Божественная бездна. Книга 2

Глава 21

— Сколько их? — спросил я у хранительницы, открывая карту этажа.
Змейка коридора вытянулась еще немного, но совсем не далеко — всего на несколько метров. Красные точки врагов заполонили первый проход, почти добравшись до взрывной ловушки, которая, по задумке, осколками камня должна была выкосить всю линию. Естественно, лишая меня бонуса, на который я так рассчитывал.
— Отключить ловушку отсюда мы можем? — спросил я и, увидев, как хранительница помотала головой, сорвался вперед, закрывая карту. Бежать по коридорам, подготовленным к обороне, оказалось крайне нелегко, несколько раз я спотыкался о собственные ловушки и чуть не падал, но добраться до заветной плиты успел немногим раньше, чем здоровенная гориллоподобная тварь со стальными лапами встретила меня жутким рыком, на метр разящим зловонием.
— Не убивать! — приказал я либлинам, метнув одного прямо в раскрытую зубастую пасть.
Монстр инстинктивно щелкнул зубами, рассчитывая перекусить мешающегося противника, но, судя по хрусту, сломал несколько клыков. Мне откровенно некогда было смотреть, что там происходит и чего тварь воет. Лишаться такого мощного оружия я не собирался, тем более что это был угол подземелья, за которым с двух сторон скрывался сплошной гранит.
Вариантов было не так много. Первый и самый очевидный — отключить ловушку, чтобы активировать позже. Второй — выпустить огонь сейчас, ослабив и хотя бы отпугнуть врагов на некоторое время. Но я предпочел третий, сменив вектор удара. Веста напрочь отказалась в этом участвовать, и хорошо, что хранительница была рядом.
— Отошли! — приказал я, прыгнув на метр назад, за угол. Хранительница спряталась за моей спиной, а либлины просто рассыпались на куски прямо в лапах недоумевающего монстра.
Взрыв сотряс скалу, потолок обрушился на нескольких квадратных метрах, и мелкая каменная пыль поднялась во всех коридорах. Камни сыпались больше минуты, казалось, сама плита чуть просела, не позволяя двигаться дальше. Скрепя сердце, я открыл задания, но там все еще значился выбор между убивать/не убивать. Значит, даже та горилла выжила, хоть ее, скорее всего, и придавило.
— Теперь у нас есть немного времени, чтобы разработать нормальный план, — с облегчением сказал я, вновь открывая карту. — Площадь у нас мизерная, силы подземелья нет, времени тоже. Твари снесли две стены, прежде чем забрались в коридоры, значит, они чувствуют подземелье и в состоянии пробить камень. Какие будут предложения?
— О боги… Сжечь их, да и дело с концом, — пожала плечами Веста.
— Вариант убийства мы не рассматриваем. По крайней мере, в ближайшие два дня. Еще?
— Что бы ты ни сделал, они продолжат упираться и приходить, пока либо не сдохнут сами, либо не разрушат подземелье, — не сдавалась огненная фея. — Если ты так хочешь умереть, я тебе в этом помогать не стану.
— Отлично, главное, не мешай, — сказал я, возвращаясь к карте.
— Хозяин, мы можем возвести несколько стен до самого сердца подземелья, — предложила не слишком уверенно хранительница. — Это существенно задержит их. Возможно, даже выиграет два дня. Но я не уверена.
— Уже интересное предложение, — согласился я, глядя на коридор, который оказался отрезан от остального подземелья, но которым я по-прежнему мог управлять и видеть, что там происходит. — Я не в состоянии вызывать либлинов в местах за зоной видимости. Но, может, ты, хранительница, способна управлять ими в коридоре?
— Конечно, хозяин, — обрадовавшись, что может быть полезной, ответила лавовая девушка. — Если вы привяжете их к местным домам, я сумею вызвать их в любой точке, до которой дотягиваются сосуды подземелья. Что нам нужно сделать?
— В первую очередь разобраться с теми тварями, что пробивают стены. Гримлоки не обладают ни силой, ни магией, достаточной для пробития гранита, но могут управлять монстрами, которые это делают. Вот только еще с каменоломен я помню, что магия души действует, только пока ты находишься в полном контакте с целью. Ты должен ею управлять. А раз так, сделаем самое простое. Заставим войти в подземелье тех, кто руководит тварями, отключим им магию, а после перекроем выход.
План был прост, гениален и надежен, как швейцарские часы. Вероятно, это подземелье повидало множество плохих владык, но такого, как я, не было еще никогда. Проблемы начались на первом же этапе. Либлины просто не успевали появляться. Стоило камням заворочаться при создании, как на них обрушивались удары гигантских костяных дубин. Каменные стены тряслись от металлических кулаков, и стена держалась только благодаря усилиям самой хранительницы, наращивающей гранит слой за слоем.
— Вашу мать… ладно, ищем другой вариант. Быстро, — выругавшись, я оглянулся, вспоминая все, что мне известно о гримлоках. Здоровые, тупые, больные, слепые, но зато сильные, выносливые, ориентирующиеся по запахам и прекрасному слуху. Оглядевшись по сторонам, я встретил немигающий взгляд горящих магических глаз в черепах либлинов-скелетов. А почему, собственно, и нет?
— Вы можете создавать громкие звуки? — спросил я, обращаясь к миньонам, те не слишком уверенно переглянулись, а затем быстро-быстро затрещали по ребрам, создавая какофонию. — Еще громче? Нет? Жаль, но это поправимо. Камень! Держите стену, чтобы она не обрушилась по крайней мере двадцать минут. Нам же этого хватит?
— Смотря для чего, хозяин, — не слишком уверенно ответила хранительница. Но когда я описал задачу, кивнула, сразу включаясь в работу.
Человечество давно изобрело усилители голосов и звуков, но если создание колонки или простейшего динамика стало бы непосильной задачей, то конструирование простого двухметрового рупора оказалось нам вполне по силам. Пришлось, конечно, сделать их на довольно большой высоте, чтобы гримлоки не достали своими дубинами, но силы хранительницы и пары подпорок как раз хватило для установки. Вектор был выбран идеально — прямо перед ломаемой стеной, а для того, чтобы усилить эффект, мы создали узкий J-образный коридор, уходящий от начального под девяносто градусов, а потом медленно поворачивающий в глухую стену.
Дальше конструкцию я проделать просто не успел. Монстры все же пробили удерживаемую либлинами баррикаду и не мешкая рванули вперед, чуть не разрушив еще не остывшую каменную стену, созданную буквально несколько секунд назад. Запасы маны в подземелье уже ушли в минус, мне пришлось вкладывать собственные силы, но это того стоило.
Едва гримлоки сунулись за своими пробойниками в коридор, либлины-скелеты заиграли на ребрах, и монстры, зажав уши, попадали на колени, оглашая округу жутким воем. Даже я чувствовал вибрации, давящие на слух, и это несмотря на каменный шлем и две разделяющие нас стены. Эффект оказался потрясающим: визжа от боли, враги лишь усиливали бьющее по ушам эхо, многократно возвращающее какофонию.
Потерявшие прямой контроль гориллы-пробойники с утроенной силой долбили стену, на несколько километров уходящую в глубину. И даже смогли прорваться почти на метр, прежде чем начали дубасить все окружающее, включая друг друга. Сумевшие сбежать гримлоки вскоре возвращались, понукаемые своими вождями-магами, но продвинуться дальше не могли.
— Отлично! Теперь они застряли по крайней мере на несколько часов. Сменяйте друг друга, чтобы отдохнуть, если надо, — крикнул я, отходя в сторону, чтобы было потише.
Буйствующих пробойников пришлось запереть в небольшой камере, которая упиралась в гранитную скалу с двух сторон, с третьей вела обратно к гримлокам, а четвертую постоянно чинили либлины камня. Учитывая, что скала хоть как-то поддавалась, именно ее и продолжали долбить с удвоенной силой, и элементали со своей задачей справлялись. Предводители не могли сунуться глубоко на захваченную территорию, ведь лишились бы магии разума, а обычные монстры в панике пытались сбежать из-под громкоговорителей.
— Это временной решение. Нужны более кардинальные меры, но при этом без убийств. Рано или поздно они оглохнут и пойдут вперед, ориентируясь по запахам, — сказал я хранительнице, когда мы вернулись к сердцу.
— О боги! Просто поджарим их — и дело с концом! — возмущенно выкрикнула Веста, вылетая из своего убежища и греясь у сердца подземелья. — Зачем такие сложности?
— Ты сама знаешь, бонус от распорядителя, — спокойно прервал я фею. — Нет. Нужен другой способ. Будь у нас вода, могли бы смыть их волной, но, увы, с этой стихией я не в ладах. Можно попробовать усилить хранительницу, подпитывая ее нашей маной, чтобы укрепить стены и выдавить врагов словно прессом. Но до тех пор, пока мы не обезоружим предводителей, все это бесполезно. Они просто отойдут, а затем атакуют с новыми силами.
— Если позволите, хозяин, — сказала лавовая девушка, робко улыбнувшись, и я кивнул. — Они ждут на границе ваших владений. Если перенаправить всю энергию в рост подземелья, то им придется отойти дальше. Рано или поздно вы и вовсе вытолкните их с уровня.
— Нет, это не помешает им вернуться, но рациональное звено в твоих рассуждениях есть. Благодарю за совет, — сказал я, открыв карту подземелья. — Мы можем временно отключить блокирование их магии на определенных квадратах, ведь так? В таком случае стоит это сделать, и они не поймут, где заканчивается подземелье, и где их силы будут работать.
— Свою ману не дам, — недовольно произнесла Веста, и мне оставалось только выругаться.
Чтобы не тратить лишней энергии, я вышел из оборонительной формы, отозвал либлинов огня и взялся обеими руками за алтарь. Силы медленно перетекали из моего тела к сердцу подземелья, и крохотные росточки сосудов заполнялись под ногами гримлоков, уходя все глубже по второму уровню Бездны.
Я надеялся, что мне хватит получаса. Минута требовалась для того, чтобы пройти полметра, но чем дольше я вкладывал силы, тем мрачнее становился, ведь на карте появлялось все больше красных точек. Гримлоки привели с собой не просто армию — настоящую орду. Сотни изуродованных тварей слонялись по моим коридорам, готовые напасть по первому требованию отряда пробойников. Судя по их расположению, они стремились пробить себе выходы и с других сторон, хотя к сердцу подземелья отсюда вела только одна дорога.

 

«Активировано новое строение — Камень маны.
Уровень подземелья 1.
Активировано строений нулевого этажа — 10.
Активировано строений второго этажа — 35.
Всего активно 45 строений из 100, требуемых для перехода на второй уровень.

 

Ресурсы камня маны 200 из 1000. Начать использовать Камень маны?»

 

— Осторожно, хозяин. Камень маны может содержать непредназначенную для подземелья стихию. Воздух, ветер или, того хуже, свет, — предупредила хранительница, очевидно, получившая такую же надпись. — Если они не совпадут с нашими — подземелье ужмется на такое же количество комнат, а сердце окажется отравлено.
— Есть способ определить это до того, как мы начнем использование? — настороженно спросил я, представляя, сколько полезного можно будет сделать с удвоенным запасом маны подземелья, и в то же время прекрасно понимая, что у меня в сумме комнат меньше, чем в этом камне энергии.
— Простите, хозяин, — чуть поклонилась лавовая девушка. — Но, боюсь, что иного пути нет. Открыть его — единственный способ узнать, что содержится внутри.
— В таком случае приготовься отрубить сосуды у входа в главный коридор, перекрыв сообщение с сердцем, — мрачно приказал я. — Если мы преуспеем, сможем разом заполнить все ближайшие залы. А если нет — потеряем лишь часть. Неактивных сосудов в подземелье полно, есть куда разлиться силе, в крайнем случае активируем их заново через некоторое время.
— Как прикажете, хозяин, готова действовать по вашей команде, — послушно улыбнулась хранительница.
— Начинай, — кивнул я, глядя на то, как карта вспыхивает белым светом.
Дрожь прошла по подземелью, явно указывая на то, что перекрыть мы уже ничего не успеваем. Десяток с таким трудом отвоеванных метров почернел, выходя из-под контроля, и я почувствовал, как озноб пробегает по спине колючими костлявыми пальцами. Чистая энергия смерти, заключенная в камне и тысячи лет дожидавшаяся своего владыку, вырывалась наружу. Будь я некромантом или личом — немедля получил бы несколько улучшений, но даже так изменения в моем теле не остались незамеченными.
Кости трещали, срастаясь в непробиваемую броню, крепче камня. На кулаках появились дополнительные пластины, а суставы вспухли, обзаведясь прочной броней. Череп стал толще, и на мгновение я почувствовал, как жмет внутри содержащая мой разум филактерия, привязанная к сердцу подземелья.

 

«Получен бонус, единение со смертью. 1033 ед из 5000.
Получен 1 уровень единения — костяная броня. Здоровье во всех формах усилено на 25%. Поглощение урона в скрытной, атакующей и обычной формах улучшено до слабого. Поглощение урона в защитной форме усилено до среднего».

 

— Приятненько, — выдохнул я, чувствуя, будто меня пересобрали по косточкам.
— Хозяин, там что-то есть. Что-то еще, кроме силы, — обеспокоенно произнесла хранительница, указывая на появившуюся белую точку. — Кажется, мы разбудили монстра, который спал в камне или питался его силами.
— А вот это уже совсем не приятненько, — выругался я, глядя, как зажигаются один за другим огоньки комнат и целых галерей кладбища. Задание все еще ставило выбор между убить или нет, так что я надеялся, что за действия монстра не отвечаю, но, судя по быстро гаснущим красным точкам гримлоков, монстр был не очень рад своему пробуждению.
— Хозяин! Конец! Конец этой толпе виден! — обрадованно выкрикнула хранительница, показывая на самый дальний длиннющего зала, где количество врагов начало резко сокращаться, пока не сошло на нет окончательно.
— Наконец-то, — с облегчением выдохнул я, примерно оценивая количество противников. Столько мне при всем желании было не убить. И уж тем более не сдержать физически, без жертв. Зато я вполне мог осуществить задуманную пакость. — Веста, вылезай, я решил последовать твоему совету.
— О боги, неужели до тебя дошло, что другого выхода нет? Прикончим этих тварей, и дело сделано! — довольно сказала фея огня, показываясь снаружи, даже увиденное количество врагов не смогло повлиять на ее кровожадный оптимизм. — Многовато. Будем запускать их группами и выжигать? Или хочешь создать с помощью магии огня ловушку в самом центре войска?
— Нет, так мы их только разозлим, заставив атаковать всей массой. Мне понадобится твоя сила, чтобы огнем разогреть пол по всему подземелью. Мы превратим его в лаву и зажарим всех скопом, сразу несколько сотен, — сказал я, хищно улыбаясь. — От твоей магии падут сразу сотни, нужно только постараться делать это равномерно. Тогда они не сразу заметят нападения.
— Думаешь, это сработает? — чуть удивленно спросила фея, но скептицизм быстро пропал под напором агрессии. — Хорошо, что нужно делать?
— Начинай вливать в сердце подземелья силу огня, я сделаю то же с либлинами, а хранительница в это время перекроет выход, отрезая путь к отступлению, — распорядился я и через минуту, когда стена с противоположной стороны галереи была возведена, активировал запрет на магию души и металла. Несколько секунд ничего не происходило, но затем гориллы-пробойники, крушившие стены, начали набрасываться на своих хозяев.
К счастью, не я направлял их и не приказывал убивать, а потому магия, или распорядитель, посчитала, что в этом моей вины нет. Гримлоки с большими потерями разделались с прислужниками и с новой яростью ринулись в атаку, на орущие рупоры. Вероятно, многие уже оглохли и стали невосприимчивы к громким звукам, но толпа продолжала нарастать, долбя костяными дубинами стены моего подземелья.
Быстро пробить себе путь у них не вышло, а затем температура по всему подземелью перешагнула какую-то невидимую отметку, за которой гримлоки начали замедляться и даже падать без сознания. Они веками жили в темноте холодного подземелья и, стоило градуснику показать чуть больше тридцати пяти, лишились всяческих сил и возможности для нападения.
— Все, этого достаточно, — удовлетворенно сказал я, глядя на то, как последние красные точки едва шевелятся, и полностью убирая от себя поток сил.
— В смысле? — не поняла Веста. — Они же еще живы?!
— Все верно. Живы и никуда не денутся. Силы либлинов огня, хранительницы и маны подземелья хватит, чтобы поддерживать температуру на этом уровне. Умереть они не умрут, но сил сопротивляться у них тоже не останется. А дня через два, когда мы получим все нужные бонусы, сможем одним махом пополнить запас маны подземелья до тысячи.
— Ты меня обманул? — ошарашенно спросила Веста. — Но мы же... одна же душа! Я чувствую твои мысли!
— Ты не почувствуешь обмана, если его нет, — улыбнулся я, убирая руки с алтаря.
— Ах ты… все! Я с тобой не разговариваю! — выкрикнула фея, демонстративно отлетев в сторону и отвернувшись.
Я хотел подшутить над Вестой, но отвлекся на полученный бонус:

 

«Вы провели сутки, сражаясь, но никого не убив. Выберите бонус Владыки подземелья:
Новый страж, новое заклятье, дополнительные либлины любой стихии, любая комната, включая заблокированные, накопительный бонус».

 

Скрепя сердце я задержал взгляд на последней надписи. Оно того стоило.

 

Назад: Глава 20
Дальше: Глава 22
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий