Теория культуры

8.2. Преемственность поколений

8.2.1. Поколения: наследуемое и новое в культуре

Преемственность культуры является закономерностью исторического развития. Она реализуется в динамичной и последовательной смене поколений. Каждое поколение имеет свои особенности: ценности и духовный облик, жизненный опыт и отношение к событиям эпохи. Оно усваивает достигнутый уровень развития и на этой основе становится инициатором преобразований, способствующих продвижению вперед.
Эти две стороны взаимосвязи поколений – освоение культурного наследия и новаторство – образуют основу исторического развития культуры. Трансляция культуры является всеобщим законом, определяющим единство человечества.
Проблеме роли поколений в истории культуры посвящали свои труды многие исследователи. В зарубежной социологии и культурологии проблемы поколений рассматривали С. Айзенштадт, К. Дэвис, М. Вебер, М. Мид, К. Маннгейм, К. Кенистон, Х. Ортега–и–Гассет, А. Тойнби, Л. Фойер, З. Фрейд, Ч. Рейч, Т. Роззак и др. Смена поколений создает непрерывность в истории культуры, способствует передаче культурного наследия и стимулирует дальнейшее изменение.
Однако в реальной жизни действие этого закона имеет очень широкий диапазон, проявляется в многочисленных вариациях, сопровождается драмами и конфликтами.
А. Тойнби, размышляя о судьбе поколений, отмечал:
Каждое поколение, подобно карме, влачит на себе все то, что было содеяно предшественниками. Ни одно из поколений не начинает жизнь в условиях полной свободы, но начинает как узник прошлого. К счастью, узник этот не беспомощен, он располагает силами сломить рутину наследуемых привычек.
В разные исторические эпохи менялись объем и содержание культурного наследия, способы и механизмы его передачи последующим поколениям. В опыте прошлых поколений были не только достижения, но и заблуждения, ошибки, просчеты. Идеологическая ограниченность и социальная тенденциозность способствовали появлению «белых пятен», уничтожению текстов культуры и достижений известных деятелей. В сознании последующих поколений возникает сожаление об утратах, желание возродить забытые имена, вспомнить о новаторских идеях, пересмотреть отношение к культурному наследию. Но этот возврат происходит на ином витке истории, в других социальных и культурных условиях.
Проблема взаимоотношения поколений привлекала внимание российских ученых в различные периоды модернизации общества. Среди них можно назвать известных политиков, писателей: А. И. Герцена, П. А. Сорокина, И. С. Тургенева.
В 60–х гг. XX в. проблему поколений исследовали социологи И. Бестужев–Лада, И. Кон, И. Ильинский, В. Лисовский, С. Иконникова, Л. Коган, М. Титма, В. Шубкин, А. Шендрик, В. Чупров.
Эти исследования содержали научную информацию об изменениях в ценностных ориентациях молодого поколения и тем самым прогнозировали неизбежность глубоких социальных и культурных перемен в обществе. Эти прогнозы подтверждали идею немецкого социолога К. Маннгейма о том, что феномен поколений является одним из главных факторов, способствующих зарождению динамики исторического развития. Испанский философ и культуролог Х. Ортега–и–Гассет отмечал, что смена поколений создает «пульсацию» в истории общества, определяя границы соединения традиций и новаторства. Возрастные группы выполняют интегративную функцию, объединяя сверстников на основе общего отношения к ценностям. Каждое поколение «встает на плечи» предыдущего, формируется им, но затем вносит свой вклад в развитие общества и культуры.
Характер преемственности культуры отражается в духовном облике поколений. В истории известны поколение «бури и натиска», «потерянное поколение», «поколение надежд». Эти символические названия отражают их роль в истории культуры.
Преемственность и взаимодействие поколений необходимо рассматривать по крайней мере в двух аспектах.
Первый аспект – вертикальный, или диахронный, анализ, когда рассматривается последовательная смена поколений в истории культуры определенной эпохи. Этот подход позволяет представить общую картину передачи культурного наследия, его объем, судьбу открытий и утрат, продолжение реформ, начатых предшествующим поколением, или их критику, отказ продолжать.
Интересный расчет ускорения темпов исторического развития и увеличения объема информации в деятельности поколений предложил американский социолог А. Тоффлер. Если последние пятьдесят тысяч лет существования человека разделить на средний срок человеческой жизни (приблизительно 62 года), то всего в истории было около 800 таких сроков. Из них 650 человек провел в пещерах. Только во время последних 70 сроков благодаря письменности стало возможным эффективное общение поколений. За последние шесть сроков большинство людей узнало печатное слово. За четыре срока человек научился более или менее точно измерять время. За два последних срока человек начал использовать электричество. «И потрясающее количество материальных благ, которыми мы пользуемся сегодня, были созданы за последний, восьмисотый, срок жизни», – заключает А. Тоффлер.
Возможно, приведенные расчеты условны, но они достаточно образно воспроизводят динамизм исторической преемственности культуры, колоссальный объем культурного наследия, накопленного человечеством, соотношение традиций и новаторства.
Второй аспект – горизонтальный или синхронный анализ, когда рассматриваются поколения, живущие одновременно. Отличительной особенностью современности является ускорение темпа перемен, когда прошлый опыт сохраняется как память, но утрачивает свое значение для реальной жизни молодого поколения. Молодые воспринимают мир иначе, живут иными ценностями и целями. Возникший «временной сдвиг» изменил роль и характер взаимодействия поколений.
Как правило, одновременно живут три–четыре поколения. Между ними на основе общих жизненных ценностей складываются различные отношения: сотрудничества и доверия, взаимопонимания и согласия, поддержки и помощи.
Но возможна и другая ситуация, когда отношения между поколениями становятся напряженными и возникают конфликты, разногласия, взаимная критика и открытая враждебность.
Эти отношения могут охватывать различные сферы жизни, цели и ценности, симпатии к политическим лидерам и деятелям культуры, оценки событий и технических достижений, подражание модным эталонам и вкусам. По одному вопросу поколения могут иметь общее мнение, по другому – разные (например, вопросы рождаемости, количества детей в семье). Постепенно уходят в прошлое большие семьи, в которых совместно проживали несколько поколений. Все чаще семья становится нуклеарной, состоящей из родителей и одного–двух детей. Появляются и иные типы семей: бездетные, однополые, временные союзы без оформления брака, неполные семьи без отца, традиционные формы многоженства, разрешенного обычным правом в мусульманском обществе. Число одновременно живущих поколений может увеличиваться или сокращаться в зависимости от многих условий, в том числе от снижения границы реального возраста родителей, от генетической предрасположенности к долгой жизни, от соблюдения норм здорового образа жизни и отсутствия «факторов риска».
В условиях земной цивилизации, к сожалению, одновременно могут жить не больше пяти поколений. Свыше ста лет живут очень немногие люди, и это большая редкость, хотя, возможно, границы биологического возраста могут быть отодвинуты к более поздним срокам. Но в настоящее время в ряде стран, в том числе в России, вызывают тревогу увеличение смертности, сокращение рождаемости, уменьшение средней продолжительности жизни.
Все эти особенности и тенденции влияют на характер преемственности поколений.
Генеалогическое поколение указывает на происхождение семьи от общего предка. Оно создает представление о династии и родственных связях, о преемственности поколений.
В недалеком прошлом в нашей стране к генеалогии относились пренебрежительно, считали ее сословным пережитком. Это привело к почти полному исчезновению семейных архивов, лишь редкие семьи знают историю своих предков дальше 3–4–го поколения, да и в этих пределах подробности их жизней мало известны.
Вместе с тем генеалогия – одна из важнейших отраслей исторического источниковедения. Она изучает родственные связи людей, последовательность поколений, их ценности и образ жизни, правовые и этические нормы в отношениях между поколениями.
Сейчас отношение к генеалогии значительно изменилось, возрос интерес к истории семьи и своего рода.
Выявились новые перспективные направления: изучение истории дворянства, купечества, духовенства, городских средних слоев, феодальной аристократии, интеллигенции, предпринимателей, ремесленников, рабочих, крестьян.
В последние годы публикуются важнейшие архивные документы: письма, дневники, мемуары, на основе которых можно воссоздать историю семейной династии. Издаются фундаментальные книжные серии, посвященные истории правящих династий, справочники о переселенцах и этнических диаспорах. Очень интересны художественные портреты, миниатюрные изображения, фотографии, благодаря которым можно представить особенности внешнего облика своих предков, особенности костюма и быта.
Знание истории семьи – духовная основа преемственности поколений и бережного отношения к культурному наследию. И наоборот, забвение предков неизбежно ведет к безнравственности, варварскому отношению к историческим культурным ценностям.
Историческое поколение – период времени, в течение которого живет и активно действует данное поколение, становясь современником событий эпохи, оказавших влияние на его духовный облик. Иногда историческому поколению придают символическое значение, называя его, например, «поколением Великой Отечественной войны», «поколением шестидесятников», «поколением перестройки и рыночных реформ».
В условиях экономических реформ все чаще говорят о среднем классе, «бизнес–поколении», которое активно проявляет себя в предпринимательской и коммерческой деятельности. В эту деятельность вовлечено не все поколение, но оно тем не менее влияет на характер ценностей и формирующийся стиль жизни общества.
Как пишет социолог И. С. Кон, «поколение в этом смысле не столько количественная, сколько качественная определенность. Чем значительнее историческое событие, тем длительнее его историческое воздействие, тем шире хронологические рамки его влияния».
Старшее поколение может влиять на несколько поколений, в том числе на молодежь, создавая устойчивое традиционное отношение к историческим событиям и духовным ценностям своего времени, вызывая эмоциональную сопричастность и взаимное понимание.
Такие отношения складываются между поколениями в условиях относительной стабильности общества. Но перемены вызывают, как правило, у нового поколения критическое отношение к предыдущему периоду, требуя отказаться от целей и ценностей старшего поколения, объявляя их ложными. Так было при противостоянии Красного и Белого движений во время революции;в период студенческих волнений «новых левых» на Западе в конце 60–х гг. XX в.

8.2.2. «Отцы и дети»: спектр отношений между поколениями

Отношения между поколениями проявляются в широком диапазоне. Даже при совпадении по главным вопросам вкусы, интересы и взгляды могут существенно различаться. Единство не означает тождества. Новые условия создают иную жизнь, непохожую на прежнюю. Вполне естественно, что возникают непохожие ценностные ориентации, цели и мотивы поведения.
Однако возможна и такая ситуация, когда отношения между поколениями приобретают конфликтный характер и даже доходят до враждебного противостояния.
Напряжение может нарастать в одной сфере, постепенно охватывая все более обширные пространства культуры.
Многообразие оттенков в отношениях между поколениями можно исследовать по следующим направлениям.
1. Социальный аспект определяет положение поколений в обществе, отношение к ним системы государственной власти. В современных условиях в наиболее трудном положении оказались молодежь и старики. Они нуждаются в создании особых условий для их защиты.
2. Экономический аспект характеризует уровень занятости поколений в различных сферах трудовой деятельности, возможности профессионального продвижения и карьеры, уровень доходов. Инфляция и безработица, сокращение рабочих мест, развитие большого и малого бизнеса создали новые условия труда, требующие иной экономической культуры, владения навыками менеджмента и маркетинга. Все это достаточно ново для старшего поколения, вызывает неприязненное отношение к коммерции и прагматизму современной молодежи. Многие прежние профессии потеряли значение, вызвали необходимость приобретать новые специальности в зрелом возрасте. Молодое поколение оказалось более приспособленным к рыночным отношениям, к изменению престижа профессий.
3. Политический аспект характеризует отношения между поколениями в системе власти, уровень политической активности, участие в партиях и движениях, митингах протеста и т. д. Важными показателями степени напряженности между поколениями являются критика или защита прежнего строя, симпатии или антипатии к вождям и лидерам советского общества, различия в оценке справедливости репрессий. Периодически возникают новые «горячие точки» в отношении к политике правительства, к стратегии реформ, выдвижению молодых во властные структуры, к продолжению демократических преобразований.
4. Культурный аспект определяет различия в уровне образования старшего и молодого поколений, отношение к культурному наследию, изменения в эстетических вкусах и художественных предпочтениях, нравственных нормах и культуре поведения, характере мировоззрения и религиозности.
Преодоление идеологического догматизма, плюрализм и гласность, «вседозволенность» и независимость позиций существенно изменили духовный климат взаимоотношения поколений. Немало различий появилось и в реальном жизненном опыте современной молодежи. Так, теперь есть возможность получать образование на коммерческой основе, приобретать новые профессии, участвовать в конкурсах и заграничных стажировках. Свободное владение информацией, умение пользоваться Интернетом и компьютером значительно расширили диапазон интеллектуальных ресурсов молодого поколения.
Вместе с тем снижается уровень знания классики, интерес к художественному наследию подменяется суррогатом массовой культуры, популяризирующей эротику, насилие, наркоманию. Культура нередко становится полем разногласий, а различия в отношении к ценностям приобретают драматический характер, осложняются взаимными обвинениями.
5. Бытовой аспект отражает различие в жизненных условиях поколений. В целом жизнь стала более комфортной. Сейчас люди все чаще живут в отдельных приватизированных квартирах, владеют дачами и автомобилями, предметами длительного пользования и комфорта. Все это делает их быт более благоустроенным по сравнению с бытом старшего поколения, многие представители которого жили в коммунальных квартирах, лишенных зачастую элементарных бытовых удобств.
Но жизнь вносит коррективы в представления о культуре быта, и молодые имеют более высокие стандарты потребления и требования к бытовому комфорту.
6. Социально–психологический аспект характеризует отношения между поколениями в процессе общения, в повседневной жизни, на работе и дома, на улицах и в транспорте, между близкими и незнакомыми, родителями и детьми.
Здесь обнаруживается немало утрат традиционных нравственных норм, основанных на столь обычных в прошлом доброжелательности, сочувствии, сердечности. Широкое распространение получили такие негативные проявления, как агрессивность, злобность, раздражительность, насилие, преступность.
Все это оказывает отрицательное воздействие на душевное здоровье поколений. Об этом свидетельствует рост самоубийств, случаев наркомании, невротических расстройств, депрессивных состояний, которые наносят существенный урон духовному облику поколений. Именно поэтому столь большое значение имеет культура взаимоотношений между поколениями, основанная на любви и заботе, душевном сочувствии и уважении.
7. Этнический аспект отношений между поколениями стал достаточно острым в последние годы. В прежнее время этнические конфликты были скрыты, идеология содействовала интернациональному воспитанию.
Образование ближнего зарубежья, территориальные претензии на исконные земли, притеснение в республиках русскоязычного населения, национальные конфликты, религиозная нетерпимость оказали влияние на межнациональные отношения поколений.
Важно иметь в виду, что поколения ответственны перед историей за бережное отношение к культурному наследию народов, за сохранение самобытности и национального своеобразия культур. В этом заключается духовная воспитанность человека. Невежество и примитивизм, споры и распри на национальной почве, неуважение к другим народам и самовосхваление создают основу для конфликта поколений.
Одним из важнейших свидетельств прогресса культуры является развитие понимания культурных ценностей прошлого и других национальностей, умение их беречь, накоплять, воспринимать их эстетическую ценность. Вся история развития человеческой культуры есть история не только созидания новых, но и обнаружения старых культурных ценностей. И это развитие понимания других культур сливается с историей гуманизма.
Перечисленные аспекты взаимоотношения поколений достаточно условны. Они лишь намечают общие контуры проблемы трансляции культуры. В реальной жизни эти аспекты переплетены между собой, в одних сферах столкновения интересов могут быть более острыми, в других – сглаженными. Поколения неизбежно отличаются друг от друга, иначе не было бы развития и история остановилась. Преемственность создает непрерывность истории культуры, накопления достижений и ценностей и их освоения каждым новым поколением.
В обществах с достаточно стабильной структурой и медленным темпом перемен успех воспитания оценивался в зависимости от того, насколько старшим удавалось передать детям накопленные знания, умения и навыки. Младшее поколение готовили к жизни в обществе, в главных чертах похожем на то, в котором всю свою жизнь прожили их родители и деды. Старшие не могли даже представить жизнь иной, их прошлое было схемой будущего.
Подобная модель культуры не только характерна для далекого прошлого, но и типична для периодов стагнации, замедленного темпа развития, для изолированных регионов, замкнутых этнических групп. Этот вид культурной преемственности основательно исследовала американский антрополог М. Мид.
Старшее поколение воплощает мудрость жизни, которую следует воспринимать беспрекословно. Оно является образцом для подражания и почитания, ибо владеет всем необходимым комплексом знаний и ценностей, норм поведения и избавления от недугов, способов адаптации к экстремальным обстоятельствам.
Эти отношения между поколениями распространены среди этнических диаспор, сообществ мигрантов, в сословных династиях. Их сплочение, столь необходимое для выживания, зависит от уровня сплоченности поколений на основе преданности традициям, верности своему роду, социальной и культурной идентификации с предками.
Старшее поколение пользуется высоким авторитетом среди молодежи, а его опыт не только поучителен, но и оставляет неизгладимый след в душе молодого человека, создает необходимую устойчивость жизненного уклада, поддерживая атмосферу взаимопонимания и заботы, распорядок и ритуал повседневной жизни. Целостность внутреннего мира не претерпевает больших изменений даже при модернизации отдельных элементов быта или при переезде в новую страну. Включение в иную культуру не вытесняет полностью традиционного образа и стиля жизни, если он закреплен в сознании и поведении поколений и воспринимается как драгоценный эталон отношений.
В определенном смысле именно утрата этих отношений вызывает такое состояние сознания, как ностальгия, тоска по прошлому. Это чувство усиливается в результате эмиграции, изгнания, преследования, невозможности возврата. Оно сопровождается неизбежной идеализацией прошлой жизни, желанием представить ее вне трудностей и тревог, хотя пережитые совместно страдания усиливают общность поколений, вызывают устойчивое стремление к сохранению языка и культуры, интереса к истории, укреплению дружеских и родственных связей.
Ностальгия представляет собой сложный комплекс чувств, в котором слиты одиночество и тоска, желание погрузиться в родную среду, слышать вокруг себя родную речь, видеть привычные пейзажи.
Традиционные культуры обладают большой энергетической силой и воздействуют на духовный облик поколений, поддерживая стиль общения, воспитания детей, воспоминания о предках, способы исцеления, рецепты приготовления национальных блюд.
У каждого народа сохраняются особые предпочтения тех или иных продуктов, привычные особенности проведения досуга и семейных праздников, тонкости отношений между мужчиной и женщиной, детьми и взрослыми, дальними и близкими родственниками, любовь к определенным животным и растениям, способы сберегать и тратить деньги, реагировать на конфликт и ссору, переживать боль и радость. Все эти разветвленные и многообразные структуры повседневного поведения передаются из поколения в поколение, наследуются личностью и проявляются бессознательно.
Но именно благодаря этому отношения между поколениями приобретают устойчивость, внутреннюю согласованность и универсальность.
Традиционная культура народов имеет глубокую и разветвленную корневую систему, без которой поколение теряет жизнестойкость, утрачивает представление о своих истоках. Она формирует национальное самосознание, патриотизм и бережное отношение к культурному наследию.
Однако при всей важности традиций было бы неверным игнорировать те новые тенденции, которые возникают в каждую эпоху и являются результатом динамизма истории.
В новой ситуации опыт молодого поколения радикально отличается от опыта старшего. Молодежь сама вырабатывает жизненные ориентиры, стиль поведения и ценности, представления об успехе и смысле жизни. И это вполне оправданно, потому что прежние подходы к решению жизненных проблем оказываются малоэффективными.
В этом смысле старшее поколение утрачивает свой авторитет, но при этом сохраняет знание традиций. Постепенно происходит процесс угасания прежней культуры, уходят в прошлое старые привычки и ритуалы, изменяется весь уклад жизни.
Старая культура теряет свою цельность и становится фрагментом новой жизни, «воспоминанием о прошлом». Эталонной группой становятся те, кто наиболее полно воплощает новый порядок жизни.
Старшее поколение реагирует на новую ситуацию по–разному: мирно принимая перемены и помогая в меру своих сил и возможностей молодым; резко критикуя все новшества и порицая молодых; вступая в конфликт. Возрастная стратификация усиливает различия между поколениями.
В этой ситуации, многократно повторявшейся в истории, важно не перейти ту грань, которая ведет к нигилизму и отрицанию роли культурного наследия. Это неизбежно влечет за собой состояние духовного вакуума, неуверенность в будущем, беспокойство и тревогу, озлобленность и агрессию, поиск врагов и виноватых.
Категоричность и высокомерие в отношениях между поколениями разрушают возможность понимания и диалога, ведут к усилению напряженности и могут стать горючим материалом для конфликта.
Неодобрение всего нового, желание повернуть назад ход истории, остановить темп перемен не вызывают позитивного отклика у молодежи и неизбежно ведут к противостоянию поколений.
Не менее опасно и пренебрежительное отношение молодых к опыту старших, желание стереть из памяти все достижения прошлых лет. Каждое поколение выполняет свою историческую роль и заслуживает поддержки, ибо без этого прерывается связь поколений и вся система культуры становится хрупкой.
Преемственность поколений является основой исторического развития человека и культуры, поэтому все общественные и личные усилия должны быть направлены на укрепление взаимопонимания и поддержание диалога.
Перспектива перехода к открытому обществу широко обсуждается среди специалистов, высказываются различные точки зрения. Еще предстоит более основательно определить его основные контуры, проанализировать позитивные и негативные черты. Процесс развития цивилизации и культуры сопровождается инерцией прошлого, причудливым сочетанием разных типов жизнеустройства, возвратом к архаическим формам и неумолимым приближением будущего.
К. Поппер, автор труда «Открытое общество и его враги», писал о том, что будущее – это вовсе не продолжение и не экстраполяция прошлого. Оно еще не существует, но именно это обстоятельство налагает на нас огромную ответственность, так как мы можем влиять на будущее, можем приложить все силы, чтобы сделать его лучше. Для этого мы должны использовать все, чему научились в прошлом. Эта мысль К. Поппера кажется особенно важной и принципиальной, так как определяет стратегию адаптации человека к возникшим социальным напряжениям, сопровождающим «цивилизационный сдвиг».
Ускорение перемен и внедрение новшеств оказывают существенное влияние на психологическое состояние и самочувствие человека. Люди живут на «повышенных скоростях», когда стремительно меняется мир вокруг: идеи и отношения, вещи и места обитания, социальные институты и организации.
Быстротечность перемен приводит к ощущению хрупкости, создает настроение неуверенности и нестабильности, порождает особую ментальность краткосрочных связей и отношений. Становятся популярными мобильные конструкции, которые легко трансформируются, позволяют менять внутренние объемы, преобразовывать пространство. Прежнее отношение к «многоуважаемому шкафу», передаваемому по наследству, кажется архаикой. Люди меняют квартиры и места проживания, устремляются в новые города и страны, овладевают новыми профессиями, все реже долго работают на одном и том же месте.
Повышенная мобильность увеличивает число человеческих контактов, делает их поверхностными, вызывает растущее чувство одиночества, стрессы и депрессии. Перемены и новизна – это «взрывчатая смесь», усложняющая проблемы адаптации человека в мире, вызывая психологическую перегрузку и нравственную усталость.
Возникает дефицит душевного комфорта, положительных эмоций от общения, потребности созерцания. Поток новизны проникает и в личную жизнь, долгое время остававшуюся «островком стабильности». Изобилие вариантов брачных союзов, широкий выбор моделей семейной жизни отражает общее движение к многообразию. Общество раскалывается на отдельные субкультуры, каждая из которых образует особый мир со своей иерархией ценностей, стилем и образом жизни, символикой и сленгом, предпочтениями и симпатиями, правилами и запретами, местами встреч, «тусовками» и ритуалами.
Фрагментация общества влечет за собой распад единой структуры ценностей. Центральное ядро ценностей, существовавшее в прошлом, исчезает с невероятной быстротой. За эти годы выросло поколение, которому не знакомы многие идеологические лозунги, ритуалы, организации.
Не будем далее описывать тенденции современного открытого общества, попробуем обозначить положение детства в условиях постоянных перемен.
Термин «закрытый» имеет немало значений: архаичный, изолированный, тоталитарный; подчиняющийся приказам, лишенный самостоятельного выбора, оправдывающий насилие над личностью во имя интересов сплочения государства. Именно такое понимание закрытого общества содержится в работе К. Поппера.
Однако возможна и иная трактовка этого понятия: «закрытость» как защищенность, ограждение от чрезмерных нагрузок, эмоциональных стрессов.
Оба эти понятия применимы к проблеме детства в открытом обществе.
Необходимо разработать стратегию адаптации детства к переменам, создавая «островки стабильности», освобожденные от бесконечной гонки за новшествами; экологические ниши, выполняющие роль укрытия; амортизаторы, содействующие восстановлению душевных сил. Детство нуждается в чувстве защищенности, стабильности и доброжелательности окружающего мира, ему необходимы жизненные ориентиры, которые одобряются и поддерживаются, получают признание и уважение.
Отсутствие чувства идентичности порождает одиночество, потерянность, отчужденность. Заброшенность, бездомность, бесприютность вызывают негативное отношение к взрослым, занятым своими проблемами. К сожалению, в современных условиях оказалась почти полностью разрушенной система внешкольного воспитания в клубах, кружках самодеятельности, центрах организации досуга, детского творчества, любительских объединениях. А она может не только выполнять функцию развития личности, поддержки талантов и способностей, но и играть роль буфера, очага, снимающего стресс, усталость и беспокойство. Бездомность усиливает опасность заражения наркоманией, стимулирует криминализацию поведения.
С другой стороны, система образования мало содействует адаптации к новым условиям и воспроизводит модель прошлого. Строгая регламентация школьной жизни, стандартные программы обучения, авторитарная роль учителя, пренебрежение к индивидуальности, отсутствие технических средств, спортивных тренажеров, компьютеров – модель образования индустриальной эры сохраняется. Это в меньшей степени относится к большим городам и крупным центрам, где наметился некоторый сдвиг. Образование создает интеллектуальный и эмоциональный ресурс общества, поэтому оно должно быть свободно от технократической близорукости и непосредственной прагматической ориентации и стимулировать развитие самостоятельности и творчества.
Правосознание детства – сложный и динамичный мир, имеющий свои правила и нормы, законы чести и достоинства, способы поощрения и наказания, опирающиеся на устную традицию. В нем причудливо переплетены милосердие и жестокость, утилитарный прагматизм и восторженный идеализм, почитание кумиров и нигилизм. Существует немало концепций, рассматривающих «детское право» как наиболее древний и архаичный слой культуры; как «зеркало» взрослой жизни; как источник деформации психики и многочисленных комплексов; как образец справедливости и гуманности.
«Детское право» выражает внутреннюю организацию жизни, в нем представлены права и обязанности в виде устных формул речи, передаваемых каждому последующему поколению. Детская криминалистика определяет пределы допустимого в поведении, использует широкий спектр приемов и способов наказания, имеет градацию совершенных проступков, отличая неудачи и оплошности от намеренных действий.
Структура правосознания многослойна и может быть представлена в виде концентрических кругов. Правосознание является частью субкультуры детства и органично связано с нравственными нормами, привычками, стереотипами поведения, принятыми в данной культуре. В определенном смысле правосознание может быть названо «археологией культуры», ибо в нем отражаются исторические и национально–этнические особенности социальной жизни.
Однако в нем достаточно явно проступают черты «Зазеркалья», особой страны Детства, автономной и уникальной, но при этом связанной со всей последующей жизнью человека. Недаром все воспоминания начинаются с детства.
Правосознание включает определение границ дозволенного поведения, правила различного отношения к младшим и старшим детям, близким и чужим взрослым; регламентирует детский труд и помощь в домашней работе; регулирует отношения со сверстниками. Оно основывается на эмоциональных переживаниях страха расплаты за совершенный проступок, боязни наказания, табу на запретные действия, слова, отношения.
Детское правосознание – символическая вселенная, где ребенок учится быть полиглотом, понимать метаязык интонаций, выражения глаз, расшифровывать значение жеста и позы, молчания и окрика, интуитивно улавливать оттенки отношений, отличать реальную угрозу от мнимой.
Детство предписывает хранить тайну при самых трудных обстоятельствах, осуждает донос, припечатывая клеймо «ябеды». Для наказания используются бойкот, дразнилки, ругань, преследования, драки, оскорбления, в зависимости от проступка.
Формулы примирения имеют определенный алгоритм поведения и магическую силу влияния. Многие нормы детского права осваиваются в процессе игры. Компании сверстников выполняют функции социализации и инкультурации. Известный педиатр и педагог Е. А. Покровский, основатель отечественной этнографии и культурологии детства, создал уникальный свод детских игр русского народа. Детское игровое право готовит ребенка к подчинению правилам, способам честного разрешения споров, командной сплоченности, отношения к выигрышу и поражению. Игровой язык субкультуры детства способствует закреплению норм правосознания. Правовая культура детства устойчива, передается в процессе преемственности поколений, зафиксирована в детском фольклоре.
Однако в условиях быстрого темпа модернизации общества и развития рыночных отношений в правосознании детства происходят существенные перемены. Получили широкое распространение отношения купли–продажи, незаконные сделки, двойная мораль, «дедовщина» и месть, сексуальные притязания, грубость и распущенность, неуважение к старшим. Особую тревогу вызывают детская безнадзорность, возникновение в крупных городах детских сообществ, занятых воровством, попрошайничеством и хулиганством.
Детство в новой ситуации утратило безмятежность, обрело контуры угрозы будущему.
Защитный «пояс» культуры должен выступать гарантом безопасности детства, предупреждать деструктивные формы поведения, содействовать распространению гуманности и согласия.
Особые претензии следует предъявить средствам массовой информации, которые намеренно тиражируют на огромном культурном пространстве России насилие, вседозволенность, нарушение самых элементарных прав человека. Почти исчезли передачи, поддерживающие тонус и энергетику высокой духовности. Эскалация интеллектуальной и нравственной дистрофии может привести к невосполнимым потерям в духовном облике молодого поколения.
Для культуры, как и вообще в целом для человеческого бытия, важны как изменчивость, новаторство и устойчивость, так и традиционность, преемственность и культурная память. Поэтому человечество постепенно, но активно развивает средства сохранения и трансляции, передачи духовного опыта. Их развитие, безусловно, связано с развитием языков, особенно словесных. Но не только. Это развитие обеспечивается общим движением науки, техники, производства. О разнообразных средствах культурной и межкультурной коммуникации было сказано выше, в предыдущей главе. Но вместе с этим и кроме этого, для бытия культуры велико значение и так называемых социальных институтов культуры.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Алексей
    Перезвоните мне пожалуйста 8(812)747-16-80 Алексей.