Божественная бездна. Книга 2

Глава 19

— Сколько времени длится твое очарование? — спросил я, пока мы с Мюриэль не приступили к освобождению рабов.
— Этот вопрос еще более неприличный, чем про женский возраст, — усмехнулась ведьма.
— Ну что поделать, всегда хочется знать, что конкретно предлагают, — вернул я улыбку. — А то подсунут вместо восемнадцатилетней девственницы наштукатуренную сорокалетнюю актрису, и как потом с этим жить?
— Хочешь сказать, что для вас сорок лет уже старость? Вы так мало живете? — от удивления Мюриэль даже остановилась. — Еще одна из молодых рас, не способных к поглощению магии?
— Зато у нас каждый может оказаться за несколько тысяч километров за пару часов, а наше оружие уничтожает огромные города со всеми жителями, продолжая убивать каждого, кто захочет там поселиться, на протяжении полувека, — пожал я плечами. — Я уже не говорю о том, что мы искоренили в большинстве стран рабство, голод и безграмотность.
— Значит, ты иномирец, — кивнула, выслушав, ведьма, и я понял, что она меня специально спровоцировала. — И сколько раз тебе грамотность пригодилась нашем мире?
— Ни разу, — с усмешкой признал я. — Ваше общество вообще не сильно располагает к записям или переписке. Может, бардам или менестрелям и пригодится, шпионить, записывая события в виде песен. Но в основном все решает кулак, а не перо. Дурацкий мир, застрявший в вечном средневековье.
— Это сейчас прозвучало как оскорбление, — заметила Мюриэль.
— Это оно и было, — хмыкнул я. — Но ты не ответила на вопрос, что с очарованием?
— Боишься, как бы я не переманила всех твоих спутников? — загадочно улыбнулась дроу. — Не стоит. Магия отнимает жизненные силы, и поддерживать ее крайне тяжело, если только она не привязана к предмету и не подпитывается от того же лица, на которое воздействует. Помоги мне один из дварфов, мы могли бы создать брошь очарования, которая действует постоянно. А так — всего несколько минут.
— Спасибо за честность, — кивнул я, чуть успокоившись. — Во время сражения лучше знать, чем именно обладает союзник и какие у него слабые стороны. А что за поглощение магии?
— Дай мне пару кристаллов с маной, и я тебе покажу на примере, — усмехнулась женщина, требовательно протянув руку. — Мне в любом случае понадобятся кристаллы для снятия ошейников, так что считай это частью платы за мои услуги.
— Держи, — не раздумывая, положил я ей в ладонь один из добытых в пещере кристаллисков шершавых камней. — Этого будет достаточно?
— Более чем, — хищно улыбнулась темная эльфийка, сжимая подачку в кулаке, словно сокровище. Сложив ладони лодочкой, она поднесла камень к губам, и я увидел, как тонкая струйка голубоватого дыма втягивается в ее рот. Уже это могло впечатлить, но то, что происходило в это время с женщиной, выходило за всякие рамки разумного. Звездам эстрады, регулярно посещающим хирургов, подобные преображения и не снились.
Морщины разглаживались, пропадая, кожа стала шелковистой и мягкой даже с виду. Пропали круги под глазами, исчезли складки на шее и локтях, а бледные волосы будто стали толще и налились силой. Даже грудь под платьем приподнялась и проступила в разошедшемся от старости вырезе. За несколько мгновений эльфийка скинула лет двадцать, а то и все сто, если судить о продолжительности их жизни по легендам.
— Ямауба, — прошептала стоявшая неподалеку Химари. — Как?!
— У каждой женщины должны быть свои маленькие хитрости, — улыбнулась, откидывая рукой волосы Мюриэль, теперь выглядящая лет на восемнадцать. — Теперь нужно сменить одежду, и можно считать образ законченным. Правда же, в таком виде я стала куда привлекательнее?
— Угу, мой каменный стояк это подтвердит, — усмехнулся я, осматривая ее с ног до головы. — Это не иллюзия? Именно возвращение сил телу? Так может каждый эльф?
— Все верно, — лучезарно улыбнулась похорошевшая дроу. — Но мы не наши проклятые родичи.
— Вот почему ты сидела на той дороге, верхние уровни дают легкий доступ к кристаллам, пропитанным магией и душами существ воды, а дварфы которым рабы добывали кристаллы, просто не понимают их истинной ценности, — вслух рассудил я. — Получается, что эльфы на поверхности увеличивают свое долголетие, паразитируя на подчиненных, и оно ограничено только богатством и количеством слуг. Энергетические вампиры.
— Мне не нравится, как это звучит, — нахмурилась Мюриэль, но я не обратил внимания на ее возмущение.
— Значит, лишив их рабов кормовой базы, мы не только ослабим большинство магических сил, но еще и срок жизни значительно сократим, — усмехнулся я, потирая ладони. — Хорошо. Очень хорошо. Еще один достойный повод освободить рабов. Веста, ты же не будешь спорить с тем, что ослабление противника, пусть и таким экзотичным способом, полезно?
— О боги. До этого еще так далеко, — фыркнула до сих пор дующаяся фея.
— Да, тут ты права. И текущих проблем хватает. Сколько кристаллов и времени тебе понадобится, чтобы вернуть души всех рабов в их тела? Доброволец на снятие ошейников у нас уже есть, — сказал я, кивая на валяющегося у края пропасти дварфа.
— А ты не слишком жалостлив. Мог бы его и подлечить, — заметила дроу. — Если он протянет неделю, это станет чудом. А с использованием магии — не больше трех дней.
— Мне больше двух не нужно. Послезавтра к вечеру он уже будет в городе распорядителя и перестанет быть нашей проблемой. А до этого нужно вытащить из ошейников всех рабов. В твоем распоряжении целый прииск, — сказал я, обводя рукой выступ. — Можешь использовать все, что найдут освобожденные.
— Это… несколько превосходит мои ожидания, — нахмурилась Мюриэль. — Здесь больше сотни мужчин и женщин разных рас. Если работать без перерывов, мне понадобится не меньше двух дней и полусотни кристаллов маны. К чему так утруждаться?
— Того, что я обещал провести тебя в любое место подземелья, которое окажется мне по пути, недостаточно? — вопросительно поднял я бровь.
— Ну, разве что я вообще не буду вмешиваться в битвы, а ты станешь меня кормить, поить и на руках носить, — усмехнулась дроу. — Но такого не будет. Просто потому, что я лучше тебя разбираюсь в окружающем мире. Хорошо, я подумаю, какой станет адекватная плата.
С этими словами эльфийка легко спрыгнула с трехметрового уступа, и я увидел, с какой жадностью смотрит на нее Химари.
— Хочешь стать такой же?
— Ты даже не представляешь, — покачала головой якудза, поглаживая короткий меч, висящий на поясе. — Вечная сила, вечная красота, полная власть над собственным телом. Какая женщина не мечтает стать лучше?
— Вам всегда мало, — согласился я, смотря на то, как эльфийка несколькими движениями мела чертит на ошейнике первого же попавшегося под руку раба странные знаки, которые магический интерфейс отказался переводить. — Ее придется взять с собой, так что сможешь с пристрастием расспросить обо всем. Но знай, она та еще старая ведьма, в ответ выпытает все о нашем мире, а позднее сможет использовать это против нас.
— Хочешь, чтобы я за ней присматривала? — удивленно спросила Химари.
— Да, если получится. Пока что она единственный маг души в нашем отряде, и это может сильно повлиять на весь спуск. Лучше расскажи, когда ты научилась владеть луком?
— Клуб лучников, — словно о чем-то само собой разумеющемся ответила девушка. —Занятия по бейсболу на физкультуре. Разве у вас такого нет?
— Не помню, — пришлось признать мне через несколько мгновений. Я вгрызался в собственную память, пытаясь выцепить хоть каплю воспоминаний о школьных годах или детстве, но там ровным счетом ничего не было.
— Как можно ничего не помнить о собственном детстве? — ошарашенно проговорила Химари, посмотрев на меня. — Ты же можешь разговаривать, а значит, и навыки из той поры не исчезли. Так не бывает! Мозг устроен по-другому.
— Ты мыслишь старыми категориями, — усмехнулся я, наклонившись и подобрав камушек. Под давлением гранит легко рассыпался в пыль. — Мозг. Память. Нейроны. Я помню все эти слова, даже немного понимаю, что они значат. Но шутка с том, что ко мне эти правила уже не применимы. Видишь шрам на лбу?
— Скорее дыру, которую на скорую руку забили шпаклевкой, — ответила японка. — Ударился об угол шкафа в темноте?
— Монстр-пожиратель пробил череп насквозь в поисках мозгов, но обнаружил только камень и металл. И был крайне удивлен. Можно сказать, сгорел от удивления. Как я жив? По воле магии и вот этой мелочи, что сидит в сердце. Теперь хочешь не хочешь, а в душу верить приходится. Так же, как в разумность огня, камня и даже костей. Там, внизу, скелеты и всевозможная нежить. Не самые приятные собеседники. А еще состоящие из кристаллов ящеры. Не говоря уже об оживших тенях, жаждущих мщения.
— И все же у тебя течет кровь, хоть она и чересчур горячая. Да и тело не сказать, что рассыпается на куски. Ты даже мышечной массы поднабрал, — сказала якудза, проводя рукой по моей груди. — Как ты там сказал? Каменный стояк? Может, мне стоит опробовать его на прочность?
— Не боишься сгореть? — усмехнулся я, обхватывая девушку за узкую талию. — Есть сведения, что внутри я куда горячее, чем снаружи.
— Тогда я буду громче кричать «не в меня»! — рассмеялась японка, беря меня за руку. — Пойдем, я тут заметил одну кровать, которая тебя выдержит.
Как выяснилось, камень вполне может быть гладким, да и с этими функциями организма у меня все оказалось в полном порядке. Девушка ощущалась настоящей пушинкой, и хотя мне не пришлось довольствоваться только положением снизу, я все же боялся раздавить ее неловким движением. Так что выплеснув свою страсть и удовлетворив низменные потребности, я с облегчением оставил уставшую японку, но вместо того, чтобы выйти во двор, поднялся наверх и активировал телепорт.
На втором этаже подземелья никаких изменений без моего участия не произошло. Что и понятно, ведь над ним хранительница не трудилась, а либлины были отозваны мной для сражения. На всякий случай я проверил все укрепления и, потратив несколько часов, создал взрывную ловушку, аналогичную той, что работала на нулевом этаже. Если внутрь пожалует толпа врагов и активирует ловушку, выбьет целую линию, как направленная мина.
— Доброго дня, хозяин. — Стоило показаться на пороге, как меня встретила улыбающаяся хранительница.
Не знаю, повлияло на меня время, проведенное с Химари, или просто настрой, но сегодня она выглядела особенно привлекательно. Даже странно, что я до сих пор не замечал ее соблазнительно топорщащейся обнаженной груди. Пришлось даже помотать головой, чтобы прогнать лишние мысли. Свободное время на сегодня я уже использовал, к тому же принуждать девушку, пользуясь своим положением, не собирался.
— Что произошло за время моего отсутствия?
— Боюсь, ничего важного, хозяин, — поклонилась лавовая девушка. — Библиотека почти достроена, вскоре я смогу вложить первые заклятья в каменные свитки. Но для создания чего-то более существенного придется возводить элементальную кузню.
— Нам повезло. Готовая есть на втором этаже. Как и огромное кладбище с запасом костей, который мы недавно пополнили. Можем ей воспользоваться?
— Это может оказаться куда сложнее, ведь я не имею прямого доступа, к тому же связь между кузней и библиотекой создать через портал невозможно, — покачала головой хранительница. — Вам придется самому чертить пропитанные магией руны, чтобы переложить их на создаваемый предмет. К тому же сила подземелья не безгранична.
— Скажи, ты можешь свободно перемещаться в рамках всех подконтрольных мне подземелий или только этого?
— Вы хотите расширить мое влияние, хозяин? — с плохо скрываемым восторгом спросила хранительница. — Позволите мне взять под контроль еще одно сердце подземелья?
— Да. Я долго думал, как это лучше сделать, и пока не вижу другого способа. В моем распоряжении есть телепорт и два сердца подземелья на разных этажах и даже планах бытия. Уверен, спустя какое-то время я увеличу сферу влияния. А когда-нибудь захвачу и еще одно сердце на седьмом этаже. Так что, если ты сможешь контролировать процессы в каждом из них, мне станет куда спокойнее.
— Хорошо, хозяин. Пусть строить я смогу единовременно только на одном из этажей, если либлины будут не заняты, я сумею их использовать, — с готовностью сказала хранительница. — Рост вашего могущества как Владыки подземелья положительно сказывается на моей силе, и я готова помогать всем, что будет в моей власти.
— Отлично, — удовлетворенно кивнул я. — Сегодня третий день, когда наша пленница сидит без еды, и второй — без света. Пора сделать ей приятный сюрприз.
Смена на защитную форму прошла за три секунды. А ведь без единения с камнем второго уровня мне требовалось больше десяти. Немного огня, и, громыхая при каждом ударе, я выбрался в общую зону. Казармы. Нужно построить казармы, иначе моим жителям так и придется довольствоваться очищенными от костей катакомбами.
— Господин, — склонилась Вата, сохраняя серьезное лицо. — Рада вашему возвращению.
— Да. Дай мне половину хлебной лепешки, — потребовал я, протянув лапищу, и, когда приказ был выполнен, поманил ее рукой. — Идем.
— Что вы хотите с ней делать? — спросила целительница, когда мы встали у дверного проема камеры. — Разве физические пытки не стали бы достаточным стимулом вам помогать?
— Смотри, — усмехнулся я, мановением руки заставляя дверь исчезнуть. Слепо щурящаяся эльфийка забилась в угол, отгородившись руками.
— Твой владыка, бог и хозяин принес тебе еду, — прогрохотал я, оставляя рядом с ней лепешку. Но стоило ее руке дернутся в сторону пищи, как я щелчком отбросил ладонь в сторону. — Нельзя. — Она еще раз протянула руку, но движения обессиленной жрицы Матери ночи оказались слишком медлительны. — Нельзя.
Взвывшая от боли, голода и обиды работорговка сжалась еще больше и заплакала.
— Ты ешь, только когда я разрешу. И живешь, только потому что я разрешаю. Понятно? — спросил я, и когда она нехотя кивнула, пододвинул к ней лепешку. — Можно. Ешь.
Отступив, я наблюдал как рыдающая эльфийка жадно запихивает в рот сухой хлеб. Никакой жалости. Она обращалась со служившими и отдававшими за нее жизни воинами, прикрывающими ее и сестру, словно с вещами. Скольких она замучила магией, прежде чем попала сюда? В скольких набегах участвовала для захвата рабов? Я не мог ее починить или вылечить. Я не врач. Но сломать, чтобы слепить нечто полезное, вполне.
— Хочешь еще? — спросил я, с треском шевеля губами, и не сумевшая насытиться эльфийка быстро закивала. — Встань. Сядь. Встань. Ляг.
Вынудить ее на простые действия оказалось легко. Она ужа начала признавать власть. Власть с позиции силы и с позиции подчинения. Но кинув ей еще половину лепешки, я понял, что для более сложных действий пока рано. Возможно, мне понадобится месяц или несколько недель, чтобы окончательно ее сломить. Но начало положено и, судя по всему, не мной.
— Первый раз вижу, чтобы гордые эльфы с таким наслаждением ели простой черствый хлеб, — сказала Вата, когда дверь вновь отгородила тюрьму от остального коридора.
— Дальше интереснее, — усмехнулся я. — Следи, чтобы она не умерла раньше времени.
— Сделаю, господин, — быстро поклонилась Вата. — Уже одно это зрелище стоило того, чтобы перейти к вам на службу.
— Хорошо. Где Спартак? — спросил я, осматривая отгороженные тряпками импровизированные комнаты. В них оставались лежать несколько раненых, из тех, кого хранительница обозначила как безнадежных, но целительница оказалась с ней не согласна и стабилизировала состояние.
— Он в дозоре, господин. Вернется через несколько часов, — ответила Вата. — Елка, как вы и приказали, несет караул в пещере контрабандистов. Хотите, я схожу за ними?
— Нет, — коротко ответил я, не став уточнять, что она слишком ценна, чтобы разгуливать по катакомбам, полным всякого отребья. Где я еще найду хорошего хирурга с таким богатым опытом и при этом жаждой отмщения? К счастью, она не последняя осталась в подземелье. — Кто из раненых способен передвигаться без вреда для себя?
— Я могу, господин, — звонко сказала девчушка лет десяти, одна из тех, кого Вата привела с собой из гильдии мутантов-охотников. — Что нужно сделать?
— Передать сообщение. Возьми кружку с водой, — приказал я, и когда девчушка принесла наполненный водой глиняный стакан, приказал поставить его на пол. Кристалл, прошедший через портал, вскипятил воду в одно мгновение, но не треснул, а остался камушком лежать на дне. Половина стакана выпарилась, а оставшегося вполне хватало, чтобы скрыть ценность. — Найди инструктора Радамана, который по ночам дежурит на воротах в город. Скажи, что это для портного, и нужно пообщаться. Я подожду его прихода.

 

Назад: Глава 18
Дальше: Глава 20
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий