Божественная бездна. Книга 2

Глава 9

Ящер, покрытый кристаллами от головы до хвоста, внимательно смотрел в нашу сторону холодным, немигающим взглядом. Крупные самоцветы, из которых он состоял, переливались в отблесках почти погасшего водопада, и, возможно, именно этот свет за нашими спинами, который был чуть ярче, чем от остальной пещеры, скрывал наше присутствие.
— Жопа, — тихо проговорила Клора, вжимаясь в стену. — Я слышала, они умеют взглядом превращать добычу в камень.
— Ты путаешь их с василисками, — так же тихо ответил я, примериваясь. Ящер раздувал ноздри и далеко высовывал фиолетовый язык, пробуя воздух на вкус. Судя по виду, он уже уверился, что противник рядом, но пока не мог определить степень опасности и не стремился покидать привычное убежище. — Тебе придется вылезти на стену и подождать окончания схватки там.
— Что? Но… — попробовала возражать хоббитка, но одного строгого взгляда хватило, чтобы девушка прекратила рассуждать и, зацепившись за трещину, вылезла наружу. Мне сейчас было критично важно пространство, как и отсутствие любопытных взглядом. Главное, перевести драку внутрь пещеры, подальше от воровки.
Стоило мне сделать шаг вперед, толстый лоб монстра повернулся в мою сторону, нацелив щетку кристаллов, больше напоминающих острые шипы. Следующий шаг заставил противника атаковать, бросив свое переливающееся тело вперед, и я мгновенно вспомнил крохотных юрких ящерок, за секунды исчезающих в траве. Вот только эта рептилия была мне по колено в холке и за один прыжок преодолела все разделяющее нас расстояние, стараясь ухватить меня за ногу.
Зубы клацнули в нескольких сантиметрах, крошась и оставляя после себя каменную пыль. Высоко подняв спасаемую конечность, я с силой, вкладывая весь вес тела, ударил тварь по морде железным крюком, сшибая каменные сосульки. Зарычав, кристаллиск отвернул башку и закружился, сбивая мелкие кристаллы и камни шипованным хвостом. Прыгнув через противника, я всадил ему в бок кошку и, обернув вокруг ближайшего камня веревку, отбежал внутрь пещеры.
Ящер сиганул за мной, со всего размаха вспарывая бок дернувшимся назад крюком. Монстра перевернуло на бегу, он грохнулся на стену пещеры, протяжно взвыв. От этого звука кристаллы вокруг завибрировали, и здоровенная рана начала затягиваться. Да с такой скоростью, что никакой регенерацией подобное объяснить было невозможно. Крюк, застрявший в плоти, быстро затекал со всех сторон кожей, но уже через несколько мгновений отвалился, лишившись зуба.
Эта дрянь во время восстановления — раной! — сожрала стальной зуб!
Выбрав кристалл потолще, я ударил его плечом в надежде, что камень окажется более действенным против подобной твари. Но на достигнутом останавливаться не собирался, одновременно выпуская всех либлинов и засидевшуюся Весту. Сейчас уже было не до осторожности и маскировки. Выживание стояло на первом плане. Вот только ни фея, ни либлины огня наружу прорваться не смогли, а попытка активировать защитную форму закончилась ничем. Она просто перестала работать, несмотря на то, что маны оставалось более чем достаточно.
Эта заминка стоила мне долгих трех секунд, за которые кристаллиск оказался на ногах и вновь бросился в атаку. В последнее мгновение я успел подставить острый край кристалла, целясь прямо в пасть монстра, но тот опустил голову, и цельный полуметровый кристалл разбился о плотную щетку, выросшую на лбу противника. Это замедлило монстра, после чего каменные либлины схватили его за ноги, пытаясь растащить лапы в разные стороны.
Мощными ударами кристаллиск топтал элементалей, разбивая их части, и боль вызванных мною существ отдавалась во всем теле. Родственность душ далеко не всегда оказывалась приятной, и сегодняшняя схватка в очередной раз давала понять, что вокруг мир, кардинально отличающийся от нашего. Так что мыслить теми же категориями невозможно.
Не особенно надеясь на успех, я воспользовался кристаллом как дубиной, со всей силы заехав по морде отвлекшейся твари, и остался с коротким обломком в руке, сумев лишь откинуть пасть с острыми треугольными зубами в сторону. Зверь повернулся ко мне, в глазах так и читалось осуждение: мужик, что ж ты делаешь? Кто бьет кристального монстра кристаллом?
В следующую секунду тварь бросилась в атаку, явно намереваясь откусить голову или в крайнем случае разодрать шею, и это ей почти удалось. Опрокинувшись на спину, я воспользовался одним из самых древних приемов — перекувырнулся и ударом ног подбросил ящера в воздух. Туша, как и предполагалось, рухнула прямо на торчащие из стены кристаллы, но вместо того чтобы подохнуть или, по крайней мере, пораниться, лишь обломала несколько шипов на спине.
Либлины подскочили к переворачивающемуся монстру, осыпая градом ударов, легко превращающих даже толстый слой мяса в отбивную, но кристаллиск лишь вновь зашипел, бросаясь вперед. Как раз на подобранную мной кошку. Не надеясь на веревки, я решил действовать наверняка. Дождался, пока противник решится на атаку, а затем засунул кошку в пасть твари, поставив ее как распорку.
Варан сдавил челюсти, и я едва успел одернуть руку, после чего металл жалобно скрипнул. Монстру такой сюрприз тоже не понравился, он замотал головой, пытаясь избавится от инородного тела, застрявшего в пасти, и, не став медлить, я решительно поднял руку. Веста мгновенно поняла мое желание. Шум от взрыва лавы прокатился по пещере, а стремительно пролетевший крохотное расстояние горючий шар врезался прямо в раскрытую пасть.
Вместо того чтобы спокойно подохнуть, кристаллиск, замотав башкой, вновь бросился в атаку. Но на сей раз не слишком точно. Его глазомер сбило а обожженный язык оказался не в состоянии определить нахождение противника. Монстр кидался, из стороны в сторону, бесконтрольно руша все на своем пути. Кристаллы рассыпались в пыль, мгновенно теряя внутренний свет. На гранитных стенах оставались глубокие царапины.
Не видя шанса подступится, я отпрыгивал от обезумевшего зверя, не упуская возможности кинуть в него камень. Но чудовищу даже попадание булыжника размером с кулак было как слону дробина. Оно продолжило бесноваться, разрушая все вокруг, но, что еще хуже, — стремительно регенерировало, восстанавливая поврежденные ткани. Несколько минут — и оно оправится от тотального повреждения глотки лавовым взрывом!
Вспомнив о свойствах некоторых ящериц отбрасывать с испуга хвост, я ухватил лишившийся кристаллов и шипов отросток и с силой потянул на себя. Гигантский ящер озадаченно дернулся, заскреб когтями по полу, пытаясь вырваться, и начал кружиться на месте. Вероятно, ни один из его прежних противников еще не поступал столь нахальным и глупым образом. У меня же в голове созрел совершенно дикий и дерзкий план.
Позволив ящеру проползти чуть вперед, на ровную поверхность, я дождался удобного момента и добавил к его трепыханию собственную силу, раскручивая противника по кругу. Кристаллиск ошалело задергал в воздухе лапками, лишившись точки опоры, но, как бы он ни пытался вырваться, у него ничего не получалось. Я же крутился до тех пор, пока перед глазами не начало темнеть, а затем со всей силы запустил бессмертную тварь в Бездну.
— Что это было? — спросила меня Клора, заползающая в пещеру.
— Просто подумал, если я не могу его победить, на кой черт с ним сражаться? — ответил я, переводя дыхание. — На нем заживает быстрее, чем я успеваю наносить раны. Ну так и пусть живет себе где-нибудь в другом месте. Мы пришли за кристаллами? Набиваем ими рюкзаки и возвращаемся обратно к хоббитам. Фух. С последним, правда, у нас могут быть некоторые проблемы. Монстр сожрал наше снаряжение.
— Значит, нам придется подниматься вверх, проходя все три уровня? — с ужасом спросила девушка.
— Ты можешь попробовать взобраться по скале. Одна страховка у нас осталась, да и ловкости у тебя хватит. Пожалуй, лучше всего так и сделать. А мне точно предстоит жаркое путешествие.
— Я могу забраться вверх, оставив тебе страховку, и двигаться дальше, — предложила воровка, не желавшая возвращаться одна.
— Нет, это будет слишком долго, действие эликсира может закончится, и ты погибнешь. У меня у самого не все в порядке со способностями. Даже зажечь себя не могу. Но зато сумею тихонько пробраться, держась подальше от неприятностей и не привлекая внимания, — сказал я, оглядывая разрушения, учиненные нами в пещере. — Только аккуратно, обломанные кристаллы теряют свою силу.
— И как нам тогда их добыть, если ломать нельзя? — с удивлением спросила хоббитка.
— Кто бы знал, — хмыкнул я, присаживаясь на корточки рядом с уцелевшей щеткой. Большие шестигранные кристаллы не отличались чистотой. Наоборот, они оказались мутными, и именно из этих синих и голубых облаков шел свет. Найти два одинаковых кристалла оказалось совершенно непосильной задачей, но у нас была другая цель.
Попробовав вынуть один из камней, я заметил, что он плохо поддается, а при сильном воздействии начинает ломаться. Любая, даже самая маленькая трещина, дошедшая до облака внутри, мгновенно его разрывала. Следом гасло сияние, и кристалл становился просто куском безжизненного камня. Как бы странно это ни звучало.
— У меня такое чувство, что они просто не созрели, — признался я, водя ладонью над очередной щеткой из кристаллов длинной сантиметров в десять.
— Созрели? Камни? — не поверив своим ушам, спросила хоббитка.
— Не знаю, как это объяснить, — пожал я плечами. — Попробуй поискать не растущие, а уже отвалившиеся, но при этом целые. Так, чтобы они светились. Мне говорили, что они небольшие. Хоть и по меркам огра. Так что вряд ли нужные образцы окажутся больше десяти сантиметров. Скорее в пять-семь, но толстые.
— Вроде вот такого? — чуть понизив голос, спросила Клора, протягивая мне почти идеально круглый матовый камень, от которого исходил едва заметный свет. С трепетом девушка передала мне камень, и я понял, что он теплый, даже по моим меркам. Стоило ладони коснуться шероховатой поверхности, как я почувствовал отчетливое биение.
— Ничего себе яичко, — проговорил я, пытаясь рассмотреть содержимое камня. — Где ты его нашла?
— Среди других кристаллов, — ответила воровка, показывая на раздробленную во время драки жеоду. — Оно находилось в самом центре, если бы кристаллы не сбили, я даже не смогла бы заглянуть внутрь.
— Гнездо? — нахмурившись, предположил я, осматривая другие месторождения кристаллов, даровавших проигравшему монстру быструю регенерацию. — Каких только тварей Бездна не родит. Вначале мстительные тени умерших, теперь вот рождающийся из камня ящер.
— Что нам делать? Если они живые, может, не стоит разорять гнезда? — растерянно спросила Клора. — Из них же могут вылупиться другие кристаллиски. Они же прекрасны.
— Знаешь, до того как ты представила этот аргумент, я еще думал над сохранением пещеры, но теперь уж точно надо ее разорить. Мне встречи с одной особью хватило. Когда придется сюда спускаться целым отрядом, а на нас нападет десяток, можем и не отбиться, — решил я, сбивая крупным потухшим кристаллом более мелкие.
В центре почти каждого нароста обнаруживались маленькие круглые камушки. Одни больше, другие меньше. Будь моей целью собрать самые крупные, я оставил бы на развод те, что помельче. Но сейчас главной целью было обезопасить дальнейшее продвижение, так что я без всякого сожаления разорил все каменные гнезда и вручил четыре из десятка камней Клоре.
— Этого должно хватить, — с уверенностью сказал я. — Отдай камни Химари и скажи, чтобы она меня дождалась. Нет смысла соваться вниз прямо сейчас. Мы все равно не успеем.
— Куда? — не поняла хоббитка, поудобнее собирая рюкзак. — Разве можно опоздать в Бездну?
— Понятия не имею. И это меня тревожит, — признался я, подсаживая девушку на стену. — Все, встретимся через несколько дней. Удачи.
— Тебе тоже! — ответила хоббитка, начав карабкаться вверх. Понаблюдав за ней несколько минут и убедившись, что она все делает правильно, вовремя перецепляет страховку и вообще держится очень уверенно, я со спокойной совестью начал выбираться из пещеры, рассчитывая, что это займет несколько часов. Как же я ошибался.
Достаточно широкой пещера была только в месте гнезда, устроенного кристаллиском. Чуть дальше начинались узкие проходы, которые я подсвечивал оставшимися камнями. Когда, протискиваясь в очередной узкий лаз, я вынужден был выдохнуть и извозился в сырой грязи, заставившей Весту забраться глубже в тело, на ум некстати пришла шутка про спелеологов. Очень уж не хотелось встретить скелет застрявшего бедолаги.
К счастью, я быстро догадался использовать в качестве разведчиков каменных либлинов, которые, пробегая и проползая по окрестным ходам, выбирали самый подходящий, в конце концов, выведя к огромной пещере, тянущейся на многие километры как вверх, так и вниз. Почти растеряв запас масла, используемого после каждого узкого прохода, я выбрался из неприметной трещины на слабо освещенную гигантскими грибами дорожку.
Логика подсказывала немедленно отправляться вверх, искать проход на второй уровень для того, чтобы заявить свои права на уснувшее сердце. Но внезапно проснувшаяся интуиция заставила повернуть вниз. Колебался я недолго. Слишком велик был интерес и обоснованные опасения. Так что я свернул с намеченного пути и, лавируя между грибами и выступающими скалами, отправился к святилищу третьего уровня, но с совершенно непривычной для врагов стороны.
По заросшей тропе, некогда бывшей вытоптанной каменной дорогой, легко определить, что ходят тут в основном небольшие группы, при этом делают это крайне редко и нерегулярно. В самом деле, зачем идти через полные опасности коридоры, когда можно быстро и с комфортом спуститься на подъемнике сразу в защищенное поселение, где тебе помогут освоиться?
Постепенно среди зарослей грибов начали появляться поломанные шляпки. Кое-где виднелись старые места от костров и ночевок. Однажды даже встретился скелет с пробитой черепушкой. Но живых разумных мне увидеть не удалось. Совсем другое дело — монстры, которые сновали как у себя дома, хотя так и было на самом деле.
Несколько раз мне приходилось затаиться, прячась в зарослях и пропуская мимо стаи странного вида существ, больше всего напоминающих ходящих на двух ногах некрупных ящеров. Хотя магический интерфейс обозначил их совершенно однозначно, кобольды. Судя по светящимся кристаллам-наростам, они относились к тому же подвиду, что и кристаллиск, выкинутый из его логова. На меня кобольды не обратили никакого внимания, занимаясь своими важными делами. А учитывая наличие у них копий и простых самодельных щитов, я бы не хотел сражаться со стаей в одиночку.
Через несколько часов тропинка вывела меня к повороту широкой и на сей раз не заброшенной дороги, на которой отчетливо виднелось множество следов. Тут даже думать не надо, куда идти. Толпа прошла совсем недавно, и, если потороплюсь, вполне сумею нагнать хвост группы. Сомнений в том, что Соня с ними, у меня не оставалось никаких.
Еще через полчаса я заметил чуть в стороне от дороги покачивание светящихся грибов, через которые двигалась крупная группа юрких кобольдов. На меня они внимания не обращали, хотя не могли не видеть. Просто бежали параллельным курсом, быстро удаляясь. И снова интуиция заставляла меня сделать нелогичную вещь, сойти с протоптанной дороги, прыгнуть в заросли и двигаться за ними.
Ругая собственную пустую голову и навязчивые желания, я все же подчинился и не пожалел, срезав петлю на спуске. Почти сразу мне ударил в нос запах свежей крови, озона и обгорелого мяса, а вскоре начали попадаться первые следы крупной битвы, прошедшей совсем недавно. Разбросанные стрелы, множество небольших поломанных копий, разрубленные щиты.
— Помогите, — простонал кто-то впереди. — Кто-нибудь!
Перебравшись через толстый ствол упавшего гриба, я старался не шуметь, увидев дварфа со вспоротым животом раньше, чем он заметил меня. Судя по луже крови, ему осталось недолго, да и угрозы в таком положении он не представлял, поэтому я решил не таиться.
— Кто здесь? — захрипел воин, вскидывая кинжал и слепо шаря по сторонам. — Кто ты, черный?
— Спокойно, спокойно, — сказал я, показывая пустые ладони. — Что здесь произошло?
— Видящая, — усмехнулся дварф, захлебываясь собственной кровью. — Видящая предупреждала. Хранителя не устроила цена. Драконы всегда ненасытны.

 

Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий