О чем мы солгали

Книга: О чем мы солгали
Назад: 17
Дальше: 19

18

Лондон, 2017

Клара прикрыла за собой дверь в гостевую комнату Мака и села на кровать – она слышала, как он перед сном ходит по квартире и щелкает выключателями. На столе девушка увидела стопку книг, заботливо оставленную для нее Маком, и улыбнулась. Она не была уверена, что сможет заснуть. С момента прощания около бара все ее мысли были заняты только Эмили. Их встреча так и не пролила свет на тайну ее исчезновения, оставив еще больше вопросов.



Кларе не терпелось увидеть ее снова, но прошло два дня, от Эмили не было вестей, и Клара волновалась, что она, возможно, исчезла так же внезапно, как и появилась, их знакомство стало ей казаться нереальным, как сон.



Мак очень удивился, узнав, что Клара, как она думала, видела его сегодня вечером.

– Меня там точно не было, – сказал он в замешательстве. – Ты не хотела, чтобы я пошел с тобой. Я остался здесь ждать от тебя новостей.

– Я пыталась тебе позвонить, но сразу включалась голосовая почта.

Он недоуменно посмотрел на нее.

– Иногда мой мобильный теряет сеть в этой квартире, но… Господи, если бы я услышал звонок, то моментально ответил бы, ты же знаешь.

Клара задумалась. Проблема с сетью действительно существовала, его квартира была «слепой зоной», где пропадал сигнал связи – Клара сама неоднократно сталкивалась с этим, в отчаянии шагая по комнатам и размахивая айфоном в попытке поймать сеть. Она посмотрела на Мака. Было видно, что он говорит правду. Наверняка она обозналась – и неудивительно, ведь после встречи с Эмили ее как обухом по голове ударили. К тому же в темноте и при большом скоплении людей было сложно различить их фигуры вдалеке.



Последние две ночи Клара бодрствовала, перебирая в уме все подробности их разговора с Эмили. Неужели Клара испугала ее излишними вопросами? Или же кто-то или что-то мешало Эмили вновь связаться с Кларой? Когда она наконец засыпала, ей снилось, что Эмили попала в беду и ее держат в ужасном темном помещении, а потом лицо Эмили постепенно приобретало черты Люка. Клара часто просыпалась с ощущением страха, комом в горле, слишком расстроенная и взволнованная, чтобы снова забыться сном.



Куда бы Клара ни направлялась, что бы ни делала, она беспрестанно думала об Эмили, звонки от Роуз начали тяготить ее: стоило ей услышать голос Роуз, как ее переполняло чувство вины, она понимала, что достаточно всего нескольких слов – и с годами неопределенности будет покончено. Клара не могла избавиться от ощущения, что Эмили оберегала своих родителей, отказываясь от встречи с ними; им может грозить опасность, если Клара расскажет обо всем сейчас. И хотя Эмили отрицала связь между ее уходом и исчезновением Люка, Клара все же не до конца поверила ей. Кроме того, Клара пообещала дать Эмили возможность самостоятельно пойти к родителям, когда настанет время. Ей ничего не оставалось делать, как ждать и надеяться, что Эмили скоро объявится – и уж тогда-то Клара постарается чуть больше приоткрыть завесу тайны над историей двадцатилетней давности.



Следующей в списке контактов Клары и Мака была Джейд Уильямс – девушка, с которой Люк встречался в университете. Она постаралась восстановить в памяти, что он рассказывал об этих отношениях – второй серьезной связи после Эми, – и вдруг осознала, что Люк всегда уклончиво отвечал на вопросы о Джейд, стараясь как можно быстрее сменить тему разговора. Тогда Клара решила, что они плохо расстались и, не желая допытываться, оставила его в покое.



Это был двенадцатый вечер без Люка, Клара с Маком сидели за кухонным столом, слушали музыку и лениво играли в кункен. Она поговорила с родителями, потом ей, как всегда, позвонила Зои, и хотя беседа с лучшей подругой действовала успокаивающе, Клару не покидало чувство, что только они вдвоем с Маком видят этот кошмарный сон, играют в ожидание, жуткое и напряженное, вздрагивают при каждом телефонном звонке, ведут беспрерывные мучительные разговоры о будущем. Через открытое окно до них доносились вечерние звуки Холлоуэй-роуд: ревела сирена, грохотали автобусы, какой-то человек около ларька с кебабами внизу под ними что-то громко кричал в телефон.

Клара взглянула на Мака поверх веера карт в руке.

– Опиши мне Джейд в то время. Люк никогда не говорил о ней.

Он наморщил лоб, пытаясь вспомнить.

– Тусовщица, симпатичная, я бы сказала – шикарная. Я с ней пересекся всего пару раз; мы с Люком учились в разных университетах.

Клара взяла карту из стопки.

– Почему они разбежались?

– Насколько я помню, она его бросила. Он очень сокрушался по этому поводу. – Мак нахмурил брови и задумался. – Впрочем, раз уж мы заговорили об этом, было что-то странное в том, как они расстались. Люк позвонил мне расстроенный и сообщил, что Джейд ни с того ни с сего оставила его… обвинив в том, чего он не делал.

– Обвинила его? В чем?

– Он не уточнил. Ходил какое-то время как в воду опущенный. Мы увиделись на каникулах, он был сам не свой. – Мак взял карту и пожал плечами. – Но к нашей следующей встрече он уже оправился. – Мак слегка улыбнулся. – Ты же знаешь Люка, не в его правилах слишком долго зацикливаться на вещах.



Джейд Уильямс – в замужестве Спенсер – жила в элегантном георгианском таунхаусе в Ламбете. Определиться с точным временем для встречи оказалось непростым делом, и когда, наконец, они согласовали день, у Мака появилась срочная работа и Кларе пришлось идти одной. Она позвонила и встала на крыльце, рассматривая свежепокрашенную дверь оливкового цвета, горшки с ухоженной геранью и старинный фонарь из стекла, болтающийся у нее над головой. Это была тихая улочка, утопающая в зелени, с дорогими машинами, припаркованными перед тщательно отреставрированными особняками. Ее встретила высокая, привлекательная блондинка в безупречном брючном костюме, и Клара, одетая в джинсы и кроссовки, почувствовала себя неуютно. Следом за хозяйкой на крыльцо выскочил рыжий сеттер и, радостно повиливая хвостом, принялся тыкаться носом между ног Клары.

– Клара? Приятно познакомиться. Джейд, – произнесла она немного рассеянно и с дружелюбной улыбкой пригласила пройти в дом.



Она провела Клару в огромную гостиную, совмещенную с элегантной кухней открытой планировки – на вид очень дорогой, с ящиками цвета морской волны и столешницей из белого мрамора. Клара присела за обеденный стол в викторианском стиле и наблюдала за тем, как Джейд порхала вокруг, заваривая чай, ее слова лились стремительно и быстро, когда она рассказывала об интерьерной фирме, которую они организовали на пару с мужем. – Честно, мы пашем как лошади, наш бедный ребенок с трудом узнает нас, но, к счастью, нам очень повезло с няней. – И о проделанном в доме ремонте: – Это то, с чем сталкиваешься, если покупаешь недвижимость в нашем районе, размером не больше коробки из-под обуви, но будь готов выпотрошить все внутренности и отстроить заново…



Клара попыталась представить ее молоденькой девушкой, встречавшейся с Люком. У нее это не очень получилось. Интересно, она всегда была такой пугающе самоуверенной? Клара никак не могла вообразить их вместе.



– Что я могу для тебя сделать? – внезапно спросила Джейд деловым тоном, поставив на стол перед ними две чашки имбирного чая. – Ты написала в письме, что хочешь поговорить о Люке Лоусоне. – Она подалась вперед, широко округлив глаза: – Ужасно, не так ли? Хотя, как я уже говорила полиции, не уверена, что могу чем-то помочь…

– Знаю, все это необычно, – сказала Клара, – полиция, как тебе, наверное, известно, ни на шаг не продвинулась в его поисках…

– Да, так я и поняла. Я слышала, они нашли фургон? Очень странно. Отвратительно. Ты, должно быть, с ума сходишь.

Клара кивнула.

– Схожу. И не я одна. Мы с моим другом Маком пытаемся найти кого-нибудь, кто, возможно, затаил обиду на Люка. Вы были когда-то близки, и если тебе приходит на ум кто-то, с кем Люк рассорился, или кто, может быть, настроен против него…

– Хм… – произнесла Джейд в задумчивости. – Люди, не любившие Люка. – Она поджала губы. – Он был очень популярен в универе. Полно друзей, так что…

– Вы были вместе пару лет?

– Более или менее.

– Не возражаешь, если я спрошу почему вы расстались?

Джейд продолжала улыбаться, но в глазах промелькнул холодный блеск.

– По правде говоря, это личное. Давнишняя история. – Джейд сделала глоток чая.

Клара кивнула.

– Конечно, извини.

Наверное, она выглядела очень потерянной, потому что Джейд вздохнула.

– Дело в том, Клэр…

– Клара.

– Клара, извини. Дело в том, что Люк Лоусон… все это было так давно. Я действительно не думаю, что могу чем-то помочь.

– Понимаю. Мне жаль, что я побеспокоила тебя. – Наступила тишина, и Клара приуныла. Не было никакой надежды. Бессмысленная затея. Не стоило приходить – что за глупая идея пытаться узнать что-нибудь подобным образом, совать нос в прошлое Люка.

Клара уже готова была подняться, но ей вдруг в голову пришла одна мысль и, поскольку терять было нечего, она спросила:

– Ты его любила?

На секунду вместо хладнокровной Джейд Клара увидела более молодую и куда более ранимую женщину.

– Да, – произнесла она негромко. – Да, сначала – очень сильно.

– Сначала?

Джейд опустила глаза.

– Как я уже говорила, давно это было. В действительности – почти десять лет назад.

– Я знаю. Я пытаюсь получить представление о нем, понять, почему кто-то хочет причинить ему боль. Вдруг неизвестные мне черты характера Люка помогут выследить того, кто так с ним поступил. Я не знаю, где он сейчас. Мой парень исчез, может, его убили, и никто даже не догадывается, что с ним произошло. – Клара слегка надавила пальцами на уголки глаз, сдерживая слезы.

Джейд встала и предложила ей пачку платков.

– Послушай, пожалуйста, не накручивай себя, – сказала она и потом, словно повинуясь внезапно принятому решению, продолжила: – Правда в том, что Люк меня обманывал. Мы были очень молодыми, ты же представляешь себе студенческую жизнь, вечеринки, все вокруг напиваются чуть ли не каждый день. Мы сошлись с Люком в первый же семестр и поначалу все было прекрасно. Но на второй год я узнала, что он спит еще с кем-то.

Клара удивленно посмотрела на нее.

– С кем?

– С подружкой друга. Сначала я не поверила. Но потом сама разыскала девушку. И как только я приперла ее к стенке, та все выложила начистоту.

– Мне так жаль. – Клара, памятуя о том, каково ей было узнать о Сади, сочувственно кивнула.

Джейд уставилась в чашку с чаем.

– Но Люк не просто обманул меня, – добавила она очень тихо. – Девушка болтала на каждом углу, что он ее заставил, сначала они целовались, но потом она передумала, а он продолжал приставать к ней до тех пор, пока она не сдалась. И после этого Люк стал ее преследовать.

– Преследовать?

– По словам девушки, Люк вернулся следующим вечером, но получил от ворот поворот, тогда он начал забрасывать ее сообщениями, ломился к ней в дом, домогался. Это превратилось для нее в настоящий кошмар и в итоге она донесла на него в администрацию университета. Господи, я была готова провалиться сквозь землю от стыда – можешь себе представить, поползли слухи.

Глаза Клары округлились от потрясения.

– Ты поговорила с ним об этом?

– Конечно. Он был очень подавлен, даже разрыдался, признал, что нализался на вечеринке и поцеловал девушку, но все остальное категорически отрицал. Сказал, что это все плод ее больного воображения, якобы она сама заигрывала с ним, была не против пойти дальше, но он отшил ее и она представила все таким образом, будто Люк ее преследовал.

– Боже. И ты ему поверила?

Джейд помолчала.

– Я не знала, чему верить.

– Но… разве девушка не показала тебе сообщения, которые он ей отправлял? Пропущенные звонки, и все такое. Я имею ввиду, у нее были доказательства?

– Нет. Не показала. Она все стерла. Сказала, что его сообщение настолько ее взбесило, что она тут же избавилась от него, не хотела давать ему лишний повод.

– Ну… девушка могла и соврать, – сказала Клара с отчаянием. – Могла все выдумать.

– Да уж, могла.

– О’кей, тогда…

Джейд пожала плечами.

– Зачем ей придумывать? Она выглядела такой серьезной и уверенной. Можно сразу сказать, врет тебе другая женщина или нет. В конце концов, в университете решили его не наказывать и ограничились предупреждением. Как это часто бывает, Люк легко отделался, если не считать, конечно, что я его бросила, да еще за ним закрепилась слава надоедливого типа, но общее настроение было «Люк, негодник, но мальчики есть мальчики». Он продолжал клясться и божиться, что девушка все выдумала, и, само собой, без проблем завел себе новую подружку. Давай начистоту, такие вещи происходят каждый день, дерьмо, с которым любой женщине приходится мириться, и даже чувствовать себя польщенной.

Клара задумалась. Она еще была тинейджером и во время вечеринки один парень, к ее удивлению, покупал ей выпивку – бокал, потом еще один, потом еще, – позже, когда все зашло слишком далеко и слишком быстро, ответ «нет» его не остановил, пока ей наконец не удалось его отпихнуть. Клара никому не рассказала, опасаясь, что это ее вина и она сама его подстрекала. Джейд права, такие вещи происходят постоянно, в той или иной форме. Подруга, которая шла в постель со своим парнем даже когда ей этого не хотелось, потому что не могла выносить его плохого настроения в случае отказа, Зои, к которой подкатывал ее босс, любитель приударить, превративший ее жизнь в кошмар, как только Зои отшила его. И это были обычные мужики, не маньяки, набрасывающиеся из-за кустов: друзья, парни, коллеги, которые напивались и у них сносило крышу. Где-то эгоистичные. Где-то считающие, что им должны.



Она вспомнила текст сообщений, которые получал Люк:

Женщины для тебя ничто, верно, Люк? Мы здесь для твоего удобства – перепихнуться, поиздеваться, использовать и переступить через нас. Мы для тебя как одноразовая посуда. Ты думаешь, что неприкасаем? Подумай еще.



– Ты полицейским об этом рассказала? – спросила Клара.

Джейд немного нервно заерзала на стуле.

– Нет, мне не хотелось бы распространяться на эту тему. И потом, я не вижу здесь связи с исчезновением Люка, не думаю, что эта информация имеет значение.

– Ты помнишь имя девушки? – спросила Клара.

– Конечно. Ее звали Элен. Элен Майклс. У нас общие друзья на Фейсбуке еще со студенческих времен, кстати, я видела, что она недавно вышла замуж. Сейчас живет в Гонконге. – Джейд немного помолчала. – Интересно, что думает Элен о произошедшем с Люком, если она вообще о нем думает.



– Ну, что рассказала Джейд? – спросил Клару Мак вечером в тот же день. – Что-нибудь интересное?

Они небрежно развалились на его диване и медленно поедали стир-фрай, приготовленный Кларой. И, к собственному удивлению, Клара ответила:

– Нет, ничего особенного. Честно говоря, потеря времени.

Он кивнул.

– Очень жаль. Кто у нас на очереди по списку?

– Пара его прежних коллег, – неопределенно сказала Клара. – Займусь ими завтра.

Она поняла, что не в силах рассказать Маку то, что узнала от Джейд. Безусловно, эта история напугала и шокировала бы его не меньше, чем Клару, но Мак, как преданный друг, встал бы на защиту Люка, допуская, что девушка, возможно, преувеличила или даже наврала с три короба, она и сама отчасти хотела так думать, уверовать в неспособность человека, которого она любила на протяжении трех лет, совершить столь низкий поступок, но с другой стороны, ей было бы тяжело, если бы Мак отмахнулся, стал отрицать услышанное или же просто не поверил. Клара проследила взглядом, как Мак поднялся, стал прибирать тарелки, и когда он улыбнулся ей, улыбнулась ему в ответ, прежде чем вернуться к просмотру телевизора.



Она думала о Люке, о его энтузиазме, естественном очаровании, о том, как они с Маком вечно подшучивали над везением Люка – счастье следовало за ним по пятам, он всегда получал желаемое, выходил победителем. Но неожиданно это перестало ей казаться забавным. Клара вспомнила об Эми и Джейд и Элен и о том, как Люк обошелся с ними. Для всего найдется оправдание, безусловно. Он был молод и напуган, когда сделал Эми ребенка. Возможно, Элен и преувеличивала. Только, почему у Клары так муторно на душе? Она снова мысленно вернулась к сообщениям, адресованным Люку:



«Ты думаешь, что тебе все сойдет с рук? Подумай еще, Люк».



Кто мог написать такое? Клара была уверена, что ни одна из женщин, с кем ей довелось познакомиться за последние несколько дней, не делала этого. Та девушка, Элен, которая выдвигала против него обвинения во время учебы в университете, жила сейчас в Гонконге и, судя по ее отметкам и фотографиям в Фейсбуке, у нее появился новорожденный малыш, так что навряд ли она стала бы возить Люка по Британии в украденном фургоне. Да и Эми мало походила на психопатку, одержимую местью. Клара чувствовала себя измотанной, ей это было не под силу – узнать обо всех женщинах, которых Люк мог чем-то обидеть, не говоря уже о том, чтобы выследить их. Это было безнадежно.

Назад: 17
Дальше: 19
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий