Божественная бездна. Книга 2

Глава 3

Действовать нужно немедля, пока девушку не изнасиловали, но и выдавать свое присутствие прямо перед вражеским отрядом — идея не из лучших. К счастью, решение лежало прямо передо мной — факелы, которыми освещали себе дорогу и позиции дварфы. Расстояние было великовато, но до ближайших, прямо у выхода, я вполне дотягивался. Фея с благодарностью заворочалась у меня в груди, когда огонь чуть накренился, а затем с шипением погас, погрузив вход в пещеру во тьму.
— Эй, какого рожна вы делаете? — возмутился командир дварфов. — Руфус, ты снова забыл в масле тряпки вымочить?
— Нет, господин! Клянусь! — в страхе ответил держащий потухший факел воин.
— Вместо пустых клятв лучше зажгите еще один, — приказал Магнус, отличающийся от остальных дварфов лишь рыжей бородой да полоской меди на доспехе. — Не заметите, как остальные сбегут, — я эти факелы вам в жопы засуну.
— Сейчас! — ответили передние, свежие бойцы, поднося дальний факел к потухшему. Искры горящего масла разлетелись во все стороны, а затем половина подстерегающего нас отряда погрузилась во мрак. Ругань стала громче, чумазые карлики, уже снимавшие штаны, чтобы поразвлечься с пойманной хоббиткой, похватались за оружие.
— Свет зажгите! Или хотите, чтобы на нас напали тени? Пошли вперед! — зло крикнул командир, но сам на передовую не бросился, наоборот, прижался к оставшимся факелам метрах в семи от меня. Я бы и их погасил, но расстояние оказалось слишком велико. Зато все внимание дварфов сосредоточилось на палках, обмотанных тряпками. Стоило огню вспыхнуть, как Веста с удовольствием вытягивала это тепло, отчего дварфы приходили в еще большее смятение.
— Уходить надо, — сказал один из старых бойцов, чья броня была покрыта грязью и копотью. — Пусть бы с ними. Сами подохнут. Они же понятия не имеют что здесь творится. Господин!
— Трусы, как вы подумать могли о побеге? — слишком громко возмутился глава артели. — Нас два десятка! Зажгите факелы и встречайте врага. Через полчаса Распорядитель уберется наверх, и тогда мы их прикончим.
— Может, и трусы, зато живые, — возразил ему чумазый. — Были храбрые, да уже спустились ниже, а нам и тут хорошо. За полчаса нас всех здесь сожрать могут.
— Нам отдали приказ, — не слишком уверенно заявил Магнус, глядя больше во тьму вокруг, чем на выход из пещеры. — Эльфы будут очень недовольны, если мы этих гадов не пришибем.
— Тени, гримлоки, гноллы, снорлинги, — перечислял дварф со спущенными штанами, загибая пальцы на руке. — Капитан, ты реально думаешь, что хоть кто-то из них сможет добраться до безопасного укрытия без провожатого? Возьмем сладенькую, покажем паладинам, а остальные сами передохнут в процессе.
— Ладно, черт с ними. Сами передохнут, — решился старший в артели, не отходя от факела. — Уходим, захватите пленницу, потом с ней разберемся.
Трусость — это превосходно, правда, только когда она в стане врага, а не у твоего товарища. Но отдавать им хоббитку я не собирался. Да и разговор про обитающих на уровне чудовищ и укрытие, в которое не попасть без провожатого, меня не очень воодушевил. В идеале нужно было красться за ними, оставив прежних товарищей в пещере, а после, когда они доберутся до своего лагеря, атаковать, отбив девушку, и скрыться. Но тут снова возник вопрос о монстрах. А раз они так боятся…
— Ай! — вскрикнул дварф у противоположной стены, замахнувшись в темноту топором. Сразу десяток копий повернулось в то место остриями.
— Чего орешь, придурок? — нахмурился командир, перехватывая топор поудобнее. — Крыса?
— Что-то меня цапнуло, за ногу. Аж ботинок пробило, — ответил тот, всматриваясь в темноту.
В то же время с другой стороны раздался крик, куда более отчаянный. И снова все затихло. Теперь уже все смотрели в противоположную от меня сторону, выставив факелы вперед и слепо щурясь. Скомандовав либлинам камня напасть еще раз, уже одновременно, я дождался криков и подкрался к несостоявшемуся насильнику. Тот снял шлем и портки, а потому мне удалось оглушить его ударом по темечку. За то время, что отважные воины рубили каменных либлинов, я срезал веревки с ног девушки и уволок языка.
— Ой, это мне подарок? — спросила с веселой насмешкой Химари, когда я бросил перед ней дварфа. — Я так люблю сюрпризы, ты даже не представляешь.
— Лучше бы занялась нашей неудачливой разведчицей, — сказал я, вынимая кляп изо рта хоббитки. — Что случилось, я сам твои шаги не услышал, как они смогли?
— Они и не слышали. Почувствовали, — вытирая слезы, сказала девушка. — Кинжал брата — все, что от него осталось.
— Значит, с этими железяками нам к ним не приблизиться, — нахмурилась Химари, постучав пальцем по ошейнику. — Плохо.
— Господин Распорядитель, один из ваших инструкторов утверждал, что прошедший испытание перестает быть рабом и становится героем. Вы сами нас назвали героями, так, может, снимете с нас эти ошейники для закрепления статуса? — попросил я, смотря не на аватар задумавшегося монстра, а чуть выше и за спину. Мне казалось, что я вижу там очертания чего-то громадного и одновременно легкого, словно облако.
— Главное не то, что снаружи, а то, что внутри, — проворковал Распорядитель.
— Верно, и сейчас у многих из здесь присутствующих душа лишь наполовину внутри. А вторая как раз снаружи, в ошейнике.
— Вы пока не покидали пещеры, — добавил пробирающий до костей голос, и я уловил едва заметное сожаление. Вот оно! Если бы мы не вышли, не стали полноценными героями, навсегда оставшись кандидатами, те, кто попробовал вернуться, оказались бы вновь в рабстве.
— Сейчас решим, — уверенно сказал я, глядя на выход. — Насколько далеко нужно уйти? Просто выйти за порог достаточно? Или лучше пробежать пятнадцать-двадцать метров?
— Я сниму ошейники на выходе из моих владений. Но обратно вы вернуться сможете только через пять дней, — наконец рассказал монстр, и хотя голос его ничуть не изменился, я ощутил, что он не слишком доволен. — Выйдя, вы погибнете, а до подъема не доживет никто.
— Если это угроза, то совершенно напрасная, мы и не собирались возвращаться. К тому же, как вы верно заметили ранее, только боги могут позволить себе жить вечно, — ответил я, проверяя, насколько прочны веревки на измазанном в грязи дварфе. — Придется избавиться от металла, чтобы противник нас не почуял. Серьги, пряжки и прочие украшения долой.
— Как ты себе это представляешь, Ник? — спросила Химари, раздеваясь. — Сражаться против чудовищ без металлического оружия?
— Как делали наши предки, — рыкнул Грот, с наслаждением сбивая топор с рукоятки о ближайший камень. — Верните мне душу, и даже без одной руки я перегрызу им глотки!
— Хороший настрой, но, надеюсь, до такого не дойдет. Опустимся до каменного века.
— Договорились, но чур за волосы в пещеру не тащить. Я и сама в состоянии дойти, — смеясь сказала Химари, распарывая ремень и вынимая из него пряжку. — А то я видела в мультиках, как мужики своих женщин по домам растаскивали.
— Не думаю, что это имеет хоть какое-то историческое подтверждение, — покачал я головой, наблюдая за товарищами.
Мне от металлов избавляться не пришлось, ведь одежда была лишь продолжением тела. А вот они, получившие трофеи с поверженных врагов, обзавелись и кожаными штанами с заклепками, и ремнями, и куртками, и даже кирасами. Все это пришлось оставить в пещере, сложив небольшой кучей. Будет своеобразный подарок следующему поколению искателей приключений.
— Очнулся? — спросил я у дварфа, открывшего глаза и тут же зажмурившегося, когда его заметили. — Поздно глазки прятать, это надо было делать до того, как решил девчонку изнасиловать. Сейчас я выну кляп, и мы с тобой спокойно поговорим. А если нет — просто дам ей в руки нож, и она сама решит, какую часть тела тебе отрезать первой. — Дварф, увидевший рядом со мной хоббитку, отчаянно закивал. — Ну и хорошо.
— МАГНУС! Я ЗДЕСЬ! — заорал он, едва кляп покинул рот, но впечатавшийся в мягкий живот кулак превратил его крики в жалкий стон.
— Конечно ты здесь. Вот только сюда никто из твоих товарищей не придет. Больше того, мы сами к ним выйдем в самое ближайшее время.
— Надеюсь, не нужно напоминать, что я не приемлю убийства героев на своей территории? — ласково спросил Распорядитель, и я увидел, как Химари передернула плечами.
— Конечно, господин Распорядитель. Мы вынесем его за пределы пещеры и там прикончим. Мы не доставим вам таких неудобств. Но разве попытка изнасилования одним героем другого не претит вашему чувству справедливости?
— Все, что происходит в Бездне, остается в Бездне, — спокойно ответил монстр. — Это ваше приключение, но оно начнется не здесь.
— Все готовы избавиться от ожерелий? Отлично, значит, пора прогуляться. Как ты там говорила? Тащить девушек за волосы? — усмехнулся я, поднимаясь. — Гормок, поможешь? Так как шевелюра у него скудновата, предлагаю взять за бороду.
— Умпф! — замотал головой дварф, пытаясь ускользнуть от лапищи улыбающегося огра, но тот с несвойственной такой туше ловкостью поймал длинную бороду и поволок дварфа по камням к выходу, специально выбирая участок пещеры с горками и ухабами.
— Эй! Я тоже хочу! — выкрикнул Грот, подбегая к двуглавому великану. — Дай и мне покатать!
— Мы не развлекаемся! Не испытываем удовольствия от того, что делаем. Это работа! — одернул я ухмыляющегося орка. — И мы ее выполняем хорошо. Мы не звери.
— Говори за себя, красавчик, — растянула губы в улыбке Химари.
— Больные ублюдки, сколько же вас придется лечить? — вздохнул я, выглядывая из пещеры.
Разглядеть что-либо в почти кромешной темноте мне не удалось, и только чувство камня говорило, что поблизости нет ни души. Глаза едва различали находящееся в полуметре, и я буквально не видел дальше собственной вытянутой руки. Одно сказать можно было наверняка, ни огней факелов, ни ругани дварфов в ближайших ста метрах не наблюдалось.
— Я проверю, — тихонько сказала Клора, шмыгнув мимо меня. Спустя несколько секунд она вернулась, прикрыв один глаз. — Никого.
— Отлично, выходим, — приказал я, морально готовясь к битве.
После освещенной пещеры глаза медленно привыкали к окружающему мраку. Приходилось по едва заметным отблескам угадывать нахождение луж и выступов. Окружающая мокрота давила на огненную магическую природу, заставляя Весту забираться поглубже и существенно снижая мою скорость. Если бы не поглощенные либлины — от меня и вовсе осталась бы лишь каменная статуя.
— Ничерта не видно, — выругалась Химари, идущая следом. — Может, подсветишь?
— И выдать наше положение? Нет, спасибо, — ответил я, но затем понял, что мое зрение в большей степени определено виденьем камня, а девушке может быть совершенно ничего не видно. — Тут под ногами где-то был факел. Найди его, я зажгу.
— Там дальше есть свет. Не от факелов, — сказала хоббитка, беря за руку японку. — Идем, я провожу.
— Хорошо, ой, нет, не хорошо, — сделав два шага, Химари упала на колени, сдерживая рвотные позывы. Ее буквально выворачивало наизнанку, но вместе с тем на пол с глухим звоном упал и ошейник. Увидев это, огр, забыв о дварфе, выбежал наружу, и орк последовал его примеру. Я едва успел поймать урода, пытающегося заползти обратно в пещеру Распорядителя.
— Наконец! — с облегчением выдохнул огр, сжимая в кулачищах свой ошейник. — Сколько лет я провел в этом плену? Больше никогда… — с этими словами он двумя ладонями сжал заскрипевший металл, сминая его в бесформенную массу. А затем выкинул во тьму получившийся кусок, однако тот глухим звоном дал понять, что далеко не улетел.
— Стены со всех сторон? — хмыкнул я, подтаскивая дварфа к товарищам и вновь вынимая кляп. — Можешь орать. Чем громче, тем лучше. Посмотрим, что придет по твою душу. Кого ты там перечислял? Тени, гноллы, хм-м снорлинги? Кто еще?
— Гримлоки, — прохрипел дварф, бегая глазами по окрестностям. — Вы не понимаете, даже представить себе не можете, куда попали!
— Ничего страшного, ты нам сейчас и расскажешь, — улыбнулся я, позволив себе чуть выпустить огонь наружу, из-за чего рот окрасился оранжевым светом, и увидевший это боец забился в путах, пытаясь отползти. — Фу, ты что, обделался? Я думал, вы, дварфы, храбрые воители, смело встающие плечо к плечу во время битвы, а не трусливые ссыкуны.
— Ты ничего не знаешь о Бездне, потому такой храбрый! Мы, первоуровневые, сторожим проход, двигаемся только группами и потому выживаем. А те психи, что пытаются спуститься ниже, — нет. Со второго возвращается один из десяти. С третьего — один из пятидесяти. Говорят, в последнем святилище на пятом еще кто-то есть. Но дальше — никого. Бездна пожрет вас всех!
— Ага. Понятно. Значит, вы герои-трусы? На кой черт вы забрались сюда, если не собираетесь спускаться? Хотя мне без разницы. Говори, что за монстры?!
— Тени, они и есть тени, — торопливо сказал дварф. — Духи — все что осталось от умерших. Получившие лишь осколок души, они пожирают все, что встречают на пути. Гноллы — мелкий народец, твари, что живут по всем первым уровням и обладают магией. Плотоядные засранцы нападают стаями даже на патрули из десяти бойцов.
— Ага, значит, организованные, не боятся больших групп. Это интересно. Дальше.
— Гримлоки — грязные полукровки, потомки павшего города героев на десятом. Целая раса бесформенных уродцев. Дикие, не относящиеся ни к эльфам, ни к дварфам и даже с хоббитами и гномами ничего общего уже не имеющие, — с отвращением сказал обгадившийся герой. — Большинство из них даже магией не владеет. Зато другие, как высшие эльфы, могут почти все. У нас наверху только одиночки. Но ниже целые поселения.
— Вот как? Значит, есть народ, который не только не боится Бездны, но и спокойно в ней живет? — сделал себе заметку я. — Допустим. Снорлинги?
— Хищные твари. Их тысячи, они разные. Нападут толпой — и от вас не останется даже костей! — последнее он сказал с явным наслаждением, рассмеявшись. — Вы все здесь подохнете.
— Точно, — легко согласился я, вновь улыбнувшись. — Но вначале решим еще один вопросик. Что с безопасными поселениями?
— Для вас их тут не будет, уроды. Святилище Матери бездны не примет рабов! Ваше место на рудниках, прикрывать своими телами… — Договорить я ему не дал, засунув в рот кляп. Пожалуй, даже слишком сильно, пара зубов вдавилась в глотку вместе со свернутой тряпкой.
— Убьем его? — спросил, ухмыляясь, Грот.
— Нет. Пусть пока побудет нашей приманкой. В крайнем случае отвлечет собой внимание, — решил я, поджигая протянутый Клорой факел. — Если все обстоит так, как он говорит, нам понадобится свет. Сражаться со слепыми, ориентирующимися по звуку существами лучше всего, видя их. Тени, очевидно, должны опасаться света. Остается вопрос с хищниками и гноллами, но тут придется положиться на собственные силы.
— Куда направимся? Сразу в бездну? — на всякий случай уточнила Химари. — Я бы задержалась, посмотрела, что тут за городок.
— Я тоже, если они тащили сюда кучу рабов в качестве собственности, значит, население должно состоять больше из рабов, чем из господ. Освободим их, перебьем или закуем в кандалы дварфов, лишим их управляющих колец, — решил я, на ходу разрабатывая план. — А после сможем уже безопасно двигаться дальше. Они все время ходили к городу и обратно, найти протоптанную дорогу не составит труда.
— Верно подмечено, — согласилась умная голова огра. — Там могут быть и мои братья. Если все как на каменоломне, то на одного надсмотрщика придется больше десятка рабов.
— К тому же они не ожидают нашего нападения, считают, что мы погибнем в дороге. Их трусливый командир не осмелится доложить, что нас не убили. Воспользуемся этим. И держите факел ниже. Незачем им знать, что мы идем.
Пробираясь по скользкой, вытоптанной в камне тысячами ног тропе, мы спускались по спирали между торчащими коралловыми скалами, по которым капля за каплей сочилась влага. Веста тянулась к огню, жадно облизываясь, но я запретил ей пожирать наш единственный источник света. И только сделав полный оборот, мы вышли на изъеденную, словно сыр, равнину, едва различимую в свете стекающего вниз водопада.
Горящие голубым сверхъестественным светом водоросли свисали на многие сотни метров, а рев бушующего потока был слышен даже за несколько километров. Мы находились у края Бездны, у выхода на первый уровень, и едва угадывающийся городок у водопада говорил, что приключение наше не станет быстрым или легким.
— Смотрите, — прошептала хоббитка, показывая чуть вниз. — Факелы. Эти уроды еще не ушли далеко.
— Ты права, возможно, и до города они не дойдут. Хватит любоваться пейзажами, ускоримся.

 

Назад: Глава 2
Дальше: Глава 4
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий