Божественная бездна. Книга 2

Глава 7

— Всех к Бездне! — приказал я, держа позицию у переднего барака, когда мы спустили вниз всех связанных надсмотрщиков.
Ситуация, градус напряженности которой слегка спал после отбытия героев, вновь начала накалятся. В шахтерском городке осталось около двадцати дварфов, держащих оборону у подъемника, и пятнадцати хоббитов, в основном девушек, чья роль в геройском сообществе оказалась далеко не так притягательна, как им рассказывали на поверхности.
Пока что проигравшие локальную битву и получившие второй шанс хоббиты не спешили объединиться с дварфами, угнетавшими и использовавшими их. Но я прекрасно понимал, что народы привыкли жить вместе, и стоит нам начать угрожать обоим — наш крохотный отряд тут же сметут. А значит, предстоит пройти по офигенно тонкому льду.
— Клора, тебе снова придется поработать агитатором, — сказал я, глядя на то, как бывших надсмотрщиков сажают рядом с пропастью. — Твой брат отдал жизнь, для того чтобы ты смогла двигаться дальше. Но у тебя есть шанс сделать лучше не только себе. Посмотри на этих бедных девушек, им приходится продавать свое тело, чтобы выжить. А ведь они хотели стать героями. Если ты не сможешь их защитить, дварфы вновь возьмут верх.
— Я? Но что я могу сделать? — удивленно и беспомощно уставилась на меня воровка.
— Иди к ним. Расскажи о своей истории. Напомни о притеснении баронами. О бегстве из родных земель. О бедственном положении простых хоббитов, — сказал я, держа девушку за плечи. — Мы уйдем ниже, нам придется их оставить. И все вернется на свои места. Ты хочешь, чтобы они страдали? Хочешь, чтобы бедные девушки продавали себя за еду? Освободи их не силой, словами. Только ты можешь это сделать. Никому другому они не поверят.
— Хорошо, я попробую! — не слишком уверенно кивнула девушка. И, нахмурившись, отправилась к своим собратьям.
— «Бедные девушки»? — усмехнулась Химари, дождавшись, пока воровка не отойдет достаточно далеко. — Эти-то прихорашивающиеся и показывающие ножки шлюхи? Ты же понимаешь, что они сами выбрали свою жизнь, сами решили прогнутся, а некоторые и вовсе делают это в собственное удовольствие.
— Есть другое предложение, как отвлечь их от объединения? — спросил я, возвращаясь к Бездне. — Нам нужно время, чтобы выяснить, как снять барьер.
— Все охранники хором твердят, что такого заклятья нет, — ответила японка, крутя в пальцах короткий меч. — Дались тебе эти рабы? Бросим их, отправимся дальше и заполучим силу! А уже там решим любые вопросы.
— Как думаешь, почему эльфы так спешили, что даже решили не отбивать союзников?
— Не знаю, может, просто урок им преподать хотят. Типа — «без нас вы никто». Создать проблемы, чтобы после решить. Обычная практика, — пожала плечами, не особенно задумываясь, якудза. — Какая к черту разница? Ну бегаешь ты за младшей сестренкой, бегай. При чем тут рабы?
— А при том, что через этот городишко приходят все припасы, новые герои, оружие, знания и магия. Этот король под горой, пусть и надменный маленький прыщ, но обладал реально огромной властью. Те же подъемники, средство доставки на третий уровень — сокровище, которое нельзя недооценивать. Если бросить сейчас все как есть, по возвращении нас встретит армия и укрепленный форт, а знакомая божественная героиня уже показала, что в одиночку против армии не выстоять. Хочешь повторить ее успех?
— Прости, вообще не в курсе, о чем ты.
— А, ну да, ты же, как и я, неместная, — усмехнулся я, стуча себе в грудь. — Веста, выйди познакомиться. Мне наглядное пособие нужно.
— О боги, что еще? — недовольно спросила огненная фея, выглядывая наружу.
— Прошу любить и жаловать — Веста, главный злодей прошлой великой войны, та, что жаждет мести, высшая форма и все подобное. Проигравшая, естественно. Именно ее кровь в кристаллах должны были добывать рабы на руднике, — представил я огненную девушку, уместившуюся на ладони. — А это убийца и наемница, член японской мафии — Химари.
— Хорошая шутка. Погоди, ты серьезно? — несколько ошарашенно сказала якудза, когда я мрачно кивнул. — Я… кхм… еще гейша и тренер по бейсболу и серфингу.
— О боги… можно я уже обратно вернусь? Тут холодно и мокро, — поежившись, спросила фея. — К тому же твоя броня опять высохла и пропускает влагу. И про время не забывай, солнце уже садится, первый день на исходе. Видишь, как сверкает водопад, затихая?
— Значит, скоро ты должна получить бонус.
— Угу, но это не слишком радует, — мрачно ответила Веста, прячась. — Поверь, лучше такое не помнить, даже если вернутся силы.
— Еще вопросы, зачем нам рабы? — спросил я у хмурящейся японки.
— Ну, просто поймай эльфа и заставь работать на себя. Пытки, говорят, крайне эффективный инструмент укрощения, — недовольно сказала Химари.
— Чтобы они атаковали нас в спины, стоит эльфу умереть или вырваться? Нет, так мы ничего не изменим, лишь еще больше погрязнем в войне, которая уже началась. Рабы — одна из основных боевых сил эльфов наравне с дварфийскими артелями. И главная рабочая сила, поставляющая ресурсы для магического оружия. Освободим их — разом решим множество проблем и, что важнее, создадим врагам новые.
— Ты задумал что-то сложное, в то время как работают в основном простые решения, — отмахнулась японка. — Нет человека — нет проблемы. Убей королей, и их королевства рассыплются без следа.
— Ты, похоже, не слишком хорошо знаешь историю своей страны. Или любой другой империи. Тут же сядут на освободившееся место наследники. Трон займет более сильный из претендентов, и все начнется по новой. Нет, тут надо всю систему сносить, для того чтобы победить в мелочах. Иначе придется идти по кругу.
— А-ар, — взъерошила волосы девушка. — Ну так стань королем, в чем проблема? Просто окажись самым сильным из них. Перебей всех настоящих наследников, заткни рты недовольным, а потом правь, как самому понравится, только вначале спуститься нужно и получить силу.
— Верно, и мы возвращаемся к тому, что, если просто спуститься, тут обустроят крепость и встретят во всеоружии. А если пробьемся с боем к распорядителю — войско встретит на поверхности, может, прямо на мосту. И не просто войско — а во главе с героями. Значит, нужно, чтобы слухи не поднялись наверх. А как это сделать? Сидеть самим караулить?
— Ладно, ладно я поняла. Нам нужен этот город, — в бешенстве пнув стену, сказала девушка.
— Надеюсь, больше ты в моих решениях сомневаться не будешь. А то объяснять слишком долго, — покачал я головой. — Расскажи, что случилось на руднике?
— Мы сбежали. Как я и говорила, по единственному пути — вниз, — пожала она плечами. — Взяли в заложники эльфа, дождались, пока ошейник, накинутый дварфом, не ослабнет, и попробовали проорать всем, что надо бежать. Пока собирались, пока до остальных доходило… через полчаса примерно примчалась эльфийская кавалерия на грифонах. Положили всех, кто не успел спрыгнуть. Не в плане руки заломали, а просто убили на месте. Кто послушно сидел на камушках и никуда не рыпался — тем досталось, но они хоть живы. А те, кто попробовал спуститься за нами, но оказался не таким догадливым, умерли еще на стене. Гормок меня выручил, засунул в глубокую шахту и привалил ее камнем.
— Давно готовился, значит, — кивнул я, рассматривая дварфов. — Оставайся здесь и смотри, чтобы Клора не заигралась в революцию. Как пойдет войной на остальных — маякни.
— Ладно, — посерьезнев, сказала девушка.
После разговора с ней я понял, что мозгом операции по побегу, как бы странно это ни звучало, стала одна из голов огра. Та что поумнее и не забывала каждый день. Вкупе с огромной силой это делало его как ценным союзником, так и страшным противником. Сейчас он в одиночку сдерживал порывы дварфов-охранников перейти от обороны лифта к атаке на немногочисленные силы сопротивления. Больше грозным видом, чем реальной опасностью. Головную боль от угодившего в нее топора еще никто не лечил, даже если придется ударить дважды.
— Спихнуть их? — спросил Грот, показывая в хищной улыбке клыки.
— Погоди, вначале мы сыграем в одну игру, — улыбнулся в ответ я, подходя к пленным. — Разведите их так, чтобы они друг друга видели, но не слышали. Сейчас, по лучшим заветам Распорядителя, устроим небольшой конкурс. Правила очень простые. Кто первый правильно ответит на мой вопрос, останется в живых, остальные полетят в Бездну. Итак, внимание, вопрос. Кто из вас знает, как устроены магические барьеры разума? Нет таких? — оглядев всех, я всплеснул руками от сожаления и подошел к первому из дварфов. — Может, ты знаешь?
— Иди в Бездну, тварь! — храбро ответил пленный. Усмехнувшись, я засунул ему кляп в рот и легонько толкнул, после чего мычание быстро оборвалось.
— Жаль. Очень жаль. Следующий.
— Мы… я не знаю, господин! Мы не маги, мы даже не герои, ниже первого уровня никогда не спускались! — запротестовал дварф, после чего я вынужден был затолкать ему в рот часть его же рубашки.
— Увы, такой ответ меня тоже не устраивает, — сказал я, отправляя второго пленника в полет и подходя к дрожащему всем телом третьему. — Я не спрашиваю, чего вы не знаете. Наоборот, мне крайне любопытны ваши знания. Говорите и тогда, возможно, останетесь в живых.
— Господин! Позвольте мне! — выкрикнул следующий в очереди. — Я скажу.
— Вот как? Давай послушаем, — оставил я в покое приговорённого дварфа, подойдя к добровольцу и присев рядом с ним на корточки. — Что интересного ты хочешь рассказать?
— Простите, господин, я скажу все, что знаю, но вы должны понимать, я не стараюсь вас оскорбить, — запричитал бывший надсмотрщик.
— Вот как? Уже интересно. Если и в самом деле скажешь что-то дельное, останешься жив.
— Х-хорошо. Мы не владеем магией разума. Совсем. Она нам недоступна. Даже наш король, великий божественный герой Малфегат, не получил этих способностей, — быстро заговорил пленник. — Поэтому никто из нас не знает, как убрать барьер, не мы его ставили. Управлением раньше заведовал король подземелья, но даже он не в состоянии действовать без управляющих колец. Мы владеем лишь магией металла. Даже снять ошейники не в наших силах.
— Это уже интересно. Говоришь, за все отвечают кольца, и вы через них управляете ошейниками? Не будет их — не сможете? Это достаточно ценная информация, но что с барьером? Вы должны как-то спускать пленников.
— Никто не знает, барьер работает, сколько я себя знаю, просто в одну сторону, — быстро ответил дварф. — Это все, господин, пожалуйста, не убивайте! Я никогда никого не мучал, можете спросить у рабов!
— Это хорошо. Ты молодец, парень. Сиди пока, — похлопал я его по плечу, отступая. — Так, тащите сюда бывшего короля под горой, — поманил я пальцем и подождал, пока передо мной поставят лишенного доспехов, побитого рабовладельца. — Ну что, говорящая голова. Пока ты будешь мне интересен, останешься жить. У тебя даже будет призрачный шанс на то, что твои мифические герои третьего уровня вернутся раньше, чем я тебя прикончу.
— Они разметают вас, как солому! — усмехнулся уже-не-железнобород. — Раздавят, как жуков!
— Ага, но вот ты можешь до этого момента не дожить, — хищно улыбнулся я, одним пальцем сдвигая его в сторону Бездны.
— Хватит, чужак! Я все скажу! Что, что тебе надо? — с куда меньшим гонором заголосил бывший градоначальник.
— Для начала скажи про героев. Чем они так сильно отличаются? В чем разница между героем второго и первого уровня. Почему ты их так ждешь?
— В силе разница, — быстро ответил дварф. — Бездна меняет всех. Уровни эти, не расстояние, не какие-то цифры, а сила. Не может герой первого уровня спустится на второй. А если спустится — умрет страшной смертью, меняясь. Единственный способ — попасть сразу в святилище третьего уровня, и там под присмотром жриц матери Бездны пройти дальше.
— И ты мне это говоришь? Хотя я своими глазами видел толпу на лифте, спустившуюся вниз?
— Раньше на спуск требовалось несколько дней, — затараторил бывший король. — Но потом гномы придумали какой-то эликсир, позволяющий добраться до святилища. Действует он только до третьего уровня. А тем, кто пробует идти дальше без подготовки, просто разрывает голову. Не эльфы решают, кто будет героем, а Бездна.
— Вот как. Получается что-то вроде давления, которое постепенно повышается. Хорошо, будем иметь в виду. И чем же отличается герой, прошедший первый уровень, от прошедшего второй?
— Всем и ничем одновременно, — не слишком понятно заявил безбород. — Силой. Как можно даже такого не знать? Дварф, сумевший пройти до конца первого уровня, получает способность управления печатями. Участвовавший в победе над стражем второго — творить руны. Прошедший десять уровней — может ворочать скалами одной лишь силой воли! Создавать живые статуи и управлять самой природой металла.
— Что с остальными расами?
— Какое нам дело до жалких низушков? — поморщился дварф, сплевывая. — Они грязные предатели! Что хоббиты, что гномы!
— Мне плевать на ваши отношения. Что со способностями? — сказал я, чуть надавив на пленника и заставив его взглянуть в Бездну.
— Стой! Стой! Остальные тоже получают дары! — выкрикнул безбород. — Эльфам не нужно больше прикасаться для управления разумом. Те, кто прошел третий, говорят, способны заставить любого слабовольного поверить, что он их слуга. Животные и монстры больше не нападают на них, больше того, подчиняются их воле. На десятом они способны подчинить себе уже неживых существ, элементалей и демонов, забирая их силу.
Гномы обретают силу не просто открывать порталы, но и управлять с их помощью пространством. Создавать карманные измерения и отправлять в них неугодных. Могут переместить тебя, помимо воли, прямо на дно лавового озера. Хоббиты почти ничего не могут, лишь свои иллюзии наводить. А после Вигнисанка никто из них не сумел спуститься ниже третьего. Бесполезный народец.
— Они творят иллюзии, которым нет равных, — ответил вместо него парнишка, разговорившийся первым. — Некоторые настолько сильны, что от внушения на твоем теле и в самом деле появляются раны, хотя никто его не трогал.
— Вот как? Значит, иллюзия способная ранить? Хорошо. А что с орками?
— А что с ними? У них же нет магии, — презрительно поморщился бывший градоначальник. — Они не способные ни на что рабы, предназначенные только для того, чтобы служить мясом на первых уровнях.
— Нет. Так не бывает, — усмехнулся я, покачав головой. — Во всем есть логика, даже если ее на первый взгляд не видно. Если орки и остальные не получают магию при спуске, значит, должны усиливаться какие-то другие их способности. А раз ты о них не хочешь говорить…
— Стойте! Не в этом дело! Просто они не выживают, — выкрикнул дварф, но я все равно пинком отправил его полетать.
— Дайте им повисеть минут десять, чтобы прочувствовали, но не подохли, а потом доставайте, — приказал я, направляясь к лестнице вверх. Естественно, убивать дварфов просто так никто не собирался, они висели на страховке с заткнутыми ртами, но приятным такой бандаж точно не был. — Они ваш выход наружу и гарантия еды, так что убивать не стоит. В остальном можете делать все что хотите. Вон тот стражник, он и в самом деле никого не мучал?
— Да, господин, — сказал седой одноглазый орк с козлиной бородкой. — Погодите. Среди наших товарищей ходит легенда, что когда-то давно орки спускались в бездну как герои, а не как живое мясо. Они сражались с чудовищами и спускались… почти до самого низа. От версии к версии их судьбы и силы разнятся, но одно всегда общее. Бездне наплевать, кто ты. Она щедро делится силами с тем, кто смог пройти ее испытания.
— Верно. Если у вас нет явной магии, должно быть что-то иное, — согласился я с орком. — Ты здесь давно?
— Когда меня привели в Бездну, я был еще безбородым юнцом, — усмехнулся орк, показывая поломанные зубы.
— Никогда не хотел спуститься вниз? Просто прыгнуть на страховке и пробежаться по стене? Вряд ли вас охраняли с той стороны.
— Это не нужно, — с сожалением помотал головой старик. — Артельщик все верно говорил, Бездна не принимает тех, кто пытается схитрить. Каждый раз кто-то из молодых пытается так сбежать. Некоторых мы успеваем вытащить, другие истекают кровью. Но у нас не было зелий, возможно, они смогут помочь. Но под нами, на третьем, святилище Матери Бездны.
— Хорошо, значит, спускаться предстоит только коридорами, — кивнул я, попрощавшись и забравшись наверх.
— Что узнал? — спросила точащая японка.
— Пойдем общаться с хоббитами. У них по любому должен быть запас. А в нем — интересующая меня штука.

 

Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий