Божественная бездна. Книга 2

Глава 25

— Хранительница, мы можем отгородить проход к подземелью? — спросил я, активируя защитную форму и вызывая всех либлинов. В текущей ситуации было уже не до маскировки.
— Нет, хозяин. Слишком большая область под ними, — ответила лавовая девушка, чье лицо появилось прямо из стены. Химари, не оценив такого сюрприза, метнула свой меч в стену, но хранительница успела уйти обратно.
— Что это еще за чертовщина?! Ведьмы, демоны, нежить! Они все охотятся на тебя! И из-за тебя мы попали в эту ситуацию! — продолжала браниться японка. Татуировка плясала, захватив уже большую часть ее тела. Забравшись на лицо со стороны шрама, она тяжелыми кругами обвела глаза, визуально сделав их еще уже.
— Держи себя в руках, — прогрохотал я, возвышаясь над якудзой и сравнявшись размером с огром. — Лучше момента для вашей тренировки не будет. Враги перед вами.
— Каменюка не будет биться? — просила глупая голова Гормока.
— Я постараюсь сохранить вам жизни и подготовить подземелье ко второй осаде, — сказал я, мановением руки начав создавать боковые укрепления. Хранительница оказалась права. Сколько бы стен я ни построил, нежити слишком много, и обычные камни от них не спасут. Среди обыкновенных скелетов возвышались костяные големы, шестилапые гиганты, собранные из десятков различных существ, напоминавшие древних травоядных ящеров с тремя мощными рогами на морде с клювом.
Один из этих титанов походя разрушил сросшиеся сталактиты, просто врезавшись в них плечом. Толстые кости затрещали, но выдержали, а вот природная колонна упала, разбившись на десятки частей, задавив мелкого скелета, идущего рядом. Судя по виду армии, некроманты не побрезговали даже крысами и кобольдами, подняв абсолютно все кости, что были на уровне.
— Мы можем увести эту армию наверх, — предложила умная голова Гормока, — стравить их с эльфами, и пусть сражаются.
— Даже если мы сумеем обогнуть их армию, перед героями идут отряды наших, — ответил я, прикидывая расстояние до врага. — Нет, их слишком много, они просто перебьют группу Мюриэль. Поступим по-другому. Удерживайте этот коридор, чего бы это ни стоило. Мне нужно время. Десять, может, пятнадцать минут.
— Мы выдержим максимум пять, — сказал огр, с уханьем опуская двуручный молот на первую линию скелетов, подошедших слишком близко. Десяток человекоподобных останков просто смело в сторону, но крысы и кобольды проскочили под оружием огра, бросившись в атаку, и только либлины, сумевшие в последнюю секунду перехватить врагов, спасли здоровяку жизнь.
— Химари! Очнись! — выкрикнул я, тряся остолбеневшую японку за плечи. — Твоих друзей пытаются убить!
— Здесь нет друзей! Вы лишь уроды, которые хотят меня трахнуть! Куски мяса, способные только жрать и драться. Неважно, какой вы расы или возраста! У вас только одно на уме!
— Смотри! — схватив девушку, я развернул ее к приближающейся армии лицом. — Вот они, настоящие враги! Сражайся. Не за меня или Гормока. За себя. За свою жизнь!
— Я тень. Я лишь тень той, что была. Они меня не тронут, — помотала головой Химари, и, зарычав, я приказал либлину кости полоснуть ее по руке. Японка вскрикнула, зажимая рану, и в ее глазах появилось непонимание и ярость. — Как?!
— Ты не тень! Если хочешь выжить, тебе придется стать тенью!
— Хватит. Болтать! — злобно выкрикнул Гормок, отчаянно отбиваясь от скелетов. — Помогайте!
Толкнув девушку вперед, я немедля отвернулся, возвращаясь к подземелью. Шум битвы не позволял сосредоточиться, но у меня просто не оставалось выбора. Руками такую армию не перебить при всем желании. Будь нас трое, десятеро или даже сотня. А вот несколько сотен — совсем другое дело. Но вряд ли гримлоки добровольно захотят сражаться против нежити.
— Хранительница! Мы можем только отдавать кровь? Способно ли подземелье поглощать ману погибших в нем?
— Да, хозяин. Пыточная и кладбище собирают всю силу из пленников и тел. Но куда эффективнее прямая жертва. Если убить существо на алтаре или перенести еще живое тело, вы получите в два раза больше.
— Не до жиру, — мрачно сказал я, осматривая подземелье и выстраивая будущий маршрут врагов прямо по кладбищам. Хоть какая-то польза от опустевших складов нежити. — Уменьшай температуру в подземелье, все силы на возведение стен!
— Но, хозяин. Тогда гримлоки начнут просыпаться, они же захотят вырваться из ловушек.
— Именно, — усмехнулся я, вливая все свои силы без остатка в создание стен между естественными колоннами. Отвлечься даже на секунду — значило провалить всю задачу. И только когда первый ряд был закончен, я позволил себе оглянуться.
Наседающая нежить не оставила Химари вариантов. Девушке пришлось начать орудовать коротким мечом, за которым оставался едва заметный черный шлейф. Нужно отдать ей должное, умение обращаться с короткими клинками у нее было на потрясающем уровне. Но куда больше поражало то, с каким остервенением и жадностью дралась за жизнь девушки тень, охватывающая половину тела.
Гормок бился по-простому, без изысков, с его размерами красивого фехтования просто невозможно было представить, каждый взмах молота расчищал несколько метров пространства. Но гиганты приближались с каждой секундой, круша все на своем пути, и у меня не возникало даже сомнений, кто выйдет победителем из поединка, если огру придется в него вступить.
— Долго еще? — выкрикнула умная голова гиганта. Глупой было не до рассуждений и вопросов — она рычала, вгрызаясь в ряды врага и кроша старые рассохшиеся черепа, укрепленные магией.
— Держитесь! — приказал я, отзывая каменных либлинов. Они помогали хранительнице возводить укрепления в подземелье, а на передовой остались только огненные и костяные, не способные долго удержать противника, но отвлекающие на себя внимание. Треск костей сливался в одну сплошную какофонию, за которой невозможно было услышать отдельные удары, топот тысяч ног заставлял стены трястись.
— Р-ра! — выкрикнул огр, сдирая со своего плеча кобольда-скелета, сумевшего вонзить в толстую шкуру зубы. Я закрыл глаза. Не отвлекаться! Строить. Стены. Сейчас. Пространство вокруг растворилось, перестав существовать. Все вокруг неважно. Даже мое тело — лишь часть подземелья. В моих сосудах — текущая по его жилам кровь. Мое сердце — в его центре.
— НИК! — заорала Веста, выдергивая меня из забытья. — О боги! Очнись!
— Что? — оглянувшись, я понял, что у меня из спины торчит несколько длинных копий и поломанных мечей, окровавленный огр стоит на одном колене, кулаками и половиной молота отбиваясь от наседающих врагов, а Химари молча рубит и рубит оттеснивших ее в угол врагов, не оставивших и шанса на спасение.
— Сюда! — выкрикнул я, понимая, что ноги и руки вросли в стены подземелья. Перед глазами мелькали магические надписи, но мне некогда было их читать. Вот только и товарищи до меня добраться не могли. С остервенением я начал дергать конечностями, разваливающимися на части от каждого рывка.

 

«Вы уверены, что хотите отказаться от единения с подземельем?
Все полученные бонусы будут потеряны.
Защитная форма станет доступна только в пределах подземелья.
Вы будете лишены полученных способностей Владыки подземелья».

 

Да, черт возьми. ДА! Я уверен. Если я немедля не вытащу этих придурков — они погибнут.
Решимость, с которой я вырывал части себя самого, сделала свое дело. Ладонь с треском отвалилась, и, хотя моя настоящая рука все еще оставалась при мне, из осколка полилась кровь. Ругаясь, я отдирал себя от пола и стен подземелья, с каждым рывком лишаясь части брони и кусков тела. Боль била хлыстом, проходя по позвоночнику. Но знание, что я должен это сделать, подстегивало двигаться вперед.
— Хима! Руку! — выкрикнул я, пробившись к девушке. — Гор!
— Здесь! — отозвался огр, отступивший, стоило дотянуться до его влажной от крови спины и схватить сопротивляющуюся японку, после чего мы немедля телепортировались к сердцу подземелья. Тяжело дыша, Гормок упал, прислонившись к стене. Японка вырвалась, оскалившись, но сейчас было не до ее психоза.
— Карту! — приказал я хранительнице, хватаясь за алтарь. — Обрушить переднюю стену!
Приказ был излишним, ведь пара костяных трицератопсов уже ворвалась в подземелье, с ходу разрушив несколько стен и увязнув, только когда на их пути встала гранитная колонна. Толпы нежити врубились в ряды ничего не соображающих гримлоков, и кровь полилась рекой, скелеты рвали живую плоть, а не пришедшие в себя слепцы лишь орали, не в силах оказать сопротивление.
— Отключить контроль заклинаний разума, — приказал я, глядя на надвигающуюся бойню.
— Вы уверены, хозяин? — с опаской спросила хранительница. — Если они возьмут верх, обратного пути уже не будет. Они порушат здесь все.
— Полностью. И выпусти горилл-пробойников навстречу динозаврам, — отдав команду, я обозначил стены, которые через несколько мгновений пошли трещинами и распались на сотни осколков. Звери, почуявшие свободу, рванули назад, под контроль первыми пришедших в себя вождей гримлоков.
Две армии схлестнулись в битве, и вернувшие часть сил изуродованные маги обрушили на нежить все свои заклятья. Гориллы схватились с трицератопсами, круша могучими закованными в сталь лапами толстые кости. Не чувствующие боли звери отвечали тем же, со смертельной решимостью продвигаясь вперед.
— Они прорвутся, — понял я через несколько минут. Передвижение стен и коридоров, давшееся так легко всего полчаса назад, теперь требовало огромного количества сил и времени. Стало очевидно, что гримлоки смогут лишь задержать, но не перебить мертвецов. Однако, сражаясь на моей территории, они обеспечивали столь необходимую для строительства энергию жизни.
— Мы можем отгородиться новыми стенами, хозяин. Еще не все потеряно.
— Верно, но отгораживаться просто так мы не станем, — решил я, осматривая извивающийся, словно змея, коридор. — Возведем огненные ловушки. За этими стенами.
— Но это в самом начале, там уже не осталось никого живого, — удивилась хранительница.
— Именно, — кивнул я, прикидывая направление. — Как враги нас нашли?
— Возможно из-за температуры, она была сильно выше, чем на всем остальном уровне Бездны, — на секунду задумавшись, ответила лавовая девушка.
— Значит ли это, что они видят горячие объекты через стены? — с нажимом спросил я. — Это крайне важно.
— Простите, хозяин. Боюсь, я не настолько хорошо знаю устройство мертвых, — сокрушенно покачала головой лавовая девушка.
— Придется проверять на практике, — прикусив губу, произнес я. — Хорошо. Начнем.
Вся впитывающаяся кровь без остатка была пущена на три задачи. Первая — укрепление коридора, ведущего к сердцу. Спасший меня во время первого посещения подземелья прием мог пригодиться и сейчас, а потому я оставлял открытым тоннель, но сузил его так, чтобы ни одна тварь крупнее обычного человека не смогла протиснуться. Даже если динозавры доберутся до этого рубежа обороны — они не смогут быстро продвигаться внутрь.
Вторая задача — создание каменных шипов и гребней, больше всего напоминающих зубья гвоздодера. Попав в такую западню, скелет вряд ли сможет идти, не лишившись ноги или руки. Для этого пришлось бы подумать и отступить. К счастью, мозгами эти твари особенно не располагали, а постоянное давление сзади позволяло рассчитывать на надежную фиксацию. Для чего? Лишь для упрощенного взаимодействия с третьей задачей.
Ловушками. Создавать что-то сложное не было ни времени, ни сил, хотя, воспользовавшись энергией Весты и либлинов огня, мне удалось подготовить целую батарею. Но главными стали известные еще с первобытных времен ямы с кольями, да даже небольшие бугорочки и шипы, ломающие ноги, если между ними нечаянно попасть, могли принести пользу. А еще у меня остались иерихонские трубы и пара колес. Очень больших колес, подвешенных на высоте полутора метров с небольшими направляющими.
— Что это за грохот? — спросила, морщась, Химари, когда первое колесо, сорвавшееся со своего места, покатилось по коридору, давя в мелкую труху скелетов и последних отчаянно сопротивляющихся гримлоков.
— Перевяжи Гормока, — вместо ответа сказал я японке, бросая пачку бинтов.
— Не надо, — хрипло ответил огр, баюкающий разбитую в кровь голову. — Я чувствую, как она приближается. Смерть. Мы зашли слишком далеко.
— Не смей подыхать вот так! — выкрикнула якудза. — Ты обещал мне! Обещал спуститься хоть в самый ад и помочь уничтожить всех этих тварей!
— Ты уже получила достаточно силы, разве не так? — слабо усмехнулся Гормок. — Выдержи, сроднись с планом тени, и ты станешь сильнее, чем мы оба.
— Не рано тебе думать о смерти? — спросил я, мельком осматривая здоровяка. — У тебя только одна голова разбита. Даже если поврежден мозг — вторая почти в полном порядке.
— У нас большое, сложное тело, — усмехнулся огр. — Умрет одна часть, умрет и вторая. Я вдоволь пожил на этом свете, пообщался с тысячами разных народов из совершенно не похожих друг на друга миров. С меня довольно.
— Перевяжи его, — повторил я, возвращаясь к карте. — Рано сдаваться.
Не владеть магией при единении с планами камня, огня и смерти в этот момент казалось мне жуткой насмешкой. Но выигранные огром минуты стали решающими. Если бы он тогда не сдержал орду скелетов, гримлоки не успели бы очнуться. Я бы не смог отстроить коридор так, чтобы он шел над кладбищами, и мы не получили бы силу. Не было бы ни ловушек, ни новых стен, ни шипов. Ничего. И все равно терять товарища было обидно и больно.
Я до хруста пальцев сжал алтарь. Несколько бесконечных мгновений возвращаясь к тяжелому каменному спокойствию. Если враги прорвутся, все жертвы окажутся напрасными. Они уже миновали точку, где я остановил нашествие гримлоков, прикончив последних слепцов. Загнанные в угол монстры бились отчаянно, сражаясь до последнего вздоха, но нежить прошла сквозь их ряды, словно игла в ткань.
Стуча костями, скелеты ворвались в последний прямой коридор, ведущий прямо к сердцу подземелья. Нанизываясь на шипы, падая и спотыкаясь о разбившихся товарищей, они продолжали неостановимой толпой переть, не считаясь с потерями. Уже не нужно было смотреть на миникарту, чтобы разглядеть белые отблески в длинном тоннеле.
Преодолевая боль, я раз за разом вызывал либлинов, которые врубались в толпу, стараясь замедлить ее хоть на несколько секунд, но это не имело почти никакого результата. Нежити было совершенно наплевать, сколько ее поляжет на подступах к вожделенному сердцу подземелья. Их предводителям было все равно, сумеют ли они собрать новую армию. Враг находился прямо перед ними, достаточно протянуть костлявую лапу и сжать горло.
Я стоял посреди коридора, глядя вперед, и ждал. Ждал пока сама смерть придет за моей душой. Несколько раз впереди мелькали белые фигуры со щупальцами на лицах, заметив меня они торопились прийти, но слишком хорошо помнили смерть собрата, чтобы ринуться вперед самим, а потому посылали слуг: десятки и сотни послушных монстров.
Первыми вышли из игры динозавры, их размер не позволял втиснуться в узкий коридор, входя с разбегу, они ломали собственные кости, но прорваться дальше чем на пять метров не могли. Девятка либлинов справлялась с мелочью, а я, вновь примерив костюм владыки, без устали крошил обычных скелетов.
И тогда в бой ринулись они, элитные воины, умертвия, сохранившие часть собственного разума и навыков. Возглавлявшие отряды скелетов полководцы, они кинулись вперед, пробивая себе место в телах собственных солдат. Большинство воителей были вооружены двуручными мечами, топорами и булавами, которыми особо не помахаешь в узком пространстве, но у них хватало мозгов перехватить оружие.
Стоило им добраться до половины коридора, и я поднял руку, совмещая прицел ладони с установленной Вестой меткой. Усиленный кровью подземелья лавовый взрыв прожег дыру в тварях, не сумевших спрятаться и не нашедших укрытия в прямом, как стрела, проходе. Одним заклятьем я уничтожил сразу всех, но это стоило мне последней маны в сердце.
Совершенно обессилев, я упал на одно колено, безнадежно глядя, как, прикрываясь спинами скелетов-гигантов со щитами, оба лича плывут по воздуху.
Они, познавшие смерть, новые хозяева этого подземелья. Они погасят огонь и поставят мертвую стражу у входа. Они будут править. И эта уверенность отражалась в каждом их движении. Они видели, у врага больше нет сил. Ни сверху, ни снизу — никаких ловушек. Ямы завалены камнями, тросы качаются без груза. Они победили.
— Сейчас!

 

Назад: Глава 24
Дальше: Глава 26
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий