Божественная бездна. Книга 2

Глава 5

Патруль так и не появился, и через два часа, убедившись, что за нами не следят, мы сами отправились к городу, увеличивающемуся с каждым пройденным метром. То, что издали представлялось кучкой домиков за небольшим частоколом, в результате оказалось скоплением пусть и заброшенных, но огромных трехэтажных бараков, окруженных трехметровой стеной. Особенно удивил материал, из которого все было сделано: не кораллы или песчаник, как я вначале рассчитывал, а довольно толстые стволы деревьев, которым здесь взяться было просто неоткуда. Правда, судя по окаменелости, стояли они тут очень давно.
На расстоянии в пятьдесят метров над стеной возвышались вышки, но дозорная служба оказалась поставлена из рук вон плохо. Только у ворот и на углах крепости горели огни, остальная же часть стены даже не патрулировалась. С чем связана такая халатность, тоже было несложно понять — рабы наверх подняться не могли, а врагам придется перелезать через стену на хорошо просматриваемой прямой.
Идя вдали от протоптанной дороги и оставив весь металл в схроне, мы сумели незаметно пробраться к самым укреплениям. Но, проведя ладонью по шершавой поверхности стены и послушав каменный гул, отдающийся при ударе, я понял, что так просто внутрь нам не проникнуть. Будь у нас больше времени, по крайней мере, пара дней, не составило бы труда отметить все патрули, смену часовых и выбрать самый подходящий момент для атаки. Но у меня такой возможности, увы, не имелось. Не зная, что ждет на втором этаже и сколько займет поиск сердца подземелья, придется действовать напролом.
— По такой стене бесшумно только ящерица заберется, — заметила Химари, попробовав вцепиться в окаменевшую древесину пальцами. — Нужно, чтобы кто-то забрался внутрь, а потом привязал веревку.
— У нас как раз есть отличный кандидат в снаряды, — усмехнулся я, глядя на хоббитку. — Гормок перекинет тебя через стену. Поверь, ничего страшного, я так уже делал.
— А, это в тот раз, когда все закончилось твоей смертью, а мятеж подавили через несколько часов? Да, очень занимательно вышло, — скептически усмехнулась японка. — Но, если Клора не будет стоять на одном месте, вполне может и получиться. Главное, не попадаться на глаза охранникам и не шуметь.
— Верно. Зацепишь за какой-нибудь столб и дважды дернешь, — согласился я, обматывая веревкой нашу воровку.
— Эй, а меня вы спросить не хоти-и-и… — Клора не успела договорить, огр подсадил ее на ладонь и кинул через стену.
— Низко пошла, к дождю, — хмыкнув, заметил я, дожидаясь, пока сдавленная, едва слышимая ругань не прекратится. — Вам двоим придется дождаться здесь, пока мы не откроем ворота иле не устраним стражников. С одной рукой быстро не перелезешь, а твою тушу, прости уж, но и в полной темноте разглядеть можно.
— Без обид, — хором согласились обе головы огра. Орку такая новость оказалась не по вкусу, но он промолчал, и когда веревка дважды дернулась, я пустил вперед Химари, подсадив девушку наверх. Дождавшись, пока с обоих сторон стражники отвернутся, она перелезла, и я спокойно взбежал следом, только у самой вершины прижавшись к зубьям, и чуть задержался, оценивая открывшийся вид.
С высоты лагерь оказался куда крупнее, чем можно было предположить. Несколько десятков построек, заброшенный и почти вымерший сад, алтарь с женской фигурой в центре. Огни горели только в половине домов, но это могло ничего не значить. У нескольких костров вокруг статуи сидело порядка трех десятков дварфов и хоббитов-мутантов. С десяток эльфов вместе с гномами расположились за длинным столом.
Если добраться до костров и высосать их подчистую, у меня вполне хватит сил на пару лавовых шаров. С другой стороны, у расщелины влажность оказалась повышена в разы, и Весте пришлось забиться еще глубже. Это заставило мою кожу трескаться, покрываясь каменной коростой, но костюм, созданный Могоркой, давал защиту от влаги, хоть и минимальную.
— Мы их всех не перережем, — заметила Химари, когда я спустился. — Даже будь у меня пистолет — стольких не перебить.
— Автомат эту проблему решил бы на раз, но что имеем то имеем, — заметил я, выглядывая из-за угла здания. — Проберемся в дом без света. Либо их жители спят, либо там просто никого нет. В любом случае сможем воспользоваться ситуацией.
— Что ты задумал, Ник? — шепотом спросила Химари. — Драться в таком месте — чистой воды самоубийство. Даже если мы просто в доме укроемся — нас там зажмут и в крайнем случае просто сожгут к чертовой матери.
— Хм-м, а это неплохой вариант. Такая мысль мне в голову не приходила, — признался я, осматривая бараки. — Но сомневаюсь, что у кого-то хватит силы, чтобы эту старую древесину зажечь, она уже окаменела, бревна срослись между собой от времени. Так что, боюсь, придется действовать иначе. Видишь, у водопада огней почти нет? Нужно туда пробраться. Но вначале придется сделать небольшой крюк.
— Что ты задумал? — нахмурилась японка.
— Откроем ворота для нашей ударной силы. Уберем часовых, а там посмотрим, — сказал я, свернув веревку и перекинув ее обратно за стену, откуда немедля постучали. Гул разошелся по окаменелости, почти мгновенно дойдя до дозорных постов. Тихо выругавшись, я увлек девушек в тень, а через несколько секунд горящая стрела упала ровно в том месте ,где мы перелезали.
— Ходу, — скомандовал я, стоило стреле погаснуть.
Короткими перебежками мы оказались у ближайшей стены барака, за небольшой пристройкой, обрушившейся от времени, действия плесени и свисающих гроздьев мха. Сидя в ледяной луже, отчего мои ноги окаменели, мы подождали, пока отряд ворчащих дварфов пройдет мимо. Пришлось на руках отползти в сторону, пока к ногам не вернулась чувствительность. Но вскоре мы уже проникли в первую сторожевую вышку.
— Когда уберем дварфа, ты займешь его место, — шепотом сказал я Клоре, подбирая несколько камушков. — Разница в росте у вас минимальна, а потом просто повесим его доспехи на веревку. Сможешь бесшумно его прикончить, чтобы не вызвать тревоги?
— Попробую, — не слишком уверенно сказала хоббитка.
— Не надо пробовать, просто делай. Давай я покажу как, — усмехнулась японка, ловко взбираясь по лестнице.
— Булок? Решил сменить меня по раньше? — раздался довольный голос дварфа, услышавшего движение. Химари оказалась в двух метрах от противника, когда он свесился чтобы поприветствовать старого товарища, и якудза никак не могла преодолеть это расстояние. В отличие от камня, который я кинул, попав прямо в лоб противника. Дварф охнул и осел, чуть не свалившись с лестницы, но подоспевшая японка удержала его на краю.
— Так делать точно не надо, — с облегчением сказал я, взбираясь следом за Химари.
— Да уж понятно, — хмыкнула хоббитка. — Но они настороже.
— Второй раз так не повезет, будем действовать по-другому, — согласился я, оказавшись рядом с японкой. В четыре руки мы привязали дварфа его же ремнем за шею к балке наверху и затаились у жаровни. — Химари, оставайся здесь, дождись смены караула, затем иди к воротам. А мы двинемся к соседней башне. Устраним наблюдение на большом участке разом, к тому же на всю смену.
— Хороший план, вот только что делать с этим жмуром? — спросила девушка, покачивая дварфа. — Он точно в казармы не вернется.
— Вряд ли один пропавший дозорный вызовет много вопросов. У них караульная служба поставлена из рук вон плохо. Людей полно, а они даже на стене никого не оставили. Ни регулярных патрулей, ни дополнительной стражи. И это при том, что у них целый отряд охраны из тридцати героев до города не дошел.
— Видно, они заняты чем-то другим, — усмехнулась японка, выглядывая за обломанные зубцы крепости. — Ругаются. О чем-то спорят. Да и одежда на тех, что у костров, и у этих разная. Может, они из разных группировок?
— Не зная их приоритетов, на подобном не сыграть, — с сожалением сказал я, засунув руку в огонь. Веста жадно потянулась к пламени, но я не позволил ей потушить жаровню. Странно, но ни тепла, ни восполнения сил я не чувствовал. — Что с этим огнем не так?
— Иллюзорный, — разочарованно сказала Веста, прячась обратно.
— Его наложил очень сильный герой, раз он не только не гаснет, но еще и окрестности освещает и дарит ощущение тепла, — с уважением заметила Клора.
— Вот как? Раз обогреться не получится, двигаем дальше. Встретимся у ворот, — приказал я, спускаясь. Добраться до противоположной башни оказалось не так сложно. По дороге нам встретился только один пьяный дварф, поливающий засохшие кусты и хриплым басом выводящий не слишком пристойную песню, упоминающую эльфийку и ее мать.
Дождавшись, пока садовник сделает свое дело и уйдет, чтобы не вызывать лишней паники, мы залезли в башню, но не стали подниматься. Наоборот, затаились по обеим сторонам от входа. Через пятнадцать минут бездействия, в течение которых Клора несколько раз порывалась начать диалог, а мне каждый раз приходилось ее останавливать, чтобы не поднимать шума, мы наконец дождались смены караула. Слившись со стеной и прижав хоббитку, я прикрыл ее собой, и ворчащий стражник прошел чуть не по мне, не обратив внимания на выросшую кучу камней.
— Троин, богадушумать! Какого черта так долго? — донесся недовольный голос сверху. — На соседней вышке уже давно караул сменился, а ты только сейчас пришел!
— Да как «только», если Булок со мной шел? — удивился стражник.
— Ты поди к хоббиткам заглядывал по дороге, вот и задержался. Извращенец старый. Чем тебе наши девки не глянулись?
— Так те мягче, мясистее и уже в нужных местах. Прям как подростки, — усмехнулся в ответ Троин. — А тебе, выпивохе, не понять.
— И не собираюсь! — выругался уставший караульный, спускаясь. — Все старшему по артели расскажу, вот он тебе выволочку устроит!
— А я тогда расскажу, что после тебя три кувшина пива осталось! Пустых! — крикнул ему вслед стражник. — Тоже мне. Блюститель нравственности.
— Этого я сама, — уверенно сказала Клора, сжимая в руках кинжал. Не став отговаривать девушку, я полез следом, когда сзади донеслись быстро приближающиеся тяжелые шаги. Сдернув хоббитку с лестницы, я зажал ей рот ладонью и вжался в стену, замерев. Времени слиться с фактурой не оставалось, и вся надежда была на то, что нас просто не заметят в темноте.
— Троин! — недовольно выкрикнул хоббит-мутант, здоровенный амбал квадратного телосложения, с шеей толще головы. — Ты задолжал матронам!
Вышибала остановился прямо перед нами, глядя вверх, и я старался не дышать, чтобы не привлекать к себе внимания, и если у меня это получилось, то девушке оказалось куда сложнее. Стоило мне чуть убрать ладонь, она выдохнула прямо охотнику в плечо, отчего тот непроизвольно дернулся и смахнул рукой мнимое насекомое.
— Ну так и какого черта тебе сейчас нужно? — недовольно свесился вниз дварф. — Отдам после получки, как обычно.
— Сейчас отдашь, — выкрикнул хоббит-переросток, держась за лестницу ручищей. — Несколько девочек решили пойти глубже в Бездну, и это только твоя вина. Эльфы объявили сбор через двадцать минут. Или возвращаешь всю сумму, или я тебя самого продам за долги в передовой гарнизон!
— Да пошел ты, урод! Я никаких расписок не оставлял! Ничего я вам не должен! — выругался дварф, закрывая люк башни. Твою мать. На такой поворот событий я совершенно не рассчитывал. Но, к счастью, не только я. Взбешенный поведением должника хоббит взобрался по лестнице, барабаня в крышу, а мы в это время смогли выскользнуть из башни, притаившись в тени.
Вскоре спор превратился в ор, переполошивший несколько ближайших домов. Однако, к моему удивлению, к башне вернулся только усталый сменщик, высказавший все, что думает по поводу мешающих ему спать после честной службы уродах. После чего немедля был послан уже обоими в длительное пешее путешествие на дно бездны. Не собирающийся платить по счетам стражник орал что-то про то, что он воин и шлюхам ничего не обязан, и так при этом свешивался с башни, что я решил ему немного помочь. Всего через несколько секунд спорщик завопил и рухнул головой вниз, свернув себе шею.
Расстояние оказалось слишком велико, но с третьей попытки мне удалось создать каменного либлина, который подсадил упирающегося и не успевшего ничего понять стражника, вокруг тела которого тут же собралась приличных размеров толпа.
— Это ты, урод, нашего брата скинул! — заревел один из дварфов, обнажая топор и надвигаясь на мутанта. Тот в долгу не остался, выхватив меч, в его ладони кажущийся кинжальчиком. — Ради денег и шлюх одного из стражи прикончил!
— Идем отсюда, — сказал я хоббитке. — Дальше они сами друг с другом справятся. Куда ты, дуреха?
— Ну нет, я этого так не оставлю, — вырвалась та, прыгнув прямо в середину толпы. — Слушайте все! Сколько можно терпеть этих вонючих бородачей? Они нас насилуют! Бьют! Режут! Издеваются над нашими детьми и братьями, а вы все еще готовы это терпеть?
— Моя школа, — с умилением подумал я, глядя на то, как хоббитка заводит толпу так же, как я рабов на испытании. Радужных надежд я, конечно, не питал и на всякий случай подбирал камни поувесистее, но у девушки на удивление хорошо получалось вскрывать гнойные раны в отношениях двух народов.
— Они считают нас вторым сортом, почти рабами! Только потому что наша магия слабее их рунных чар! Они пользуются нашими женщинами! — кричала Клора, обращаясь к каждому пришедшему. — Разоряют земли на поверхности, и даже чтобы попасть сюда, чем нам приходится жертвовать? Мы должны стать героями, а что в результате? Шлюхи?
— Довольно! — выкрикнул дварф в богатом доспехе, выходя вперед. — Знай свое место, дрянь.
Он сказал это с таким презрением, чувством собственной важности и достоинства, что я понял — сейчас. Рука сама метнула камень. Не так красиво, как это делала Химари, без закручивания, да и повезло на сей раз куда меньше, голыш попал в край забрала, лишь помяв нос и оставив на щеке грязный след, но этого хватило.
— КТО ПОСМЕЛ?! — взревел дварф, выхватывая искрящийся в темноте одноручный молот. — Я Гимли Железнобород, тысячник клана…
Второй камень попал куда надо, прямо в разинутый рот орущего. Дварф пошатнулся, закашлялся, и Клора шумно рассмеялась, тыча в него пальцем. Вскоре почти все хоббитки смелись над задыхающимся тысячником, да так заразительно, что не смогли удержаться даже охранники и некоторые из стражей. Дварф прокашлялся. Сплюнул черную слюну и поднял молот.
— За издевательство над кланом Железнобородых убить их всех! — выкрикнул он, и десяток воинов обнажили оружие. Хоббиты, в основном девушки, сгрудились, защищаясь кто чем мог, но силы явно были не на их стороне. — Смерть шлюхам!
— Мы герои! И дом Вигнисанк ни в чем не уступит Мафелгату! — выкрикнула в ответ Клора. — Покажем уроду, почему наш народ независим! Если среди вас нет мужиков, я сама отрежу этому гаду яйца.
— Подвинься, малышка, — сказал мутант, выходя вперед. — Ты верно заметила, мы здесь все герои. И все равны. Хотите драться? Будете драться со всеми нами!
— Пошел прочь, мутант! — взревел, тут же закашлявшись, Гимли. — Вы, недомерки, пусть и выросли, но мозги остались такие же куриные. У вас даже собственного дома в городе Распорядителя не осталось, говорят, его сожгли до основания вместе со всеми уродцами! И ты, и весь твой род, и ваши мастера охотники — вы все уроды-переростки!
— Сдохни! — выкрикнул амбал, для которого это оскорбление оказалось последней каплей, и бросился вперед. Дварфы накинулись на него со всех сторон, но в то же мгновение из темноты на них обрушился град коротких арбалетных болтов. Несколько девушек нырнули в невидимость и тут же оказались за спинами нападающих, вонзая в них короткие кинжалы. Началась настоящая свалка, в которой мне едва удалось выловить Клору.
— Умница. Заварила такую кашу, которую они еще долго будут расхлебывать. А теперь к воротам. Нужно впустить наших и добраться до рабов, пока внимание отвлечено.
— Я просто хотела им отомстить, — сказала девушка, гневно сжимая кулаки. — Всем этим уродам, которые нас используют.
— У тебя получилось. Но виноваты не только эти, они исполнители. Но и их король. Именно он определяет отношения между странами и народами.
— Но он божественный герой, — нахмурилась Клора. — Его невозможно победить.
— Вполне возможно, но для этого нужно самому стать божественным героем, — усмехнулся я, жестом приветствуя Химари и вместе с ней снимая приржавевший засов с ворот, двери скрипнули, отворяясь, а за ними уже ждали товарищи. — Обойдем толпу и к охранникам. Добавим в сегодняшнюю ночь огня.

 

Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий