Пандора. Мессия

Глава 1
Планы на ближайшее будущее

К разграблению здания подошли со всей основательностью. Не смотри что здесь располагался всего лишь штаб. Мародеры не оставили его без внимания и прошлись частой гребенкой. Ясное дело, что ничего путного найти не сумели. Если только в медпункте, где имелось и нейрокресло. И именно что в прошедшем времени. Первым, возможно, и повезло обнаружить в ныне распахнутом сейфе капсулы управляющих модулей нейросетей. Но последующие точно прогулялись сюда зря. Вот и вымещали свое разочарование на кресле. Впрочем, не только на нем, но и вообще во всех помещениях, куда только засовывали нос.
«Дебилы. И чего было курочить кресло», – произнес Дмитрий в канале, уже выходя из нейрокабинета.
«По сути, не такой уж и ценный трофей. К креслу еще и прямые руки с неглупой головой нужны. У ребят с этим, похоже, были определенные трудности. Вот они и разозлились», – высказала свою точку зрения Ксения.
Общаться предпочитали в канале. Не хватало еще своими разговорами привлечь к себе мутантов. Со слухом и обонянием у них все в полном порядке, в этом они сродни волкам. Так что лишние риски – они лишние и есть.
«Скорее всего, именно так и было. Пошли дальше», – перехватывая поудобнее свой АМБ-17, подытожил Дмитрий.
Автомат малогабаритный семнадцатого года. До ума его доводили целых три года, зато, поступив на вооружение армии, он занимал свою нишу в течение тридцати лет. В бесшумном исполнении стал полноценной заменой «вала», используя тот же патрон и имея схожие боевые характеристики. Как, впрочем, и целый ряд преимуществ перед старичком. Нефедову он нравился. Небольшой, оборотистый и тихий. По сегодняшним реалиям – то, что нужно.
Правда, в руках Дмитрия, серьезно прибавившего как в габаритах, так и в массе, автомат смотрелся эдакой игрушкой. Опять же предназначен больше для ближнего боя и бесшумной работы. А потому шел за дополнительное оружие.
В качестве основного – находящийся сейчас за спиной пулемет «печенег». Выполнен по системе буллпап, что сделало его достаточно компактным, при сохранившихся боевых характеристиках. Он, конечно, тоже старичок, но все еще в полной мере отвечает предъявляемым к нему требованиям.
По коридору двигались, обследуя все выходящие в него помещения. Сами в них не совались. Малютки-коптеры серьезно облегчали жизнь и экономили время. Картинки с них Дмитрий вывел по углам интерфейса. С одной стороны, вроде бы и мелкие, но с другой – он отчетливо различал все детали. Разумеется, те, которые в состоянии выхватить сама камера.
Кнопка, собачка чихуа-хуа, примостившаяся в подсумке на левой стороне груди, тоже большое подспорье в деле обнаружения различных неприятностей. К сожалению, собачий нос не отличался остротой обоняния, как волчий. А потому и осечки у нее случались. Впрочем, обоняние не панацея в любом случае, поэтому животное и электроника дополняли друг друга.
Дмитрий остановился у прикрытой двери. Кнопка повела себя спокойно, по обыкновению облизав черную пуговку носа. Имеющейся щели явно недостаточно, чтобы туда проник даже кроха-коптер размером со спичечный коробок.
Легонько толкнул створку – и юркий трудяга тут же скользнул вовнутрь. Облетел помещение, передавая картинку беспорядка и отсутствия живых душ, будь то люди или мутанты. Зато в углу присутствовал обглоданный костяк. Причем давно, качественно и не только мутантами: черви с насекомыми также поработали. Запаха мертвечины нет.
Со спины подлетел коптер, управляемый Ксенией, и скользнул вперед, в следующую открытую дверь. Как говаривал один знакомый Дмитрия, Латыш: если Кнопка волнуется – будь начеку, ведет себя спокойно – не расслабляйся. В правильности этих слов Дмитрий уже пару раз убеждался. Опять наступать на те же грабли желания не было.
Вообще-то девушка должна была прикрывать тыл, но из той комнаты послышался подозрительный шорох, ее же летун мог успеть куда быстрее. Камера выхватила ежика, обнюхивающего угол стены. Надо же, такой малютка, а сколько от него шума. И как только он умудряется ловить мышей.
Следующая дверь была последней по коридору, у торцевого окна, забранного решеткой. Стальная, но сейчас открыта. Секретная часть. Справиться с замком никаких проблем. Тут ведь не сейфовый. Так что лучше бы она была заперта. Но имеют они то, что имеют.
Коптер залетел в дверной проем и, оказавшись в полумраке лишенного окон помещения, включил подсветку. При виде картинки, выхваченной камерой, Дмитрий обреченно вздохнул. Полный разгром, причем лишенный какого-либо смысла. Дебилы.
В метре от входа широкая стойка, за которую посетителям ходу нет. Но дверца, ведущая вовнутрь, любезно распахнута. Справа стол с разбитым монитором компьютера. Системный блок и вовсе расстрелян. Патроны придуркам некуда девать.
«Ксения, что скажешь?» – поинтересовался он у девушки в канале.
«Жесткому кранты. Его попросту разнесло. Сдается мне, что не один ты такой умный. Кто-то оказался пошустрее».
«Да. В этом мы с тобой похожи».
«Может, в кабинете командира?»
«Брось. Это военные, а информация секретная. Не станет командир хранить ее у себя. Это же верный геморрой».
«Согласна. И что будем делать?»
«Искать. Военные все и всегда дублируют. Сведения должны быть и на бумаге».
«На бумаге?»
«Ты даже не представляешь, насколько консервативны госучреждения и силовые структуры».
«Допустим. Но что ты найдешь в этом бедламе? Прежние посетители даже картотеку разбросали. Надежнее было бы, наверное, спалить тут все».
«Зачем жечь, если достаточно забрать соответствующую папку».
«Это если они вообще подумали об информации на бумаге», – фыркнула девушка.
«Не суть важно. Здесь мы и за месяц ничего не сыщем. Тем более если искомого уже нет».
«И?»
«Дверь с табличкой «Отдел кадров» помнишь? Вот туда и пойдем».
«Зачем?»
«Тоже своего рода секретная часть. И там хранятся все личные дела».
Дверь в отдел кадров также стальная. Но на этот раз оказалась заперта. Причем на два замка, и каждый на четыре оборота. Мародерам это помещение не показалось перспективным – вот и ладно. Он лучше провозится с замками, чем уйдет отсюда несолоно хлебавши. Другое такое же рыбное место ему попросту неизвестно. Больше двух сотен бойцов спецназа, немалая часть из которых модификанты. Причем обратились они вроде как все. Никто не смог избегнуть страшной участи. Да это же Клондайк!
В помещении полный порядок. Словно кадровики только сейчас вышли на обед. Даже стекла все в наличии. Разве только пыль повсюду. Ксения тут же нацелилась на компьютер.
«Брось. Там этих сведений не будет».
«Уверен?»
«Более чем. Для этого есть секретка с ее высокой степенью защиты и спецсетью. Сведения-то не пустячные. Забыла, какие коды ставят на модификантов? Без присмотра этих парней оставлять никто не собирался – ни наши, ни забугорные. Но и нельзя позволять до них добраться другим».
«А толку-то. Нейросеть – это то самое исключение, которое вначале появилось на гражданском рынке и только потом попало к силовикам. Проблему получения удаленного доступа решить так и не удалось».
«Зато с помощью имэя можно без труда определить местонахождение модификанта. А это подчас уже немало», – возясь с замком одного из стальных шкафов, возразил Дмитрий.
«Ну и к чему эти имэи для военных? Не присваивали бы их – и всех дел».
«Просто штука эта обоюдоострая. Своему командованию тоже не мешало бы знать, где находится их боец, получать аудио- и видеоряд. А для этого нужен адрес. Ясное дело, что военный имэй не имеет ничего общего с гражданским. Но суть одна. И управляющие модули производятся на одном конвейере».
Замок наконец поддался. Провозился две минуты двенадцать секунд. Долго, но не смертельно. Последующие будут открываться проще. Замки идентичные, нейросеть уже зафиксировала как порядок действий, так и тактильные ощущения. По мере наработки практики время будет сокращаться. Проверено.
«Помочь?» – наблюдая, как Дмитрий подхватил первую папку с личным делом, поинтересовалась девушка.
«Прикрывай. Лучше потерять лишние полчаса, чем проворонить какого-нибудь мутанта или мародера. Здесь не постоялый двор, миром можно и не разойтись».
«Поняла».
Дмитрий дернул завязки и откинул корочку красной папки с надписью «Личное дело». На обороте в прозрачном кармашке фото девять на двенадцать, с которого взирает молодой старлей. Светлые волосы подстрижены под «ежик», открытое лицо, задорный взгляд и легкая улыбка. Видать, жизнерадостным был пареньком. Хм. Ну или есть. Если повезло и парень не подхватил эту заразу. Правда, Игорь говорил, что спецназовцы вроде как все слились подчистую. Но ведь он не может знать этого наверняка.
Опись личного дела. Так. Не то, не то, и это мимо… Ага Особые отметки. Какая там страница? Зашуршали страницы. Есть личный номер, не нужен. А вот и имэй. Едва взглянул, как информация сразу же запечатлелась на всю оставшуюся жизнь. Ниже отметки об уровнях и установленных базах. Ничего серьезного. Второй уровень.
Хотя это как сказать. Все зависит от того, кто и по какой программе ставил ему базу. Впрочем, сомнительно, чтобы он сумел противостоять третьему уровню Дмитрия. Это если он все еще человек. А вот если мутант, то все его физические показатели увеличиваются. Причем серьезно так.
По грубым прикидкам, согласно имеющимся исследованиям, вампиры сильнее человека вдвое. Рвачи уже вчетверо, а волколаки и вовсе в восемь раз. Про вурдалаков и броненосцев даже поминать не стоит. А начни считать базу со второго уровня модификанта – становится и вовсе кисло. Реальные монстры, иначе и не скажешь.
Впрочем, ерунда все это. Выдрал страницу, смял и осмотрелся. Приметил в углу большую картонную коробку с какими-то бумагами. Вытряхнул их и бросил туда листок. Папку с делом обратно. И потянул следующую…
История с имэями для Дмитрия началась двадцатого мая. То есть два месяца назад. В тот день власти объявили о начале приема в качестве трофеев управляющие модули нейросетей, снятые с мутантов. Похоже, начал сказываться дефицит из-за утраты производства. Или это превентивная мера, дабы избежать проблем. Он склонялся к последнему.
До всех этих событий нейросеть не была эдакой невидалью. Но и не сказать, что имела массовое распространение. На территории России ею обладали не больше десяти процентов населения. Извлечь же рабочий модуль можно, только предварительно деактивировав его в еще живом мутанте. Причем для этого необходимо нейрокресло. Словом, та еще лотерея.
Но власти решили данную проблему. Был разработан лазерный сканер с функцией целеуказателя. Достаточно навести луч на голову, как охотник тут же получал исчерпывающую информацию о наличии нейросети. Деактивация производилась портативным декодером, эдакая коробочка десять на десять. Стоило же это снаряжение всего-то по пятьдесят рублей. Копейки.
Вот тогда-то Ксения и предложила пройтись по нейроцентрам в целях сбора полезной информации. Из слов девушки следовало, что при установке нейросетей в базе данных центра непременно сохранялись сведения относительно имэя изделия. Загоняешь номер в специальную поисковую программу – и если устройство активно, получаешь его местоположение на интерактивной карте.
Дмитрия тогда как обухом по голове стукнуло. Получается, что те, кто затеял тот самый эксперимент, имеют возможность отслеживать его? Он озвучил проблему девушке-хакеру, сославшись, что есть те, кому плевать на Армагеддон, и они готовы достать своего обидчика даже на другом конце света, и что им известен его имэй.
Было дело, после потери близких он искал смерти. Но потом у него появилась цель в жизни. Так себе, ничего выдающегося. Не сумев сберечь свою семью, он поклялся, что непременно выполнит обещание, данное погибшему другу, и позаботится о его жене и детях. Да, Светлана не хотела его ни видеть, ни слышать. Но какое это имеет значение? Заботиться ведь можно и исподволь. И у него это неплохо получалось.
Так что он никак не мог себе позволить погибнуть и в очередной раз сбежать от ответственности. И не на шутку возбудился, начав прикидывать варианты, как избегнуть возможного преследования. Оно, может, и на воду дует, но лучше уж перестраховаться.
Ксения предложила раздобыть кресло и перепрошить нейросеть, задав ей новый идентификационный номер. Ей это вполне по силам, и она гарантировала, что после этого его уже будет не отследить. А чтобы совсем уж запутать след, не помешает поменять и айпи-адрес.
Но Дмитрий решил заменить нейросеть на новую. Благо в запасе имелось целых пять штук. Ну и, как советовала она, сменить айпи-адрес. Мало того, он вышел на всех бывших наемников и сообщил им об их упущении. Кстати, связывался он с ними только с наладонника. Причем над ним активно поработала Кошка, и теперь в выключенном состоянии отследить его было попросту нереально.
Так вот. Для замены нейросети необходимо было нейрокресло и хирург, который извлек бы старый управляющий блок. И в его команде из трех человек таковой имелся. Не то чтобы хирург и медик вообще. Аспирант, вирусолог, не добившийся особых высот в научной среде и оставшийся невостребованным по основной специальности. Тут от более именитых отмахивались, что уж говорить о каком-то недоучке.
Парень имел нейросеть и, сделав ставку на медицину, установил для начала базу фельдшера. На что-то более серьезное не хватало средств. Однако вложение оказалось неудачным. В анклавах все медицинские штаты были забиты. Пришлось искать вариант среди охотничьих команд. Но и тут облом. Фельдшерскую базу мог себе позволить практически каждый. Поэтому в команде в первую очередь требовались бойцовские качества, чего в Илье не водилось.
С характером-то у него все в порядке и не из трусливого десятка. Но только и всего. Высокий, худощавый, нескладный ботан. Вот, пожалуй, и весь облик этого двадцатисемилетнего парня. Поэтому и обретался в одном из анклавов на должности «принеси, подай – отойди, не мешай».
Дмитрий взял его вовсе не из жалости. Как, впрочем, и Ксению. Своя команда нужна в любом случае. Выживать в пустошах без напарника, готового прикрыть твою спину, решение не из лучших. Если не сказать больше. Но и первому встречному не доверишься. Для начала не мешало бы понять, с кем тебя свела судьба. А что до остального… Было у него средство, чтобы сделать из них бойцов. Причем высокоуровневых.
Так вот, когда Дмитрий вдруг осознал, что по факту находится под колпаком, он решил незамедлительно действовать. К этому времени он уже достаточно хорошо узнал Илью и Ксению и был в них уверен. Правда, все одно не стал им рассказывать всего. Поначалу опасался, теперь же просто не видел в этом смысла.
В анклаве «Ковчег», на окраине Ставрополя, установили Илье базу хирурга. Так себе специалист получился. Но уж какой есть. С другой стороны, извлечение управляющего модуля не такая уж и сложная операция, так что справился.
Правда, кроме нейрокресла пришлось еще позаботиться и об анабиозной камере. Необходимо было замедлить наномодификантов, которые, лишившись контроля, могли начать размножаться ураганными темпами. Конечно, анабиоз не панацея, но позволял продержаться какое-то время без особого ущерба организму. А тут всего-то нужно было выиграть сутки.
Кстати, относительно нейроцентров гениальная мысль посетила далеко не только Ксению. Пока нашли исправное оборудование, проверили несколько – и все они были выпотрошены, а кресла по большей части раскурочены. Вот к чему, спрашивается, рушить все, до чего только дотягиваются руки?
С анабиозом оказалось все куда проще. Первый же реанимобиль оказался исправен и в полной комплектации. Так что оставалось только перегнать его в укромное место, ну и озаботиться горючим, дабы обеспечить бесперебойную работу.
А вот с нейросетью Дмитрия получилось забавно. Когда уже искали местечко, где можно залечь, услышали звуки перестрелки. Именно перестрелки, никаких сомнений, это не от мутантов отбивались. Данный факт тактическая база определила безошибочно. Решили вмешаться. Дмитрий в принципе не мог пройти мимо бандитов. Как результат, спасенные трое молодых людей, три трупа бандитов и один пленник.
В голове Нефедова тут же родился план, как можно обезопаситься на все сто. Жалости к пленнику в нем не было ни на грамм. Поэтому он решил повторить то, что Лис уже использовал. Причем свои успехи он не держал в тайне, что вносило свою лепту в борьбу с вирусом и собственно мутантами. Иное дело, что выкладывал сведения в сеть так, что отследить его было нереально.
Оказывается, хакер брал заразившихся и еще до их обращения имплантировал им нейросеть. До завершения процесса активации помещал их в анабиозную камеру. В этом случае удавалось значительно замедлить изменения. Да что там, последняя из доставленных ему девушек уже четыре с половиной месяца находилась в анабиозной капсуле и все еще оставалась человеком. Это давало надежду, что в случае заражения человека все же можно будет успеть клонировать. Мозг ведь еще не поддался изменениям, а в синхронизации с клоном важен именно он.
Но она была в единственном числе. Других хакер извлекал из капсулы, как только заканчивался процесс активации нейросети. Затем происходило перерождение, взращивание мутанта и его тренировка. Благодаря нейросети подопечному прививали отвращение к незараженным. Для него они были отвратными на вкус. И мало того, при нападении на людей ему становилось плохо. Собратья же превратились в наиболее желанную добычу. К тому же после каждого убийства он испытывал волну удовольствия. Последнее было разработкой развлекательной индустрии для виртуального секса.
Надо ли говорить о том, что идею создания «крысоловов» поначалу подхватили правительственные структуры. Мало того, были опыты по установке баз и введению в их организм наномодификаторов. Да только вскоре программу признали малоэффективной и свернули.
Скорее рано, чем поздно, этих мутантов уничтожали свои же собратья. Разумеется, каннибализм в их среде не редкость, и никто не убивал отщепенца за недостойное поведение. Просто они не были способны жить в группе, видя в каждом только вкусную еду и возможность испытать наслаждение от его убийства. Вот и погибали настолько быстро, что не успевали окупить вкладываемые в них затраты. Программа поддержки охотников оказалась куда эффективнее.
Но Дмитрия этот способ устраивал полностью. Ну обратился клиент в мутанта, так что с того, бывает. Значит, можно смело вычеркивать. Опять же, пока побегает, глядишь, и прихватит пару-тройку тварей, все польза. Ну и наномодификаторов ему до кучи ввести. Нефедову это ничего не стоило. Зато Гаврюша, как они прозвали мутанта, станет сильнее и быстрее, а значит, и протянуть сможет подольше.
А там, глядишь, повезет, и, став кормом, прихватит с собой еще кого-нибудь. Предположения, сделанные ими еще на острове, были правильны только частично. Для того чтобы наномодификаторы начали бесконтрольно размножаться и в конце концов прикончили носителя, им необходимо попасть в кровь. Это как с отсасываемым ядом змеи. Главное, чтобы у тебя во рту не оказалось ранки.
Самому о повышении уровня думать не приходилось. Тут дай бог разобраться со сменой нейросети. А пока она будет восстанавливать его организм, нужно позаботиться о членах команды. Поставить первые уровни Ксюше и Илье совсем не помешает. Даже наоборот, одни сплошные плюсы.
Вот уж они удивились подобному богатству. Оказывается, Лис был не до конца откровенен с девушкой и о базах с наномодификаторами не обмолвился ни словом. Дмитрий не стал вбивать клин в их дружбу: лишнее это.
Под место временного обитания выбрали пустующую животноводческую ферму. Скот либо погиб под клыками мутантов, либо разбежался по округе. Случалось наблюдать целые стада коров. Кстати, одичали довольно быстро. Как и организовались. Быки порой давали отпор даже небольшим стаям рвачей.
Правда, для начала пришлось поискать тренажеры. Люди не мутанты, им тренировки нужны. Потом под это дело обзавестись и еще одним крытым грузовиком. Подумать о запасе продовольствия. Да перевезти все необходимое на ферму, куда они прибыли колонной из трех перегруженных автомобилей. Но оно того стоило.
За последующие почти два месяца они успели обзавестись надежной базой, где устроились со всеми удобствами. Нефедов сумел поднять себя до третьего, а товарищей до второго уровней. Команда у них теперь более чем серьезная. Правда, и остальные охотники постепенно растут. Но у них пока имеется преимущество в том, что Дмитрию первые два уровня ставили реальные спецы.
Вообще, по времени он вполне успевал подняться и до пятого. Даже с учетом того, что придется работать самостоятельно, основываясь только на видеоуроках Лациса. Нефедов до сих пор не знал, как относиться к этому прибалту. Порой был готов его убить и в то же время шагнуть за ним в пекло. Вот такие крайности.
Но с ростом уровней не задалось. Времени на обустройство новой базы ушло предостаточно. Опять же жить все это время как-то нужно было, а значит, охотиться на мутантов и кататься на мародерку. Что, в общем-то, одно и то же.
Так вот. В отношении кукловодов Дмитрий теперь чувствовал себя в полной безопасности. Кошка систематически отслеживала ситуацию с их детищем, отмечая, что за последний месяц доросший до рвача мутант убил уже пятьдесят шесть мутантов. Для пропитания ему столько не нужно. Но уж больно охоч оказался до услады, паразит. Ну и везучий, коль скоро до сих пор жив.
Кстати, власти объявили об открытии программы клонирования. Правда, цены при этом ломили конские. Шутка сказать, клон обходился в пятьдесят тысяч рублей. Плюс нейросеть десять да синхронизация тысяча.
Вообще-то в разы дешевле, чем в прежние времена. Но не следует путать тогда и сейчас. По нынешним реалиям цена очень даже внушительная. Но, с другой стороны, клонирование выступало в качестве дополнительного стимула для тех же охотников. А значит, пусть и дорого, но должно быть доступным.
Вопреки ожиданиям, желающих охотиться на мутантов нашлось не так много. Дело это опасное. Быт же как-никак устоялся. Создаются семьи, пашется земля, работают различные мастерские, ведется торговля. Да, среда обитания изменилась и стала агрессивной. Но жизнь все одно берет свое. И коль скоро есть возможность заниматься чем-то менее опасным, люди предпочитали не рисковать понапрасну.
Дмитрий с командой решили пробавляться охотой. Он сейчас больше боец, чем строитель. А истребление мутантов дело благое и полезное. Если же можно одновременно с этим еще и зарабатывать на хлеб насущный, так и вовсе замечательно.
Вчера его посетила гениальная мысль. Вспомнив разговор с Игорем Акимовым, он решил попытать счастья в бывшей части спецназа, квартировавшей на окраине города. Незадолго до пандемии у них вроде как запустили программу модифицирования бойцов.
В их регионе достаточно холодно, и развитие мутантов значительно медленнее, чем на юге. Но даже здесь мутанты уже подросли до волколаков и, возможно, даже вурдалаков. Последние на Сицилии бегают уже больше двух месяцев. Из модификанта по определению должна получиться серьезная тварь. Значит, на выходе получается хорошее вознаграждение за самого мутанта плюс нейросеть.
Кстати, названия чисто российские. Если кусача и рвача в России признали с легкостью, то все эти морфы и суперморфы как-то не прижились. Внешне похож на волка и где-то даже на изображения волколака. Тот ведь по сути своей оборотень и заражал человека своим укусом. Как говорится, все в кассу. Вурдалак – оно вроде как нечто иное, но звучит весомо и кровожадно. Кто-то назвал именно так, и народ с легкостью подхватил…
С каждой новой папкой, оказывавшейся в руках Дмитрия, настроение его улучшалось все больше. Конечно, какая-то часть мутантов была уже уничтожена. Другая покинула эти места. Третья стала или еще станет добычей тех, кто добрался до сведений в компьютере. Но и им что-то да перепадет. Опять же у них перед конкурентами имеется некоторое преимущество. Слаженная команда хорошо экипированных и оснащенных модификантов – это не баран чихнул.
Провозиться пришлось долго. В общей сложности триста двадцать три личных дела. Дмитрий проверял всех – от бухгалтеров до сантехников. И не зря. Среди гражданских также нашелся десяток служащих, установивших себе нейросети. По собственной инициативе и на свои средства, это да. Но подобные сведения непременно должны были отображаться в анкете. Вообще-то удивительно, как им могли позволить подобное. Режимный объект как-никак.
«Порядок. Двести пятьдесят нейросетей, из них десять гражданских», – закончив возиться с делами, подытожил Нефедов.
«А что, разве не всем военным имплантировали нейросеть?» – удивилась Ксения.
Дмитрий сразу запустил синхронизацию по каналу группы. Поэтому сведения, сваливаемые им в отдельную папку, автоматически становились доступными и его товарищам. Оно так и проще, и, случись непоправимое, добытые сведения не пропадут.
«А для чего их устанавливать всем? Впоследствии – возможно. Пока же только боевым офицерам».
«Я видела, что там не все офицеры модификанты».
«Наверняка штабные устанавливали себе за свой счет. Может, в расчете на будущую компенсацию, а может, просто знали, что им не обломится. Нам без разницы».
«Согласна. Разницы никакой».
«Илья, ты как, готов к выдвижению?»
«Всегда готов, командир».
«Ага. Ваше благородие, йолки. Двигай на плац», – поджигая смятые листы в коробке, приказал Дмитрий.
«Принял».
Тихонов ожидал их в «выстреле», укрывшись в давно уже пустующих боксах для техники. Мутантов ему опасаться не приходилось – не смотри, что те же волколаки гораздо сильнее модификанта пятого уровня. Да и в ловкости ничуть не уступят. Но одних когтей и зубов против стальной брони все же недостаточно. Ну разве только стволы пулеметов разберут. В башенке их бронетранспортера были установлены КПВТ и ПКМТ.
Машину они нашли на улице мертвого города. Внутри обнаружился рвач, отожравшийся на своих товарищах, но так и не сумевший выбраться наружу. Ох и смердело же внутри. Даже после того как вымыли все, изведя прорву химии. Так-то в респираторах нормально, фильтры запахов не пропускают. Но ценность «выстрела» как раз в герметичном корпусе и возможности перевести дух, поесть и поспать без опостылевших масок.
Спасибо добрым людям и сети: помогло все то же озонирование. Просто пришлось заполнить корпус газом и дать отстояться несколько часов. Ничего сложного, а в награду свежий послегрозовой воздух. Впрочем, они с ним уже давно свыклись и внимания особого не обращали.
С этой же машиной им достались и их бесшумные автоматы АМБ-17, с запасом боеприпасов. В отличие от других команд они пока обходились без покупки как оружия, так и патронов. Уничтожив бандитов на памятной ферме и решив взять на себя заботу о Светлане с детьми, Дмитрий наложил лапу на трофеи. В основном это коснулось боеприпасов. Но и кое-что из стволов прибрал. Так что в убежище сейчас наличествовал небольшой оружейный склад. Так, на всякий случай.
Вообще, броня у охотников – это скорее данность, чем нечто необычное. Кстати, ее вполне можно было купить с мобилизационных складов. Какого древнего раритета там только не было. Включая и технику прошлого века. В СССР ее было произведено столько, что, несмотря на поставки в различные горячие точки, обширные запасы до конца исчерпать так и не получилось.
Перед продажей технари на складах проводили им вдумчивое техобслуживание. Шутка сказать, некоторые образцы простояли там по семьдесят и больше лет. Но, несмотря на это, цены очень даже демократичные. БРДМ можно было купить всего-то за пять тысяч рублей. Двадцать пять зафиксированных ликвидаций рвачей. БТР-80 – тот подороже, семь тысяч.
Правда есть один нюанс. Продавали технику только зарегистрированным охотничьим командам. И на средства, заработанные на истреблении мутантов. Центробанк с легкостью отслеживал движение средств на счетах, не забалуешь. Все, что не с трофеев, можно было тратить на одежду, еду, фильтры, проживание и тому подобное. Экипировка, оружие, боеприпасы и военная техника – только за взятое с мутантов.
Так что их старичок – он вроде как и не старичок. Даже какая-никакая электроника есть. Кстати, с последним проблем пока вроде не наблюдается, но в то же время вопросы уже возникают. Всевозможных гаджетов существует сколько угодно, и они буквально валяются под ногами. Только далеко не все они актуальны в сегодняшних реалиях.
На улице завелся двигатель. Звук едва различим, но мощный дизель, с легкостью таскающий многотонную машину, по определению не может работать тихо. Не легковушка какая. А вообще надо бы установить комплекс «Острый слух», состоящий из имплантата и соответствующей базы. Совсем не лишнее будет. Хотя-а-а… Для начала придется отвалить серьезную сумму за перепрошивку нейросети. Ну или еще как решить вопрос. Однако новые базы не помешают. Арифметика проста: либо становись к станку и точи болты за зарплату, либо вкладывайся в себя, чтобы выжить.
«Стой», – вдруг замер Дмитрий, поспешно меняя автомат на пулемет.
«Что случилось?» – перехватывая поудобнее свой АМБ-17, поинтересовалась Ксения.
«Кнопка волнуется, – бросил мимолетный взгляд на девушку и уточнил: – Серьезно волнуется».
Бог весть как именно, но он научился распознавать, насколько серьезную опасность чувствует собачонка. И сейчас она почуяла явно не вампира. Как бы не волколака. С другой стороны, с этими ребятами им встречаться еще не доводилось. А может, и матерый рвач. Такой радар из Кнопки. Ненадежный. С другой стороны, сейчас внутри помещения крутится один коптер да парочка снаружи, экраны выведены на интерфейс. И мутантов никто не приметил. А вот Кнопка – пожалуйста.
Девушка тут же отреагировала на слова и действия Дмитрия. Секунда – и бесшумный автомат ушел за спину. Еще одна – и в руки перекочевал АК-308. Натовские патроны по цене кусаются вдвое. Но тут уж ничего не поделаешь.
С автоматическим оружием под русский винтовочный патрон полный швах. Только пулеметы. Пользовать полноценные неудобно даже модификантам. Образцы же, переделанные под систему буллпап, достаточно редки. Ими комплектовали только штурмовые спецподразделения. Так что поди еще найди. Можно, конечно, заказать и переделку. Но, признаться, оружию, переделанному в кустарных условиях, веры немного. Не хватало еще, чтобы оно подвело в самый неподходящий момент.
«Ребята, я через двенадцать секунд буду», – отозвался Илья.
«Понял тебя. Только встань на середине плаца, чтобы мог контролировать весь штаб».
«Сделаю».
«Ксюха, держи тыл. Что бы ни случилось. Поняла?»
«Там же решетка».
«Рвачу выдрать ее – как два пальца об асфальт. А есть еще и другие этажи, с лестничными маршами. Будешь еще умничать – или просто станешь делать то, что тебе сказано?»
«Приняла».
«И попробуй только проявить инициативу».
«Да поняла я».
Дмитрий, не глядя на нее, только хмыкнул и сделал шаг в пустой коридор. В кабинете отдела кадров уже вовсю разгоралось пламя. Пока горела только коробка, но огонь уже перебрался на оба стола поблизости. Еще немного – и полыхнет от всей души. Слишком много бумаги. Силовики те еще консерваторы. Считай, всю информацию на ней дублируют.
Выйдя из двери, повернули направо. Никого. Да только это ни о чем не говорило. Прятаться и подкрадываться мутанты умеют. И терпения у них не занимать. Могут не просто часами, но сутками поджидать свою добычу, замедляя метаболизм и будучи готовыми в любой момент взорваться кипучей энергией.
Шум двигателя все отчетливей. Вот колеса прогремели по бордюрам. Илье некогда кататься по дорожкам, предпочитает напрямки. Да и правильно в общем-то. Командир части точно не заругает. Н-да. Не к месту как-то мысли скачут.
Он появился совершенно бесшумно. Словно тень скользнул на четвереньках из проема лестничной клетки и встал посредине коридора, метрах в двадцати от них. Видно не особо. Все больше контур на фоне торцевого окна. В открытые двери так же льется свет, но из-за контраста с тенями от этого только хуже. Двигатель уже ревет на плацу. Дмитрий и мутант вперили друг в друга изучающие взгляды.
Впрочем, Нефедов не просто смотрел, а, включив лазерный сканер, навел маркер на голову мутанта. Оп-па! Это они удачно повстречались. И как теперь быть? Глупый вопрос. Надо брать.
Хм. Ну, это если отдадут. Этот явно не рвач. Крупнее и массивнее. Нейросеть безошибочно определила его параметры. Волколак четвертого уровня, уже у самой черты вурдалака. Вероятность исходной формы из модификанта – пять процентов. Считай, ни о чем. Нет, ну надо же. Первая встреча – и сразу матерый волколак, а не какой-нибудь там начинающий. Хотя эти и будучи начинающими куда как серьезны.
Он, конечно, таких тварей еще не встречал. Да и видимость сейчас оставляет желать лучшего. Но нейросеть на основе антропометрических данных сделала однозначный вывод. Так что облик волколака он себе представляет очень даже хорошо.
Рост два метра, широкоплечий, с мощным мускулистым телом. Масса не меньше двухсот кило, но, как говорится, ни грамма лишнего. Скованности движений бодибилдера не наблюдается и в помине. Морда похожа на волчью, хотя уши, конечно, подкачали. Перестроившиеся из человеческих в остроконечные, выглядели они довольно комично. Эдакий гоблин. От лба до затылка и дальше меж лопаток до самого пояса тянется грива. Серьезные клыки и мощные когти, в совокупности с великолепной ловкостью и огромной силой.
Их гляделки длились не больше пары секунд. Просто удивительно, как много успевает подумать человек в экстремальной ситуации. А уж если у него есть еще и нейросеть, так и вовсе, считай, скорость компьютерного процессора. Если быть абсолютно точным, то через две целых и сорок пять сотых секунды волколак совершенно бесшумной стрелой метнулся вперед.
Один-единственный прыжок с места, и он пролетел восемь метров. Дмитрий нажал на спуск, но пули только взбили ламинат и с визгом ушли в рикошет. Мутант, едва коснувшись пола, тут же взмыл вверх и в сторону. На этот раз прыжок вышел не настолько дальним, всего-то четыре метра, но зато он пришелся на правую стену, едва ли не под самым потолком.
Строчка выбоин от пуль прошлась по стене вслед за мутантом. Тот, в свою очередь, оттолкнулся от стены и полетел к другой. Дмитрий всего лишь в краткий миг со всей четкостью осознал, что делает все неправильно. Не отпуская спускового крючка, резко повел стволом пулемета. Но только на этот раз он не старался нагнать цель или взять упреждение. Он сразу переместил поток пуль туда, где, как он предполагал, волколак окажется в следующее мгновение.
Угадал. Сразу две пули ударили мутанта в правую руку. Это заставило его замешкаться лишь на самую малость. Но для Нефедова этого оказалось более чем достаточно, чтобы вколотить в его тело десяток пуль. Четыре двойки по суставам конечностей. Все, парень, лежи отдыхай.
Краем сознания, ну или вторым полушарием мозга, он отметил, что сзади раздается скрежет выдираемой решетки. Загрохотал автомат Ксении. Звякнуло осыпающееся стекло. Загудела арматура, в которую прилетела пуля. Взревел мутант, получивший в грудь сразу несколько попаданий.
«Надо добить», – в азарте выдала в канале девушка.
«Стоять, твою мать! Держи тыл и подвесь коптера», – распорядился Дмитрий.
И тут же вновь загрохотал его пулемет. С лестничной клетки выскочили сразу двое волколаков. Только на этот раз ему было куда легче. В узком коридоре они мешали друг другу. Самую малость. И замедлило их это незначительно. Но Дмитрию хватило. И пули впились в тела обоих мутантов. Правда, на этом успехи Дмитрия и закончились.
Получившие ранения, а для человека так и смертельные, оскальзываясь на собственной крови, волколаки выскочили обратно на лестничную клетку. Анализ, выданный нейросетью на основе характера ранений, был неумолим: возможность летального исхода семь и девять процентов соответственно. С таким прогнозом оклемаются однозначно. Да что там, даже израненный мутант у его ног имел целых сорок процентов на благополучное выздоровление.
Ну, это еще как поглядеть. Дмитрий отдал приказ коптеру, навешивая его на улепетывающую парочку. Этот малютка не та версия, что была у него раньше. В ней имеется несколько интересных функций. Так, например, его можно было закрепить за определенным объектом, в том числе и живым. После чего маленький трудяга будет все время следовать за объектом на заданной дистанции. Причем работать может как в инфракрасном, так и в режиме тепловизора. Так что никуда эти твари не денутся. Вот сейчас закончат с этим и двинут по их следу.
Нефедов присел, чтобы подобрать две секции пулеметной ленты. В принципе, расходный материал, но лучше все же не разбрасываться. После чего подступился к раненому волколаку. Плевать на простреленные конечности. Перевернул мутанта на живот, безжалостно вывернув руки-лапы. Придавил голову ребристым ботинком и наложил пластиковые путы. Точно так же поступил с ногами, а потом еще и завернул мутанта на ласточку. С этими монстрами никакая страховка лишней не будет.
«Дима, Ксюха, как у вас?» – поинтересовался Илья.
Шум двигателя стих. В смысле, он, конечно, тарахтит, но лениво, на холостых. Парень наверняка уже перебрался в башню и, как было велено, навелся на штаб. Ну и пребывает в неизвестности.
«Одного скрутили, с начинкой. Трое ушли подранками. Сейчас этого подчистим и займемся ими».
«Твою в перехлест через колено!» – вместо подтверждения приема раздалось в канале.
«Что у тебя, Илья?»
«Не у меня. У нас. Минус КПВТ и ПКМТ. Заскочил на крышу ублюдок и стволы чуть не в узел завязал».
«Не дергайся. Стой где стоишь. Поддержишь из пулемета в бойницу. Только не высовывай ствол».
«Уже догадался».
«А насчет того, чтобы подвесить на него коптер?»
«Сделал. Зар-раза, я таких только в сети и видел», – разглядев волколака, выдал свое резюме Тихонов.
«То ли еще будет. Ожидай приказа», – распорядился Дмитрий.
Присев возле пленника, он пристроил декодер. Эдакий паучок, вцепившийся лапками-манипуляторами в затылок. Мутант попытался дернуться, но Нефедов его накрепко зафиксировал.
Волколак не из военных. Обычный гражданский. Жаль. За модификанта полагался коэффициент, на каждый уровень по две десятых. Пятый получался по двойному тарифу. Плюс еще и имплантат экранирования электромагнитного излучения. А возможно, и другие. Все они шли по цене не меньше нейросети. Так что модификанты желанная добыча однозначно. Ну, нет так нет. Две тысячи двести пятьдесят рублей тоже деньги. Не сказать, что за такую тварь мало. Средняя месячная зарплата составляет триста рублей, но крупной сумму не назовешь.
Он расстрелял по ней тридцать восемь патронов, половина из которых бронебойно-зажигательные. С учетом брони мутантов приходится быть готовым к более серьезным встречам и чередовать виды боеприпасов. Уже у рвачей второго уровня появляется подкожный жир, который уплотняется в момент попадания пули. Эдакий живой бронежилет. У него он держит пистолетную пулю. А вот у этого – уже автоматную бронебойно-зажигательную семерочку.
Лоб вурдалака, на секундочку, с пяти метров держит обычную винтовочную пулю. Наверняка без контузии здесь не обходится, и он на какое-то время попросту выключается. Но, если до него не доберутся, все же поднимется.
Хирург из Дмитрия никакой. Имеется фельдшерская база, только и всего. Поэтому ковырял трофей, уподобившись садисту-неумехе. Но ничего, извлек. После чего порешил бедолагу. Ну а кого еще-то. Может, он был добрейшей души человеком, птичкам крылышки сращивал… А тут вирус.
«Илья, мы закончили. Что у тебя?» – набивая ленту патронами, поинтересовался Дмитрий.
В его руках процесс по скорости сродни набивке магазина. Отправляться же на охоту с неполным боекомплектом – глупость несусветная. Он бы и вовсе коробками на две сотни патронов пользовался. Но не все измеряется силой и выносливостью, которых ему не занимать. Даже короб от сотки доставляет неудобства, что уж говорить о бо́льших габаритах.
«Тварь сбежала», – доложил Тихонов.
«Это я вижу на экране, как наблюдаю и отметку на карте. Что еще?» – уточнил Нефедов.
«Ничего».
«Тогда машину в ангар и жди нас. Нечего отсвечивать на плацу».
«Принял».
Вообще-то ему вполне по силам заменить стволы пулеметов, благо запасные имеются. Но для этого придется снимать оружие со станков и, как следствие, отвлекаться. Лучше пусть сидит за рулем в ожидании команды. А то мало ли что случится. Вдруг понадобится срочно вытаскивать их задницы.
Перво-наперво Дмитрий решил заняться подранком Ксении. Досталось ему не в пример серьезней, чем парочке от Нефедова. Согласно данным нейросети, пять проникающих в грудь, двадцать пять процентов на выживание. Человека с такими ранениями уже отпевали бы. Этот же заполз под бетонную плиту и затих, явно запустив процесс регенерации. Конечно, в развитии он отстанет от товарищей. Но в общем и целом ничего смертельного.
Двигались целенаправленно, но не так быстро, как хотелось бы. Коптеров, разведывающих окружающую обстановку, не было. Приходилось надеяться только на свои глаза, уши и живой радар. Как уже говорилось, Кнопка не столь надежна, как хотелось бы. Но Дмитрий и не подумает от нее отказаться.
Мутант убрался недалеко: всего-то перебрался через ограду военной части и укрылся в семидесяти пяти метрах на древнем долгострое. Когда-то начали строительство довольно внушительного комплекса зданий – бог весть чего именно. Но строительство замерло, а там и спецназовцы отжали себе под тактический полигон. Отрабатывали штурм зданий, освобождение заложников и многое другое.
«Здесь», – сообщил Дмитрий по сети очевидное.
Еще и пальцем указал на заросли ивняка и бурьяна, между которыми угадывалась плита перекрытия. Вот под нее-то и забрался волколак. Кнопка пялилась в ту же сторону, оскалив клыки в немом рыке.
Ксения повела коптер вокруг, осматривая укрытие со всех сторон. Н-да. Ну что тут еще скажешь. Место мутант выбирал, будучи в очень плохом состоянии. Обычно даже вампиры непременно предусматривают ходы отступления. И логово обязательно имеет минимум один запасной выход. Здесь же глухая ниша под бетонной плитой.
Дмитрий начал обходить укрытие по дуге, держась метрах в десяти. Более чем достаточно для обеспечения личной безопасности. Прыти сейчас у волколака поубавилось, на прыжки и кульбиты он попросту не способен.
Правда, получится шумно. Но из бесшумного автомата его не взять, уж больно шкура серьезная. Дал короткую очередь в сплошную стену кустов и бурьяна, ориентируясь по оставленным кровавым отметинам.
И тут же раздался приглушенный болезненный вой, смешанный с рыком. Ивняк раздался в стороны, и мутант выполз, чтобы вступить в последнюю схватку. Да только он был обречен. И, судя по вселенской тоске, смешанной с бессильной злобой во взгляде, он и сам это понимал. Одиночный в лоб. Готов. Интерфейс тут же выдал лог об уничтожении.
«Илья, здесь все. Движемся к тебе».
«Принял. Жду».
Добивать ленту уже не стал. Шесть патронов – не тот счет, из-за которого стоит суетиться, рискуя остаться перед лицом опасности с неготовым к бою оружием.
Тем временем все трое оставшихся мутантов сошлись в одном месте, на берегу реки. По идее Дмитрию с Ксенией не возвращаться, а обойти тактический полигон. Но Нефедов все же решил, что и Илье не помешает немного попрактиковаться. Опять же они впервые столкнулись с волколаками, и близкое знакомство точно не будет лишним.
Все же их команда живет охотой, а на дворе двадцать второе июля, и никаких препятствий для быстрой трансформации у мутантов нет. На югах такие красавцы уже давно не в диковинку.
Уже две недели стоит сушь. И вообще дождей этим летом как-то мало. Наноткань – она, конечно, дышит, но, к сожалению, их комбинезоны без системы терморегулирования. Есть такие, и даже в продаже. Только цена у них конская.
Так что приходится бороться еще и с жарой. В особенности неприятно коже лица под силиконовыми уплотнителями. Ну и по лицу сбегают капельки пота, собирающиеся у подбородка. Еще чуть – плескаться начнет. Ну да чего уж, издержки нынешних реалий.
Каждый раз приходится прилагать усилия, чтобы преодолеть желание утереться. Но это дело привычное. Как с комариным укусом. Сумел сдержаться и не чесать его – вскоре зуд проходит, остается только точка от укуса. А как не утерпел, так и до крови разодрать можно.
На этот раз двигались куда быстрее. Во-первых, не похоже, чтобы в состав этой стаи входили рвачи. Иначе они уже атаковали бы людей. Отсюда вытекает во-вторых: мелкота старается держаться в стороне от мест обитания высокоуровневых мутантов. Ну и в-третьих – высвободившийся коптер теперь активно использовался для разведки.
Илья хотел было отозвать и своего, раз уж вся троица сошлась вместе, но Дмитрий запретил. Сейчас вместе, а через минуту врозь. Иди потом ищи. Тем более здорового и полного сил. Вон как поработал с пулеметами. В узел – это Тихонов, конечно, преувеличил. Ничего подобного: загнуты кверху под углом в девяносто градусов, как рога у бодливого быка.
Товарищ встречал их снаружи. Но Дмитрий не стал торопиться. Коль скоро уже вернулись к машине, не помешает немного сменить арсенал. Войдя вовнутрь, воткнул в зажимы автомат, снял подсумки с магазинами, благо система на липучках позволяла сделать это без труда. Подвесил другие и взял «вепря».
Эту винтовку, выполненную по столь понравившейся ему системе буллпап, он получил в наследство еще на далеком тропическом острове. Где, собственно, и началась пандемия, практически уничтожившая человеческую цивилизацию. С винтовкой он проделал долгий и тернистый путь домой. Сегодня она уступила место более компактному автомату и весомому пулемету. Но все еще актуальна. Вот как сейчас. Так как работать, скорее всего, придется издалека.
Раненые волколаки оказались самками. Благодаря южным регионам люди, проживающие в северных широтах, имели некоторое преимущество. У них была возможность наблюдать то, что ожидает северные регионы в недалеком будущем. Предположения Дмитрия полностью оправдались: именно самки. Правда, здесь они пока все еще не созрели. Ну да не суть.
Уцелевший самец занял пост наблюдателя, пока подружки усиленно зализывали друг другу раны. Ну чисто волки или собаки. Кстати, пулевые отметины вроде бы уже не кровоточат. Одуреть, насколько быстрая у них регенерация. Модификанты тоже не пальцем деланные. Но у них это результат научно-технического прогресса. А тут…
Учитывая охранника, Нефедов и вооружился винтовкой с оптикой. Волколаки, может, и сбиваются в стаи и группы, но пока еще не совсем семья, а потому без колебаний бросят раненого и сбегут. Если тот способен передвигаться самостоятельно и достаточно быстро, дело другое. Они даже позаботятся о раненом и пищей обеспечат. А еще выяснилось, что они весьма злопамятны и мстительны. Так что сбежать-то сбегут, но запомнят, вернутся и отомстят. Звериной хитрости, коварства и изворотливости в них предостаточно.
Так что, начни люди стрелять по раненым и сообрази наблюдатель, что шансов нет, он ретируется. А это в планы Дмитрия никак не входило. Конечно, коптер повиснет на нем репейником, и тому придется постараться, чтобы избавиться от такого маркера. Да и то при условии, что он поймет значение комариного писка поблизости от него.
Но гоняться за здоровым высокоуровневым мутантом – то еще удовольствие. Шутка сказать, он способен в течение двадцати минут бежать со скоростью шестьдесят километров в час. Ну уж не-эт. Проще завалить его одной пулей с почтительного расстояния.
К стоянке троицы двинулись уже установленным боевым порядком. Дмитрий за головного. Следом Ксения, левый фланг, и коптер, кружащий над ними дозором. Замыкающим Илья – правый фланг и тыл. Ну и Кнопка. Куда же без этой красавицы.
«Илья, как только получим подтверждение об уничтожении, сразу переключай коптер на вот эту самку».
Они были в трехстах метрах, зайдя с подветренной стороны. Приближаться не имело смысла. Волколак, конечно, хорошо замаскировался в кроне большой ивы. Не повисни на нем коптер, Дмитрий замучился бы его искать. И еще не факт, что обнаружил бы. Но это все если бы да кабы.
Голова видна, пусть и не отчетливо. Дистанция вполне позволяет сделать уверенный выстрел. Дмитрий вскинул винтовку к плечу. Тремор?.. Что за чушь. Он уже давно не использует сошки. Модификант ничуть не хуже станка. Так что галочка села туда, куда нужно, и замерла как приклеенная.
Выстрел! Винтовка попыталась взбрыкнуть, но так и осталась недвижимой, удерживаемая сильной рукой. Не тот боеприпас, чтобы подбрасывать оружие в его руках. Мутант только мотнул головой и свалился под дерево, замерев в траве. Высокая, не без того, но рассмотреть все же можно. В интерфейсе тут же выскочил лог с подтверждением уничтожения.
Практически одновременно загрохотали АК-308 Ильи и Ксении. Не сказать что самки были хорошо различимы, но ведь они все одно бросятся в бега. А так – есть возможность нанести им дополнительные раны и замедлить еще больше. Что, в общем-то, с успехом и получилось.
Илья тут же перенаправил своего коптера на указанную Дмитрием самку. Впрочем, они и не думали расходиться, уходя от обстрела вместе. И резво так, что Нефедов принял решение не гнаться за ними очертя голову. Спешка – она только при ловле блох хороша. Коптеры способны провисеть в воздухе еще час пятнадцать. Так что в немедленной погоне нет никакого смысла.
Поэтому Дмитрий перво-наперво направился к подстреленному им мутанту. Мало ли что благодаря оптике программа сумела зафиксировать антропометрические данные и засчитала уничтожение, гарантируя вознаграждение. Были случаи, что и ошибалась. Он же занимается этим в первую очередь не ради заработка. Нужно уничтожить как можно больше мутантов. Это вопрос выживания вида. Конечно, ему не под силу очистить всю Землю, но свою работу он собирался делать добросовестно.
Волколак оказался мертвее мертвого. Пуля попала точно в висок и разрушила мозг. Больше здесь делать нечего. Две его подружки продолжали улепетывать вверх по течению бурной реки. Главное, чтобы недалеко. Не хотелось бы накручивать лишние километры.
«Дим, они завелись надолго», – предположила Ксения.
«Согласен. Двигаем к машине и дальше на колесах».
Азарта как такового нет. Они просто делают свою работу, все время держась настороже. Мало ли, что они знают о повадках мутантов и низкоуровневых здесь не может быть. Во-первых, не факт. Во-вторых, эти не единственные, кто успел отожраться до волколаков. Причем первого уровня. По идее в их краях уже должны быть даже вурдалаки.
Поэтому до «выстрела» дошли, как и прежде, соблюдая боевой порядок. Мало того, к машине, остававшейся без присмотра, и вовсе приближались со всей осторожностью. Мутанты мутантами, но есть еще и люди, которые порой ничуть не уступят этим хищникам. Те хотя бы просто стараются выжить и действуют в соответствии с инстинктами. А вот бандиты и некоторые мародеры – уже совсем другая песня. Элементарно могут позариться на бронеавтомобиль. Не суперпупермегаохренеть. Но техника добротная, с хорошим бронированием. Шестнадцать миллиметров вкруговую. Чтобы ее взять, нужна уже либо пушка, либо противотанковый выстрел. Крупняком только если колеса взлохматишь или лишишь прозрачности стекла.
За время их отсутствия посторонние не появились. Вот и ладно. А то у них тут пять сотен рублей неподалеку бегают. Хм. Ну как неподалеку. Вообще-то уже на четыре километра отбежали. Ничего себе в них резвости! Но это, пожалуй, на последних резервах. Сейчас уже свалятся и вновь начнут зализывать раны. Наверняка открылись после такого-то забега. Регенерация – она не всесильна, да и времени прошло всего-то ничего.
Сняли сюрпризы для непрошеных гостей. Ничего сверхъестественного. Никто не собирался курочить свою же технику. Но вот противопехотные заряды будут очень даже в тему. Дмитрий и Илья воспользовались задней дверью. Ксения – водительской. Она у них за штатного водителя.
Илья – тот и со вторым уровнем особыми статями не обзавелся. Но рост никуда не делся. А водительское место в «выстреле» неудобное. Колени едва не упираются в рулевое колесо. Зато девушке там было вполне комфортно. Машина в управлении настолько легкая, что она могла рулить едва ли не одним пальцем. Правда, педали жестковаты. Но она как бы уже и не обычная девушка.
Добить подранков было всего лишь делом времени. Причем недолгого. Метров с двухсот Дмитрий подстрелил одну из самок. Илья с Ксенией расстреляли вторую, вновь ударившуюся было в бега. Все. Стая прекратила свое существование, а они стали богаче еще на пять сотен.
Хм. В общем и целом получается тысяча двести пятьдесят рублей, если не учитывать управляющего модуля нейросети стоимостью в две тысячи. Накладные расходы. Ничего не попишешь, патроны стоят денег. Причем с трофейного счета.
Награду получили тут же. Стоило только связаться с «Ковчегом», как именовался анклав в Ставрополе, и сдать отчет о ликвидации.
Там, конечно, не было Ноя и не собирали всех тварей по паре. Но зато уже вовсю работал центр клонирования и была развернута серьезная вирусологическая лаборатория. Вообще, все верили, что появление вакцины всего лишь вопрос времени. Причем не такого уж и далекого.
Искин обработал переданные данные о ликвидированных мутантах. Внес сведения в базу данных и тут же начислил вознаграждение на счета заявивших об убийстве. О том, чтобы получить плату дважды, не могло быть и речи. Это попросту исключено. Как старший, Дмитрий поделил деньги поровну. Они заявлены как команда, в момент убийства находились в радиусе километра друг от друга. Так что никаких возражений по этому поводу не поступило.
Вот если бы они были разрозненной группой, тогда каждый получал награду за собственноручно убитого мутанта. Или если член команды в этот момент находится слишком далеко. Правительственная программа рассчитана на стимулирование охотников, а не на хитрые схемы.
– Дима, у нас, похоже, проблема, – произнесла девушка, когда они, уже избавившись от респираторов, катили по полевой дороге, укрываясь от посторонних глаз за посадкой.
– Что случилось?
– Гаврюшу грохнули.
– Ну так и неудивительно. Когда-нибудь до него должны были добраться.
– Согласна. Только эти охотнички, похоже, искали тебя. И они нерусские. Говорили на английском.
Девушка держала своего питомца, а тренировкой мутанта занималась она лично, на постоянном контроле и регулярно мониторила сведения. Разумеется, когда для этого была возможность. Все данные автоматически сохранялись в облаке, так что она проверяла их, когда появлялась свободная минута. Конечно, сейчас она управляла бронеавтомобилем, но кто сказал, что ей не по силам совместить эти два занятия.
– Сколько их?
– Четверо.
– О чем именно говорили?
– Ничего конкретного. Поначалу вроде как расстроились, что ты обратился. Но когда поняли, что это не ты, сильно обрадовались. Мне они показались упорными ребятами. И от тебя не отвяжутся.
– Вот, значит, как. Добрались все же. Л-ладно. Посмотрим, кто кого переможет. Ты отследить их сможешь?
– Как? – пожав плечами, возразила она.
– Понятно.
– Командир, может, расскажешь нам, что стряслось? По-моему, мы имеем право знать, – поинтересовался Илья.
– Пока вам достаточно знать, что эти ребята прибыли по мою голову. Рикошетом может достаться и вам. Послали их серьезные люди, так что не исключаю, что все они модификанты.
– Это типа мы должны испугаться и отвалить в сторону, – хмыкнула Ксения.
– Смешно, – поддержал ее Илья.
– А я не шучу. Местонахождение обеих закладок с установочными базами и модификаторами вы знаете. Так что тот максимум, что вы можете поиметь с меня, вам доступен. А подставляться вам нет никакого резона.
– Не хочешь – не говори. Но и такой пакости чтобы я от тебя больше не слышала. Я ничем не заслужила такого отношения.
– Вот поддерживаю, Ксения.
– Кошка, – полуобернувшись, припечатала девушка.
– Как скажешь, Ксюша.
– Илья…
– Киса, – сделал очередную попытку Тихонов.
– Хватит вам уже. Как дети, йолки. И кстати, Илья, прекращай уже величать меня командиром. У меня имя есть.
– Фигня все это. Нам обязательно нужны позывные, как в нормальных командах. А то как недоделанные какие-то, – в который уже раз выдвинула свое рацпредложение Лунева.
Не сказать, что так уж не права. Но с другой стороны… Ну вот зачем им позывные? Лично Дмитрий не видел в этом никакого смысла. Возможно оттого, что на ум сразу же приходил один упертый прибалт, с которым им довелось многое пережить.
– Хватит пустых разговоров. Раз уж на мой след встали, давайте лучше подумаем, насколько безопасна наша база. И стоит ли сейчас туда ломиться, как кабан на случку.
– Я подумал бы, как этих охотников заманить в ловушку. Не стоит отдавать инициативу в их руки. Они что-то знают о тебе, но понятия не имеют, что ты уже знаешь о них. Думаю, это нужно использовать, – предложил Илья.
– Так куда едем, парни? – поинтересовалась о насущном сидевшая за рулем Ксения.
– Для начала забурись в какие-нибудь кусты. Надоел этот протеиновый коктейль. Хочу нормально поесть. Опять же надо стволы пулеметов заменить. А то катаемся, как придурки, – помяв подбородок, решил Дмитрий.
– А я поддерживаю. Только к плите не встану. Я боевой товарищ, водитель и спец по электронике, а не кухарка.
– Знаешь, а из женских рук, между прочим, еда – она всегда вкуснее.
– Илюха, даже не начинай. Или сам готовь, или вон консервы разогрей.
Назад: Пролог
Дальше: Глава 2 Обещание
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий