Божественная бездна. Книга 2

Глава 22

Оставив хранительницу и либлинов огня поддерживать температуру в подземелье, я со спокойной совестью телепортировался обратно, на нулевой этаж Бездны. Почти сутки прошли со времени моего ухода, и я не рассчитывал, что Химари окажется в оставленной мною комнате. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил сидящую ко мне спиной на кровати девушку, которая листала какую-то книгу.
Я хотел окликнуть японку, но меня насторожила тень, пляшущая на ее плече. Несколько мгновений понадобилось чтобы понять — это не из-за язычка пламени свечи. Татуировка на теле японки двигалась! Рисунок, выбитый на коже Химари, ожил, перетекал из одной фигуры в другую, формируя странное очертание зверя.
— Привет! — откашлявшись, громко сказал я, и якудза испуганно захлопнула книгу, пряча ее за спину.
— Что? Я ничего не трогала! — сказала она, словно маленькая девочка, повернувшись ко мне. Растерянность быстро проходила, и уже через несколько секунд из защиты она перешла в нападение. — Я весь лагерь обыскала и тебя не нашла, все упахиваются, а ты слинял! Где ты был? Почти сутки прошли с твоей пропажи!
— Вот как? — подойдя, я требовательно протянул руку. — Книгу.
— Нет, — резко отбила мою ладонь в сторону японка, чуть ли не хватаясь за меч. — И нечего грабли свои тянуть! Сам оставил ее на кровати.
— Книгу! Или можешь начинать говорить «моя прелесть, голум-голум».
— Что? Ты о чем вообще?! Я ее нашла и открыла! Теперь она моя! — ожесточенно выкрикнула японка. — Ты даже не представляешь, какие силы она позволит мне контролировать. Я стану в сто, в тысячу раз сильнее! У тебя есть магия, есть способности, а мне ты их пожалел? Хочешь остаться единственным человеком, обладающим магией?
— Это не магия в привычном нам смысле, — покачал я головой. — Если хочешь остаться со мной и пойти в Бездну, придется отдать книгу. Я понятия не имел, что она обладает какой-то силой, но, судя по твоему поведению, психику она выкручивает неслабо. Книгу.
— Да подавись! — зло сказала девушка, кидая фолиант об стену. Но в последнее мгновение ее пальцы отказались разжиматься, и якудза просто взмахнула книгой. Недоумевая, она посмотрела на собственную руку. Даже потрясла ей. Но книга осталась в ладони. Черные линии татуировок будто вросли в обложку, не позволяя разжать пальцы. — Я… не могу?..
— Веста, огонь! — скомандовал я, но обиженная обманом фея и не подумала выполнить команду, отключив атакующую форму. Выругавшись про себя, я взял со стола свечу и поднес вплотную к руке девушки. Черная масса, впившаяся в кожу, чуть сжалась, но отступать не собиралась. Стоило опалить ладонь, как брызнули капли крови — татуировка уходила в глубину.
— Твою мать, — уже не сдерживаясь, выругался я и в бессильной злобе разнес стоящий рядом стол, кинув его об стену.
— Что будет дальше? — ошарашенно спросила Химари, но я почувствовал в ее голосе облегчение. Она не хотела расставаться с книгой, а теперь и не могла этого сделать.
— Можем отрубить тебе руку, по плечо, — мрачно сказал я, понимая, что локтем дело не ограничится. — Или спросить у той, за кем ты должна была присматривать все это время. Идем к ведьме, она явно разбирается в подобной чертовщине лучше меня.
Стоило девушке расслабиться, фолиант позволил спрятать себя в сумку на поясе, но даже в таком положении он впился в девушку. Чернила просочились сквозь сукно, уверенно держась за кожу. Я отметил это краем глаза, но сделать ничего не мог, а потому решил отложить столь нетривиальный вопрос на волю специалиста.
— Ого, наши влюбленные голубки наконец появились, — хмыкнула с кривой усмешкой Клора. — Хорошо поразвлеклись, пока мы работали?
— Полно тебе, деточка, — устало сказала сидящая на камне Мюриэль, блаженно вытянувшая босые ноги. — К чему столько ревности? Тем более что нашего вдохновителя не было в лагере.
— Ты это чувствуешь? — настороженно спросил я.
— Конечно. Так же, как почувствовала исчезновение своей метки еще вчера. Ты будто исчез из этого мира, — обворожительно улыбнулась беловолосая ведьма. — Что не отменяет вашего непродолжительного, но славного развлечения. — Обернувшись, эльфийка усмехнулась, но, видимо, не получила ожидаемой реакции и нахмурилась. — В чем дело?
— Начнем с самой меньшей нашей проблемы. Показывай, — приказал я Химари, и японка нехотя достала книгу из сумки, подойдя ближе к дроу. — Что тебе известно?
— Ха… ха-ха-ха… гхм… ха… — каркающий смех Мюриэль разлетелся далеко по границам Бездны и быстро затих. — Фолиант плана теней. Одна из реликвий пожирателей разума, которая исчезла сотни лет назад, попала в руки той, что понятия не имеет о магии и ее природе. Это не просто забавно, такой поворот событий мог подстроить только бог.
— Играющий бог, — кивнул я, не став спорить. — Ты не ответила на вопрос. Что он делает?
— Очевидно, укрепляет связь владельца с планом теней, меняя его природу. Если бы на месте этой неопытной авантюристки был настоящий маг, он, вероятно, сумел бы подчинить себе фолиант, заставив тени служить. Создание неразвеиваемого тумана, в котором бесполезно даже истинное зрение, управление тенями, даже исчезновение — все это лишь крохотный перечень того, что позволяет делать фолиант. Вот только у нас совсем другая ситуация, — горько усмехнувшись, дроу еще раз посмотрела на Химари. — Если не подкармливать ее маной, девочка умрет в течение нескольких дней. Хорошая новость — поглотив ее душу, фолиант вновь станет свободен, и использовать его сможет кто-нибудь более опытный.
— Отлично… у нас есть камни маны, довольно большой запас. Что, если мы будем ее подпитывать? — спросил я, выругавшись и пропустив прозрачный намек на то, что Мюриэль сама хочет завладеть фолиантом.
— Она продержится какое-то время. Если у нее хватит силы воли и упорства, возможно, даже подчинит себе одну-две силы фолианта. Но конец все равно будет тем же. Так зачем мучить ее и расходовать ценные ресурсы?
— Я выдержу! — упрямо сказала Химари. — Я проходила и не через такое!
— Что бы у тебя ни было перед этим, такого ты точно не переживала, — мило улыбнулась Мюриэль, покачав головой. — Единение с любым планом — это крайне болезненная процедура. Посмотри хотя бы на мужчину, что решает, жить тебе или умереть. Он сам не мертвый. Его душа умерла наполовину, а вторая поглощена своевольным духом огня. Его тело — дом паразитов-элементалей, а разум сохраняется только благодаря перестроенной филактерии.
— Что тебе известно о единении с планами? — спросил я, решив сменить тему. — С самого своего появления здесь я не понимал одной простой вещи — почему маги, кроме самых выдающихся и ужасных монстров, не могут владеть сразу несколькими школами заклятий?
— Ты все правильно понял. Все наши силы, вся наша магия основаны лишь на одном — на единении с планом. Ментальным, физическим, пространства или времени. Представь, что это корабли, плывущие в океане. Если ты стоишь на одном судне, можешь им управлять. Хотя наша подруга — капитан без команды, весел и паруса.
— Дальше, — требовательно спросил я.
— А дальше все очень просто. Почти невозможно усидеть в двух разных кораблях одновременно. Не торопись возражать, говоря, что есть исключения из правил, — подняла ладонь дроу, видя, что я хочу высказаться. — Шаманы гримлоков, одержимые десятками духов, и высшие эльфы, управляющие порабощенными духами стихий, не опровергают, а лишь подтверждают правило.
— Потрясающе. Я о чем-то подобном догадывался, но не думал, что все настолько серьезно.
— Увы, таков наш слой реальности. Один из многих, — пожала плечами эльфийка. — Но ты, кажется, говорил, что это наименьшая из наших проблем?
— Верно. На самом деле хоббиты не собираются уходить наверх. Вместо этого они дождутся спускающегося подкрепления, освободят дварфов и раздадут им оружие, — сказал я, не став скрывать полученной информации.
— Ничего страшного, — пожала плечами Клора. — У нас больше сотни бойцов! И доспехов хватит. Уж двадцать-то, ну, пусть сорок противников мы победим.
— Их будет восемьдесят. Или восемьдесят пять, если мы поступим так, как я обещал, — оборвал я оптимистичную речь девушки, а затем в нескольких словах описал проблему, которая перед нами встает. — Я не собираюсь нарушать данное слово, но стратегию в общем придется сильно поменять. Удержать этот город мы не сможем.
— И куда нам идти, командир? — нахмурившись, спросила умная голова Гормока, раздобывшего себе здоровенный молот. — Предлагаешь всей толпой сунуться в пещеру распорядителя, чтобы он поднял всех желающих?
— С ранеными, стариками и увечными придется поступить именно так. На противоположной стороне их ждет свобода и возможность восстановится. Но сражаться они уже не смогут. А вот тем, кто хочет получить больше силы, придется двигаться вперед немедля, — жестко ответил я, осматривая только начавших приходить в себя рабов. — Грот, собирай всех, кто в состоянии биться. Клора, пойдешь с ними. Мюриэль, я вынужден попросить тебя показать новичкам первый уровень. Проведи их длинной дорогой, так, чтобы их тела могли приспособиться к силе Бездны.
— А что планируешь делать ты? — нахмурилась дроу.
— Воспользуюсь твоей информацией и подготовлю славную встречу, — улыбнулся я. — Химари и Гормок мне понадобятся. А с остальными мы встретимся на втором уровне или ближе к началу третьего.
— Так вот куда ты пропадал, у тебя есть телепорт к святилищу или в пещеры кристаллисков! — довольно прищурилась Мюриэль. — Уверен, что тебе не понадобится моя помощь в задуманном? Я могу быть очень полезной союзницей.
— Верно. А еще ты сильнее всех в этом лагере. Возможно, даже сильнее меня, — признал я, глядя прямо в хитрые аристократичные глаза. — Если Химари и в самом деле породнилась с планом тени, она должна выдержать спуск. Что же до нашего друга огра, придется рискнуть. Но на всякий случай я заберу у хоббитов все оставшиеся эликсиры.
— Даже я не смогу за несколько часов создать из бывших рабов армию, — нехотя сказала дроу. — Выживут не все.
— Это станет только их выбором, — жестко сказал я, забирая из-под ног Мюриэль два полных мешка с камнями маны. — Это все запасы, или хоббиты уже взяли свою долю?
— Почти все, — неопределенно ответила эльфийка, но меня формулировка вполне устраивала.
— Слушайте все! — выкрикнул я, подходя к отрядам рабов. Нет, больше не рабов. Теперь они вновь стали теми, кем были. Фавнами, орками, дриадами и еще десятком народностей. — Вы свободны! Вы уже свободны! С этого момента никто не смеет приказывать вам против вашей воли! Те, для кого война окончена, могут подняться на поверхность. Там вас встретят друзья, помогут обжиться на новом месте и найти себе дело.
Кто же хочет продолжать борьбу, кто твердо решил стать героем не нулевого уровня, кто желает в будущем возглавить освобождение своих народов — мы готовы помочь вам спуститься глубже. Мои люди пойдут с вами, перенося все тяготы и лишения. Вместе вы сумеете преодолеть давление Бездны и получить единение со своими планами на первом уровне!
— С Бездну! — заорал Грот, повесивший на обрубок руки щит и высоко поднявший зачарованный антимагический клевец. — Давайте братья!
— В Бездну! — хором откликнулись несколько десятков. Здоровенные, больше похожие на минотавров фавны. Высохшие, но оставшиеся мускулистыми орки. Готовые драться до последнего изможденные дриады, водяные и черт знает кто еще.
— Выживут не все! — громко предупредил я. — Кто добьется успеха, сможет отомстить за братьев и сестер! Сможет освободить сородичей. И все же мне нужны добровльцы, те, кто останутся, проследят за хоббитами и дварфами, не дав ударить нам в спины, а после поднимутся в город распорядителя и расскажут всем, что города Железнобородых больше нет. Что в Бездне больше не будет рабов! И каждый, кто спустится сюда, станет свободным!
— Да! Свободу! — теперь уже кричали все, и я удовлетворенно кивнул подошедшему ко мне седому одноглазому орку со шрамом на пол-лица.
— Я готов возглавить отряд, что задержит дварфов, — сказал он. — Я уже слишком стар для такого приключения, но сделаю все, что в моих силах.
— Хорошо. Собирай отряд, берите то оружие, которое мы отобрали для хоббитов. Можете хоть по две кирасы на себя напялить для надежности. Среди врагов не будет дварфов, хотя, говорят, есть один эльф, имеющий несколько стихий. Но вашей главной задачей будет проследить, чтобы и дварфы, и хоббиты поднялись. А не вступили в битву.
— Я все понимаю, — кивнул орк с кривой ухмылкой. — Ты делаешь то, что должен. А я — то, о чем давно мечтал. Орки — герои. Только послушай, как гордо и сказочно это звучит. Мы все сделаем. Можешь нам довериться.
— Хорошо. Тогда поднимай отряд, мы выдвигаемся немедля, — кивнул я седому и отошел в сторону, к остальным бойцам. Расчеты оказались верны. Армия разделилась почти пятьдесят на пятьдесят. Больше сотни рабов оказались не способны спустится в Бездну сегодня, но послушно оделись в броню и, хромая, пошли следом за мной.
За отряд под управлением Мюриэль я не беспокоился, чувствовалось в дроу что-то властное, хищное. Она не упустит возможности сколотить из них верное себе войско. Сбережет каждого бойца. А Грот и остальные позаботятся о том, чтобы соблюсти свои интересы. Куда больше меня волновала Химари, в очередной раз поглаживающая фолиант на боку, а главное, делающая это совершенно несознательно.
— Вы пришли рано, — нахмурившись, сказала мадам, второпях напялившая броню. Старость сказывалась, и она не успела как следует зашнуровать доспех, а уж мутант, выскочивший за ней и вовсе даже штаны не завязал. — Еще почти сутки до спуска лифта.
— Планы изменились, но я хочу сдержать слово, — сказал я, показывая мешок с камнями. — У вас пять минут на сборы. Вот ваше главное, после жизней, сокровище. Что успеете взять с собой, то ваше. Остальное оставьте в городе. На поверхности оно вам в любом случае не пригодится.
— Верно рассуждаешь, большинство хлама не стоит того, чтобы его даже из домов выносить, — согласилась старая карга, но я слышал в ее голосе нотки радости и издевки. — А что доспехи и оружие? Ты обещал нам половину.
— А вот она, — сказал я, махнув в сторону здоровенной вооруженной толпы, в три раза превосходящей дварфов по численности. — Они понесут оружие на себе. И поведут пленников, так что вам не придется об этом думать. Можете не беспокоиться о поклаже. Подниметесь на поверхность и вам все отдадут.
— Мы договаривались не так! — попробовал возмутиться мутант, но мадам резко одернула его, чтобы громила не выдал настоящий план. Хоббитка нахмурилась, пытаясь найти выход из ситуации, возможно, поторговаться, но я не стал давать ей такого шанса.
— Осталось четыре минуты. Все, кто не уйдут из города, умрут. С теми, кто согласен с моими условиями, я сдержу слово. С остальными мое милосердие быстро закончится.
— Хотя бы десять! — взмолилась матрона, когда больше полутора десятков бывших рабов натянули луки.
— Ладно, — я поднял руку, заставляя стрелков убрать оружие. — Десять. И не минутой больше.
— Девки! Собираемся, паскуды! Бросайте все, что не нужно, брать только самое ценное, незачем на себе хлам тащить!.. — кричала мадам, уходя в дом. Это не было частью представления, она и в самом деле торопила своих соратниц, а я заметил, как Веста сжимает кулаки, с ненавистью глядя им вслед.
— Мне прекрасно понятны твои желания, но я дал слово и сдержу его, — сказал я огненному духу. — Тем более, сомневаюсь, что они свое сдержат, а значит, к завтрашней полуночи ты получишь возможность сжечь не одного хоббита.
— Очень надеюсь, что ты прав, — с гневом ответила Веста.
Голых, в одном исподнем, дварфов выстроили в одну шеренгу. Освобожденные встали вокруг них, а наспех собравшихся хоббитов поставили перед колонной. После чего я проводил огромную толпу до ворот, не собираясь тратить свое время на контроль отряда. Попробуют сбежать? Бывшие рабы перебьют их за милую душу. И это будет не мое решение и не моя ответственность. Честно выполнят договор? Сильно сомневаюсь, но тогда живыми и невредимыми выберутся на поверхность.
— Мы готовы отправляться, командир! — сказал Грот, когда вторая армия собралась на площади.
— Нет, еще не готовы. Обойдите все дома. Заберите все продукты, все съестное, что не пропало. А что пропало — принесите к костру. Соберите все вещи, простыни, одеяла, все, что не сможете унести, и все, что горит, — и это тоже к костру. Обыщите бордели и найдите зелья для спуска в Бездну. У вас час на все. Выполнять!
— Что ты задумал? — почти мурлыча от предвкушения, спросила Мюриэль. — Это же не просто так, не из жажды вредительства?
— Нет. Они ушли без продуктов. Ушли в полной уверенности, что вернутся. Так же, как и герои, которые завтра прибудут в Бездну, они полны уверенности, что здесь все их ждет, и стоит только выбить пятерку взбунтовавшихся рабов, как все придет в норму. Нет. У меня на них большие планы.

 

Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий