Божественная бездна. Книга 2

Глава 26

— Сейчас!
Я едва успел пригнуться и открыть рот, чтобы не порвало барабанные перепонки, когда пять огненных ловушек разнесли стены в мелкие осколки. Шрапнелью от направленного взрыва и ударной волной большую часть загнанных в узкий коридор скелетов порвало на части. Одного из личей-пожирателей превратило в тряпичные лоскуты, а второй, держа выдранную из тела руку, пытался сбежать, позабыв и о мести, и о гордости.
Противник вновь бросал вперед остатки своей армии, но теперь уже не для того, чтобы победить, а чтобы задержать меня. Пожиратель собрал свое войско у коридора, перегораживая мне путь, буквально забивая проходы ожившими костями. Вот только я не собирался гоняться за ним по моему подземелью, давая шанс на отмщение и повторное нападение.
Активировав защитную форму, я телепортировался прямо к нему, обрушивая каменный кулак на голову раненой твари. Даже в таком потрепанном состоянии пожиратель сумел увернуться от атаки, выбросив вперед пробившие камень щупальца. Они дернулись обратно, но я успел поймать эту извивающуюся бороду, а затем дернул ее на себя, ломая врагу позвоночник.
Тварь будто этого и не почувствовала, обрушив на меня град ударов. Каменная крошка летела во все стороны, давая понять, что враг просто так не сдастся. По мановению изуродованной лапы лича его немертвые воины вновь ринулись на защиту господина, но теперь их поток был куда слабее, воители и умертвия сгинули, а от костяных големов остались только прах и осколки.
Я же, лишившись большей части подземелья, наоборот, впитал несметное количество маны, укрепившей каменную форму и позволившей безостановочно вызывать на поле боя либлинов. Плоть лича полыхала от потоков крошечных огненных шаров. Поломанные скелеты не в состоянии были справиться с каменными и костяными либлинами, а материала для их создания оказалось более чем достаточно.
— Об этом можешь не беспокоиться, мы тебе поможем. Говори, что нужно сделать.
— Так? — спросил я, прижимая отбивающегося противника.
— Эй! Ты что делаешь? — возмутилась Химари, пытаясь отбросить меня в сторону. — Он же так только быстрее умрет! Ему нужна нормальная медицинская помощь!
— Кончено, — с облегчением выдохнул я, глядя на то, как потерявшие командующего скелеты в растерянности останавливаются. Была надежда, что они рассыплются в прах или просто лишатся магии и попадают на землю, но, похоже, это так не работало. Нежить все равно оставалась агрессивной, пытаясь уничтожить оказавшихся поблизости либлинов, но, по крайней мере, перестала переть одним сплошным потоком.
— Не очень-то и хотелось, — произнес череп, чуть опустившись и наклонив голову набок. Мне показалось, или он так плечами пожал? — Дело в том, что, только очнувшись ото сна, я бы крайне не хотел допустить собственной смерти. А у вас там как раз есть готовая, пусть и слабая филактерия, — сказал череп, глазами показывая на потолок.
— О, какой благородный, широкий и, главное, свободный выбор, — ехидно сказал череп, подлетая ближе. — Ладно, посмотрим, что я смогу сделать. Мне понадобится мел, черный карандаш и время на создание печати. А еще не помешала бы пара рук, чтобы поскорее управиться.
Мерцание защитного поля завораживало, но сейчас меня куда больше интересовал результат такого превращения. И исход моей сегодняшней схватки. Еще несколько часов назад я получил от распорядителя сообщение, но тогда было совершенно не до него, а сейчас я боялся его открыть и увидеть, что бонус потерян. Двое суток не такой большой срок, можно потерпеть еще несколько дней, чтобы получить подобный. И все же понимать, что усилия потрачены впустую, не хотелось.
— Упс… понял, был неправ, исправлюсь, — притихнув, пробормотал череп. — Но в таком теле… слишком оно здоровое.
Вместо этого я сам был несколько ошарашен увиденным. Висящий в воздухе череп держал в зубах отломанный от динозавра рог и с достойной лучшего применения настойчивостью скреб в дверь. При этом он совершенно не выглядел агрессивно, скорее дико и странно. Повышая общий градус происходящего до абсурда. Будто котик домой просится.
— Ладно, пойдем посмотрим, что с тобой можно сделать, — ответил я, хватая череп за глазницы и пустой нос, как шар для боулинга.
— Да знаю я, знаю, — фыркнул череп. Как ему это удалось при полном отсутствии губ, оставалось загадкой. Но после того, что он говорил без легких, меня вообще мало что смущало.
— Твою же мать. Перекрыть выходы! — выкрикнул я, бросаясь в погоню. Защитная форма для такого оказалась слишком медлительной, деактивировав ее и избавившись от лишнего веса, я прыгнул в портал, чтобы оказаться перед противником, но наученный горьким опытом пожиратель взбежал по стене, затерявшись на потолке где-то между сталактитами.
— О боги, до чего ты противный, — фыркнула Веста, отлетев повыше и примериваясь, как бы поудачнее сбить паука одним ударом. — А кто высосал из меня все соки, строя свои стены? Ты же буквально сросся с подземельем! Я едва вытащила твой разум и остатки тела! Иначе все, стал бы ты частью сердца и остался здесь навсегда.
— Долго, — нахмурившись произнесла Химари, грызущая от волнения ноготь на большом пальце. — Что он делает?
— Ты на сто процентов уверена, что мозг мертв? — на всякий случай уточнил я, у морально выжженной девушки. И, когда она кивнула, сорвал с раны повязку.
Спикировав на тело огра он прижался лбом к окровавленной черепушке Гормока, раскрашенной письменами. Несколько секунд ничего не происходило, затем дальняя от центра грань в пентаграмме растворилась, письмена начали вспыхивать одно за другим странным голубоватым пламенем, сходясь к центру. Появившийся полупрозрачный купол скрыл от нас огра, не позволяя рассмотреть происходящее.
Зачем уничтожать бесплатных сторожей? Загоним их в правильные коридоры, перекроем пустоты, и пусть работают на благо подземелья. Главное, прикончить лича, который может перехватить управление над ними. Но этим уже вовсю занималась огненная фея. Промазав в первый раз, она поднялась под самый потолок, и, разведя в стороны огненных либлинов так, чтобы не нашлось даже щели для побега, начала методично поджигать врага.
— Хозяин, я чувствую новую силу. Ту, что освободилась, когда вы активировали камень маны, — предупредила хранительница, показывая на стену, перекрывающую выход в следующий коридор. За ней и в самом деле что-то активно скреблось, да так, что снаружи начали появляться трещины. Помрачнев, я активировал защитную форму, а затем телепортировался за спину противнику, рассчитывая застать его врасплох.
— Ну так давай еще немного поторгуемся, чтобы твой товарищ точно умер. Тогда я смогу его воскресить и использовать в качестве тупого зомби, — набросился на меня летающий черепок. — Сколько раз объяснять — чем дольше у меня нет филактерии, тем я слабее. За пару дней я из могучего костяного голема превратился в одинокую черепушку. Еще немного, и остатки моей души и драгоценных знаний испарятся, не оставив даже следа!
— Ну да, немного погорячился, но бывших владык не бывает. В текущем состоянии я даже скелетов контролировать не могу. Это не значит, парень, что я для тебя бесполезен. Давай так, я удержу душу твоего товарища на месте, но пре-ежде ты позволишь мне занять филактерию. Как тебе план?
— Прагматичный подход — это то, что я люблю, но как же простая цеховая солидарность? Вы явно Владыка подземелья, я тоже был им долгое время, неужели мы не должны помогать друг другу? — спросил череп, подлетая ближе. — Уверяю, мне достаточно только заполучить новую филактерию вместо той, из которой вы меня так нагло выперли, присоединив камень маны к своему подземелью, и я с радостью покину ваши владения.
— Покинуть его ты можешь и прямо сейчас, — сказал я, махнув рукой в сторону разрушенного коридора. — Вот только тебя самого это не слишком устраивает, верно? Спрошу еще раз, что я получу от того, что ты приобретешь филактерию?
— Я? Не было такого. Разум у него останется, душа тоже, а вот телу все, кирдык, — весело сказал летающий череп. — Да бросьте, вы разницы почти не почувствуете. И вообще, я про свою смерть говорил. Привык я к останкам этого тела… эх. Что ни говори, сколько нежити ни жить, все одно воскресать.
— Хорошо спрятали, заразы, — покачал головой, то есть всем собой, демилич. Он с разгона попытался достать амулет, но лишь врезался в кость. — Слушай, ты же видишь, у меня не получается добраться. Помоги.
— Отлично, — усмехнулся я, глядя на то, как огненные либлины загоняют паукообразную голову пожирателя. — Даже жаль, что я не умею летать, сам бы с удовольствием всадил пару огненных шаров.
— Ты же, зараза, обещал ему жизнь сохранить?
— Уга, сейчас, — кивнул я, достав камень, но стоило черепу жадно набросится на него, как я поймал говорливого собеседника за челюсть, а затем телепортировался к сердцу подземелья, где уже ждали Химари и Гормок. Японка тщательно перевязала глубокую рану огра, но по внешнему виду было понятно, что он уже не жилец. — Как он?
— Пофмаф! — радостно заявил череп, таща в зубах отбивающуюся голову пожирателя. — Дефы ехо!
— Как безмозглый могу смело утверждать, в этом мире наличие головы и разума совершенно не значит, что тело не просто живо, а даже на месте. Череп, хотел филактерию? Вот она, пожалуйста, в надежном месте. Используй души пожирателей разума, чтобы привязать к камню Гормока, так уж и быть, свою тоже можешь привязать.
— Для одного — да, для двоих — самое то. У тебя, по крайней мере, будет возможность укусить собеседника за ухо, если он начнет слишком сопротивляться, — сказал я, отступая на шаг. — Решайся. Или помогаешь Гормоку, или гордо умираешь, лишившись шанса на воскрешение.
— Выполняет ту же процедуру, что провела я, только вдесятеро меньшими силами, — мрачно проговорила Веста. — Как бы я ни насмехалась, но такой точности в магии никогда не достигала бы. Я стихийный маг, прошедший через единение с планами, а среди личей такие почти не встречаются. Если он сам был владыкой подземелий, должен быть весьма искусен.
— Только наполовину, помни свое обещание.
— Пожиратель? — нахмурился я, прикидывая варианты. — Допустим, я пущу тебя внутрь, даже попробую достать голову противника. Что мне с этого?
— Бывший, — коротко уточнил я.
— С этим я могу помочь, — усмехнулась Веста, выпорхнувшая наружу.
— Мофно подумать, что аудиальная лучше, — огрызнулся демилилч, поднимаясь к потолку и осматривая свою работу сверху. Радостно выплюнув огрызок, он спустился к самому телу Гормока и усмехнулся. — Готово. Осталась последняя часть. Если хотите что-то ему сказать перед смертью, самое время.
— О боги, долго еще ждать? — в негодовании спросила Веста. — Весь этот примитив, визуальная магия так утомляет.
Заковав ладонь в каменный доспех, я несколько раз ударил ребром по голове противника, раскраивая толстую кость. До последнего сопротивляющиеся щупальца на третьем ударе поникли, а на четвертом я добрался до студенистой жижи, заменяющей существу мозг. В этом сером бульоне плавал красивый красный камень с полкулака размером.
— Я что, похож на мага жизни? — покружившись, спросил демилич. — У меня даже тела нет, между прочим! Я архилич, владыка подземелья смерти и смотритель второго уровня Бездны!
— О боги, что ты вообще с собой такое притащил?! — возмутилась Веста, поморщив носик.
— Не станешь целью мести демилича? — ехидно спросил череп. — Слушай, друг. Тут же все просто, ты мне, я тебе. По большому счету филактерия вообще к тебе никакого отношения не имеет. Если бы я о ней не сказал, ты даже не услышал бы о ее существовании. Ну чего тебе стоит?
— А-ай-ай. Ты фто себе пофоляешь?! — возмутился демилич, вырываясь, но мы уже переместились во внутреннее помещение, где Веста и огненные духи азартно гонялись за порядком поджаренной головой пожирателя. Та не оставляла попыток спастись, прячась за сталактитами и перебегая от укрытия к укрытию.
— Вижу его, — сказала хранительница, подсвечивая прячущегося врага. — Пока он в подземелье, ему не скрыться!
— Может и так, но те времена давно прошли, сердце активировано мной, привязка получена, и отдавать его я не собираюсь, — сказал я, все еще оценивая собеседника как угрозу.
— Наконец соизволила выйти? — спросил я вслед фее. — Не могла раньше со своими огненными заклятьями помочь?
— Что тебе надо в моем подземелье? — громко спросил я, готовясь в любую секунду уничтожить незваного гостя.
— На, лови свою филактерию, — сказал я, бросая череп прямо в противника. Освободившись, он сверкнул глазами и бросился гоняться за удвоившими скорость останками пожирателя. — Чисто собака за кошкой. Помогите ему, у нас нет времени на игры.
— Я не поняла, ты нас сейчас таким образом оскорбить хочешь? — спросила Веста, вылетев из моей груди и сев на плечо. — Давай его сожжем? Или сердцу подземелья в жертву принесем?
— Делить тело и филактерию с другим существом. Фу, что за безвкусица?! — возмутился демилич, скривившись от предложения.
— Мфырв дфрва, — произнес череп, обернувшись, но потом понял, что у него занят рот. — А тьфу. Вот, так лучше. Прошу прощения, я несколько дезориентирован происходящим. Но смею возразить, это все же мое подземелье. По крайней мере, я точно уверен, что когда-то было.
— Хозяин, сзади! — донесся до меня крик хранительницы, и, повернувшись, я увидел, как голова пожирателя, поднявшись на щупальцах, как паук с огромным брюшком, улепетывает прочь.
— Слабо верится, что живая и мертвая ткань смогут ужиться вместе.
— Поставим вопрос по-другому. У меня есть товарищ, огр. Одна из его голов умирает. Сможешь сделать так, чтобы он остался жив, — получишь свою фиговину.
— Благодарю за соблюдение своих и моих интересов, — едко ответил я, принимаясь за уничтожение остатков некромантской армии. Скелеты, потерявшие мотивацию и управление, стали куда менее опасны, хоть и агрессивны. Оказавшись неподалеку, они кидались на первых встречных, и, расчистив коридор, я решил не углубляться дальше в подземелье.
Гигант тяжело дышал, сипя при каждом вздохе. Видно было, что ему все хуже, и смерть уже стоит на пороге, но веселый череп продолжал наносить письмена по кругу, насвистывая незамысловатую мелодию. Судя по той ловкости, с которой он держал в зубах уголь, можно было уверенно сказать, это далеко не первая его работа подобного плана.
— Вот и я думаю, одной взбалмошной крохотной спутницы с меня хватит. Но он говорит, что сможет нам помочь, так что… почему нет?
— Да, — с облегчением вздохнул демилич. — Его филактерия внутри черепа. И не только его. Это последний из тройки пожирателей разума, а они проводят ритуал создания филактерии только группами, чтобы не помереть раньше времени. Вскрой ему голову, я перенастрою амулет, и дело будет сделано!
— Эфо мфы ефо пф. Тьфу! Это мы еще посмотрим! — повторил череп, когда я его отпустил. — О-о, у тебя есть не просто защитник, а хранитель подземелья? Уважаю. Да, пожалуй, мне и в самом деле не стоит пытаться вернуть свою собственность. А теперь прошу тебя, отдай мне уже филактерию!
Загнав пожирателя в угол, я не давал ему возможности сконцентрироваться или сотворить печать, вдалбливая немертвую плоть в камень. Лич отчаянно сопротивлялся, метко сбивая с меня целые пласты брони, но подземелье поддерживало меня, и они нарастали быстрее, чем противник успевал наносить урон. В конце концов мне удалось вновь ухватить врага за подбородок, и, сжав второй рукой шею, я оторвал и выбросил его голову.
— Как я уже сказал, в первую очередь это должен быть круг такого размера, чтобы огр в него влез. Чтобы не испортить пентаграмму, чертить ее будем вокруг уже лежащего тела, — сказал демилич, обозначив нужную область. Мы начали немедленно, используя подожженные деревяшки и угли в качестве карандашей. И хотя работа оказалась длительной и очень кропотливой, вместе с Химари и показывающей, что нужно начертить, Вестой нам удалось закончить ее до момента смерти Гормока.
— Одно легкое и половина тела отказали. Мозг мертв, — безэмоционально ответила девушка. — Рана слишком глубокая, а с половиной тела выжить невозможно.
Еще раз взглянув на купол, который и не собирался гаснуть, я глубоко вдохнул и активировал сообщение.

 

«Получен накопительный бонус второго уровня.
Получен дополнительный бонус за остановку героев.
Выбрать награду:…»

 

Назад: Глава 25
Дальше: Глава 27
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий