Пандора. Мессия

Глава 12
Светлана

– Мама! Мама!
– Мама! Мама!
Гена и Лена, перекрикивая друг друга, наперегонки бросились к Светлане, буквально рухнувшей на колени и расставившей руки во встречных объятиях. Из глаз в два ручья потекли слезы, подбородок трясется, губы прикусила. Но, когда дети влетели в нее, едва не сбив на пол, все же не выдержала и разрыдалась. А еще начала осыпать ребят быстрыми, заполошными поцелуями, не особо заботясь, что попадает под ее губы: щека, волосы, нос или ухо. Какая, собственно говоря, разница, если все это от кончиков пальцев до темечка ее кровиночка.
У Дмитрия от этой картины к горлу подкатил ком, и сразу стало трудно дышать. Еще и слезы начали проситься наружу. Чтобы не опозориться, часто заморгал и отвернулся в сторону, вперив взгляд в информационный плакат с уже устаревшими рекомендациями по санитарной безопасности. Надо же, век высоких технологий, а здесь, в «Ковчеге», и вовсе все компьютеризировано, но поди ж ты, бумага никуда не уходит.
И ведь рядом с этим анахронизмом плазменная панель с живой картинкой. Хотя-а… Вот на экран он не посмотрел, а нечто необычное тут же бросилось в глаза. Да еще и с содержимым ознакомился. Значит, есть все же смысл. Не дураки это устраивали. Правда, обновить в соответствии с реалиями все же не мешало бы.
Скосил взгляд на товарищей. Илья усиленно ищет что-то у себя под ногами. Не иначе как решил проверить профпригодность уборщиков. Хотя это скорее по части Ксении, потому что прибираются здесь эдакие электронные полотеры.
Впрочем, ей сейчас не до этого. Вот уж кто и не думает стесняться. Две дорожки слез протянулись от глаз к подбородку и капают на грудь. Наконец спохватилась и, вооружившись платком, утерла лицо, при этом шмыгнув носом и всхлипнув совсем по-детски. Вот и скажи, что на счету этой невысокой девушки спортивного сложения не одна сотня убитых мутантов. Причем хватает в их числе и высокоуровневых.
И только Лацис стоит как надежная, несокрушимая и невозмутимая скала. И не скажешь, что только что он был очень даже живым и настоящим, вел оживленную беседу с детьми, вцепившимися в его руки. А то как же, дядя Айварс их кумир и самый любимый дядя. Нефедов уступил это место раз и, похоже, навсегда. Теперь же Латыш стоит не шелохнется.
Ни для кого из команды не секрет, что между ним и Светланой закрутился виртуальный роман. Но то там, в ненастоящем мире. А чем оно обернется в реальности, совершенно непонятно. Тем более при виде молодой двадцатилетней девушки на фоне тридцатипятилетнего мужика.
Это максимальный возраст, который получался при минимальном сроке нахождения в репликаторе. Дольше даже на один день никто держать не станет. А моложе делать ее не хотелось. Нет, Дмитрий вовсе не о сержанте заботился. О детях. Но, похоже, зря старался, они-то как раз разницы совершенно не заметили.
Опять же в последний раз Лацис со Светланой виделись в виртуале три с половиной месяца назад. После чего связь с ней оборвалась, хотя, по заверениям служащих центра клонирования, с женщиной все в порядке и процесс формирования личности протекает нормально. Знали бы они, что это означает.
Наконец Светлана поднялась, утерла слезы и, взяв детей за руки, направилась в сторону Дмитрия и товарищей. Или все же Лациса? Бог весть как оно там у них. Сержант прилетел, специально подгадав под ее выписку. От взваленной им же самим на свои плечи ответственности его никто не освобождал. И в первую очередь он сам. Так что каждый отпуск для поездки в Россию выбивался им с боем.
– Дима… Ребята… Спасибо вам. – Она повисла на его шее, неловко ткнувшись мокрыми губами в щеку.
Потом, шмыгая и утираясь, обняла не менее зареванную Ксению, Илью. Замерла перед окаменевшим Лацисом, покраснела от охватившего ее смущения…
– Айварс… – утирая нос, проговорила было она и тут же осеклась.
Потом решительно подступилась и, закинув руки ему на плечи, приникла к его груди и в очередной раз громко шмыгнула носом.
– Раз уж ты здесь, значит, все в силе? Или ты прилетел, чтобы как настоящий мужчина лично сказать, что твои планы поменялись? – сквозь слезы, со всхлипами и не поднимая глаз поинтересовалась она.
– Я своих решений не меняю, – с характерным акцентом, но что-то уж больно подозрительно дрогнувшим голосом произнес он.
– Ты в жизни куда больше и надежней, – и опять всхлип.
Дети, наблюдая эту картину, обступили взрослых и заключили их в объятия. Ну-у, насколько могли. Все же шесть и три года, крохи еще. Хм. Во всяком случае, Лена. Генка – тот удался в папу. Дай срок, еще и Лациса за пояс заткнет.
– Мама, а ты теперь за дядю Айварса выйдешь замуж? – поинтересовался Гена.
При этих словах Светлана напряглась, бросила испуганный взгляд сначала на Лациса, потом перевела на детей. С девочкой все просто. Она отца, считай, уже и не помнила. Совсем ведь кроха была, когда тот уехал. А вот с мальчиком могут быть трудности. Уж он-то Льва должен помнить достаточно хорошо. Мир в тартарары, но разве это повод для того, чтобы пропала детская ревность?
– Если вы не будете против и дядя Айварс не станет противиться.
– Йа-а-а, – возмутился прибалт.
– Мы согласны, мы согласны, – хором затараторили дети.
– Дим, мы улетаем в Латвию, – пожав плечами и смущенно улыбнувшись сквозь слезы, произнесла Света.
Дмитрий только пожал плечами – мол, ожидаемо, чего уж там. И вновь вперил взгляд в плакат, изучая какую-то уж больно интересную загогулину на холке мутанта. Ну это художник явно переборщил. Нет таких вывертов у вурдалаков! Уж он-то знает.
Ага. Послышался очередной всхлип. Интересно, это Ксюха или Света? Да не больно-то и интересно. А вот этот очередной пассаж художника. Да кто только его консультировал! Нет, оно, конечно, понятно, свое видение и восприятие мира. Но не до такой же степени, в самом-то деле!
Наконец с телячьими нежностями было покончено, чему Дмитрий был несказанно рад. Правда, ком из горла никак не хотел пропадать. Потому он предпочитал отмалчиваться. Но постепенно оковы спазма ослабевали. Нужно еще немного потерпеть. Ну а пока суд да дело, дойдут до гостевого корпуса.
Столик в ресторане их уже ожидал. Там все контролировала Настя. Правда, при этом периодически проверяла санитарное состояние туалета. А то мало ли, разведут еще бардак. У них, между прочим, не просто обед намечается, а по поводу. Ну, что тут поделаешь, если жену Ильи мучил жесточайший токсикоз. Одно спасение, периодически обрабатывали бункер озоном. Запах грозы уже в печенке сидит, но лучше он, чем видеть, как мучается будущая мать.
Кроме торжественного застолья Дмитрий еще взял на себя смелость и заказал в гостинице номер люкс. И приплатил администратору, чтобы она его как-нибудь украсила. Если сладится, значит, будет у молодоженов первая брачная ночь, обставленная в лучших былых традициях.
Причем первая в самом прямом смысле этого слова. Ибо из репликатора Света вышла столь же невинной, как и при своем рождении. Ага. Мать двоих детей, и при этом девственница. Кино, да и только.
Конечно, могло статься и так, что это были бы пустые хлопоты. Но тут ведь какое дело. Дорога ложка к обеду. Все должно быть вовремя. Бог с ним, если есть и не понадобится. А вот если понадобится и не окажется под рукой, тогда уж проблема.
Посидели от души. Между прочим, с «горько» молодым, свадебными подарками и кольцами. Лацис озаботился. Настя то и дело пихала своего благоверного – мол, вон оно как бывает, а у нас ничего подобного не было. Тот только краснел и что-то там лепетал в свое оправдание. Ну и обещал, что рождение ребенка будут отмечать с бантами, шарами и пупсами. Хорошо посидели, чего уж там.
Бог весть как прошла ночь у молодоженов. Свечку, как говорится, не держали. Но уверенность, что плодотворно, присутствует. А вот у Ксении и Дмитрия скучно и обыденно. Легли спать. Оно вроде бы после пары капель на грудь неплохо бы и продолжить веселье. Но-о-о…
Мама на брачном ложе. Няня воюет с токсикозом и пилит благоверного. Остаются они. А тут еще и Кнопка, как всегда, выказывает свою стервозность. Забралась на кровать и давай атаковать своим язычком соперницу. В принципе, они с Ксенией очень даже ладили. Но то ли собачка ревновала, то ли просто души не чаяла в девушке, только всякий раз, когда та оставалась наедине с Дмитрием, чихуа-хуа старалась ее чем-нибудь занять. То вот залижет до смерти. То уже к себе требует внимания.
Наутро сержант в свойственной ему манере не стал тянуть кота за подробности. Немногие вещи невесты и ее детей уже были доставлены в «Ковчег». На всякий случай. Вдруг выгорит. А нет – в любом случае Лацису нужно было возвращаться в Латвию. Дел там у него невпроворот. Так что самолет пристроился тишком на местном летном поле и поджидает своего владельца.
Едва выйдя на крыльцо, Дмитрий вдохнул полной грудью и тут же пожалел об этом, едва не задохнувшись от вони. Псиной несло немилосердно. Собачки охраняют периметр и территорию наравне с электронными системами. И, как за ними ни смотрят, метят территорию регулярно.
Все же в постоянном хождении в респираторе были свои плюсы. Можно было находиться хоть по пояс в фекалиях и не чувствовать вони. По первости-то любым запахам радовались, как дети. Но со временем чувство ностальгии и новизны истаяло, а все эти ароматы превратились в обыденность. Нередко неприятную. Причем даже зимой.
Впрочем, это он так, брюзжит по привычке. Стоило отойти на пару десятков шагов, как вонь пропала, а легкие наконец захватили прохладный и живительный весенний воздух. Кра-со-та! И так до самого летного поля.
– Спасибо тебе, Дима. Прямо и не знаю. По гроб тебе обязана.
– Брось. Сделал то, что должен был и что смог.
Ни Льва, ни данного ему обещания поминать не стал. Ни к чему. У нее теперь новая жизнь. Причем в прямом смысле этого слова.
– Ну что, Русский, счастливо оставаться, – протягивая руку, произнес Лацис.
– А вам счастливо долететь, – лучась улыбкой, пожелал в ответ Нефедов.
– Прилетай к нам. Самолетик, если что, у тебя теперь есть.
– Сержант, ты полегче давай. И так шаблоны разлетаются, как фигуры в городках. А тут еще и в гости зазываешь.
– Ладно. Тогда приезжай к ним, – кивая на Светлану и детей, уточнил он.
– А вот над этим обязательно подумаю. Малыши-карандаши, я что подумал. А забирайте-ка Кнопку с собой.
Лена как раз в этот момент тискала собачонку, не в силах с ней расстаться. Одно дело, когда она с дядей Димой уходит на работу. И совсем другое, когда расставаться приходится навсегда. Гена, похоже, тоже прочувствовал этот момент. Стоит рядом с сестрой и гладит это лохматое недоразумение.
– А можно?! – едва прозвучало его предложение, в один голос прокричали они.
– Можно.
– А меня спросить не хочешь? – вздернул бровь сержант.
– Ты не в том положении, чтобы качать права, – отмахнулся Дмитрий. – Тебе сейчас полагается угождать молодой жене. Уж я-то знаю. А если не веришь, посмотри на Илью.
– Проехали, – отмахнулся сержант.
– Дядя Дима, а как же ты теперь на работу будешь ходить? Ты же говорил, что Кнопка тебе сильно помогает.
– Ничего. Научусь обходиться без нее.
– Дим, правда. Вы столько прошли вместе, – с сомнением произнесла Светлана.
– Я ее детям вез, – дернув щекой, произнес он.
Долгие проводы – лишние слезы. Летающая лодка взревела обоими моторами и побежала по апрельской траве летного поля. Опять весна выдалась ранняя и теплая. Вон уже все зеленое. Мутантам, мать их, самое благоприятное время. Минимум затрат на выживание и максимум на трансформацию. Хотя-а…
Ерунда все это. Потому что не успевших в должной мере развиться уже практически всех сожрали. Сегодня не то что кусачи, но даже волколаки первого уровня редкость. Зато появился молодняк, и стаи вроде как приняли свой завершенный вид. По структуре очень похоже на волчью. Но со своими нюансами и изюминкой.
Сами броненосцы, высшая ступень развития мутантов, хищники, но в то же время у них прослеживается некая структура общества. Они общаются и по-своему разумны. Правда, в их повадках от зверя куда больше, чем от человека. С другой стороны, люди им ничуть не уступят. Так что борьба за выживание продолжается.
Кстати, исход противостояния сегодняшнего броненосца и модификанта пятого уровня предсказать сложно. Лично Дмитрий не готов поставить на себя со стопроцентной уверенностью. Естественный отбор в действии. Выживают только самые сильные, ловкие и хитрые. Так что о легких победах уже можно забыть. С другой стороны, у Нефедова не было и капли сомнений, кто выйдет победителем из этой войны в целом. И это не мутанты.
Н-да. Подумать же больше не о чем, глядя вслед самолету, забирающемуся все выше в ясное голубое небо. Только одни мутанты на уме, чтоб им. Скорее всего, это из-за того, что не хочется думать о расставании.
– Дим, а ты зачем Кнопку отдал? – поинтересовалась Ксения, не отводя взгляда от удаляющегося самолета.
– Переживаешь, что теперь некому будет вылизывать твои пальцы?
– От нее и впрямь пользы было много. А на пятой точке ты не усидишь, – возразила она.
– Зато теперь нам никто не помешает, и не нужно будет ломать голову, куда пристроить эту ревнивицу.
– О! Этот момент я как-то упустила. Но все равно жалко расставаться.
– Жалко у пчелки. Ну что, команда, гуляем еще или двигаем на базу? – оборачиваясь к товарищам, поинтересовался Дмитрий.
– Я за базу. Там как-то спокойней, – тут же отозвалась Настя, прикрывающая нос платочком.
– А еще можно продезинфицировать все помещения и наслаждаться запахом грозы, – поддела ее Ксения.
– Не вижу в этом ничего плохого.
– Вообще-то увлекаться озоном не стоит, – возразил Илья.
– И что, мне теперь все время мучиться и обнимать унитаз?
– Вот в медблок и двигайте. Обрисуйте проблему. Там вам помогут, – решил Дмитрий.
– А ты куда? – поинтересовалась Ксения.
– Навещу Светлану.
– Зачем?
– Ревнуешь? – поддел девушку Дмитрий.
– Ну-у, если у тебя на нее встанет, то приз «извращенец года» твой, – легко парировала она.
– Просила навестить, когда со Светой определится, – хмыкнув, пояснил он. – Я быстро. А там пообедаем и решим – гуляем дальше или возвращаемся на базу.
– Пойти с тобой? – предложила девушка.
– Ты же знаешь, как их раздражает вид женщин, в особенности таких красоток.
– Говори, говори, – с наигранным жеманством томно произнесла она.
Вместе дошли до крыльца, ведущего в гостевой корпус, где расстались. Дмитрий пошел дальше, в обход здания. Латники размещались в стороне, в отдельно стоящем здании, не связанном с другими и имеющем отдельную территорию. Не потому что кто-то хотел изолировать тамошних обитателей. Весь «Ковчег» делился на такие дворы, с высокими решетчатыми заборами и «егозой» поверху.
Это на случай прорыва мутантов. Мало ли как оно все может случиться. На вирус – плохо ли, хорошо, а управу нашли. Но вакцина не способна защитить от когтей и клыков самих тварей. Н-да. Теперь придется следить за лексиконом. Не то еще брякнешь не подумав.
Прошел через калитку. Для начала открыл электронный замок, отправив запрос и получив подтверждение на посещение. Потом без труда управился с механическим, который при закрытии вновь защелкнулся. Электронный – от людей, чтобы не шастали кому не лень. Второй – от мутантов, на случай отключения электричества.
Прошел через открытый двор, поднялся по ступеням парадного входа и потянул нестандартно высокую и широкую дверь. Привычного герметичного тамбура, успевшего потерять былую значимость, здесь нет. Этот самый обычный, для сбережения тепла. Толкнул внутреннюю дверь…
– Эй, полегче, кони стоялые! – возмутился он, когда его едва не сбил один из латников.
Они, видишь ли, здесь устроили дружескую потасовку. На отдыхе могли бы и поспокойней себя вести. Или рейд выдался слишком легким, что теперь на базе выплескивают нерастраченную энергию? Хотя у этих с ней точно никаких проблем.
«Тон поубавь, умник, пока не порвал как Тузик грелку», – раздалось в ответ в общем чате.
– Слюной брызжи в сторону, придурок, – отойдя на пару шагов в сторону, спокойно ответил Дмитрий нависшему над ним собеседнику.
В самом Нефедове сейчас метр девяносто пять. Но они как бы не пляшут против двух метров двадцати пяти сантиметров. Это здание строилось специально под габариты этих великанов. В обычных помещениях им было бы тесновато. В смысле комфорта, конечно. А так-то ребятки ловкие и верткие.
По заверениям специалистов, общение с ними опасности не представляет. Это как СПИД в былые времена. Чтобы сработало, нужны определенные условия. Но не так-то просто это принять. Есть то, что делаешь на одних рефлексах.
«Ты кого придурком назвал, недомерок. Может, сам на сам? Или слабо?» – вновь надвинулся великан.
«Рома, остынь», – вмешался в беседу второй, дурачившийся с ним в коридоре.
«А че такое. Он же весь из себя крутой. Че, пятый уровень, да?»
– Пятый, твоя правда. Но с головой дружу, чтобы драться с тобой на кулачках. Нашинкую тебя в мелкий винегрет, и вся недолга.
Два меча с легким шелестом покинули ножны, мгновенно материализовавшись в его руках. Свет тут же заиграл на кромке молекулярной заточки. Дмитрий сделал выводы из своих прошлых схваток, раскошелился на второй клинок и изучил обоерукий бой. Только теперь они были прикреплены рукоятями вниз.
«А без железяк?»
– Только после того, как ты сделаешь маникюр и наденешь намордник, – хмыкнув, ответил Дмитрий.
«Что тут у вас происходит?» – Вопросу предшествовал злобный рык.
Ну ни дать ни взять сержант, приметивший в расположении непорядок. Хотя чего это он. Сержант и есть. Вон и нашивка присутствует. Но это скорее для посторонних. Свои и так четко знают, кто тут кто.
Ответа Дмитрий не разобрал. База переводчика все еще формируется, поэтому тарабарщина этих ребят пока остается непонятной. В принципе не страшно, коль скоро можно общаться с помощью нейросети.
После недолгого препирательства недовольный бузотер с независимым видом и гордо поднятой головой удалился по коридору. Дмитрию тут бывать пока еще не приходилось, поэтому он понятия не имел, что там в конце.
«Железки убери», – потребовал сержант.
– Не я начал.
«Уже знаю. Но в гостях мог бы быть и повежливей».
Ага. Похоже, подчиненные уже сбросили ему файлы, касающиеся конфликта. Или же он и сам имеет доступ к их нейросетям. Дмитрий помнил, насколько это может быть эффективно и облегчает жизнь.
– Серьезно? Тут твои латники не глядя по сторонам машут когтями и щелкают клыками, а я должен быть повежливей? Царапину посадили бы – и я обоих порезал бы в лоскуты.
«Если бы успел», – и не подумал отмалчиваться второй.
– На этот случай у меня в анабиозе уже лежит клон. А еще есть команда, с которой не один пуд соли съеден. Так что не сомневайся, ответка прилетит в любом случае.
«Остыли оба. Сема, иди занимайся своими делами», – приказал сержант.
В ответ тот тихонько рыкнул. Или даже проворчал и пошел в том же направлении, что первый. Вот же лоси здоровые.
«Так зачем пришел-то?» – поинтересовался сержант.
«Он ко мне». – А они и не заметили, как она подошла.
«Твой ухажер?» – вздернув бровь, поинтересовался сержант так, чтобы понял и Дмитрий.
«Тот, кто спас меня и мою семью».
«Так это он?»
«Как видишь».
«Ладно. Присматривай за ним. А то больно резкий».
«Хорошо, сержант. Ну здравствуй, Дима».
– Привет, Света. Отлично выглядишь.
В этом корпусе он был впервые, но прежде они встречались. Поэтому признал ее сразу. Вообще-то мудрено, если честно. Но у него богатая практика, поэтому научился различать.
«Смеешься?» – вздернула она бровь.
– Ничуть. Уж я-то повидал, так что знаю о чем говорю. Большинство из них тебе и в подметки не годятся.
«И что, может, еще и закрутишь со мной?»
– Давай не будем перегибать.
«А что такого? С резинкой это безопасно на сто процентов», – с горькой иронией произнесла она.
– Свет, если ты решила нагнетать, я тогда лучше пойду. Потом как-нибудь.
«Стой. Извини. Пошли в бар, что ли».
– Вы еще и алкоголем балуетесь?
«А почему нет», – пожав плечами, ответила она.
Потом опустилась на четвереньки и пошла чуть впереди, указывая дорогу. Так ей удобнее. Вернее, им удобнее. Но, с другой стороны, двигалась она при этом с такой хищной грацией, что так и хотелось любоваться. Но только ни о каких сексуальных поползновениях и мысли не было. От слова «совсем».
Об этой программе он узнал только три с половиной месяца назад. Хотя началось все еще в конце июля, когда они клонировали Светлану. Тогда Дмитрий подмахнул договор, не особо вдумываясь в некоторые формулировки, аукнувшиеся впоследствии.
В феврале Светлана, находившаяся в анабиозе, все же обратилась. Предпринятые ими оперативные меры после ее заражения помогли ненамного. Если Элли в Новой Зеландии продержалась пять месяцев, Денисова выстояла пять с половиной. Лацис тогда лично вывел ее в поле, пристрелил и похоронил.
Тогда же они узнали, что личность Светланы не утрачена. Оказывается, она изначально была синхронизирована с носителем. Но не с человеком.
Попытка использовать дрессированных мутантов провалилась. И тогда решили попробовать внедрить в них разум, а после использовать их против тварей. Ведь все они по сути люди, и мозг у них человеческий. Во всяком случае, именно на это указывали исследования.
Словом, на выходе имелась тварь женской особи с сознанием Светланы, но с соответствующей психологической обработкой, заточенной на убийство мутантов. Насколько понял Дмитрий, суть метода сводилась все к той же искусственной амнезии, опробованной Лисом еще в Новой Зеландии на подруге Орка.
Как бы то ни было, у умников получилось в какой-то момент отсечь прежнюю личность от начавшей развиваться новой. Это, кстати, было вполне актуально и сегодня, так как полностью победить вирус пока еще не удалось.
Мутанта Светлану накачивали наномодификаторами, ставили ей базы и прокачивали бойца. А тем временем клон Светланы продолжал себе спокойно вызревать и покинул, или покинула, репликатор в назначенный срок.
Латники, как называли мутантов с человеческим сознанием, позиционировались как полноправные члены общества. С определенными ограничениями, вызванными их физиологией, тут уж ничего не поделаешь. Все они находились на службе в вооруженных силах. Как говорится, со всеми вытекающими.
Надо признать, что действовали они куда как эффективнее людей. Латники, прошедшие боевую подготовку по программе, разработанной специально под них. Настоящие машины для убийства.
Так что, выйди Дмитрий с тем Ромой сам на сам, даже после маникюра и надетого намордника, результат был бы однозначным. Его порвали бы как тузик грелку. А вот с клинками все уже становилось не столь однозначным. Правда, от подобного лучше бы воздержаться. Как уже говорилось, латники полноправные члены общества, и за их убийство спрос будет по всей строгости. А гайки понемногу закручивают. И с откровенными бандитами уже особо не церемонятся.
Кто-то может сказать, что их проживание на отдельной и практически изолированной территории – дискриминация. Но на самом деле это всего лишь одна из предосторожностей. Так уж вышло, что, несмотря на вакцину, укус мутанта был все так же опасен и нес заражение. Там что-то, связанное со слюной. Кстати, в этом смысле броненосцев начали называть оборотнями.
У Дмитрия появились было вопросы. Ведь его не просто покусали, но уже даже жрали. Вирусологи склонялись к версии, что причина этого кроется в том, что кусали его низкоуровневые мутанты, а вурдалаки охаживали только когтями. Гремучая же смесь из слюны и вируса случается только уже у сформировавшегося оборотня. Вопросов слишком много, и, к сожалению, большинство из них пока все еще остается без ответов…
Тогда, в сентябре, они и Лациса спасли, и с захваченными бандитами все вышло в лучшем виде. Эксперимент длился неделю. За это время успели установить, что минимальная доза для только что зараженного составляет двести граммов крови вакцинированного. В результате проб и ошибок потеряли одного из испытуемых.
Подопытных для опытов оказалось мало. Пришлось вновь навестить Дятлова и попросить его о помощи. А там и отловить новых отморозков, чтобы опробовать различные вариации.
Кто-то скажет, что проводить эксперименты на людях – это изуверство. Что это отдает фашизмом. Найдутся и другие клейма. Скорее всего, они будут правы. Хотя Дмитрий так не считал. Как не понимал, с какого перепугу в России была отменена смертная казнь. Ну вот нет у него жалости к насильникам и убийцам. Ни капли.
В результате различных вариаций переливания крови из семерых выжили четверо. Причем отрабатывались и варианты с использованием крови не Дмитрия, а другого подопытного. Нашелся один с первой группой и без наномодификаторов в крови. Все работало на раз, как и в случае использования материала от Нефедова.
Наконец Илья заявил – мол, он сделал все, что мог, и теперь пришла пора передать материалы в «Ковчег». Там мозги получше, а возможности шире. Вот пусть они и морщат лоб.
Не сказать, что Дмитрий не разделял его мнения. Но в то же время, наученный горьким опытом с Энрико и Догом, не собирался полностью доверять властям. А тут еще и подспудное чувство вины в том, что зараза вырвалась с острова. Глупо, конечно, винить себя в том, в чем ты не виноват. Но ни он, ни Лацис с этим ничего поделать не могли и считали, что должны что-то предпринять лично. Сделать все для того, чтобы никто не смог спекулировать наличием вакцины.
Оставалось только понять, насколько это придется по нраву Ксении и Илье. С одной стороны, их независимые исследования говорят сами за себя, и если бы они не были согласны, то не участвовали бы в этом. С другой, власть – это сила. Даже в умирающем мире. И вступать с ней в конфликт чревато.
Однако они согласились без раздумий. Страх и неуверенность в себе остались где-то там, в прошлой жизни. Даже если до пандемии они переходили улицу только на зеленый свет, сейчас это уже совершенно другие люди.
Единственная загвоздка была с бункером. Настю с детьми конечно же можно отправить в «Ковчег». Тем более что всех вакцинированных пленников, за исключением одного, они собирались направить туда же. Как и указать местоположение закладок с образцами крови Дмитрия. Первоисточник, так сказать.
Но тогда пришлось бы оставить без присмотра Светлану, находившуюся в анабиозе. И пусть опыт с Элли показал, что шансов у нее нет, Дмитрий дал себе зарок бороться за нее до конца. И он это сделает. Да только все члены команды рвались с ним. И, чего греха таить, четверо бойцов куда предпочтительнее двоих.
И тут Нефедов вспомнил о давнем знакомом Акимове Игоре. Они, конечно, едва знали друг друга, но по сегодняшним реалиям это уже немало. Переговорили. Как ни странно, парень отказался от переливания крови. Предпочел дождаться, пока «Ковчег» выдаст полноценную вакцину. Он был уверен, что там управятся быстро. Но приглядеть за бункером и его обитателями согласился. Не даром, конечно, но это нормально. В остальном ему можно было довериться.
Первая же попытка распространить своеобразную вакцину указала им на то, что Игорь далеко не одинок в своем недоверии к этому методу. Верить им наотрез отказались. И не просто послали по известному адресу, но еще и «собак спустили». В смысле, сообщили куда следует.
Пришлось уходить по-горячему. Благо Лацис прилетел на своем неизменном «Ла-8». Самолет тихоходный, но обладает неоспоримыми преимуществами. Способен нести достаточно внушительную полезную нагрузку. С полными баками, при крейсерской скорости в двести тридцать километров, преодолевает расстояние в четыре тысячи километров. Правда, на бреющем полете, вне досягаемости радаров, не больше трех. Но это такие мелочи.
Следующую остановку сделали в Подмосковье. И на этот раз никого уговаривать не стали. Выловили одинокую машину с тремя путниками. Устроили им переливание. Заражение. Выздоровление. Так сказать, показали все наглядно. И дали пинка под зад.
От Москвы повернули на Латвию. По пути немного отклонились в сторону Минска. Наследили там. Заодно подбросив образцы и властям. После чего уже добрались до Вильнюса. Странно было бы, если бы они так не поступили. Даже с учетом того, что своих специалистов там, скорее всего, нет.
Далее намеревались доставить вакцину в Германию, Францию, Испанию. После чего перескочить по островам в Америку, благо такой опыт имелся. И дальше – в Новую Зеландию. Далековато, конечно. Но следовало выполнять взятые на себя обязательства. Лис исправно осуществлял их прикрытие.
Дмитрий полагал, что при сравнительно небольшой загруженности сети, и мобильной связи в частности, вычислить их без глушилок окажется не так сложно. Но он сильно недооценил этого молодого и самоуверенного новозеландца. Парень утверждал, что никакими электронными средствами слежения их не вычислят. Если только они сами не подставятся. И его заверения полностью оправдались.
Во Франции они даже нашли последователей. Одна из команд охотников на мутантов решила поучаствовать в этом благом деле. Молодые ребята, по семнадцать-восемнадцать лет, оказавшиеся посреди апокалипсиса и не растерявшие романтического пыла.
Н-да. Вообще-то спецназовцам из прежнего мира лучше не попадаться на пути этих юнцов. Пятые уровни и внушительный список ликвидированных мутантов, как говорится, впечатляли. И ведь что интересно, мозги у ребят реально набекрень. Все происходящее вокруг воспринимают как игру. Прокачка персонажа, уровни как свои, так и фрагов, трофеи, квесты. Мир сошел с ума, и каждый в нем по-своему чокнутый.
Они уже были готовы покинуть Францию, отметиться в Испании и начать прыжок через океан, когда в сети начали появляться сообщения о сумасшедших сектантах. Мол, те возомнили себя мессиями, отлавливают людей и переливают им свою кровь, якобы спасая от вируса. На самом же деле они представляют реальную опасность.
Вместо хоть какой-то реакции властей в сети их начали обливать помоями. Приводили примеры, когда вымирали целые поселения. Жертвы этих сумасшедших сектантов исчислялись уже тысячами. Не власти, а блогеры и множество «свидетелей» трагедий призывали не верить этим проходимцам. Тем, кому все же устроили переливание крови, рекомендовали немедленно обращаться в официальные медицинские учреждения. Советовали не спецслужбы, не администрация, а «такие же простые люди». И это работало. Выдаваемым в сети истинам вообще верят куда больше, чем здравому смыслу.
И тогда Лацис предложил кардинально поменять маршрут и изначальные планы. Двигаться не на запад, а на восток. По пути можно будет сделать остановку и в Средней Азии, но лучше сразу держать курс на Китай. По его прикидкам, правительства европейских стран и России сумели найти общий язык. Или же, скрывая информацию, действовали каждый в своих интересах. И в этой ситуации Поднебесная выступит неким противовесом или катализатором, который наконец запустит цепную реакцию.
Кстати, можно будет решить вопрос и с новозеландцами. С транспортом у них проблем нет. Прыжок до Австралии и дальше по островам до точки рандеву, которая бы удовлетворила их всех.
Что же до Америки, то власти в любом случае получат свои образцы. Мир, конечно, катится в пропасть, но кто сказал, что это повод для того, чтобы кардинально измениться? То же латвийское правительство, скорее всего, уже сообщило им о наличии у себя образцов и поделилось ими со старшим братом. А нет – значит, достаточно подбросить янки нужную информацию. Что они и сделали.
По пути на восток они все же наследили в Казахстане. После чего был Китай. Там пришлось тяжко. Но управились. Кстати, у Дмитрия сложилось стойкое убеждение, что, несмотря на скученность населения, китайцам удалось спасти много народу. В этом им помогли города-призраки. Бог весть для чего они их строили на самом деле, но как результат именно в них сосредоточилась основная масса спасенных.
Лидирующая роль коммунистической партии, дисциплина, насаждаемая гражданам с самого детства, сильная вертикаль власти и решительные действия в претворении принятых решений – вот основные составляющие успеха китайцев.
После передачи образцов Дмитрий решил связаться с полковником Ратниковым. Другие высокие чины из ФСБ ему были попросту неизвестны. А проинформировать руководство страны как-то нужно. Ведь именно в этом и состояла их цель.
Опасений по поводу того, что его звонок могли отследить, никаких. Спасибо Лису. Ну и тому, что контора предпочитает специалистов не столько умных, сколько верных. Отсюда и средненький уровень основного звена. Были, конечно, и настоящие профи. Но вирус ведь не разбирал, кто ты – гений или спившийся бомж. А задействовать в секретной программе клонирования программистов, пусть и высококлассных, это уже слишком.
Признаться, он так и не понял, расстроила ли полковника новость о том, что они передали образцы китайцам. Валерий Николаевич не выказал по этому поводу никакого беспокойства. Еще и у виска покрутил – мол, что взять с дурака. Ну хочется ему носиться по всему миру, так и пусть носится. Но…
– Дмитрий Викторович, вы реально полагали, что мы собираемся поиметь на этом деле какие-то преференции? Нет, конечно, от роли мессии мы не отказались бы. Так сказать, положительный облик страны. Но только и всего. Тем более что облик этот все одно не продержался бы долго. Но то, что затеяли вы с переливанием крови…
– Это работает, – перебил его Дмитрий.
– Прививка от гриппа тоже работает какое-то время, но не решает проблемы. У вас есть результаты клинических исследований? Вы знаете, с чем имеете дело? Я могу задать еще сотню вопросов и получить в ответ только жалкое блеяние. Правда же заключается в том, что люди, воспользовавшиеся этим методом, уверятся в собственной защищенности. Но это может оказаться не так.
– Отчего же, может. Вы уже заполонили сеть фейками на эту тему.
– А что вы предлагаете? Поддерживать вашу самодеятельность? Вы действительно не понимаете, что затеяли по-настоящему опасную игру и по вашей вине могут погибнуть тысячи людей?
– От крыс погибает куда больше и с гораздо меньшими шансами выжить, – огрызнулся Дмитрий.
– Это не оправдывает вашей глупости. Ладно, не суть важно. Камень вы уже бросили, и круги по воде пошли. Даже если бы контора и собиралась вас упаковать, сейчас это уже не имеет смысла. Так что возвращайтесь. Тем более что у вас имеются кое-какие обязательства. И вообще хорошие команды охотников у нас на вес золота, а вы бродите не пойми где.
– А почему власти не объявят о том, что в скором времени может появиться вакцина? – не удержался Нефедов от вопроса.
– Смеетесь? Да это же бомба замедленного действия. Не дай бог ваш образец окажется пустышкой, а мы уже объявим о скором избавлении. Найдется один дебил, который поднимет в сети шумиху – мол, вакцина есть, но она только для избранных, а народ пусть подыхает, воздух чище будет. Что тогда начнется? Нет уж. Лучше воздержаться от пустых обещаний.
– Мы хотим передать образцы новозеландцам, – уведомил Дмитрий.
– Ага. Вот почему у нас вы определяетесь в Австралии. Хороший специалист вас прикрывает. Познакомите? – жизнерадостно поинтересовался полковник.
– Он этого не хочет.
– Ну нет – значит, нет. Мне нужно кое-что согласовать с руководством. Я смогу позвонить вам на этот же номер?
– Нет. Он не настоящий.
– Ладно. Тогда вы перезвоните мне через полчаса.
Перезвонил. А почему нет, все одно в полете заняться нечем. И тут же удивился, когда полковник посоветовал лететь в Южно-Сахалинск, где имеется полноценная взлетно-посадочная полоса. К чему прыгать по островам, если можно лететь напрямую. На обратную дорогу гостей топливом обеспечат.
Собственно, так все и произошло. А потом они просто вернулись. Правда, был нюанс. До того момента, как вирусологи наконец поставят точку в вопросе вакцины, посещение «Ковчега» его группе было закрыто.
И все. Никаких преследований, погонь, козней, каверз, интриг и перестрелок. Словно ничего и не случилось. Прошла осень, настала зима, пришла весна. В марте вирусологи наконец объявили о начале вакцинации…
Корпус латников включал в себя казармы, тренажерные, гимнастические и игровые залы, тактический тир. И, как выяснилось, вот это кафе. Весьма просторно и довольно уютно. Мебель, правда, несколько непривычных размеров. Ну да оно и понятно. Местные обитатели все поголовно за два метра. Самочки – до двух двадцати, самцы – до двух с половиной.
Вот как-то язык не поворачивается называть их мужчинами и женщинами. Да что там. Поначалу и вовсе приходилось бороться с желанием схватиться за оружие. Причем за то, что посерьезней. Латниками их ведь не просто так называют. Все они высшая ступень развития мутантов. И коль скоро диких называли броненосцами, а затем трансформировали в оборотней, этих же изначально прозвали более благозвучно – латниками. Причина, ясное дело, все в той же подкожной костяной броне.
«Присаживайся», – предложила Светлана через нейросеть.
Структура голосовых связок не позволяет им использовать человеческую речь. Но они ценят, когда с ними именно говорят, а не общаются посредством сети. Да оно и понятно, они ведь люди, помещенные в оболочки мутантов. Кстати, у них нет позывных, а только обычные имена, которыми латники словно подчеркивают свою человечность.
Стул оказался великоват. Смешно сказать, но Дмитрий доставал до пола только носками ботинок. Пока он устраивался, Светлана прошла к барной стойке, за которой стоял самый обычный мужчина средних лет. Нефедов было удивился данному обстоятельству, но потом сообразил, что причина в руках, или даже скорее когтистых лапах латников.
Помнится, он когда-то читал о китайских мандаринах. Те специально отращивали ногти и тщательно за ними ухаживали, чтобы подчеркнуть, что ничего не делают своими руками. И чем длиннее ногти, тем выше статус. У мутантов причина другая, но вот пришло на ум именно такое сравнение.
Вскоре Светлана вернулась с подносом, на котором пристроились две большие тарелки с исходящим паром мясом, хлеб, литровая бутылка коньяка, рюмка и… Дмитрий не удержался и взял в руки диковинный сосуд. Емкость граммов сто пятьдесят, форма же в виде эдакого чайничка со специальными углублениями под когти и непомерно длинным носиком.
Дмитрий разлил коньяк по емкостям. Чокнулись. После чего Света сунула носик себе в пасть и залила спиртное чуть не в самую глотку. Да оно и понятно вообще-то. При любом другом раскладе ей пришлось бы попросту лакать из блюдца.
– Мне вот интересно: а как вы используете протеиновый коктейль? Или у вас строго мясная диета?
«В рейде протеин, конечно. Не то задолбаешься искать себе пропитание. Вопреки расхожему мнению, мы не пожираем своих противников», – вперив в него твердый взгляд, пояснила она.
Для себя он отметил, что сказала она именно «противников», а не «врагов», не «тварей» и не «мутантов». Звоночек, так сказать.
– А я разве спросил тебя об этом? – пожав плечами, возразил Дмитрий. – Модификант, и уж тем более латник, вполне способен унести на себе и пару сотен кило. Оружия и боеприпасов на вас нет, а ежедневный рацион составляет порядка двадцати двух кило мяса. Все правильно?
«У оборотней – да. Но мы модификанты, так что в среднем получается тридцать три килограмма. Протеин уменьшает эту потребность. Просто у нас это не коктейль, а печенье. Типа собачьих». – И вновь внимательный взгляд на собеседника.
– Свет, хватит всякий раз сверлить меня взглядом. Нет у меня никаких задних мыслей. Простое здоровое любопытство, и только. Но если тебе неприятно, то я не буду ни о чем спрашивать.
«Извини. Просто у нас у всех пунктик насчет того, что мы для людей эдакие диковинные зверушки».
И вновь вот это позиционирование – люди и нелюди. Пусть их и объявили полноценными членами общества, они не могут не чувствовать негативного отношения к себе со стороны людей. И, скорее всего, где-то даже считают, что оборотни им ближе. Если бы не нейросети и однозначно находящиеся в них закладки на случай выхода из повиновения, Нефедов сказал бы, что эта программа – бомба замедленного действия.
– Насчет пунктика могла бы не говорить. Это понятно и так. Но ты уж различай друзей от просто знакомых или вообще незнакомых.
«Хорошо, – покладисто согласилась она и сменила тему. – Как у Светы с Айварсом?»
Провалиться ему на этом самом месте, если в ее тоне не проскользнула ревность. Хотя чего это он. Да, перед ним сейчас сидит эдакая зверюга, но в основе ведь лежит личность Светланы. Все ее переживания, мысли, чувства. Она конечно же прошла определенную психологическую обработку, чтобы превратиться в безжалостного и умелого бойца. Но женщину из нее это не вытравило. А та любит Лациса.
– У них все сладилось.
«Айварс знает обо мне?»
– Разумеется.
«И даже не позвонил», – горько произнесла она и потянулась к бутылке.
– Просто не хотел травить тебе душу. С виду-то он суровый, неприступный и жесткий, но внутри совершенно другой. И ему не плевать, что творится у тебя на душе, – наблюдая за тем, как она разливает коньяк, ответил он.
«Я знаю, какой он на самом деле. Ч-черт. Ведь понимаю, что у нас ничего не может быть общего. Но вот… С-сволочи, могли бы хотя бы вытравить из меня это. Или амнезию устроить».
– А ты об этом просила? Вот то-то и оно. Ты сама не хочешь забывать, – поднимая рюмку, произнес он.
«Не хочу. И никто из нас не хочет. Это то немногое, что в нас осталось от людей. И каждый этим дорожит больше всего на свете. Просто порой бывает больно. Они улетели?»
– Да. Буквально полчаса назад.
«Дети?»
– С ними, разумеется. Они в Лацисе души не чают.
«Знаю», – дернула верхней губой и залила коньяк прямо себе в глотку.
Просидели еще с час, говорили обо всем и ни о чем. Неизменно привлекая к себе внимание окружающих. Люди здесь не частые гости, и уж тем более те, что вот так сидят за одним столом с латником, ведя мирную беседу.
Одна самочка по имени Вера не удержалась, подсела и попыталась флиртовать с Дмитрием. Как выяснилось, не просто так, а по поводу. Оказывается, у нее был даже любовник из людей. Как она с легкостью заявила – из зоофилов. Ничего так, забавный опыт. Жаль только, недавно погиб. Как видно, решила прощупать на эту тему и Дмитрия, но промахнулась.
В итоге Светлана ее просто прогнала, пояснив, что у нее пунктик по этому поводу. А еще это не женщина, а гомик. Просто когда заразился и его укладывали в анабиоз, попросил возродить его в самке. Н-да. Трансвестит нового времени.
Когда Дмитрий вернулся в гостиницу, Ксения встретила его подозрительным взглядом. Пришлось доказывать на деле, что он не зоофил. И вообще, предпочитает женщин послабее себя, а не тех, что способны заткнуть его за пояс.
– Ксюха, я тут что подумал-то. Может, нам пора выбираться из этого бункера?
– И куда? В «Ковчег»?
– На фиг. Можно устроиться в любом сельском поселении. Сегодня народ покидает убежища и устраивается в более привычных условиях. Разве только за крепким периметром.
– И?
– Поставим дом. Я ведь строитель, и должен заметить, хороший. Будем жить-поживать да добра наживать. Могу и дальше работать по строительству, а вообще мутантов в округе еще не на один год хватит. Тем более в свете появившегося у них потомства.
– Нефедов, так я не поняла, ты что же, мне предложение делаешь? – поинтересовалась она, прильнув к его груди и пряча от него лицо.
– Ну-у, в общем и целом да. А ты что же, против?
– А Кошкой меня будешь называть?
– Если только кисой.
– Это не совсем одно и то же.
– Ну извини.
– Ладно. Сойдет. Слушай, Нефедов, а вообще, ты, конечно, сволочь.
– В смысле?
– Делаешь девушке предложение, а сам даже о кольцах не подумал. Брал бы пример с Лациса. На что тупой солдафон, а позаботился.
– Н-да. Это я как-то проштрафился. Но зато я им номер для новобрачных организовал. Ладно, будем считать, что я ничего не говорил.
– Э не-эт. Так не пойдет. Говорил и даже получил ответ. Но колечко все равно с тебя.
– Вот даже не сомневайся, – со смехом заключая ее в объятия, заверил он.
Назад: Глава 11 Кровь
Дальше: Эпилог
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий