Божественная бездна. Книга 2

Глава 24

Свесив ноги с края Бездны на нулевом уровне, я издали следил за разворачивающимся шоу. Перспектива с уступа в нескольких сотнях метров от города открывалась потрясающая, видно было и дорогу, и внешнюю стену с воротами — но главное, внутреннюю преобразившуюся под напором воды часть города. Мне же ничего не угрожало. Для полноты счастья не хватало девушки рядом и миски попкорна, но я решил отложить телепортацию Химари для лучших времен.
Не слишком стройные ряды героев штурмовали ставшие чужими крепостные стены, а снорглинги, понявшие, что отступить им не дадут, отчаянно сопротивлялись, используя магию воды, которой владели в совершенстве. Десятки плохо вооруженных лягух атаковали приблизившихся героев из засад, с помощью копий с костяными и коралловыми наконечниками, и, хотя их противники были одеты в металлические доспехи, временами оружие примитивных дикарей находило щели.
Пока воины снорглингов сдерживали первые атаки, их шаманы, стоя чуть поодаль в образовавшейся запруде, направляли потоки воды, сбивающие героев с ног. Это позволяло долгое время сопротивляться даже преобладающим силам врага, но хоббиты и эльфы сумели занять внешнюю стену, обрушив на лягушатников потоки стрел из ручных арбалетов и луков. Казалось, что конец примитивов уже близок, когда главный шаман кривым костяным ножом вскрыл себе грудную клетку и вынул еще живое сердце.
Вода забурлила, поднялась столбом, подхватывая сочащийся кровью орган, а затем сформировала вокруг него могучую фигуру водного элементаля. Гигант впитал почти всю запруду, поднявшись на несколько метров, и взревел так, что его голос пробился даже сквозь шум водопада из ложного моря.
Стрелы и болты оказались совершенно бесполезны против чудовища. Все источники огня он затушил в одно мгновение и начал дубасить покрывшимися корками льда щупальцами нерадивых врагов, оказавшихся слишком близко. Колонны льда обрушивались на дварфов в полном доспехе, оставляя лишь кровавые лепешки, один из тройки магов, выживший в нашей схватке и сумевший избежать смерти во время битвы с рабами, метал в элементаля толстые металлические пластины, но те лишь выбивали брызги.
Я уже понадеялся, что самопожертвование жадного шамана остановит всю группу героев, но эльфы поступили умнее. Вместо того чтобы атаковать непобедимого противника, они отступили за стены, дожидаясь, когда заклятье спадет. Вложенная жертвой энергия оказалась небесконечной, и всего через пятнадцать минут втрое уменьшившийся элементаль распался, разлившись небольшим озером.
И все равно я был доволен.
Снорглинги во главе с шаманом отдали свои жизни не напрасно. Они перебили больше двадцати противников, оставив в результате группу в двадцать пять рабов, пять дварфов и трех хоббитов, сбежавших почти в самом начале боя. К сожалению, главных врагов — пятерку героических эльфов — это не затронуло. Они оказались слишком ловкими и опытными для того, чтобы пасть от рук элементаля, но у меня еще оставалась пара тузов в рукаве.
Больше часа выжившие враги обследовали город, пытаясь найти хоть что-нибудь ценное, но мы позаботились, чтобы припасов не осталось. Выжить в разрушенной и залитой водой крепости без еды, топлива и укрытия было совершенно невозможно, и это понимали даже самые суровые воины. На сыром мясе снорглингов они еще могли продержаться несколько дней, согревая друг друга телами и содранной с трупов одеждой, но зачем нужны были такие жертвы, если можно закинуться эликсиром и спуститься в святилище?
Именно так я думал бы на их месте, и противники не подвели. Жаль только, эликсиров на всех не хватило, да и колесо кто-то должен был вращать. Поэтому, оставив выживших дварфов наверху и пообещав привезти припасы (спор донесся даже до меня), вся группа эльфов вместе с рабами загрузилась на гигантскую платформу лифта.
Огромная катушка троса, которую так отчаянно защищали в прошлый раз воины Железнобородых, начала медленно раскручиваться, спуская через несколько блоков толстую плетеную из стальной проволоки веревку. Дварфы медленно шли по кругу, опуская господ куда медленнее, чем во время нашего появления, и когда трос отмотался на сто пятьдесят метров, я с нетерпением подался вперед.
Звон лопающегося металла, словно порвалась гигантская гитарная струна, прокатился по Бездне. Лифт опасно накренился на одну сторону, а затем оборвался, рухнув вниз, унося с собой жизни большей части противников. Вот только успевшие сгруппироваться эльфы исчезли прямо в воздухе, прихватив с собой ближайших слуг, а затем появились снова, на платформе вверху, попадав один на другого.
Радости их не было предела, и они весело, с руганью и матами, вырезали дварфов, обвиняя их в предательстве.
Крики далеко разносились по Бездне, возвращаясь эхом. Даже водопад не мог заглушить всего. Теперь у длинноухих было два выбора. Первый весьма очевидный — попытаться спуститься прямо по стене. Несколько километров вниз, и они у цели. Но то ли они понимали, что просто не успеют до окончания действия эликсиров, то ли справедливо опасались кристаллисков, развернувших свои охотничьи угодья ниже по стене, но от этого плана отказались.
Второй, тоже вполне логичный — спуститься быстрым путем по пещерам и расщелинам. Да вот незадача, все они оказались затоплены, и в ближайшие несколько суток вряд ли вода уйдет достаточно, чтобы спуститься даже на первый этаж Бездны. Оставался только один путь —длинной дорогой, вот только припасов для такого у них не осталось. И все же, посовещавшись, они выбрали именно эту дорогу.
— А ты тот еще садист, — заметила Веста, не выбираясь из сердца. — Никого не убил, даже не приказывал сражаться, а численность врагов сократил втрое. Я тебя недооценивала.
— Это нормально. У Мюриэль есть почти сутки форы. Если они все сделают правильно — спускающихся героев ждут не только свежие засады, оставленные после прохождения нашей группы, но и приманки для хищников, — сказал я, удостоверившись, что враги начали спуск, и открывая телепорт «домой».
— Рада вас видеть, хозяин, — сказала похорошевшая и набравшаяся сил хранительница. Высосанные до капли тела нападавших и бывших рабов лежали на кладбище, готовые для очистки от плоти и получения костей.
— Как дела с пленными?
— Пришлось понизить температуру, чтобы они не погибли. Некоторые начали приспосабливаться, действуя более активно, но благодаря жертвам я сумела возвести несколько слоев стен, отрезав их от остального уровня, — улыбаясь, отчиталась лавовая девушка. — Стоит вам приказать, и мы сможем начать массовое жертвоприношение гримлоков. Удвоить, нет, утроить размер подземелья!
— Пока этого делать нельзя, — сказал я, открывая карту своих владений.
Подземелье продолжало расширяться, стремительно получая новые силы от жертвоприношений. И хотя огромное войско гримлоков все еще было способно разрушить его, сейчас они не в состоянии даже сопротивляться. Пока враги лежали в отключке, хранительница сумела отделить их группы друг от друга стенами, заперев горилл-пробойников в отдельной секции и изолировав магов и главарей. Но их все еще было слишком много.
— У нас есть чуть больше суток на подготовку, — сказал я, примерно распланировав будущие границы второго этажа подземелья. — После этого мы должны будем перекрыть все проходы со второго уровня бездны на третий. Пропустим союзников и поймаем врагов в ловушку. Нужно ускорить расширение подземелья к центру Бездны.
— О боги, а ты уверен, что у них не будет другого пути? — скептически хмыкнула Веста. — Что, если они просто обойдут нашу ловушку, спустятся, как ты сам, по пещерам кристаллисков?
— Для этого они должны хотеть опыта и приключений, — скептически заметил я, выделяя области для строительства. — Они же считают, что достаточно круты для простого спуска на третий этаж. Они будут торопиться, уничтожая на своем пути все, но при этом не сходя с уже проложенной тропы. У них нет цели вырасти, они карательная команда, отправленная только для нашего уничтожения. А раз так, то и методы, и средства у них будут соответствующие.
— Эта маленькая победа сделала тебя слишком самонадеянным, — фыркнула фея, прячась.
Вначале я хотел просто отмахнуться от ее замечания, но этот укол заставил посмотреть на проблему с другой стороны. Я делаю слишком много предположений. Одна ошибка в любом из них может привести к провалу. Уже признание этого факта заставило переосмыслить весь план, ища в нем изъяны.
— Хранительница, в этот раз мы не создаем подземелье, а выращиваем свою долю влияния в уже готовом и заброшенном. Можем ли мы разом посмотреть, куда раскинулись пустые сосуды?
— Я думаю, такая возможность есть, хозяин, — немного помолчав, ответила лавовая девушка. — Если потратить силы, влив в сосуды энергию сердца, но при этом не заполняя их — они могут очертить нам все доступные участки. Возможно, это даже позволит определить, какие строения остались после прошлого владыки подземелья. Но на это уйдет значительное количество крови.
— Меня больше интересуют тоннели, пути пересечения и пещеры, через которые проходит подземелье. Сможем мы определить, что находится на поверхности?
— Да, — задумчиво произнесла хранительница, а затем куда увереннее кивнула. — Да, хозяин. Если вы отдадите такой приказ, я смогу создать волну крови, которая прокатится от сердца подземелья до самых кончиков сосудов!
— Хорошо. Приступим, — с облегчением сказал я, сконцентрировав все свое внимание на карте. Элементаль подошла к сердцу, глубоко погрузив руки в огонь, и я почувствовал, как оно на секунду замерло, а затем взорвалось волной силы, расходящейся во все стороны.
Словно на радаре вслед за убегающей волной высвечивались серые контуры коридоров, точки комнат, заполненные и разрушенные области. В нескольких местах волна погасла, показывая обрывы сосудов, в других затихла раньше, очертив скалы, но один из участков можно было проследить до самого водопада.
Подземелье оказалось поистине гигантским, никакой жертвенной крови не хватит, чтобы быстро его заполнить. Участок, который я по праву мог назвать своим, располагался на самом краешке и занимал меньше одной десятой части от того, что можно было освоить. Но если масштабы могли вскружить голову, то от разнообразия комнат сводило зубы.
Кладбища, кладбища… и еще раз кладбища. Родственный план смерти, запустивший свои щупальца на эту территорию, не располагал ни к чему другому. А у меня с этим планом, как на зло, единение было минимальным, да еще и предрасположенность куда ниже, чем к огню или камню. Хотя можно сказать, что моя смерть положительно повлияла на освоение либлинов кости. Но куда хуже оказалось то, что Веста была права. Коридоров, обходящих мою нынешнюю территорию, и в самом деле оказалось предостаточно.
— Заткнуть все дыры мы не сможем, дорастить подземелье до их расположения тоже. Придется идти навстречу героям, а затем отступать, заманивая в ловушку, — нехотя признал я.
— Сложно судить, хозяин. Мы не знаем, сколько времени понадобится им для спуска, — заметила в ответ хранительница. — Большая группа может двигаться по одному уровню несколько дней, копя опыт. Но если они не станут отвлекаться и пойдут напролом — возможно, окажутся здесь уже к завтрашнему вечеру.
— Я не собираюсь оставлять эту ситуацию на самотек, — покачал я головой. — Сегодняшние сутки почти подошли к концу. Задание от распорядителя еще активно. А значит, герои пока идут длинной дорогой. Сможешь телепортировать меня с соратниками на самый край владений?
— Конечно, хозяин. Что вы планируете делать?
— Приучать их к Бездне, — усмехнулся я, собираясь с мыслями. — Придется рискнуть.
Через несколько минут, когда все распоряжения были отданы, я заявился в казармы к товарищам. Гормок сидел на кровати, придерживая головы ладонями и уперев локти в колени. Чуть пришедшая в себя Химари лежала, рассматривая плывущие по потолку тучи, и морщилась, когда выглядывало солнце. Судя по виду, настроение у обоих было не очень благостное.
— Могу я узнать, что стало с нашим товарищем? — спросила умная голова огра, стоило мне открыть дверь. — Вы выглядите и разговариваете как он. Но при этом совершенно по-другому пахнете. К тому же он явно был живым и не располагал такой магией.
— И трахаться так долго не мог, — мрачно заметила японка, не поднимаясь с кушетки.
— Считайте, что он умер и обрел новую, более совершенную версию себя, — усмехнулся я.
— Значит, для того чтобы обрести силы, нужно было умереть? — нахмурилась Химари, садясь на край кровати. — Если я сейчас себя зарежу, тоже стану такой?
— Нет, такой ты точно не станешь, хотя, если тьма не сожрет тебя с потрохами, если ты сумеешь ее сдержать, возможно, станешь куда могущественнее меня. Но, в отличие от твоей ситуации, у меня был проводник, заинтересованный в моей жизни, — разъяснил я, показывая на нехотя помахавшую рукой Весту.
— Тебе, девочка, придется стать гораздо сильнее, чем ты есть, — хищно улыбнувшись, сказала фея. — Пройти по тому же пути, по которому прошла я, перебороть чужую стихию, чтобы получить единение с планом тени.
— Но оно того стоит, — прервал я сожительницу. — Тот, у кого я забрал фолиант, мог управлять туманом, в котором совершенно ничего не видно. И это при том, что основная его стихия была смертью. Он вел толпы нежити.
— О боги, хватит уже рассусоливать! — вспыхнула недовольством Веста. — Подъем! Чем быстрее мы отправимся в подземелье, тем быстрее они наберутся сил. Мы в самом центре пяти планов. Тьма, вода, камень, смерть и порядок — вокруг нас. Один из планов окажется вам близок, поднимите свою степень единения в бою и посмотрите, что из этого выйдет.
— Тоже верно. Пока не проверите, не узнаете. К тому же у вас будет бонус в качестве товарища, который может прикрыть спину, — сказал я, протягивая им раскрытые ладони. — Идем.
Гормок оглянулся на девушку, которая нехотя кивнула, и положил мне в руку один из своих здоровенных пальцев. Химари чуть промедлила, и фея, тихо выругавшись, прикрыла глаза ладонью. Вспылив не хуже миниатюрной склочницы, якудза с силой сжала мои пальцы, наверное, желая причинить боль, но окаменевшая кожа совершенно не передавала ощущений. Миг, и мы втроем уже стояли на окраине подземелья, у едва горящего факела жаровни.
— Что делаем, Пламенник? — спросил, нахмурившись, огр. Судя по всему, умная голова устроила глупой взбучку, и та решила помолчать некоторое время.
— Для начала вооружитесь, — сказал я, показывая на сложенные в кучу железяки. — Я подобрал доспехи и оружие, вам должно прийтись в самый раз. Убивать я не могу еще шесть часов, но вытащить вас телепортом сумею. Кроме того, у меня есть виденье камня, так что, если противник объявится, я замечу его первым.
— Есть плюсы в том, чтобы умереть, — невесело хмыкнула Химари, разгребая добычу. — А почему не будешь убивать, да еще при этом именно шесть часов?
— Контракт с распорядителем, — не стал врать я. — Пришлось подписать несколько соглашений, чтобы оказаться здесь. Все имеет свою цену.
— Слуга бога испытаний? Ты? — удивленно посмотрел на меня всеми четырьмя глазами огр. — Тогда зачем тебе мы? Неужели сам не справишься с противниками?
— Может и справлюсь. Но не бросать же вас здесь, — улыбнулся я.
— Уйти из банды, очутиться в другом мире и сбежать из рабства только для того, чтобы оказаться в руках очередного психа, — с горечью проговорила Химари. — Уж лучше отдать себя тьме, и будь что будет.
— Даже не думай, — не выдержав, проворчала глупая голова. — Согласен, незачем себя терзать. У тебя появился шанс, используй его.
— Ты не понимаешь? Он использовал нас! — выкрикнула японка, тыча в меня мечом. — Я думала, он нам помогает, а вместо этого он просто хочет получить какой-то бонус!
— Эй, остынь! — приказал я обычно грубой, но не унывающей девушке. — В тебе говорит тьма! Это не твои эмоции.
— Нет мои! Я вижу, что ты делаешь! — заорала еще громче Химари.
— О боги! Хватит, голубки! Потом выясните отношения! — сказала Веста, вспорхнув и указывая в сторону подъема на первый этаж. — Кажется, к нам пожаловали гости. Что, Ник. Готов встретиться с братиками того мозгососа?
— Только не говори, что они нас нашли, — выругался я, выходя вперед. — Твою мать.
Уровень не зря изобиловал кладбищами. Мертвые шли медленным неостановимым потоком отовсюду, насколько хватало глаз. Сотни скелетов, волочащих ржавое оружие, под руководством десятков гигантских големов, собранных из останков, и военачальников нежити, мелькающих на самой границе восприятия белых личей-пожирателей.

 

Назад: Глава 23
Дальше: Глава 25
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий