Божественная бездна. Книга 2

Глава 8

— Хватит это терпеть! Мы не рабы! — кричала Клора, стоя напротив побитых и перевязанных хоббитов. Оказалось, их не так мало, как я думал, больше пятнадцати, но в абсолютном своем большинстве это были девушки, или, вернее сказать, женщины легкого поведения. Мужиков оказалось трое: один недобитый мутант-охотник, повар, если судить по переднику, и некто не слишком понятный в очках. То ли аптекарь, то ли врач.
— Милочка, хватит тут орать, — устало сказала самая старая и вульгарно покрашенная женщина, которой по человеческим меркам можно было дать лет пятьдесят. Белила с трудом скрывали частые морщины, а румяна и густо намазанные ресницы не добавляли красоты. — Что вылупился, чужестранец? Ты не клиент, марафет для тебя наводить.
— Это точно, не клиент, — спокойно согласился я, больше заинтересовавшись мутантом. Интересно, он знал, какие ужасы в своих лабораториях творила гильдия в городе? Не мог не знать.
— Мальчика тоже не дам, извращенец черный! — неверно истолковав мой взгляд, выкрикнула хозяйка борделя. — Такую кашу заварили, что нам и не расхлебать сейчас. Троих убили!
— Не по нашей вине, — пожал я плечами. — Ваши же убийцы железноборода атаковали. А он еще жив, между прочим. Как думаете, что с вами станется, если его выпустить? Сразу после того как с рабами расправится, он за вас возьмется.
— Ничего, у нас с ним долгая история отношений, — усмехнулась старуха. — И не такое переживали.
— Вот как? Тогда не понимаю, в чем проблема. Ну, кинули вас эльфы, сбежав с большей частью войска. Подумаешь. Ну вернутся, обретя силу, зачистят городишко. Чем плохо? Вы в стороне останетесь, как и всегда. Разве что с вами считаться не станут, потому как гильдию охотников спалили, а дварфы с эльфами даже не почесались. Говорят, убили мастера и всех его учеников.
— Что ты об этом знаешь, чужак? — подался вперед мутант, хватаясь за дубину.
— Нашим первым испытанием стала зачистка катакомб от всяких вредителей. Поговаривают, в подвале вашей гильдии нашлось нечто такое, что заставило Распорядителя разбудить монстра. А уже тот вдоволь развлекся, перебив всех и дотла испепелив здание, рухнувшее под землю. Бывает кара небесная, а там получилась подземная. Не в курсе, что там такое найти могли?
— Нет, — резко ответил охотник на монстров, слишком резко.
— А с борделями что? — нахмурившись, спросила хозяйка.
— Понятия не имею, мне тут прохладно, но вообще я огненный, так что ваши плотские женщины меня особенно не привлекают. А то разгорячусь и сделаю шашлык.
— Это ты поэтому к себе голую эльфийку утащил? — рассмеялась Химари. — И как тебе мяско?
— Не прожарилось, — прервал я поток ее остроумия.
— Ну-ну, — усмехнулась японка, но от дальнейших шуток воздержалась.
— Как я уже сказал, не знаю, что с борделям, — вернулся я к разговору с матроной. — От инструкторов слышал краем уха, что в последний день в катакомбах пропала целая группа бывших кандидатов, не прошедших испытание. Так что чудовище явно еще там. И если катакомбы еще не закрыты, держать на их уровне что-либо небезопасно.
— Все салуны, бордели, все незаконное — в катакомбах, — задумчиво сказала мадам, вертя в руках длинную трубку. — Раз так, возвращаться сейчас в город опасно, а сбережений у нас не так много. Придется остаться здесь. Сожалею, чужеземец, но теперь у нас еще больше поводов объединиться со старыми союзниками.
— Я о другом и не думал. Верно понимаю, что все, кто хотел спуститься, покинули город вместе с эльфами? Никто более не хочет стать настоящим героем, расширив свои возможности? Сила, слава и все прочее вас не интересует? — я спрашивал, видя на стыдливо отворачивающихся лицах вполне очевидный ответ. — В таком случае как на счет куда более приземленного материала? Говорят, один маг на поверхности желает создать артефакт и готов выложить крупную сумму за несколько кристаллов с третьего уровня.
— А кто не готов? — усмехнулась матрона. — Бездна — единственное место, где их можно получить, а героев не так много. Еще меньше тех, кто на самом деле способен спуститься или сразиться с кристалисками. Их же не просто так называют кристаллами, сила Бездны и ложного моря проходят сквозь них, напитывая силой. Но даже за такое богатство я не готова поставить на кон наши жизни.
— И не надо. Мне достаточно получить один бутылек с зельем, что приняли герои перед спуском, и гарантию того, что до возвращения героев-дварфов из вылазки вы не будете атаковать или мешать моим союзникам.
— Собираешься спуститься? В одиночку? — не поверила моим словам матрона.
— Ну не оставлять же вас в полном одиночестве. Придется моим друзьям составить вам компанию. Если я вернусь раньше — у меня будет что вам предложить за лояльность. Если вернутся дварфы — вы заранее избавитесь от сильного бойца противника, от меня. Ничего не теряете, — доверительно улыбнулся я. — С другой стороны, если я вернусь с третьего уровня и увижу, что моих кто-то обидел.
— У нас не будет ни одного героя третьего уровня, — усмехнулась все понимающая старуха. — Мне нравится твое предложение, чужак. Как тебя зовут?
— Пламенник.
— Я баба Гвидра, — протянула мне скошенную ладонь матрона. — Мы согласны на твои условия. Лабда, притащи бутылек.
— Сейчас, баб, — кивнула юркая девушка лет девятнадцати на вид. Хотя кто их, этих хоббиток, знает.
— Не хочешь пока одну из девочек попробовать? — с усмешкой спросила старуха.
— Хотите от кого-то избавиться? Про огонь я не шутил.
— Ну, нет так нет. Ты ли поднимешься первый или твои враги — нам без разницы. Но слово мы свое сдержим, — клятвенно сказала она, отдавая бутылек синего цвета. — Прощай!
— До скорой встречи, — уточнил я, вертя в руке эликсир. — Идем.
— Что не так? Думаешь, хотят тебя отравить? — спросила Клора, семеня рядом.
— Шлюхину слову верить, такое себе занятие, даже если она матрона, — заметила японка, в очередной раз крутящая в руках короткий меч. Каждое свободное мгновение она привыкала к весу клинка. — Я бы на всякий случай никуда не ходила. Дались тебе эти кристаллы?
— Дались, — коротко ответил я, булькая жидкостью в склянке. — А вот это зелье, мне кажется, совершенно ни к чему.
— С чего бы? Ради чего мы тогда торговались? — удивилась Химари.
— Есть у меня обоснованное предположение. Скажем так, — усмехнулся я, вспоминая, как побывал конструктором в руках Распорядителя.
После того как монстр разобрал меня на запчасти, а потом собрал обратно, я не чувствовал коренных изменений ни в силе, ни в магии. С другой стороны, он сотворил свое чудо из разряда полубожественных, потратил на это какое-то количество сил, и это даже потребовало времени на подготовку. У него! Все не так просто.
А вот пить жидкость, даже магическую, мне совсем не казалось здравой идеей. Да и Веста была категорически против. Но не пропадать же добру?
— Клора, пойдешь со мной, — решил я, вручая эликсир девушке. — Пей.
— Я? Но зачем? — не поняла хоббитка, но уже собиралась выпить зелье, когда ее руку перехватила японка.
— Я пойду, из меня боец куда лучше, — сказала она, забирая стекляшку из рук Клоры.
— Верно, и потому ты нужна мне здесь. Мы идем не на боевую миссию. Но и отпустить ее одну я не смогу. У этих бедняг в яме есть только заложники и вы трое. Эй, Грот! Отстоишь своих братьев, пока я прогуляюсь?
— Глотки за них перегрызу! — горячо пообещал однорукий орк, и я искренне верил, что именно так и произойдет, если кто-то попробует сунуться к рабам.
— Решил идти вниз? — понимающе спросила умная правая голова Гормока. — С хоббитами союз или перемирие?
— Крайне шаткое перемирие, так что придется вам спать вполглаза, пока не вернусь.
— Это мы умеем лучше всего, — усмехнулся гигант, показывая на свою вторую голову.
— Удачи вам! — сказала Химори, на прощанье попробовав меня поцеловать, но тут же отдернула обожженные губы. — Ай. Черт!
— Я же предупреждал. Но за поцелуй спасибо, — улыбнулся я, поливая себя толстым слоем масла, а затем прыгая к рабам. Следом по веревочной лестнице спустилась Клора, опасливо держащаяся рядом и на ходу глотающая зелье.
— Нужна помощь? — нахмурившись, спросил гигантский фавн, которого я про себя уже прозвал Миносом.
— Да, найдите мне веревки и крюк, чтобы можно было за стальные канаты подъемника ухватиться. И страховку.
— Сделаем, — кивнул здоровяк, раздавая быстрые распоряжения.
— Эликсир не будет действовать вечно, — предупредил дедок орк. — Несколько часов, может, день — это максимум, на который вы можете рассчитывать.
— Нам больше и не нужно. Соваться в самую глубину бездны без поддержки мы не собираемся, — ответил я, благодарно кивая принесшему все необходимое фавну. Вспоминая показанную скалолазом страховку, я соорудил себе, а затем хоббитке удобную сбрую, охватывающую пояс, обе ноги и грудь и нигде при этом ничего не пережимающую.
— Долго трудились на каменоломнях бездны? — уважительно заметил орк.
— Друг показал, — неопределенно ответил я, подпрыгивая и проверяя, ничего ли не болтается. — Мои товарищи постараются удержать край, но не факт, что поможет. Они, конечно, сильны и свирепы, но против трех десятков вряд ли что-то смогут сделать. Будьте наготове и всегда держите рядом с пленниками по крайней мере двух сторожей.
— Не волнуйся, вы даете нам надежду, большего мы и желать не могли, — улыбнулся орк, показывая обломанные клыки. Я кивнул, прекрасно понимая, что тот брешет. Стоит им получить свободу — и наверху начнется кровавое месиво. Достаточное, чтобы захватить городишко и подъемник, но не более.
— Держись крепче, — сказал я, проверяя, что крюк с веревкой плотно закрепился на тросах, сводя их вместе. — Сейчас может быть немного страшно.
— Нет, нет, нет! Ты что делаешь?! — выкрикнула хоббитка, вцепляясь в меня. Хоть риска никакого не было — двойная страховка прочно удерживалась рабами, выглядел прыжок в бездну по-настоящему захватывающе. Будто с парашютом сиганул.
— Ю-ху! — успел крикнуть я, пока веревка не напряглась, дернув меня вверх.
Страховка с тросов быстро начала сползать, но я уже вцепился крючьями, поставив их в распорку. Железо заскрипело о плетеный трос и намертво застопорило движение. На всякий случай я поставил дублирующие скобы. Не хватало только нормальных карабинов и ролика со стоппером, но о таких излишествах приходилось только мечтать.
— Ты меня ужасно напугал, — произнесла хоббитка. — Я чуть не описалась.
— Даже думать не смей, — предупредил я, показывая рабам, что страховку можно отцеплять. — Иначе я тебя ниже спущу.
Девушка притихла, и я начал потихоньку стравливать трос. Металл жутко скрипел, а стоило чуть ускориться, начинал безбожно искрить. Имея два готовых предохранителя, я не особенно волновался о безопасности, а вот скорость меня заботила куда больше. И дело совсем не в трех сутках, первые из которых подошли к концу. И даже не в мифических дварфах третьего уровня.
Эльфы. Спешка долбаных тысячелетних созданий сильно действовала мне на нервы.
Ни одно оправдание, придуманное соратниками и даже мной самим, не подходило. Наказание для дварфов? Нежелание биться с рабами? Страх передо мной или моими товарищами? Все это совершеннейшая чушь. Нет. Они убегали не от нас. Они торопились к чему-то. Будто опаздывали на поезд, который готов был вот-вот уйти.
Еще один подъемник в Бездну? Еще глубже? Очень вряд ли. Другая экспедиция, которая собиралась выдвигаться без них? Вполне возможно, но опять-таки, что они, не могли подождать пару дней? Начальник, который накажет за сорванные сроки? В принципе, если этот начальник бог или полубог, вроде Распорядителя, может и такое случиться.
Отдельно стоял еще один вопрос, который волновал меня с самого попадания в этот мир. Нет, даже раньше — с момента нападения на дачный поселок. Дварфы безжалостно убивали всех сопротивляющихся, но не тронули меня. И тот проклятый эльф. Он забрал только Соню, не обратив никакого внимания на остальных девушек. А спустя всего неделю моя сестренка безбоязненно спускается в Бездну под охраной целой армии.
Таких случайностей не бывает. Даже если мы оказались в нелогичном магическом мире. Не бывает такого.
За раздумьями я совершенно забыл о времени и пропустил бой праздничных курантов. В груди что-то взорвалось, и я едва успел заклинить стоперы, прежде чем жгучее ощущение боли, далекого отголоска той, что терзала Весту, заставило меня отключиться, проваливаясь в чужие воспоминания.

 

Гигантский костер доставал до самых небес, празднуя день солнцестояния. Пламя рвалось ввысь, увлекая за собой молодых фей, чьи крылья еще не раскрылись. Вчерашние дети, только недавно выбравшие свою стихию, боязливо топтались у огня, подаренного племени самим князем огненного плана.
— Ну же, вперед, доченька, — раздался ободряющий женский голос. — Это твоя судьба, твое предназначение!
Крохотные ножки делают шаг, совсем маленький. Ее огонь не может пойти ни в какое сравнение с адским пожаром, развернувшимся прямо перед ней. Друзья из деревни, дети соседей и совершенно незнакомые подростки, готовые преобразиться, ступают в пламя, рвущееся прямо из-под земли, чтобы обрести свою истинную силу.
Последний шаг, она взмывает вверх, словно пушинка, оглядываясь на оставшихся внизу родителей. И не может удержаться в вихре огня, музыки и танца. Ее крылья раскрываются, крохотные, сморщенные стручки расходятся в стороны, чтобы стать парусами, в которых трепещет ветер и пламя. Она взмывает выше. Выше всех! До самых звезд! Туда, где не достает даже пламя ритуального костра.
Не стоит оборачиваться.
Полосы выжженной травы расходятся в стороны, там, где ударило ее заклятье, тысячи обугленных трупов. Она сама стала пламенем, без остатка поглотив подарок князя огня. Гнев и боль кипят в ее маленьком теле, вырываясь сгустками адского жара. Но враги все ближе. Армия, закованная в железо. Армия, которой не страшен огонь, потому что их король — божественный герой Малфегат, рунный кузнец, владыка стай стальных гарпий.
Под ее напором магические обереги сдаются, проседают, лопаются, словно перегретое стекло. Но за одним рядом идет другой, им нет конца. Они заполонили все. Лес фей пал под топорами лесорубов. Высшие эльфы подчинили себе озера, сковав их поверхность льдом и заперев фей воды. Вчера последние феи камня отступили к горам. Но не все захотели бежать. Король со своими пастухами скал остался, давая уйти подданным и семье.
— Дай мне свою силу! Богиня огня! Поделись со мной, и вместе мы превратим их армию в пепел!
И она отдала. Как отдал и он. Свое тело. Свою силу. Свою жизнь.

 

— Эй! Пламя! Очнись! — кричала на ухо Клора. — Эй!
— Хватит орать, — выругался я, тряся головой. — Веста, какого черта это было?
— Ты тоже это видел? — встрепенулась фея, вытирая по-настоящему горючие слезы. — Они убили всех! Теперь ты понимаешь?
— Судя по сестренке, поглотившей фею воды, где-то они точно остались, так что всех не перебили, — возразил я, приходя в себя и проверяя страховку. — Вы же не сразу рождались со своей стихией? А значит, есть место, где феи еще прячутся или живут под надзором. По крайней мере, есть озеро, наполненное такой же водой, как тот огонь.
— Первозданные, — подсказала Веста, вытирая нос. — Теперь я помню. Они называются первозданными. Пришедшие со своих истинных планов и дарованные нашему миру князьями четырех стихий.
— Отлично. Значит, у тебя и твоего рода еще не все потеряно. А с хозяином плана огня мы с тобой свяжемся. У нас даже есть одна из его фрейлин, или кем там хранительница работала?
— Да, ты прав, — сказала огненная фея, успокаиваясь и горя спокойным ровным пламенем. — Мы не можем их спасти, но сможем возродить род огненных фей. Теперь я могу видеть источники на план огня даже здесь и указать тебе дорогу к сердцу потерянного подземелья.
— Отлично. Всего ничего, спуститься до самого низа по железному тросу, миновать вражескую армию, а потом взобраться обратно по коридорам, кишащим монстрами. На сколько мы уже съехали? Километра на полтора? И, судя по едва заметным огням внизу, спускаться нам еще столько же.
— Не нужно больше никуда спускаться, — сказала Веста, указывая крохотным пальчиком на небольшую трещину в скале. Метрах в двухстах ниже и чуть в стороне от основного маршрута лифта. — Пещера идет вглубь, к началу третьего уровня. Я чувствую это.
— Ну, если ты так говоришь. Сражаться мне зря совсем не хочется, — согласился я, потихоньку спускаясь по тросу.
Водопад за спиной почти погас, но света мха и странных жуков на стенах вполне хватало, чтобы разглядеть трещину. Пришлось четыре раза кидать веревку, пока она не зацепилась достаточно надежно, но даже тогда я не решился просто отпустить трос, отправив вперед Клору, которую, естественно, подстраховывал. Девушка чуть взвизгивала от страха, но продолжала ползти, пока не добралась до расщелины.
— Все! Привязала! — крикнула хоббитка, показывая, что все надежно. Несколько раз я все же дернул веревку, просто на всякий случай, а затем, максимально ее натянув, зацепился второй кошкой за трос и начал медленно отпускать.
— Нет! — взвизгнула Клора, и я почувствовал, как страховка резко ослабела. В последнюю секунду девушка вцепилась в отвалившийся камень, давая мне последний шанс. Отпустив веревку с кошкой, я рухнул на каменную стену, отбив все, что можно было, но сумел уцепиться за скалу. — Берегись!
Этого крика мне хватило, чтобы, мельком взглянув наверх, вжаться в скалу, но пролетевший мимо камень дернул меня за пояс. Отвязать веревку я никак не мог, а потому просто держался что есть мочи, надеясь, что мои пальцы окажутся прочнее веревки. Дернуло так, что вырвало ногти, но веревка оказалась не так прочно закреплена на камне, и он полетел дальше, оставив меня висеть на уступе.
Матерясь и не веря в собственное счастье, я начал подниматься по скале. С каждой секундой впитывая все больше силы камня. И когда перевалил через край пещеры, пальцы были почти на месте, разве что удлинились на сантиметр и обросли когтями. Но когда радостная Клора помогла мне забраться внутрь, и я увидел содержимое расщелины, желание избавляться от когтей пропало напрочь.
Чуть дальше за углом виднелись голубоватые светящиеся кристаллы, на которых сидел гигантский варан, чешуя которого обросла острыми шестигранными сосульками.
— Твою мать. Кажется, мы нашли пещеры кристалисков.

 

Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий