Божественная бездна. Книга 2

Глава 18

— Ловко, — заметила ведьма, выглядывая у меня из-за спины. — Но пока я лучше в стороне подожду. Этот конфликт может обойтись мне слишком дорого.
— Понимаю, соблюдение собственных интересов всегда на первом месте, — усмехнулся я, ориентируясь по заполненной миникарте, отображающей только известную территорию.
Я вылез из подземелья почти в центре поселения, а значит, до края бездны еще предстояло добраться. Но стоило выйти наружу и оглядеться, как я понял: весь городишко стоит на ушах, — и возможная причина такого оживления мне совсем не нравилась. Шум битвы раздавался прямо рядом с ямами рабов, и, подбежав, я не стал долго разбираться в происходящем, с ходу заехав двумя ногами тяжело вооруженному дварфу со щитом. Замахав руками и выронив оружие, воитель с криком рухнул в яму, но в пылу схватки только несколько голов повернулось в мою сторону.
Удар каменного кастета со скрежетом смял забрало шлема дварфа, но его товарищ уже собирался отрубить мне сзади голову топором. Веста среагировала вовремя, принудительно активировав огненную форму. От яркой вспышки все смотревшие на меня противники ослепли и начали отворачиваться или жмуриться, наугад рубя оружием воздух.
— Пламя вернулся! — радостно крикнул откуда-то снизу однорукий Грот.
— Наконец! Зажарь ублюдков! — взревел Гормок своей тупой головой. Умной было не до того, чтобы орать, она смотрела на атакующих, прикрываясь щитом, который совсем недавно был чьим-то обеденным столом.
— Что с заложниками? — выкрикнул я, сводя руки вместе и объединяя языки пламени в тугой, пусть и не очень длинный, поток. Прожечь железо таким оказалось совершенно нереально, но дварфы, не будь дураки, не горели желанием получить импровизированным огнеметом в лицо. От того и не горели, хотя я приложил к этому максимум усилий. Ну, по крайней мере, строй разбил.
— Маги железа вернулись. Все рабы в отключке. Из заложников остался только Железнобород, да и то, потому что его орк лично защищал, — крикнула откуда-то сверху Химари, и, оглянувшись, я увидел обеих девушек на крыше ближайшего дома. Японка вооружилась неизвестно где взятым длинным луком, а хоббитка раскручивала пращу. Несколько дварфов, попытавшихся забраться наверх, сидели у стены с торчащими в шеях и плечах стрелами и вмятинами на шлемах.
— Где? — успел спросить я, но в следующую секунду стало резко не до разговоров.
Я среагировал только благодаря синергии с Вестой, которая контролировала пространство за спиной. Три змееподобных стальных ленты с визгом распороли воздух, целясь в тело и голову. И если от самой опасной мне помогли увернуться, то две другие глубоко распороли плечо и грудь, в которой я отчетливо почувствовал треск ребер.
Отпрыгнув, я ожидал, что ленты дернут обратно для нанесения удара, словно хлыстом. Но, похоже, противнику это было не нужно. Дварф сложил пальцы в замысловатой печати, и металлические плети сами, словно змеи, ринулись в атаку. От жалящих быстрых ударов было практически невозможно уклониться, и я едва успел достать из сокровищницы каменный меч, которым отбивался. Учитывая мои навыки, получалось только избежать дальнейших ранений, но я уже продумывал план контратаки.
— Сомни его уже! — раздался сдавленный крик из рабской ямы, сразу сменившийся хриплым кашлем. — Убей тварь!
— У этого урода нет ни одной металлической пуговицы, — с досадой ответил дварф, стоящий чуть поодаль. У него в руках не было видно оружия, но он шевелил пальцами, будто пытаясь ощупать меня издали. Своего соратника он напоминал только стальным цветом бороды и плаща на плечах, и именно по нему я успел выцепить прячущегося в отступившей толпе третьего.
Как раз вовремя, ведь тот, схватив два щита — по одному в каждую руку, — словно локомотив, понесся на меня. Разве что «ту-ту» не орал, но и так выглядело весьма внушительно. Башенные щиты выше его роста, отливающая металлом кожа, и чуть содрогающаяся при каждом шаге земля. Оценив вероятность оказаться зажатым между укротителем змей и танком, я сам прыгнул на бегущего дварфа, но вместо того чтобы бесполезно пытаться пробить защиту, перескочил через щиты, в полете обрушивая каменный меч на голову противника.
Мой вес, да еще и вес меча, помноженные на скорость самого дварфа, должны были если не разрубить тяжелый колпак, то вмять его в череп до самого основания. А вместо этого я напрочь отбил свои окаменелые ладони, так что они потеряли чувствительность, да еще и по клинку пробежала трещина. Дварф же просто пригнулся, помотал головой, и я понял, что на ней нет никакого шлема. Сама голова стала металлической.
— И как с этим истуканом драться? — несколько ошалело спросил я, рассматривая ожившую железную статую, наседающую на меня и прикрывающую товарищей.
Тяжелая поступь бородача явно свидетельствовала о его ненормальном весе. Он оставил лишь небольшую щелку, чтобы видеть окружающее. И именно это его выдало. Глаза. Совершенно нормальные глаза под толстым слоем брони.
— Полурослика, запеченного в собственном соку, не желаете? — выкрикнул я, обозначая цель для Весты. — Держись ниже, чтобы мрази в тебя не попали.
— Не учи ученую, — прогудела огнем фея, когда я, растеряв весь пламенный запал и ореол, схватился за кромки щитов, разводя их в стороны. Узкой щелочки оказалось достаточно, чтобы струя пламени ударила прямо в лицо дварфу. Он пытался отвернуться, но я уперся ногами в землю, не давая ему сдвинуться с места.
— Глаза! — бешено заорал щитоносец, отскакивая в сторону.
Железные змеи тут же атаковали мою позицию сверху, но я отскочил, ринувшись прямо на врага. Летящая рядом фея слепила, не давая прицелиться, но даже так я понимал, что не успеваю. В полутора метрах от цели ленты со свистом схлестнулись, оплетая мои ноги и захватывая тело. Но стоило этому произойти, как голова укротителя дернулась от метко запущенного из пращи камня. Печать распалась, и змеи сбились, потеряв темп.
Мне этого оказалось достаточно, чтобы, перехватившись ладонями прямо за эластичные лезвия, дернуть прямо на себя. Не ожидавший такого поворота событий, противник пробежал несколько шагов вперед и только когда восстановил равновесие, с облегчением поднявшись, осознал, что произошло. Удар смел его вместе с опавшими лентами, вдавив сломанную переносицу глубоко в череп.
— Людей маленького роста, — крикнул я, прыгая на последнего из великой троицы героев, — бить в лицо легко и просто!
Загнанный в угол бородач вскрикнул, и со всех сторон в меня полетели метательные кинжалы, гвозди, звездочки и даже стрелы с металлическими наконечниками, будто я стал гигантским магнитом-погрузчиком. Вот только сам я состоял далеко не из железа, и несколько снарядов успело вонзиться мне в бока. С разбега я проломил собранный из кучи окружающего металлического хлама щит и глубоко погрузил пятку в мягкий живот дварфа. Он захрипел, схватившись обеими руками за кровоточащее пузо, и упал, свернувшись калачиком.
— А-а… заразы, — выругался я, вырывая гвозди вместе с бьющей из дыр лавой. Перед глазами все начало плыть от потери сил и количества ранений, но я подобрал брошенный меч и, скрипя зубами, направился в сторону оставшихся на ногах немногочисленных воинов, которых Гормок прижал к стене щитом, не давая пространства для маневра.
— Ни шагу назад, братья! — выкрикнул коренастый бородач, поднимая топор. — Будем биться до конца! Отстоим… — Что именно он хотел отстоять, уже никто не узнает, ведь в его плече появилась длинная стрела, пробившая кожаную броню. Дварф на секунду потерял концентрацию и тут же получил по зубам кромкой стола. После чего отлетел в сторону, потеряв сознание.
— Стойте! Стойте! Мы сдаемся! — выкрикнул кто-то из толпы, бросая молот, и его примеру тут же последовали остальные, прижимаясь к стене спинами.
— Нельзя оставлять их в живых! — выкрикнула Веста, выпорхнув из моего сердца. — Если подарим им хоть шанс — они освободятся и атакуют нас снова!
— А если попробуете казнить сдавшихся, на вас нападем мы, — сказала матрона, все это время стоявшая чуть в стороне. На сей раз она была не полуголой вульгарной бабищей, а одетой в полный клепанный доспех воительницей с тяжелым арбалетом. А за ее спиной стояло два десятка хорошо вооруженных хоббитов обоих полов и оклемавшийся мутант с мечом наготове.
— Хотите напасть на нас? — спросил я, угрожающе улыбаясь и стараясь не подавать вида, что вскоре от потери лавы могу рухнуть на пол.
— Мы получили ваши дары и честно выполняли условия перемирия, — ответила матрона. — Вмешайся мы — и твои соратники давно пали бы, нашпигованные стрелами. Но мы здесь не для сражений, а для заработка. Отдайте нам их вместе со снаряжением и добытыми кристаллами, и мы уйдем через два дня на поверхность.
— Они все заслуживают смерти! — выкрикнула Веста.
— Верно! Убить работорговцев! — взревел, поддерживая ее, Грот. Тупая башка огра собиралась его поддержать, но умная вовремя боднула.
— Предлагаю отпустить, — сказала умная голова Гормока. — Будем сражаться — останемся здесь все, костьми. Кроме тебя, Пламенник. Я вижу, как ты изменился.
— Без снаряжения и оружия, — добавила Химари, с крыши, уже наложив стрелу на тетиву.
— И с половиной кристаллов, которые есть в казне Железноборода, — поддержала ее Клора, остановившая пращу. — Вы за его жизнь получите больше, если возьмете как заложника, а не благодарного ободранного козла, который никогда не сможет вернуться в Бездну!
— Не знаю, зачем они тебе, но я согласна на две трети кристаллов, — усмехнулась матрона, разряжая тетиву арбалета. — И все оружие. Доспехи и броню можете оставить себе. Я довольно навоевалась и насмотрелась на этот уродливый водопад, а зачарованный меч может стоить приличных денег. Что скажешь, Пламенник? Устраивает тебя такой обмен?
— О боги, чего тут думать? Они должны гореть! — выкрикнула фея, но, поймав ее в ладоши, я аккуратно засунул скандалистку в собственное сердце.
«Они будут гореть. Поверь. Они еще не понимают, но сейчас обрекают себя на судьбу куда хуже смерти от наших рук. Думаешь, их наверху ждет почет и уважение за потерянный город с рудником? Да их разорвут на кусочки свои же, а мы малой кровью захватим поселение, — объяснил я беснующейся Весте. — К тому же они от нас никуда не денутся, мы в любой момент сможем вернуться в подземелье распорядителя и напасть из катакомб».
«Хорошо. Но только если обещаешь напасть на них, как только окажемся на поверхности!» — нехотя согласилась Веста, поджавшая к груди ноги.
— Мы оставим себе все оружие, которое пробивает зачарованные от металла доспехи, и отдадим вам все не зачарованные комплекты брони из железа и стали, — решил я. — Куда пойдут кристаллы, не ваше дело, мы готовы отдать половину. Пленников заберете всех, но только перед подъемом на поверхность. Сейчас мы сами позаботимся о выживших.
— Будешь их пытать? — спросила, чуть наклонив голову, матрона.
— Если придется. Если же они будут помогать добровольно — даже пинать не стану, — сказал я, осматривая поле боя. — Если ты согласна, можем ударить по рукам, и вы пойдете по своим делам, а мы перевяжем раненых. Если нет — мои раны как раз затянулись, и я готов ко второму раунду.
— Ты чертов псих, — покачала головой матрона. — Наши дома — вон те три, у ближней стены, со стороны лифта распорядителя. Не подходите к ним, и мы не нападем. Как выясните у старика, где все кристаллы, готовы будем продолжить разговор. Идем, мальчики и девочки.
— Ты правильно сделал, что отпустил их, — сказала умная часть Гормока, прижимая ладонь к исполосованному боку и прикрывая его щитом из стола так, чтобы не видели дварфы. Отвечать я на эту похвалу не стал. И ежу понятно, что, если все бойцы ранены, а у Химари осталась пара стрел — сражение не выиграть ни при каких обстоятельствах. Но у страха глаза велики, а мы только что победили всех дварфов, загнав их в угол.
— Сдать оружие! — приказал я, поворачиваясь к пленным. — Снять доспехи. Теперь ваша жизнь полностью зависит от того, как четко вы исполняете приказания! Все, кто разделись, — в яму! Бегом!
Пинки все же понадобились, но немного. Их с наслаждением раздали очнувшиеся рабы, живущие на уступе Бездны. Вскоре все выжившие перекочевали под их присмотр. Дварфов связали веревками и порезанными на ленты тряпками, которые я при случае надеялся заменить на каменные или хотя бы деревянные кандалы.
Раненых оказалось не так много, и я с удивлением понял, что ни одного убитого на моем счету нет. Основную массу составили те, кого во время штурма придавил Гормок, или застрелила Химари. Судя по характерным попаданиям, из нее вышел неплохой стрелок, хотя она и мазала довольно часто, всаживая не в шею, а в голову или плечи. Тогда деревянные стрелы без наконечника имели все шансы застрять в толстых черепах дварфов или отскочить от шлемов.
А вот покалеченных хватало. Одного я навечно ослепил, второму сломал лицо так, что в ближайшее время он будет валяться без сознания, а третьему было крайне плохо, кажется, внутреннее кровотечение от разорванных органов, но он все еще был жив, а при доле удачи мог протянуть даже до возвращения домой. Именно его, как самого здорового, я оставил для разговора.
— Я пообещал не убивать вас, — усмехнулся я, присаживаясь на корточки. — Но тут такое дело. Если я тебе не помогу — сам сдохнешь. У тебя есть целых два варианта. Первый — храбро умереть, попытавшись сопротивляться. А второй — помочь мне с одной маленькой задачкой, снять ошейники с рабов, вернув их души в тела.
— Не могу, — просипел бородач, сплевывая кровавые пузыри. — Эльфы могут. Только они. Мы лишь помогаем.
— Вот как? Хочешь сказать, что ты мне бесполезен?
— Нет. Нет! Без меня тоже ничего не выйдет. Но нужна эльфка! — замахал одной рукой дварф, продолжая другую прижимать к животу. — Магия души — это их. А наша — железа. Они переносят души, мы надеваем ошейники.
— Вот как, — хмыкнул я, поднимаясь. — Ну, ты уж полежи здесь тихонечко, подожди. Я пойду поищу подходящую эльфийку. Может, во всем подземелье парочка найдется.
— На втором. На границе второго уровня живет одна… ведьма. Она может! — сбивчиво сказал дварф, видя, что я уже собираюсь уходить. — Но там по пути снорлоки, тени. Долго спускаться. Я помогу, только спаси!
— Неожиданное совпадение. И кто же мог подумать, что мне так повезет. Даже нам обоим, ведь мне не придется долго ходить за ней, — усмехнулся я. — Не дергайся.
Обогнув здания, я вернулся ко входу на уровень, где Мюриэль сидела рядом со связанным дварфом. Они тихонько о чем-то разговаривали, и коренастый бородач влюбленно смотрел на осунувшееся лицо темной эльфийки.
— Ого. И этот выжил? — удивленно проговорил я, глядя на пленника. — Почему решила его связать?
— Услышала победные крики двух варварок и решила не искушать судьбу. Хотя он и так от меня без ума. Никуда бы не делся, — сказала она, проводя по подбородку пускающего слюни дварфа. — Судя по всему, ты победил и готов двигаться дальше?
— Нет. Планы немного поменялись, — сказал я, присаживаясь рядом. — А ты и на мне пыталась использовать свои чары?
— Заметил? — кисло улыбнулась ведьма. — Какой женщине не хочется быть всеми любимой и обожаемой? Крайне грустно, когда всякая нежить с умным видом задает вопросы, но оттого веселее, когда она становится заинтересованной. Что ты хочешь, и что я получу взамен?
— Мне нужна твоя магия души, чтобы снять ошейники и разрушить барьер, — не став юлить, ответил я. — В свою очередь обещаю, что доставлю тебя куда угодно в Бездне, если это не будет противоречить моей основной цели. Видно же, тебе не терпится самой отправиться вниз, и единственное, что тебя сдерживает, — отсутствие пушечного мяса, за которым ты могла бы укрыть свое аристократическое личико.
— Как заманчиво. Значит, ты хочешь не только захватить город, но и перекрыть доступ героям? Играющему богу это не понравится.
— Почему нет? Будем считать, что я добавлю еще одно испытание для новоявленных героев. Если же он захочет этому помешать — уверен, сделает это. Я рассчитывал просто перекрыть город и ловить всех приходящих в мое отсутствие. Но тут понял, что рано или поздно герои сбегут. Хотя бы парочка. А в пещере распорядителя я их уже не достану. Так что поступим по-другому. Будем действовать с позиции силы и ультиматумов. Ну так?
— Хорошо, Ник, — улыбнулась ведьма, поднимаясь и отряхивая старое платье. — Показывай свое новое стадо. Сменим им колокольчики.

 

Назад: Глава 17
Дальше: Глава 19
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий