Божественная бездна. Книга 2

Глава 28

— Собираешься снова исчезнуть? — спросила Химари, когда я поднялся с кровати.
— Долго залеживаться не выйдет, но это не значит, что я не могу остаться с тобой. Если хочешь, — ответил я, активируя амулет с одеждой. — Как ты себя чувствуешь? Помогло?
— Да иди ты, — огрызнулась японка, отворачиваясь. Но стоило положить ей руку на плечо — потянула на себя. — Камень бесчувственный. Нельзя так каждый раз стресс снимать. Но ты прав, стало действительно легче. Я, по крайней мере, почувствовала себя женщиной.
— Рад, что тебе понравилось, — наклонившись, я поцеловал девушку в лоб. — Тьма отступила?
— Не знаю. Она давит, будто погружаешься глубоко под воду. Давит и эмоционально, и физически, — нехотя ответила Химари. — До получения этой книги я держалась гораздо лучше, а сейчас будто все разом навалилось.
— У тебя и до этого жизнь была не сахар, судя по всему. Успела повидать некоторое дерьмо?
Ради подтверждения своих слов я вызвал всех трех привязанных к подземелью либлинов смерти, и они расселись вокруг нас, весело перестукивая костями. Только сейчас я заметил, что внешний вид элементалей изменился. Задорные треугольные ушки на черепах никуда не делись, но сами кости на груди срослись, а когти стали прочнее и толще. Вот только игривые существа явно не драки жаждали.
— Ой дура-ак… — простонала Веста, спрятав личико в огненные ладони. — И что мы теперь делать будем?
Четверо суток с обилием воды — это не так много, как может показаться, особенно для того, кто годами мучал других. Но в этом и вся разница. Передо мной не просто пленник и враг. Она служительница культа, а таких обрабатывают с детства. Мне лишь нужно заменить одно божество на другое. И сделать это довольно просто.
— Чтобы это совсем не прозвучало как оправдание, я предпочитаю видеть красиво раздетых девушек, а не просто одетых, — усмехнулся я в ответ. — Но на самом деле, как ты себе это представляешь? Фея из пламени, девушка из лавы, каменные и огненные либлинки, которых постоянно приходится пересоздавать. Как предлагаешь всех их одевать и во что? Да, совсем забыл про костяных! У них некоторая напряженка со вторичными половыми признаками.
— Хорошо. Если нежить будет доставлять проблемы, просто телепортируй его на план огня — сказал я достаточно громко, чтобы некро-огр меня точно расслышал.
— Нет у нас столько времени, — покачал я головой. — Можешь быть свободна.
— Мне, конечно, лестно столько внимания, но я не горю желанием сгореть, — проговорила мертвая голова Гормока. — К чему столько агрессии?
— Я здесь, господин, — поправляя наспех надетый передник, сказала полуэльфка.
— Да, деньки выдались действительно тяжелыми, нормального сна мне не хватает, — улыбнулась Химари, но я увидел, как она непроизвольным движением поглаживает фолиант теней, невесть как оказавшийся рядом на кровати.
— Зато сумел бы перебить несколько сотен этих уродов, — усмехнулась Химари, поворачиваясь ко мне лицом, и я вновь увидел пляшущую на ее темной половине тату. Хотя в этот раз она скорее подчеркивала аккуратную грудь японки, оттеняя ее.
— Это первое, что мне пришло в голову. Больше того, я даже нашел одного харизматичного парня, которому дал такое прозвище. Помнишь орка-гладиатора с двумя мечами?
— Ты неверно оцениваешь мои силы и мои обязанности, — усмехнулась марионетка распорядителя. — Еще раз тебе говорю, не выходи за пределы подземелья. Откажись от спуска в Бездну и служи мне. За сотню лет ты станешь достаточно могущественен, чтобы оказывать прямое влияние на политику всего кольца. Будь терпелив. Дав умереть сотням и тысячам сейчас, ты сможешь управлять миллионами позже.
— Ночь? — я нахмурился, понимая, что в Бездне совершенно потерял счет времени. — Тогда извини, что разбудил. От вчерашней похлебки что-то осталось?
С этими словами он исчез так же, как появился. Внезапно. Без следа и тени.
— В таком случае я ничем не смогу тебе помочь. Контракт будет разорван. — От милой улыбки чудовища по спине пробежали мурашки. — Ты нужен мне как Владыка катакомб, а не как шляющийся неизвестно где «герой», которого невозможно контролировать. К тому же твои действия поднимают волну недовольства. Сведения о Пламеннике, разрушившем город Железнобородых, единственный надежный источник поставок камней душ, уже дошел до Малфегата и Кламен. Если ты сунешься к Святилищу — они отправят настоящую армию.
— Готов служить, но не прислуживать? — спросило чудовище, разрывая пространство вокруг меня своими невидимыми щупальцами. — Да будет так. Я больше не буду сдерживать ни твои порывы, ни твоих врагов. Ты волен делать что хочешь, но больше не получишь от меня ни одного воспоминания. Ты уже получил награду за свою прежнюю службу и задаток на десяток лет вперед.
— Владыка подземелья, — с легким смешком материализовался в коридоре полубог. Вернее, его кукла. — Я доволен проделанной тобой работой, но не советую исполнять задуманное. Твоя миссия выполнена, герои не прошли коротким путем, и в самом деле становясь героями. Продолжай выполнять поручения и будешь регулярно получать сладкие бонусы.
— В бордель пойдем. — ответил я, с удовольствием и без сомнений делая второй шаг.
— Я могу… —яростно начала перечислять эльфийка, но ее голос скрыла толстая каменная дверь. С той стороны донесся слабый вой и несколько глухих ударов.
На каменной броне горели руны, глаза и рот сияли оранжевым пламенем. Скорее демон из преисподней, чем ангел. Но для сидевшей без света эльфийки уже не было разницы. Результат вынужденной голодовки был виден невооруженным взглядом, ее кожа посерела, щеки втянулись и стали видны острые скулы, глаза запали, а под ними появились здоровенные фиолетовые мешки. Жуткое состояние, когда больше не можешь спать, просыпаясь от голода. В темноте.
Ставшего рабом и слугой полубога — от полноправного Владыки подземелья и свободного человека.
— Ладно, разберетесь, — хмыкнул я, выходя из казарм и сразу за дверью телепортируясь к сердцу второго этажа. — Мне нужно прогуляться, оставляю все на тебя.
— Но ты при этом остаешься жив. Каменюка бесчувственная, — сказала японка, легонько ударив меня по плечу. — Ты собираешься уйти туда?
— Буду считать это незаслуженным комплиментом, — усмехнулся я. — А теперь мне и в самом деле пора сваливать. Огонь и камень идут со мной, но, если хочешь, я оставлю с тобой костяных. Развлечете друг друга, может, что-то новое придумаете. Вернусь через несколько часов. Надеюсь, за это время ничего принципиально нового не случится.
— Пришлось немного повозиться, но и без привычного оружия мы забрали не меньше. Из сотни противников до наших позиций доберется хорошо если пятнадцать. Но прежде мы должны пойти вниз и разрушить святилище.
— Как скажете, хозяин, — поклонилась хранительница. — Подземелье почти разрушено, но я сумею отремонтировать внешнюю стену. Остальным можно будет заняться позже.
— В-вы, — понятливо прохрипела эльфийка, переводя взгляд от миски ко мне и обратно. Сегодня она не старалась выхватить пищу, выучила прошлый урок.
— Кому ты служишь? — спросил я, ставя перед пленницей глиняную миску и деревянную ложку. — Кто твой бог?
— Господин распорядитель, — сказал я в темноту. Никаких внешних признаков его присутствия не было. Но я знал — он рядом.
— Она эльфийка, такие держаться долго. Правда, она первая из их народа, кто носит ошейник, — заметила Вата. — Благодаря этому бульону она продержится неделю.
— Как скажете. Но если у вас найдутся для меня новые задания — буду рассчитывать на соответствующую награду.
— Ты только что попробовал поставить мне условие? — почти шепотом спросил распорядитель, вот только от этого шепота трещали камни вокруг, и на меня посыпалась с потолка труха. Однако я выдержал взгляд и марионетки, и стоящего за ней монстра. — Я подумаю над твоими словами и решу, что с тобой делать. Пока же мое последнее предупреждение — не суйся к Святилищу. Я запрещаю.
— Это до изобретения артиллерии, — усмехнулся я. — Пусть пушки у меня нет, зато я уже вполне освоился с огненными ловушками, а в стене над святилищем полно пещер. Пара удачных подрывов — и на укрепления обрушится многотонный обвал. После этого никакой обороны не останется как вида.
— Ты находишься на грани, — не отвечая на вопрос, я двумя пальцами вырвал из ее рук опустевшую миску. — Подумай. Чем ты можешь быть мне полезна.
— Вата! — позвал я, убирая внутреннюю стену. При моем приближении жаровни на стенах вспыхнули ярче, оживая от влитой маны.
— Вы слишком мягки к пленнице, — спокойно сказала помощница доктора. — На вашем месте я бы давно запытала ее до полусмерти, и она выполнила бы все, что вы пожелаете.
— Не думаешь, что это может показаться слишком просто? Много там жителей?
— Уверен в этом? — нахмурилась якудза. — Одно дело, защищать свое, и совсем другое — нападать на чужое. Я слышала при штурмах городов в древности потери были десять к одному.
— Понятно, — кивнул я, сделав себе заметку — не допускать Вату к допросу. При всем внешнем спокойствии девушка могла оказаться куда хуже «доброго доктора Дью», на которого успешно работала. Объяснять такой, что пытки — это вообще-то плохо, бесполезно. — Она мне нужна живой и достаточно здравомыслящей, чтобы создавать сложные плетения заклятий.
Отсутствие хранительницы стало заметно невооруженным взглядом, стоило переступить порог. Огонь сердца едва тлел под мощной защитой каменного алтаря, никаких новых зданий, и даже строительство начатых комнат замерло на середине. Без библиотеки и книги вызова мои способности оказались сильно ограничены, но у меня опять нашлись более срочные дела. Защитная форма активировалась почти сама собой, словно старые разношенные кеды надел.
— Значит, ты хочешь дождаться спуска бывших рабов и вместе с ними без перерывов ринуться в атаку? — уточнила японка. — А что, если там будет много раненых?
— Спишь, — коротко пророкотал я.
Чем я лучше всех этих эльфов? Уродов дварфов и прочих? Тем, что выполняю свой долг и тружусь не ради денег, а за идею? Так себе оправдание. Но мне нужна подконтрольная эльфийка, обладающая магией души. Возможно, позже я сумею овладеть этой магией сам или получу портал, способный не сжигать все живое при доставке между планами. Но пока она мне нужна. Послушная, готовая выполнить любой приказ, способная освобождать рабов.
— Пришел твой спаситель, — прогрохотал я, заставляя двери камеры отползти в сторону.
— Я спущусь вниз, — с нажимом сказал я. — И не собираюсь отказываться от своих обязательств как Владыки катакомб. Вы хотите, чтобы я зачистил их от преступников, наркоманов и бандитов — я так и сделаю. Но сидеть на поводке больше не стану.
— Только в виде угольков. Увы. Мой путь проходит через план огня, а там... мягко скажем, очень жарко. Камни плавятся.
— Как прикажете, — чуть замявшись, сказала медсестра и, подумав несколько секунд, ушла в свою отгороженную занавеской комнату.
— Какой ты заботливый, — усмехнулась девушка, сворачиваясь калачиком и натягивая простыню до подбородка. — Надейся, что в этот раз по возвращении я еще буду в себе.
— Надо. У меня пленники не кормлены, да и пыточная простаивает, — усмехнулся я собственным невеселым мыслям. — К тому же с новой силой я наконец смогу заняться расширением границ и захватом подземелья-города. А вы за это время отдохнете, наберетесь сил и как следует отоспитесь.
— Совсем забыла спросить, — внезапно обернулась японка. — У тебя какой-то фетиш, что все девушки под твоим началом голые ходят? Ты себе так настроение поднимаешь?
Отвалив в сторону каменную дверь, преграждающую выход из подземелья, я сделал несколько шагов и замер у самой границы. Дальше — чужая территория. Если ошибусь, дороги назад не будет. Я чувствовал, как напряженно наблюдает за моими действиями Веста. Но она была не единственным свидетелем моих сомнений.
— Просто предупреждаю, — ответил я, открывая портал на нулевой этаж. Пламя ворвалось к сердцу подземелья, и, удостоверившись, что волосы нового существа горят, я шагнул в свой первый дом.
— Никогда не думала, что орудия смерти могут быть так красивы, — прошептала Химари, прижимавшая простыню к груди, и попыталась в тон насвистеть мелодию. Либлины чуть сбились, но затем поддержали новый мотив. — Спасибо, я… мне еще никто никогда в жизни не устраивал вечерних серенад. Да и вообще, мужики в основном просто сваливали после секса.
Усмехнувшись я позвал остальных и подбодрил миньонов короткой и простой мелодией, названия которой напрочь не помнил, как и истории ее появления в голове. Костяные либлины поддержали мотив, углубив, обогатив и создав буквально через несколько секунд совсем другую, озорную и зажигательную. Будто танцовщицы с трещотками и кастаньетами, они под аккомпанемент металлофона закружили, и огненные либлины с удовольствием поддержали их порыв. Каменные, чуть помедлив, включились в игру, создавая потрясающие узоры, невиданные пейзажи и странные, ни на что не похожие картины из камней.
— Нет. Пока нет. Бездна вновь зовет меня, — с этими словами я достал из сокровищницы переполненный маной кристалл. Тут же спрятав его обратно. Этого секундного появления девушке хватило, чтобы понять суть предмета.
— Обязательно будет, да и живыми доберутся не все. Но кто знает, какие именно способности откроются у добравшихся до второго уровня? И нужно придумать им название, — поморщился я. — А то всегда будем вспоминать о прошлом, а смотреть надо в будущее.
— В отличие от тебя, мне сваливать некуда, так что все нормально, — усмехнулась Химари, садясь на край кровати. — Привет, малыши. А как вас зовут?
— Вот только я никогда не собирался останавливаться на достигнутом. Мне нужно вниз.
— Если ты так ставишь вопрос, я могу приставить охрану. Но все же надеюсь на твою большую сознательность.
— Так ведь ночь. До утра осталось всего несколько часов, — спокойно ответила девушка.
— Нет, он жив. Как и многие другие. Веста сумела телепортировать их в мое убежище, и сейчас они понемногу набираются сил. Кроме того, последний бонус должен дать мне возможность создавать форпосты на значительном удалении от подземелья. А значит, я смогу перебрасывать телепортом силы и создавать цепочки снабжения. Но главное — сумею спуститься глубоко в бездну, одновременно присутствуя в городе распорядителя.
— Спартанцы? — немного подумав, предложила девушка.
— Как скажете, господин, — пожала плечами Вата. — Без вашего разрешения я ее и пальцем не трону. К тому же она за каменной стеной.
— Он же погиб в первый же день, — нахмурилась Химари, приподнявшись на локте.
— Понятия не имею, в разведку я пока не ходил. Хотя следует, тут ты права. Сомневаюсь, что там много жителей, но проблема в том, что все они герои третьего и выше уровней. Хотя, вернее сказать, и ниже, ведь им приходилось спускаться глубже, — ответил я, гладя девушку по волосам. — В честном бою у нас нет и шанса, может, я и смогу выдержать схватку с парой героев третьего уровня, но больше чем с тремя одновременно — нет.
— Я готова служить! Пожалуйста, разрешите мне исполнить ваше желание! — сказала дрожащим голосом пленница.
— Хорошо. Как, по твоему мнению, у пленницы со здоровьем?
— Как это возможно? — спросила она, но тут же поправилась, заметив мой взгляд. — Как это возможно, хозяин?
— Ты можешь свободно перемещаться между своим подземельем и городом? — ошарашенно спросила девушка. — Можешь перенести кого-нибудь с собой?
— Я не помню детства. Вообще почти ничего не помню, — признался я. — Остались какие-то рваные воспоминания, обрывочные и бесполезные. И навыки. Тоже бесполезные. Ты хоть можешь применить стрельбу из лука на практике, а у меня что? Автоматического оружия тут нет в принципе, а даже появись я в этом мире с полной разгрузкой и двумя цинками патронов — через день остался бы на голодном пайке.
— Совсем немного, я берегла для пленной, — сказала доктор, с готовностью скрываясь за одной из занавесок. Казармы, мне нужны казармы. По комнате на каждого. Но где, блин, взять столько свободного времени и ресурсов? И мы снова возвращаемся к библиотеке, свиткам заклинаний и книге вызова. Нужны ресурсы, нужны рабочие, нужен запас.
— Не собираюсь отбирать у тебя книгу и не буду напоминать, что тебе стоит быть осторожной. Возможно, после спуска на третий уровень ты получишь больше контроля над новыми способностями. Тогда это станет не так критично, — сказал я, поднимаясь. — Попробуй все же поспать. Отдам распоряжение, чтобы тебя выпустили из казарм по первой просьбе.
— Пф. Это точно, — криво улыбнулась японка. — Хотя детство у меня было такое, как и должно. Счастливое и беззаботное, с полной уверенностью в завтрашнем дне. Жаль только, все это оказалось самообманом.
Помотав головой, я шагнул вперед.
— Разве вам бояться армий? Перекройте мост, и они все сгинут в ложном море.
— Хорошо. Вскипяти воду и разбавь бульон. Возьми бинты, — приказал я, примерно прикидывая, что нас может ждать в камере.
Несмотря на ночь, я видел, что многие не спят. Благодаря зрению камня занавески оказались для меня почти прозрачными. Я насчитал пятерых, сидящих на своих кроватях и готовых к выполнению приказов. Ловящих каждое слово. Это хорошо, но рано. Пока мне нужно только проверить свою теорию.
— У тебя есть вопросы? — спросил я у Ваты.
Тварь ли я или право имею? И то и другое.
Я еще раз посмотрел на границу под ногами. Один маленький шажок отделял меня сегодняшнего, от завтрашнего.
— Хорошо. Твои прежние сестры бросили тебя, даже не попробовав освободить. Твоя церковь отдала тебя мне на откуп. Видящая пожертвовала тобой. Ешь, — разрешил я, и девушка осторожно, чтобы не пролить ни капли, взяла обеими ладонями миску. Ложка ей не пригодилась, она вливала в себя вкусно пахнущий бульон, делая жадные глотки, но, даже закашлявшись, не отпустила посуды. — Будь послушной, служи, и ты сможешь жить хорошо.

 

КОНЕЦ КНИГИ
Назад: Глава 27
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий