не станут атаковать в лоб хорошо экипированных охотников. Начнут выслеживать, красться и выжидать удобного момента для нападения. Конечно, сомнительно, что на подобное пойдут слаборазвитые мутанты. Они вовсе не тупые и обычно четко сознают, от какой добычи лучше ретироваться. Но с голодухи случаются и отчаянные поступки.
Однако даже в такой ситуации они отступают со стопроцентной гарантией, если почувствуют высокоуровневых мутантов. Их появление практически равносильно неприятностям. Те же волколаки и рвачи уже не испытывают особого пиетета в отношении охотничьих команд, численность которых редко превышает три-четыре бойца. Охота ведь промысел. И чем больше команда, тем меньше заработок с одного убитого мутанта.
К тому же большая стая представляет опасность даже для бронетранспортера. Десятку волколаков вполне по силам опрокинуть машину весом до тринадцати тонн. Дури в них много. Очень много. А там и экипаж как-нибудь выковыряют. Так что безопасность может обеспечить только движение. Но тогда уж ни о какой охоте говорить не приходится. Потому что подставляться по-глупому отучились даже кусачи. Вот такие реалии.
Они были вдвоем. Причем прибыли в город не на охоту. Объект же находится практически в центре. Самое мудрое – это тихое проникновение на территорию больницы. Подготовка груза к транспортировке. И только потом подача машины, погрузка и отбытие. Как говорится, в темпе вальса. Пока не набежали высокоуровневые мутанты.
«Ксения, ты видишь это?» – поинтересовался Дмитрий в канале.
«Ага. Совсем оголодали, бедолаги. Пятнадцать голов, на общую сумму в тысячу пятьдесят рублей», – тут же прикинула девушка.
«Пусть пасутся. Некогда», – возразил Дмитрий.
«Как скажешь», – легко согласилась девушка.
Дмитрий в очередной раз мазнул взглядом по картинке в правом верхнем углу интерфейса и повел коптера в сторону – осматривать окрестности. Ну и соответственно внес коррективы в маршрут, начав забирать правее. Охота эта закончится, не успев начаться. Завалить они успеют в лучшем случае по три особи, но скорее меньше. Остальные уйдут. Гоняться же за ними некогда. Опять же есть вариант посадить их себе на хвост, а это лишнее.
Впереди, метрах в трехстах, находилось домовладение с фруктовым садом на приусадебном участке. Яблоки, груши, сливы уже созрели или были близки к этому. Стая из шести вампиров и десятка кусачей решила восполнить свой рацион за счет фруктов. Как Дмитрий и предполагал прежде, мутанты оказались всеядными. Они даже овощи выкапывали. Причем не останавливались на этом, могли и выпасаться, подобно травоядным. В пищу шло вообще все мало-мальски съедобное и способное предоставить хоть какие-то калории.
Смешанные группы были вовсе не редкостью. Они включали в себя мутантов, отличающихся друг от друга на одну ступень. Увидеть кусача в стае, ведомой рвачом, было нереально. Его попросту употребили бы в пищу. Слишком большую группу, конечно, сложнее прокормить. Зато есть шанс отбиться от других, охочих до мяса.
«Дима, верни-ка коптер обратно», – попросила девушка.
«А открутить картинку назад не судьба?»
«Открутила. Но все одно не уверена. Вон того вампира слева у яблони держи в фокусе».
«Этого?»
«Да. А теперь приблизь картинку. Видишь, у правой ноги труба?»
Дмитрий увеличил кратность. Действительно труба. Причем как будто приставлена, чтобы не упала. Потом его внимание привлек кусач, объевший сливы с одного края и переместившийся к другому. Предварительно он подхватил валявшийся рядом ломик. Ага. Вон еще один, с обрезком уголка, подчиняясь рыку вожака, направился в сторонку, чтобы сменить наблюдателя, бдящего за окрестностями.
Мутанты неизменно сбивались в стаи. Причем чем выше уровень, тем больше схожего с волчьей. А вот о применении ими примитивного оружия Дмитрию пока слышать не приходилось. В смысле, единичные случаи он наблюдал. Но там мутанты использовали то, что подвернется под руку, или под лапу, а потом отбрасывали за ненадобностью.
Здесь же это явление имеет не просто массовый характер, но они еще и носят оружие с собой, заботясь о его сохранности. Похоже, все же сказывается человеческий мозг, и низкоуровневые особи решили компенсировать недостаточную физическую силу и отсутствие достойных клыков с когтями. В принципе, подобного стоило ожидать. Хотя, конечно, новость не из приятных.
Сделав себе зарубку на память, двинулись дальше. Ксения на ходу скинула картинку со своими пояснениями на форум охотников. Вот не может она без сети.
Впрочем, чему тут удивляться. Тот же Илья, едва появилась возможность, побежал к своим микроскопам, пробиркам и колбам. Это Дмитрий как с цепи сорвался в охоте на мутантов. Да и то, когда коснулось ремонта, развел такую бурную деятельность, что только держись. Словно голодный, на краюху хлеба накинулся. Когда же все закончилось, даже, помнится, почувствовал разочарование.
Лесопосадка. Дорога. Задняя стена гаражного кооператива. Обходить не стали. Оружие за спину и, без труда подпрыгнув, ухватились за край кровли. Секунда, и руки вынесли тело на плоскую крышу. Осмотрелись. Полностью доверяться коптеру – глупость несусветная.
Дмитрий еще и на Кнопку покосился. Уж как просили дети оставить им собачку, насилу удалось отстоять боевую подругу. Та по обыкновению облизнула пуговку носика. Верный признак того, что все спокойно. Потом глянула на Нефедова своим самым преданным взглядом. Ага. Так он и поверил. Вот вернутся в бункер – и сразу же бросит друга ради забав с детворой. Впрочем… Чихуа-хуа вовсе не бойцовский пес, чтобы стремиться к схваткам со свирепыми мутантами. Природа у нее такая, игривая и любвеобильная.
Прошли гаражи насквозь. Тут и там брошенные автомобили. В углу пара ржавых остовов, которым минимум лет по десять. Кости, черепа – эта картина уже привычная. Причем далеко не только человеческие. Вон валяется собачий. И, кстати, все вскрыты. Мутанты добирались до мозга. Тут дело даже не в лакомстве. Еды не так много, чтобы позволить какой-то вполне питательной части пропасть просто так. Потому и остальные кости обязательно разгрызают. Разумеется, если поработали не кусачи с вампирами. Им подобное попросту не по зубам.
Въездные ворота нараспашку, но через них не пошли. Предпочли вновь взобраться на крышу. На этот раз воспользовались раскидистой кроной тутового дерева. Дмитрий даже слюну сглотнул. Тутовник он любил. Особенно вареники из него. Это вообще что-то с чем-то. В принципе, никаких противопоказаний. Собирай. Пока обрабатывается озоном салон автомобиля, пройдут дезинфекцию и ягоды. Иное дело, что как-то оно…
Да идет все лесом. Теперь у него серьезная причина для того, чтобы сделать это. Даже две. И мука, кстати, есть с яичным порошком. Будет радость детям. А то все выживают и выживают. Конечно, глупо и самому не попробовать. Но главное – это Гена и Лена. Все только ради них. Ага. Помнится, именно так он оправдывался, когда ходил с детьми в кинотеатр на мультики.
Едва спустились с противоположной стороны, все так же укрываясь за деревьями и кустами, как на глаза Дмитрию попалось двухэтажное здание. Ничего особенного. Если только не обращать внимания на вывеску. «Ритуальное агентство». Символично. Что тут еще скажешь.
Дмитрий поудобней перехватил бесшумный автомат. «Печенег» за спиной. Ремни вроде и снимают нагрузку, делая ношение пулемета более или менее приемлемым. Но все одно неудобно. И короб с лентой, и ременная система. Ну не предусмотрено для пулеметчика второе оружие. Если только пистолет. Так у него их пара.
«Удав» в нагрудной кобуре. Патрон для пистолета мощный, и с бронепробиваемостью все в порядке. Но он не против мутантов. Так, только если рвач второго уровня. Тем, что повыше, такие пули уже не страшны. Так что этот все больше от людей. Кто сказал, что Армагеддон – это повод стать человеком? Гнили разной хватает. И вот в такие времена она прет наружу прямо ударными темпами.
Второй – «хауда», из револьверного дробовика МЦ-255М. Он с ним с самого острова, считай, с первого дня. Уже в России Дмитрий нашел к нему штатную пистолетную рукоять. Стало не в пример удобней. Конечно, двенадцатый калибр играет далеко не против любого мутанта. Рвачу первого уровня проблем еще доставит, а вот выше уже спасует. Но это если завалить. Его же задача – ошеломить, оглушить, остановить на пару секунд. В случае попадания в лоб тяжелая пуля гарантирует нокдаун минимум секунд на пятнадцать. А уж за это время наворотить можно многого…
Вроде никого. Переглянулся с Ксенией. Кивнул и под ее прикрытием перебежал через дорогу, заскочив в проход между двумя жилыми домами. Оба имеют окна в торцевых стенах. Поэтому, несмотря на то что тут уже прошлись коптеры, посмотрел и на Кнопку. Живой радар ничем не выказал своей обеспокоенности.
«Ксюша, давай».
Девушка молча перебежала через дорогу и присоединилась к старшему. Вновь переглянулись – мол, порядок – и двинули дальше. От куста к кусту, от дерева к мусорному баку, под стену очередного дома, через кусты и вновь через дорогу. Двигались без суеты и излишней спешки.
В городе конечно же есть мутанты. И одну из стай они только что наблюдали. Но назвать их количество запредельным сложно. До эпидемии здешнее население составляло чуть больше тридцати тысяч. Анклавов выживших, насколько известно Дмитрию, здесь нет. Мутанты же…
В идеальных условиях, чтобы подрасти до первого уровня рвача, кусачу нужно сожрать трех человек. Зимой эта цифра увеличивается вдвое. Но это опять в идеальных условиях. В реальности нужно охотиться. То есть обходиться какое-то время без пищи, тратить энергию на борьбу с холодом и физические нагрузки. Так что усредненная цифра колеблется где-то возле семи.
Для рвача второго уровня она увеличивается уже до одиннадцати человек или низкоуровневых мутантов. Дальше потребности для трансформации растут. Словом, население города, переродившееся или нет, сократилось минимум в десять раз.
Новые обитатели пустошей, а ничем иным города сегодня не являются по определению, не бродят поодиночке. Они стараются держаться группами и стаями. А значит, мутанты не торчат на каждом перекрестке и не выглядывают из всех окон. Передвигаясь аккуратно и зная их повадки, можно чувствовать себя в относительной безопасности.
Один из коптеров обнаружил группу из четырех рвачей, увлеченно обгладывающих кости. Скорее всего, есть еще. И наверняка группа также смешанная. Стаей она пока еще не стала. Но в любом случае охотиться на них некогда. Проще обойти. Что они и сделали, заложив крюк.
Корпуса больницы, как и весь старый город, представляют собой двухэтажные каменные здания. Всего их пятнадцать, и они занимают целый квартал. Н-да. Убери с выложенных плиткой дорожек мусор – и получится настоящая картинка. Всюду деревья, дающие приятную тень. Зеленые нестриженые газоны. Сквозь листву практически не видно разбитых окон. А еще здесь, похоже, обошлось без пожаров.
В ошибочности этого мнения они убедились, едва завернули за угол. Сразу два корпуса смотрели на них обгоревшими остовами. Повезло, что больница раскинулась вольготно и расстояния между зданиями приличные. Вот и не занялись соседние. А главное, не пострадало нужное им, находившееся как раз по соседству.
По обыкновению, вначале пустили коптер. Потом двинулись сами, все время проверяясь с помощью Кнопки. Но собачка вела себя спокойно. Правда, недолго. Да и не нужно было ей поднимать тревогу.
Злобный и требовательный рык. Яростный рев. А дальше сплошная какофония схватки, доносились даже удары лап. Коптеры тут же разлетелись каждый в свой сектор. Ксения отправила свой стеречь тыл, Дмитрий – вперед, на противоположную сторону здания. Откуда, собственно, и доносились звуки жаркой баталии.
На этот раз им повезло повстречаться с вурдалаками. Сразу четверо противостояли тому же числу волколаков, двое из которых достигли третьего уровня. Только действовали они при поддержке шестерых рвачей.
Лично Нефедов еще отличил бы друг от друга рвача, волколака и вурдалака. Но уровни… Для него было только два вида – начинающий и матерый, все. На большее его личного сравнительного анализа было недостаточно. Зато с этим с легкостью справлялась нейросеть. Благодаря сети и южным странам был накоплен уже изрядный статистический материал. Так что стоит начать развиваться вурдалакам, как он сможет идентифицировать и их.
Казалось бы, вурдалаки массивнее, вдвое сильнее и имеют куда более серьезный арсенал в виде когтей и клыков. Но с другой стороны, очевидно, что напали не они, а именно волколаки. Что ни говори, но у их союзников-рвачей также имеются зубы и когти. И пока их старшие товарищи бьются грудь в грудь, эти как шакалы норовят напасть сзади.
Вурдалакам пока еще вполне удается отмахиваться от назойливой мелкоты. Хм. Ну, не такой уж и мелкоты. Как говорится, все познается в сравнении. Но после каждого такого наскока на теле мутантов остаются кровоточащие царапины сродни ножевому разрезу и рваные раны от укусов. Скорее рано, чем поздно, результат этих наскоков исподтишка обязательно проявится. Начнет сказываться кровопотеря.
«Ксения, наверх», – кивая в сторону лестницы, приказал в канале Дмитрий.
Несмотря на то что все вокруг было завалено мусором и костями, передвигались они тихо. Не как тени, конечно, но вполне достаточно, чтобы их не засекли занятые друг другом твари.
«Бей волколаков в висок, затылок или темя. Один выстрел – одна тварь», – приказал он, едва они заняли позиции у окон столовой хирургического отделения.
«Может, рвачей?» – решила уточнить девушка.
Оно и понятно: броня у волколаков уже серьезная. Третий уровень с уверенностью держит в лоб автоматную бронебойно-зажигательную пулю. Остальные части уступят, но только не дозвуковой пуле бесшумного АМБ-17. Да что там, она не управится и с телом мутанта. А вот рвачам точно мало не покажется.
«Ты можешь не думать, а просто сделать то, что тебе сказано, твою мать?» – не выдержав, резко одернул ее Дмитрий.
«Есть», – с явным недовольством ответила девушка.
Тем временем сам Нефедов повесил маркер на выбранную цель. Теперь девушка видит, в кого именно он собирается стрелять. Она, в свою очередь, поступила так же. Поймал в прицел голову и нажал на спуск. Дистанция меньше пятидесяти метров. Гвалт стоит такой, что даже он не расслышал плевка оружия и легкого шороха затвора.
Пуля ожидаемо не пробила кости черепа. Обладай она высокой скоростью – непременно справилась бы, дозвуковая же спасовала. Но это только на первый взгляд. Попадание шестнадцати граммов, прилетевших на трехстах метрах в секунду, по определению не может пройти бесследно.
Волколака оглушило. Ненадолго. Очень скоро он пришел бы в себя. Если бы только ему предоставили время восстановиться. Мгновение – и воспользовавшийся моментом вурдалак вцепился своему противнику в глотку. Рывок – и добрый кусок оказался в его пасти, а поверженный соперник, хрипя и фонтанируя кровью, сложился у его ног в позе эмбриона.
В следующий миг вурдалак уже атаковал наскочившего на него сзади рвача. Пальцы обеих рук-лап, увенчанные страшными когтями, вонзились под его ребра, вырвав из глотки страдальческий рев, секундой спустя сменившийся хрипом. Орать с разверстой глоткой не очень-то и удобно.
В Ксении, похоже, сработало чувство женской солидарности, потому что она оглушила соперника, навалившегося на самку. Девочка тоже не растерялась и быстро прикончила наседавшего на нее волколака.
Всего лишь по два выстрела, и победа вурдалаков, имеющая зыбкие шансы, тут же стала бесспорной. Оставшиеся рвачи успели потерять еще одного собрата, прежде чем поняли, что окончательно проиграли, и бросились наутек.
Дмитрий и Ксения, едва отстрелявшись, поспешили укрыться от глаз мутантов, продолжая наблюдать за ними с помощью коптера. Один из вурдалаков пристально посмотрел в окна второго этажа. Потом сорвался и стремительно взобрался на стену, юркнув в соседнее окно.
Бог весть, ординаторская там или кабинет сестры-хозяйки. Не суть важно. Легкая межкомнатная дверь вылетела из косяка, с грохотом врезавшись в стену. В коридоре появился вурдалак, вставший на четвереньки, словно взведенная пружина. Второй поднялся чуть дальше и оказался со спины. Две их подружки вскочили в окна, где за три секунды до этого находились Дмитрий с Ксенией.
Времени даром они не теряли. Отошли к противоположной стене. Бесшумные автоматы уже ушли за спину. В руках появились «печенег» и АК-308. А еще – по ребристой осколочной гранате ударного действия. Сил, чтобы управиться с оружием одной рукой, в них достаточно. Мутанты только первого уровня, а потому винтовочные пули достанут их и в торс, и в голову. Вот подрастут малость – и уже станет кучеряво. Но пока им может помочь только скорость.
Н-да. Ну, кому помочь – это еще вопрос. Дмитрий, конечно, на третьем уровне, но даже ему тягаться с ними не получится. Одна надежда на скорострельность оружия и гранаты. Осколки вурдалакам, конечно, не навредят. Но вот сами взрывы, да еще и в замкнутом пространстве, могут ошеломить. Пара секунд – и участь монстров будет решена.
– Спокойно, Кошка. Не дергайся. Опусти ствол автомата. А колечко, наоборот, выдерни, – глядя в глаза вожаку и не забывая контролировать одну из девиц, приказал Дмитрий.
– Но…
– Делай, девочка, – оборвал он ее, стараясь говорить спокойным и ровным тоном.
Лунева присматривала за другой парой, борясь с желанием открыть огонь. Но, пересилив себя, все же опустила ствол в пол. Правда, при этом большой палец с нанизанным кольцом чеки, вырвал ее из запала. Нереально для обычного человека. Но вполне выполнимо в исполнении модификанта второго уровня.
Кнопка сверлит вожака свирепым взглядом, заходясь в немом рычании. У Дмитрия даже промелькнула мысль: только бы у них не было вражды с собаками, как у волков. Иначе мирные переговоры непременно сорвутся. Какие переговоры? Да те, что он сейчас мысленно ведет с вожаком, играя с ним в гляделки.
Мутант отлично знает, что представляет собой оружие. Видит перед собой охотника, вроде как проявляющего мирные намерения. Опять же буквально только что эти двое помогли им. Их раны все еще кровоточат, забирая силы и причиняя боль.
Наконец вожак решительно рыкнул и мотнул головой. Первыми ушли самки, скользнув в открытые окна. Потом исчез самец, зашедший с тыла. Вожак, все это время внимательно смотревший в глаза Дмитрию, ощерился в немом рыке. Попятился назад и исчез в кабинете, из которого и появился.
Они видели на передаваемой картинке с коптера, как вурдалаки быстро добили подранков. Те еще имели шансы подняться. Но только до момента, когда на их жизненном пути решили поставить жирную точку.
Мутанты забрали с собой все шесть тел. Брезгливостью они не страдают. Так что протухшее мясо для них не проблема, а, наоборот, источник жизненной энергии и трансформации организма. До какой степени продолжится этот процесс, непонятно. Пока высшая точка – это броненосец. И так как сейчас лето, у местных мутантов никаких климатических препятствий для дальнейшего роста не наблюдается.
– Ксения, помнится, один человек очень быстро отучил меня от глупых вопросов и идиотских поступков.
– Я…
– Ты уже несколько раз должна была получить по своей симпатичной мордашке. Еще раз начнешь рассуждать вместо четкого выполнения приказа…
– Набьешь морду? – с вызовом перебила она его, вгоняя чеку обратно в запал.
– Дам пинка под зад. Иди и гуляй сама по себе, как тебе нравится, – повторяя ее действия, возразил он.
– Вообще-то это я привела вас в бункер.
– Значит, дам пинка себе.
– Дим…
– Я все сказал.
– Я поняла.
– Вот и ладно.
– А сейчас-то спросить можно? – примирительным тоном поинтересовалась она.
– Ну?
– Ты откуда знал, что все будет вот так вот?
– Если наконец выбросишь из головы бредни фантастов и разработчиков игр, тоже будешь знать. Кровожадность ради кровожадности – это миф. Смысл им на нас нападать, когда у них мяса на неделю непрерывной обжираловки?
– Но ты сам говорил, что наблюдал, как рвач вошел в раж и продолжал убивать.
– Было дело. Но это исключение. А правило ты только что наблюдала. Мутанты хищники, а не маньяки. И коль скоро им не угрожает опасность, не станут нападать. Есть, конечно, нюансы, но в общем и целом дела обстоят именно так. Ладно, пошли на первый этаж. Реанимационное отделение там.
– Как думаешь, они далеко уйдут?
– Однозначно. Им теперь нужен тихий уголок. Причем желательно с источником воды, чтобы переработать всю эту гору жратвы.
– Коптер оставишь над ними?
– Пусть полетает. Умница-девочка, – погладив по голове Кнопку, бог весть за что похвалил Дмитрий собачку.
Лично Ксения посчитала, что в противовес ей, и это ее задело. Впрочем, она постаралась не подавать виду и двинулась следом за Нефедовым в обычном боевом порядке.
– Дим.
– Что?
– А ты меня все же Кошкой назвал.
– Сорвалось.
– Ну так, может, тогда перестанешь выделываться?
– Не перестану. И вообще. Переходи на канал и не отвлекайся.
«Есть не отвлекаться», – уже в канале ответила она.
«Попаясничай мне еще».
Капсул нашлось целых шесть штук. Все в исправном состоянии. Остается только грамотно демонтировать. Чем они, собственно, и занялись, не ослабляя бдительности и не расставаясь с оружием. Ох и пришлось же с ним помучиться. Но никуда не денешься. Хочешь выжить в этом бренном мире – держи под рукой ствол. И желательно серьезный.
Пусть и пришлось повозиться, тем не менее управились без приключений. Как видно, недавняя схватка четверки вурдалаков со смешанной группой не оставила равнодушными мутантов, находившихся окрест. Они приняли единственно верное решение: ретировались подальше от этого места. Что, в общем-то, не могло не радовать.
«Дим, посмотри на картинку».
«Вижу».
Несмотря на то что вурдалаки нашли все же себе место в зарослях ивняка на берегу небольшого ручья, Нефедов и не подумал отзывать коптер. Лучше уж контролировать этих ребят. А то еще передумают. Вот и навесил он дрона на вожака. Хм. И, похоже, не зря.
О том, что вурдалаки от детской дружбы переходили к сексуальным играм, уже было известно. Мало того, сеть пестрит подобными роликами. Есть даже несколько из Сочи и Крыма. В их регионе они наблюдали подобную картину первыми.
Давешний вожак, умыкнув одну из подруг в кусты, яростно охаживал ее, пристроившись в позиции сзади. Причем проделывал это вполне по-человечески и со вздохами. А вот со стонами не заладилось. Похоже, у них серьезные проблемы с речевым аппаратом. Но поскуливание было весьма красноречивым.
«И не стыдно?» – хмыкнув, поинтересовался Дмитрий.
«Вообще-то это твой коптер».
«А. Ну да», – подавая команду на возвращение, вынужден был признать очевидное Нефедов.
«А ведь веселого мало. Раз уж начали трахаться, значит, и потомство не за горами. Учитывая же их регенерационные способности, можно предположить, что выживаемость потомства будет высокой», – заметила Ксения.
«Решила присоединиться к муссированию этой темы в сети? Вперед. Но только не в мои уши. Не вижу смысла гадать и предполагать. Ученые уже целенаправленно занимаются этим вопросом. И у них найти ответы получится всяко лучше».
«На вознаграждение за волколаков и рвачей подавать будем? Все же с нашей подачи они их порешили», – с легкостью меняя тему, поинтересовалась она.
«И не подумаю. А то еще, чего доброго, как в том анекдоте, штраф наложат за то, что помогли не тем».
«Это в каком?» – тут же поинтересовалась девушка.
«Сидит снайпер на Ближнем Востоке, – начал рассказывать он, – видит – идет российский солдат. Полез в справочник. «Рядовой, премия сто долларов». Он опять к прицелу, а тот уже прошел. Опять сидит. Вновь военный. Рассмотрел знаки отличия и опять в справочник. «Лейтенант, преимущественно командир взвода. Премия семьсот долларов». Обрадовался, за винтовку. Пропала цель. Идет следующий. Ну, думает, сначала грохну, а там почитаю. Грохнул. Читает. «Прапорщик, элемент, способствующий разложению вооруженных сил России. Штраф тысяча долларов».
Ксения, зажав рот, едва удержалась, чтобы не рассмеяться в голос. Бородатый анекдот. Но смешной. Если ты его не слышал. Она не слышала. Да и к армии у нее отношение такое. В общем, любовью не назовешь. Так что в тему пришелся, чего уж там.
«Так вот, Ксения. Отоварь мы вурдалаков – и волколаки с рвачами их забили бы. А от этого пользы как бы больше, потому что они уже вплотную подошли к воспроизводству потомства».
«Это да. В «Ковчеге» те еще затейники, мозгоделы, – вынуждена была она признать. – Но, с другой стороны, мутанты есть мутанты».
«Ну, может, ты и права. Попробуем, посмотрим, что из этого получится».
Он тут же отправил отчет в «Ковчег», а через минуту им пришел отказ в вознаграждении. Искин даже ответил на запрос о причине отказа. Та оказалась прозаичной. Мутанты не были уничтожены лично. Дмитрий закусил удила и связался с дежурным по управлению ФСБ, в ведении которых и находились все охотничьи команды.
Его опасения насчет уничтожения не тех особей не оправдались. Для согласования и принятия решения дежурному понадобилось десять минут, после чего на их групповой счет было зачислено вознаграждение. Дмитрий разделил его в равных долях. Илья, ввиду его удаленности, остался не у дел.
Капсула оказалась не такой уж и тяжелой. Для модификантов, ясное дело. Так что вынесли ее в окно без труда. Вот если бы это был не первый этаж, тогда совсем другое дело. Вес-то бог с ним, но габариты ты никуда не денешь.
Потом прошлись по оставшимся пяти, извлекая из них картриджи с расходниками. Дальше обследовали помещения реанимационного отделения и выгребли все, что нашли. В общем, набралось на три месяца бесперебойной работы. Остальное придется либо докупать, либо доставать в рейдах. Но пока не горит.
Вся загвоздка мобильной версии состояла в том, что в угоду компактности пожертвовали в том числе и удобством ее обслуживания. Сделать это можно было только в отсутствие пациента, и никак иначе. Выводить же зараженного из анабиоза крайне нежелательно.
К машине вернулись без приключений. Потом проскочили до больницы, загрузили в найденный накануне прицеп капсулу и покинули пустошь. Без приключений и происшествий. Что не могло не радовать. Признаться, влезать в какие бы то ни было коллизии в их планы не входило. Для них главное – доставить груз в бункер.
Дело к вечеру, и первые сутки из четырех, имевшихся в резерве у мобильной капсулы, на исходе. Казалось бы, спешки особой нет, впереди еще три дня. Но тут ведь дело такое. При монтаже что-то может пойти не так. А еще предстоит и переделка по схеме Лиса. Словом, запас по времени никак не помешает.
Впрочем, сразу к убежищу они не поехали. Мало того, еще и дезинфекцию проводить не стали. Чему девушка откровенно удивилась. Сидеть на протеиновом коктейле не нравилось никому. Поэтому при первой же возможности они предпочитали нормальное питание. А тут…
Ответ обнаружился уже через семнадцать минут. Отъехав от города километров на пять по полевой дороге, они заехали в лесополосу. Ксении пришлось устроиться на месте пулеметчика и прикрывать Дмитрия, который принялся собирать крупный черный тутовник. Потеряли на это целый час. Девушка только качала головой, но за окрестностями следила бдительно.
Затем наконец тронулись. И вновь никакой обработки салона. Это уже более чем необычно. Ну вот не водилось за Нефедовым мазохистских наклонностей.
– Объяснишь, с какого перепугу мы не перекусим по-человечески? – все же не удержалась девушка.
– Сейчас заедем в «Рейдера», и будет нам шашлычок, только с угольев.
– Это если у Сергеича найдется свежее мясо.
– Ты помнишь, чтобы его не было? – вздернул бровь Дмитрий.
– Ну мало ли, все когда-нибудь случается впервые. Кстати, а чего к нему-то? Мне казалось, капсула – первоочередная задача.
– Помимо этого, нам нужны нейрокресла, а у Сергеича в закромах чего только нет. А еще есть дети. Из Ильи и впрямь тот еще воспитатель. А детвора… Не дадут они ему работать. С ними же нужно двадцать четыре часа в сутки заниматься. Взвоет.
– И?
– Хочу у Сергеича выкупить Настю, – уведомил Дмитрий.
– Смеешься? Да он нипочем ее не уступит. Клад, а не девчонка. К тому же у него на нее недвусмысленные виды. Не понимаю, и чего он ее еще не оприходовал.
– Потому что она против.
– Да ладно. Она же у него, считай, в невольницах. Податься некуда. Ссориться с ним никто не станет. Так что волен поступать как душе угодно, не опасаясь даже косого взгляда.
– Сергеич не такой. Кобель, конечно, старый и сволочь редкостная. Но он предпочитает добиваться своих любовниц. Всегда таким был. Я его еще до пандемии помню. Тот еще ловелас. Цветами осыпал, чуть не серенады распевал, в бесконечной любви клялся. Потом в лучшем случае месяц нежился в объятиях любимой, пока не загорался новой.
– Ох и затейник, – весело заметила девушка.
– И не говори.
– Так если он своего не добился, то и не отпустит ее, – пожав плечами, все же заметила она.
– Смотря что ему за нее предложить.
– Не переплатишь?
– С Настей-то? Вот уж нет. Эдак, глядишь, она еще и за всеми нами присмотрит. Реальное ведь золото.
– Дим, а ты, случаем, на нее глаз не положил?
– Ревнуешь?
– Так, самую малость.
Девушка полуобернулась на водительском сиденье и слегка развела большой и указательный пальцы, показывая эту самую малость.
– Не ревнуй. Даю слово, что ты у меня будешь любимой женой.
– Да кому ты нужен, индюк надутый.
– Ну, ты уж определись – либо ревнуешь, либо индюк надутый.
– Ладно. Можешь клеиться к ней. Разрешаю, – великодушным тоном произнесла она.
– Вот спасибо тебе, добрый человек, – делано обрадовался Дмитрий.
До пандемии Дятлов Анатолий Сергеевич, ныне всеми именуемый Сергеичем, был владельцем кафе. Заведение стояло на бойком месте, а потому пользовалось популярностью и приносило стабильный доход. Впрочем, не стоит отметать таланты самого хозяина. Оборотистый мужик, с несомненной предпринимательской жилкой. Не рохля какой, готовый постоять за себя хоть в суде, хоть без такового. Ну и шашлычник каких мало. Из любого куска мяса способен сотворить настоящий шедевр.
Когда пришла беда, потерял всю семью, родных и близких. Жену, сына с невесткой и внуков самолично убил и похоронил на семейном участке кладбища. Мало того, еще и уцелевшего камнетеса нашел, заказав ему надгробие. Причем в лучших традициях прежнего времени. Установил, конечно, слишком рано, не выждав годовщины. Но по такой жизни ведь можно и не успеть.
Пока суд да дело, сошелся с несколькими мужиками неробкого десятка. Да и где те робкие. Они или уж пометом вышли, белея косточками, или бегают в образе непотребном. Те, что предпочитают сидеть за оградой анклавов, по большей части не трусы. Просто нет в них духа авантюризма. Вот и Сергеич не имел шила в заднице. Правда, и в анклаве сидеть в подчинении у кого бы то ни было не желал. Так и осели особняком.
Под убежище выбрали мебельный торговый центр. С одной стороны, оживленная дорога между двумя городами. С другой – сейчас получился пустырь. Здание большое, нестарое. Окна, конечно, большие, но их не так много. Частью заложили, частью забрали в решетки. Через дорогу заправочная станция с полными емкостями. Поработать, конечно, пришлось, не без того. Но получилось очень даже хорошо. Во всяком случае, мутантам тут не светило, даже самым прыгучим. А люди… С людьми дело обстояло даже лучше, чем можно было себе представить.
Место оказалось весьма удачным. В радиусе двадцати километров шесть городов, двенадцать станиц и больших сел, плюс небольшие поселки. Общая численность до пандемии более двух миллионов человек. И кого только этот куст не привлекает. Сергеич с товарищами принимали всех гостей. Каждый мог найти здесь кров, еду и безопасность.
Дятлов не первый, додумавшийся до идеи постоялого двора. Но уж точно развернулся куда шире остальных. Одних только номеров в двухэтажном здании четыре десятка. Принцип все тот же: легкие гипсокартонные перегородки. С окнами, конечно, вышло не в каждой комнате, номера небольшие, но уж и не клетушки два на два. И кровать не армейская полуторка. Имелись сауна, бильярд, карточный стол и просторный обеденный зал. В прейскуранте даже девочки в наличии.
Словом, место, где не только можно бросить кости и переночевать в полной безопасности. Хозяин за своей репутацией следил пуще девицы, трясущейся над своей невинностью. Но и отдохнуть душой от кровавого ремесла. А иные здесь, считай, и не бывали. Когда-никогда из анклавов выберутся развеяться. А так все больше мародеры, охотники да темные личности. Вопросов здесь не задавали. Постучался в дверь – милости просим. Только выполняй правила. А нет – так вот тебе бог, а вот и порог.
Заезжали сюда и правительственные патрули. Причем придерживались правил, заведенных хозяином. По сути, клоповник со всеми удобствами. И разнести его – как два пальца об асфальт. Но не трогают, потому что плюсы пока перевешивают минусы.
По общим прикидкам, больше двухсот тысяч мутантов на разной стадии развития. И сокращать их поголовье просто необходимо. По сути, сейчас шла борьба за выживание человечества как такового. Тем более в свете того, что наметились мрачные перспективы размножения мутантов.
А ведь даже кусачи если не свежаки, то уже заматеревшие и не кидаются с голой пяткой на пулемет. Хитрые, изворотливые и пуганые, которым пока пищи хватает только на то, чтобы поддерживать себя в активной фазе. Но и их вот так просто в капусту не нашинкуешь. А нарвется какая группа на бесхозное стадо коров – и очень быстро отожрется до чего-то куда более серьезного.
Потому и вознаграждение за головы мутантов такое высокое. Шутка сказать. Пять кусачей или волколак первого уровня – среднемесячная заработная плата. Начинающий вурдалак стоит уже вдвое. Как говорится, по трудам и награда.
И где-то этим труженикам нужно базироваться. В анклавах от них только сплошной вред. Не те личности, чтобы придерживаться обычных правил. Все чаще буйные, неуправляемые или кладущие на все и всех с прибором. Но сегодня польза от них несомненная.
Так что даже если увидят патрульные личность, находящуюся в розыске, ничего предпринимать не будут. Сделают вид, что ничего не заметили. И о том, что девочки у Сергеича не совсем по своей воле, представители власти, конечно, знали. Но все же предпочитали изображать непонимание.
Настю нашла одна команда охотников. Девушка отсиживалась в дачном домике, благо продуктов хватало. Высокоуровневых мутантов она пока не наблюдала. Всех остальных вполне сдерживали решетки на окнах да стальная дверь. Но наконец пришел край ее силам. Когда на улице появилась группа вооруженных людей, она без раздумий выскочила к ним. Прикрылась ватномарлевой повязкой, надела очки для плавания и с мольбой о помощи выбежала на улицу.
Помогли. Привели на постоялый двор и предложили хозяину. За каждого спасенного полагалась премия в две сотни рублей на трофейный счет. Причем возраст не имел значения. Достаточно было довести его до любого анклава, находящегося под рукой правительства, и передать главе.
Охотникам ничего не стоило поступить именно так. Но они предложили Сергеичу оставить ее у него. Девочка ему понравилась. Да еще и невинная. Вся его кобелиная натура тут же сделала стойку. Во что она ему обошлась – неизвестно. Но точно не меньше тысячи. Поговаривали, будто охотнички чуть не неделю как сыр в масле катались.
В принципе, он никого силой не удерживал. Каждая могла уйти в любой момент. Да только безопасность, обеспечиваемая Сергеичем, заканчивалась сразу за забором. До ближайшего убежища семь километров по прямой. Что равносильно тем же семи тысячам.
Нашлась одна хитрая, подгадавшая свой побег как раз под патруль, заехавший перевести дух. Куда направятся военные дальше, узнать не составило труда. Вышла она за ворота, отошла на несколько сот метров и, трясясь как осиновый лист, дождалась выезда патруля. Вышла – мол, помогите, люди добрые. Помогли. Как и требовала того инструкция, доставили до ближайшего безопасного места, каковым являлся «Рейдер».
Больше попыток использовать для побега патрули не было. Хотя уходили от Сергеича еще дважды. И оба раза их судьба осталась неизвестной. Что в общем-то могло означать только одно из двух. В живых людей сегодня не так много, а потому в округе многие знают друг друга, а через третьих лиц – так чуть и не всех. Если бы выжили, то непременно проявились бы…
Автоматические ворота поползли в стороны, едва только «выстрел» подъехал к ним. В небольшое окошко выглянул охранник и приветливо помахал рукой. Не Дмитрию. Скорее уж Ксении. Все подбивает клинья. Решетки нет. Стекло многослойное способно противостоять винтовочной пуле. О мутантах и говорить нечего. Зато ничто не мешает обзору. Амбразура, кстати, также имеется, как и ручной пулемет.
Высокий глухой забор из бетонных плит. «Егоза» в несколько слоев широким поясом по периметру. Часто вбитые колья из зазубренной арматуры. И в довесок ко всему густо разбросанные противопехотные мины нажимного действия. Все это напрочь отбивает желание игнорировать подъездную дорожку. Хотя и нагорожено, конечно, не от людей. Их здесь не опасались, чего не сказать о мутантах.
– Ксения, твой ухажер, – не удержавшись, поддел Дмитрий.
– Ревнуешь? – задорно поинтересовалась она.
– Ни капельки, – возразил он.
– Мог бы и подыграть.
– Это еще зачем?
– А вот поддамся его обаянию – и потеряешь бойца.
– Так себе аргумент. Во-первых, ты в этом комфортабельном клоповнике надолго не задержишься. А во-вторых, тебя за задницу никто не держит.
– Но согласись, сегодня там есть за что подержаться.
– Кто бы спорил, попа у тебя аппетитная.
– Во-от. А тебя она не возбуждает. Да и жриц Сергеича ты не топчешь. Меня терзают смутные сомнения…
– На стоянку рули, сомневающаяся.
– Слушаюсь, товарищ командир.
Припарковались и вышли из машины. Из оружия только пистолеты. Да и то лишь потому что совсем без оружия сегодня расхаживать неприлично. Место здесь пусть и мутное, но вполне безопасное. Опять же ты либо выполняешь правила, установленные здесь, либо проходишь мимо. Поэтому и бронежилеты с разгрузкой оставили внутри. Подсумок с Кнопкой Дмитрий подвесил на ремень.
Пройдут дезинфекцию, а там пустит собачонку побегать в свое удовольствие. Ну и поклянчить чего вкусненького как у постояльцев, так и у персонала. Собачке здесь все рады. И она не выделывается, принимает ласку и подношения от всех. Что вовсе не означает полного доверия вне этих стен. Случись – непременно предупредит, что кто-то приближается. Вот так у нее все четко. И как это объяснить, Дмитрий не знал.
Подошел другой охранник. Ухажер покинуть свой пост не может. С этим тут строго. Прошелся по всем дверям, опломбировал их. Во избежание, так сказать.
Сергеич с пломбами проблем не испытывал. Их, разумеется, сегодня никто не производит, но найти не проблема. Да хоть в паре километров отсюда, где вдоль дороги выстроилось больше полусотни различных магазинов, и у каждого свой склад, пломбы, пломбираторы. Кто-то скажет, лишняя суета. Но вот выглядит весомо, как оно и подобает серьезному заведению.
Прежде чем войти в дегазационный тамбур, упрятал головку Кнопки в подсумок и через специальный клапан напустил туда дезинфицирующего газа. Озон убьет собачку. Специальный же газ, разработанный еще задолго до эпидемии, безвреден и для людей. Иное дело, что сегодня его найти целая проблема.
– Ба-а-а, ка-аки-е лю-уди! – Сергеич встречал на входе их лично, картинно раскрыв объятия.
Дмитрий не стал в них спешить. Остановился, снял маску. Вдохнул воздух, далекий от стерильного и наполненный различными ароматами. Из дверей обеденного зала донесся запах шашлыка, отчего тут же началось интенсивное слюноотделение.
– Сергеич, я тебе не баба, чтобы обниматься. Что люди подумают.
– Злой ты, – добродушно отмахнулся хозяин постоялого двора, – я тут, понимаешь, специально его встречать вышел. А он…
– Главное, вовремя сориентироваться. Рупь за сто, что просто проходил мимо.
– И тем не менее, заметь, я остановился.
– Я оценил. И еще больше оценю, если так замечательно пахнет уже съеденный шашлык.
– Конечно, съеденный. Дима, ты за кого меня держишь? Ты можешь поесть здесь подогретый борщ, кашу и многое другое. Но есть категория блюд, которая подается только по мере готовности, и шашлык стоит во главе этого списка. Но если у тебя есть желание, то этот запах может быть забит запахом свежей, уже твоей партии.
– Ох, Сергеич, много текста.
– Согласен. Сначала накорми, напои, а там и спрашивай. Свинина, баранина?
– Баранина.
– Что кроме шашлыка?
– Еще шашлыка, – расплывшись в улыбке, произнес Дмитрий.
– Сделаю. Причем самолично. Проходи.
Сергеич подмигнул и направился в обеденный зал. Навстречу ему вышли двое в состоянии «Ты меня уважаешь?». Не падали только потому, что поддерживали друг друга. Но судя по тому, что хотя и вихляли, но курс выдерживали уверенно, мозг пока еще работал и пытался довести клиентов до места отдыха.
Еще двое легко сбежали по лестнице, не удержавшись и посмотрев оценивающим взглядом на Ксению. Получили в ответ не столь уж и лестный. Дружно хмыкнули и повернули в сторону сауны. Ну понятно. Им сейчас на ее оценку начхать с высокой колокольни. Их ждут местные жрицы любви.
Кстати, Сергеич не заставлял женщин заниматься проституцией. Все сугубо по доброй воле. Вернее, внешне это выглядело именно так. На деле же создавались соответствующие условия, когда девушки шли на этот шаг от безнадежности. Исключения случались только в том случае, если сам Сергеич хотел добиться кого-то.
– Дим, я думала, ты сразу начнешь торговаться насчет Насти. Или решил здесь заночевать?
– Вот еще, время терять. Для начала нужно выяснить у нее самой, хочет ли она убраться отсюда. А там уж и к Сергеичу подступаться.
– Хочешь, чтобы это сделала я?
– У тебя лучше получится.
– Ладно.
В зале было довольно оживленно. За столами сидело не меньше десятка человек. В принципе, все личности известные. Пересекались уже раньше. Причем не только на этом постоялом дворе. Были и другие. Большинство из них представляло собой всего лишь отдельный дом. Не всегда большой, но с высоким забором, егозой и вбитыми штырями арматуры. Обязательно противопехотные мины и растяжки. Минирование зачастую строго на добровольные пожертвования постояльцев. Кому не хочется уронить кости в относительной безопасности!
Но там зачастую тесно, грязно, и если бы не систематическая обработка озоном, то наверняка и воняло бы как на помойке. Кстати, питаться в таких местах предпочитали своими продуктами, хозяину платили только за постой. Причем платили все без исключения, будь то патруль или бандиты.
И дело тут вовсе не в крутости хозяина. Он даже спорить не станет, за него вступятся другие. Потому что соберется и уйдет, бросив двор без присмотра. И сколько тогда продержится безопасная гавань без хозяина? Вот то-то и оно.
Ксения с ходу приметила Настю. Невысокая стройная блондинка как раз обслужила один из столиков. И Лунева решительно направилась на сближение с ней. Дмитрий мысленно пожелал ей удачи. Ну и себе заодно. Настя и впрямь была находкой, и не только для детей. Тихая, скромная, покладистая, отличная хозяйка и далеко не глупа. Что еще нужно?
Встретился взглядом с мужчиной лет тридцати. Высокий сухопарый брюнет с бородкой клинышком и длинными волосами, забранными в хвост. Вообще, внешность отталкивающая. Как, впрочем, и его занятие. Его называли Фермером. И прозвище это родилось не на пустом месте.
Вообще-то они с товарищами обретались не на ферме, а в одном районном отделении милиции. Промышляли охотой. Но не только. Помимо этого, они еще и разводили мутантов. Как-то Фермер вдруг задался вопросом, что у них все неправильно. Ведь убитые ими твари все одно пойдут в пищу другим. Так отчего бы не получить с этого дополнительную выгоду?
Отловили несколько кусачей. Поместили в камеры ИВС и стали скармливать им тела мутантов, убитых на охоте. Две недели – и кусач превращается в рвача. Какая разница, где его убили. Факт остается фактом: тварь была жива и вот теперь мертва. Видеоотчет. Программа безошибочно определяет, что убитый не фигурировал в других отчетах. Награда упала на счет. Охотники не имеют дел с людьми. Весь процесс замкнут на электронике.
Осуждал ли его Дмитрий? Признаться, нет. Но и близкого знакомства с ним не желал, считая его занятие грязным. Мутанты эти ведь не всегда были тварями. Это изменившиеся люди. Одно дело убить, и совсем другое – вот так. Нет, не мог он этого принять, и все тут.
– Дима, она согласна свалить отсюда. Причем чем быстрее, тем лучше. Сергеич вроде и обхаживает ее со всем уважением, но она уже и в петлю готова. Опять же знает, чем закончила его предыдущая пассия. Она сейчас в сауне с теми двумя ухарями.
– Значит, сейчас будем разговаривать.
– Только давай сначала поедим. А то потом, боюсь, мне кусок в горло не полезет.
– Хорошо.
Что и говорить. Личность Сергеича вызывала стойкое отторжение. Но шашлык он готовить умел. У Дмитрия так ни за что не получилось бы. Да еще из барашка. А у Дятлова – легко и невероятно вкусно. Нефедов даже непроизвольно начал мурчать, как довольный котяра.
– Вижу, что понравилось, а, Дима? – заметил Сергеич, присаживаясь за их стол.
– Невероятно вкусно, – не стал зажимать он комплимент.
– Какие новости в окружающем нас мире? И зачем тебе понадобилась реанимационная капсула? Нет, нет, правила не поменялись. Здесь по-прежнему не задают лишних вопросов. Простое любопытство.
– Ну, не знаю, насколько это большая новость. Но мы сегодня наблюдали трахающихся вурдалаков. Лови картинку.
– Ого. Это первый случай в наших краях.
– Или не первый. Просто другие, как и я, не спешат выкладывать это в сеть.
– Ксения, а тебя не гложет желание отличиться? – поинтересовался Дятлов.
– Я программист и хакер, а не блогер, – пожав плечами, возразила она.
– Сдается мне, ты лукавишь. Не далее как сегодня на охотничьем форуме видел твой коммент с видео о мутантах с железяками.
– А ты не путай практически полезную информацию с погоней за хайпом. А ничем иным трахающиеся мутанты не могут быть по определению. В «Ковчег» инфу слили, а там пусть умники думают.
– Ясно. Тогда вы не будете против, если я… – Он многозначительно осекся.
– Да не вопрос. Лови свою порцию лайков, – отмахнулся Нефедов.
– Спасибо. Ну что же, раз уж с новостями все… Я вот как вас увидел, сразу понял, что на этот раз вы приехали не просто поесть шашлыка. Так, может, сразу к делу?
– Можно и к делу. Хочу выкупить у тебя Настю.
– Смеешься. Я не рабовладелец, а она не рабыня.
– Слушай, Сергеич, давай без этих игр. Я могу забрать ее совершенно бесплатно. Она выходит за ворота, я ее там подбираю. Местные правила не нарушены. И я посмотрю на идиота, который захочет со мной связаться. Так что единственное, что нам грозит, это отказ от этого двора. Не смертельно, но это в мои планы не входит. Поэтому я готов торговаться. Но не готов к лицемерным маскам. Договорились?
– Ладно. В таком случае вот тебе мой ответ. Сделки не будет.
– Серге-эич. Я всегда считал тебя деловым человеком. А тут такая поза. Неужели какие-то хотелки задавят в тебе разумного человека?
– А если я люблю ее?
– Охотно верю. И будешь любить еще какое-то время. А потом влюбишься снова. В другую. А Настю подложишь под своих постояльцев. Было уж. И повторится. Давай, выключай головку и начинай думать головой.
– И что ты можешь мне предложить? Учти, задешево я ее не уступлю.
– Наномодификаторы и база первого уровня. Кресло, я знаю, у тебя есть.
– У меня и программист найдется.
– Э-э, не-эт. Все сделает Ксения. И никак иначе.
– Слышал я, что ты не так прост. Правда, не верил. А оно вон как. Да только зачем мне нужен левак?
– А тебе какая разница? Нейросеть у тебя левая. Ты не охотник, а значит, трофейного счета у тебя нет. На твои заработки с постоялого двора тебе ни наномодификаторов, ни боевых баз не получить. Даже если начнешь охотиться, ну хотя бы как тот же Фермер, во сколько тебе обойдется легализация нейросети? А все остальное? Я же предлагаю тебе первый уровень прямо сейчас. Полчаса – и процесс пошел. Обманывать тебя мне смысла никакого. Тогда уж проще было бы не затевать весь этот сыр-бор.
– Сам будешь ставить? – имея в виду тренировки, поинтересовался Сергеич.
– Нет. Передам методику. Дальше все в твоих руках.
– Я слышал, с инструктором результат раза в полтора лучше выходит.
– Не филонь, и все у тебя получится.
– Тут ведь дело не только в усидчивости.
– Сергеич, мне, конечно, хочется иметь тихую уютную гавань. Но особой трагедии в том, что станет одной меньше, я не вижу.
– Думаешь, только одной?
– Не думаю, Сергеич, а знаю. Разницу замечаешь?
– Ч-черт. Вот это я называю предложением, от которого невозможно отказаться. Пошли?
– Да не вопрос. Ксения?
– Сделаем в лучшем виде, – по обыкновению пожав плечами, заверила она.
– Да, Сергеич, нам бы еще два, нет, три рабочих нейрокресла. Можно чисто игровой формат.
– Решили в виртуал поиграть?
– Именно.
– Но ты же знаешь, сегодня рабочие кресла добыть сложно. Народ как вандалы какие, крушат все направо и налево.
– Сегодня у меня нет настроения торговаться. Плюсом к наномодификаторам тактическая база первого уровня, с методой тренировок. Это все, что я могу предложить.
– Так, может, хотя бы ее поставишь сам?
– Мне некогда тебя натаскивать. И поверь моему опыту, если не гонять балду, то результат будет вполне приемлемым. Или, если ты откажешься, не будет вообще никакого. И заметь, это королевское предложение, которое я вряд ли повторю.
– Хорошо. Установить можешь прямо сейчас?
– Разумеется. Я надеюсь, у тебя найдется прицеп, чтобы погрузить кресла?
– У тебя уже есть один.
– И что? Думаешь, «выстрел» надорвется от двойной нагрузки?
– Я распоряжусь.
Дятлов поднялся и направился на выход из обеденного зала, успев показать Насте, чтобы обслужила столик. Девушка налила две кружки темного пива и направилась к ним.
Дмитрий подмигнул ей, после чего с удовольствием сделал глоток. И сразу же вспомнился Лев, муж Светланы. Он любил живое, сваренное пиво, а не намешанную химию. Вторым из достоинств Сергеича было то, что он умел варить хорошее пиво. Дмитрий не считал себя знатоком, но вкус ему нравился. И кстати, с каждым посещением он становится все лучше и лучше.
Сергеич вернулся минут через десять. Подозвал к себе Настю, что-то сказал ей. И та, зардевшись, с нескрываемым радостным выражением на лице выбежала прочь. Дятлов на это развел руками – мол, я свою часть выполнил. Очередь за вами.
Процесс установки базы и впрямь занял всего лишь полчаса. Убедившись, что все прошло как надо, Ксения вооружилась шприцем и сделала внутримышечную инъекцию. Более чем достаточно. Главное – доставить наномодификаторы в кровь. А там уж они и сами разберутся.
– Это все? – удивился такой простоте Сергеич.
– А чего ты ожидал? Танцев с бубнами? – хмыкнув, ответила Ксения.
– Да как-то… – неопределенно произнес Дятлов, явно не ощущающий никаких изменений.
– Ничего. Уже через полчаса тебе захочется есть. И даже жрать. Причем так, что тебя не раз посетит мысль о том, что ты заразился. Но это нормально. Сутки ничего не делай. Ешь, пей и лучше спи. А вот с завтрашнего дня приступай к занятиям. Методу я тебе тоже закачала. С тактической базой можешь ознакомиться, но даже не думай начинать, пока все твои показатели не перевалят за семьдесят процентов и не выровняются в пределах двух процентов. Вот, собственно, и все.
– Поня-ал. А что дальше? Ну, я сразу с прицелом на следующий уровень.
– Куй железо, пока горячо, да, Сергеич? – хмыкнув заметил Дмитрий.
– Ну, есть такое дело.
– Понятно. Ксения?
– Все нормально. Я закачала ему полный комплект.
– Вот и ладушки. Тут такое дело, Сергеич. Словом, мы кроме всего прочего тебе еще и вирус один подсадили.
– Что-о? – вскинулся было Дятлов.
– Да ты не переживай, – положив ему руку на плечо и усаживая обратно в кресло, примирительно произнес Нефедов. – Это же всего лишь страховка. На случай, если ты попытаешься кого-то на нас навести.
– И не пытайся привлечь своего программиста, – покачав головой, решила добавить свои пять копеек Ксения. – Любая попытка деактивации – и ты труп. Лучше поверь на слово. У меня все. Дим, поехали уже, а?
– Не куксись, Сергеич. Пока ты честен с нами, мы честны с тобой.
– С-сволочи, – в сердцах выдал Дятлов.
– Да ладно тебе, – добродушно отмахнулся Дмитрий и тут же спохватился: – Кстати, сколько с нас за обед?
– За счет заведения, – буркнул в ответ Дятлов.
– Вот спасибо тебе, добрый человек. Поехали, Ксюша. Время.
Когда они подходили к выходу, Настя уже их ожидала у дверей дегазационного тамбура. Причем Кнопка пристроилась у нее на руках, активно так облизывая тонкие девичьи пальцы.
– Держи, – вручила ей нормальный респиратор Ксения.
Та молча приняла подарок, убрав старинный противогаз в сумку. Дмитрий без лишних слов снял его лямку с плеча девушки и положил противогаз у двери. Ей он больше не понадобится. Пристроил Кнопку в подсумке. Подхватил сумку с вещами нового члена команды и посмотрел на вахтера, сидевшего за прозрачной перегородкой. Над дверью тут же загорелась зеленая лампочка, и щелкнул электрозамок.
– И много вам пришлось заплатить за меня? – когда они уже катили по дороге, поинтересовалась Настя.
– Не обижайся, но ты нам досталась фактически даром, – ответил Дмитрий.
– Но в этом есть и положительный момент, – подала голос Ксения. – Ты нам ничего не должна. Можем хоть сейчас завезти тебя в ближайший анклав и оставить там. Я тебе даже рублей двести подъемных могу перевести.
– Правда?
– Не сказал бы, что такой расклад меня устроит. Но-о – да. Все так и есть, – подтвердил Дмитрий.
– А что я должна буду делать?
– Нам нужна няня для девочки двух и мальчика пяти лет.
– А еще кухарка, – поспешно ввернула Лунева.
– Ксюша.
– Я – Кошка. И я боец, а не домохозяйка.
– Го-осподи, опя-ать, – безнадежно вздохнул Дмитрий.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий