Божественная бездна. Книга 2

Глава 16

— А не мог ты сжевать гриб до того, как из нас все силы выкачали? — недовольно спросила Веста.
— Он бы продолжил прятаться в тумане и выжидать, — отмахнулся я, сосредоточившись на новом достижении. Давно забытая вкладка магического интерфейса встретила меня радостным сообщением:

 

«Развитие связи с планом земли, второй уровень, 1003 ед. из 5000. Единение с камнем: Виденье камня.
Развитие связи с планом огня, первый уровень, 308 ед. из 1000.
Развитие связи с планом смерти, первый уровень, 129 ед. из 1000».

 

Как интересно. Получается, огонь я использовал примерно в три раза реже, чем камень. Что логично, учитывая, что мои основные формы: скрытная и защитная, — как раз и относятся к земле. Но тогда уровень развития кости слишком высок.
— От чего зависит получение опыта в связи с планами? — задумчиво спросил я у Весты. — Она и раньше продвигалась, но куда медленнее. Я даже забыл туда заглядывать, не считая это важным. На поверхности за все схватки мы получили меньше пятисот единиц связи за пять дней, а теперь еще столько же за неполных три. Да еще и кость меньше чем за сутки на шестьдесят, при том, что ее использую только на либлинах.
— О боги. Мы с тобой в бездне, на плане, близком к преисподней и тьме. В каменных коридорах. Как ты думаешь, что тут должно развиваться? Воздух и свет? — недовольно фыркнула фея. — Радуйся, что тебе так повезло. У меня связь с планом огня восстанавливается благодаря бонусам от Распорядителя куда быстрее, чем развивается. Так что мне и задумываться о подобном не стоит. Что же касается смерти, напомни, скольких ты сегодня на алтарь положил? Да и обманувший смерть пожиратель — тоже достойный трофей.
— Если все зависит только от убийств монстров, мы единение со смертью быстро прокачаем, — горько усмехнулся я, разгребая останки нежити.
Судя по обгорелому богато украшенному плащу, противник был не из простых, и мне повезло, что он купился на провокацию, понадеявшись на рукопашную схватку. С имуществом у осьминогоголового было негусто. Я подобрал колечко с синим камушком и книгу в кожаном переплете, перетянутую ремнями, как в психбольнице. Вскрывать ее не стал, разумно посчитав, что там может находиться нечто опасное. Но и уничтожать подобные артефакты счел неразумным.
Правда, сложить ее в инвентарь, то есть засунуть в сокровищницу, пустив через портал огня, тоже было нельзя. Может сгореть в процессе. Пришлось сделать из обуглившегося плаща пожирателя сумку и закинуть ее на плечо. Если он в минуту слабости не бредил, неподалеку могут оказаться его браться, и тогда мне придется несладко. Еще одну такую схватку я могу и не пережить, особенно учитывая, что теперь противник будет расценивать меня как реальную угрозу. Так что, подобрав меч скелета воителя, я предпочел убраться подальше.
Больше на месте схватки делать было нечего. Гнилое, ломающееся от одного удара обмундирование меня не прельщало, и даже кости для либлинов можно было использовать только от воителя — остальные оказались слишком хрупки. Так что, развеяв всех союзников, я вновь активировал скрытную форму и быстрым шагом направился наверх, не забывая оглядываться по сторонам и прислушиваться.
На сей раз мне удалось почти без приключений добраться до выхода со второго уровня. Несколько перебитых скелетов, пара заблудших гримлоков, посчитавших, что я подхожу на роль добычи, и долгое время преследовавшая меня тень, так и не решившаяся напасть, не в счет. Здесь переход был столь же легко определяем, как и тот, что вел с третьего уровня на второй. Растущие сталактиты сменялись пористыми изъеденными водой породами, обросшими плесенью, фиолетовым мхом и склизкими светящимися в темноте водорослями. Запах болота плотно забил ноздри, но я рад был увидеть хоть какую-то жизнь.
Веста, вновь забившаяся в сердце, моего энтузиазма не разделяла, но, в отличие от первого посещения этого уровня, в спячку впадать не собиралась, тихонько сидя в сердце и что-то бормоча на одной ей известную тему. Холод и сырость пробирали даже через сложившийся подкожный доспех, но я не отчаивался, помня, что наверху меня ждет какая-никакая, а цивилизация, где можно встретить даже гостеприимный костер.
Правда, со следами разумных мне повезло чуть раньше.
Почти у самого входа на второй уровень я заметил лагерь, по периметру которого виднелись аккуратно развешенные сухие водоросли. Получив зрение камня, я сумел оглядеться, не зажигая огня и не привлекая внимания. Ближе всего к выходу висели свежие, еще влажные водоросли, чуть дальше — ряды уже подсушенных, а еще дальше копнами на крючьях болтались сухие пучки по несколько килограмм.
За этими гирляндами, развешенными на плетеной веревке, находился небольшой шалаш, тоже покрытый водорослями, а перед ним едва тлел огонь, на котором стоял котелок с кипящей водой, от которой исходил не такой уж противный запах. Больше того, я четко уловил привкус мяты в воздухе, хотя здесь она, конечно, расти не могла.
Несколько минут я стоял в темноте, вглядываясь в лагерь и пытаясь найти жителя этого места, обустроенного на самом стыке уровней. Кто бы тут ни жил, он должен обладать достаточной силой, чтобы отбивать нападения бродячих скелетов или гримлоков, которых я встретил совсем недавно. Но когда из хижины вышло небольшое кривоногое существо, я даже растерялся, совершенно не рассчитывая на такого владельца.
Женщина, явно не первой свежести, но и далеко не старуха, с тонкой талией, обтянутой широким кожаным поясом с размещенной на нем связкой всевозможных кореньев, баклажек и пучков трав. Ее кожа была чернее обсидиана, а не слишком аккуратная прическа из белых упрямых волос собрана в конский хвост на затылке. Вначале я даже не поверил, что это именно кожа, может, мое зрение сбоило, но когда женщина наклонилась к костру и раздула угли, пламя четко очертило острый подбородок и узкие скулы.
— Что, путешественник, изголодался по женской плоти, раз не можешь оторвать взгляда? — уголками губ усмехнулась она, взглянув прямо на меня, хотя я оставался в тени на расстоянии больше десяти метров. — Можешь не опасаться, я не нападаю на путников, если они не атакуют первыми.
— И при этом являешься достаточно сильной, чтобы выжить здесь, — заметил я, подходя ближе и не пряча двуручный зачарованный меч воителя скелетов. — Мне интересно, что заставляет кого-то вроде тебя жить в таком месте?
— Кого-то вроде меня? — подняла бровь женщина, внимательнее посмотрев на меня и заведя правую руку за спину. Напряжение длилось несколько секунд, затем она усмехнулась, достав корешок, который бросила в котелок. — Как понимаю, пить чай ты со мной не станешь?
— Предпочитаю кофе, но его почему-то никто не предлагает, — вернул я улыбку, держась достаточно далеко от костра.
— Ты не из моего народа, а значит, пришел не за моей головой, — спокойно сказала женщина, вернувшись к вареву. — Судя по коже, твоя природа каменная, а значит, ты либо с отдаленных окраин четвертого уровня, либо из мест, о которых я ничего не знаю. Одно точно, ты поднимаешься, а не спускаешься, и у тебя на плече меч чемпиона. Он мертв?
— Он давно был мертв, теперь он упокоен, — ответил я. — Что тебе известно о нем и его предводителе?
— Том, чей плащ у тебя так небрежно перекинут через плечо? — рассмеялась женщина. — В первую очередь то, что у него есть двое братьев, которые обязательно придут за побрякушками, которые ты присвоил. Но ты, кажется, их совсем не боишься? Я чувствую смерть, и ею разит не от меня. Какой интересный у меня сегодня собеседник. Присядь, расскажи свою историю.
— Последний эльф, который вежливо просил назвать мое имя, да еще и добавлял «будь так любезен», отправился полетать в Бездну без страховки и с огромной дырой. Но я подумаю о твоем предложении, если вначале ты сама скажешь, что здесь делаешь.
— Еду готовлю, — охотно ответила женщина.
— А, отлично, в таком случае я просто иду наверх, — скептически усмехнулся я. — У тебя полная охапка трав, которые явно не растут в этом месте. Да и что здесь можно поймать?
— Море щедро к тем, кто готов принимать его дары. Даже если от всего моря здесь крошечная струйка, — ответила отшельница, помешивая варево. — Ты назвал меня эльфийкой, не делай так больше, иначе за такое оскорбление я скормлю твои мозги пришедшим за добычей братьям. Они ведь придут, спросят, почему ты здесь был и почему ушел живым.
— Можешь им ответить, что тебя чуть не убили, чудом удалось спастись. Все же и те братцы вряд ли представляют такую угрозу, раз живут всего на втором уровне бездны.
— Ты прошел коротким путем, который по какой-то причине оказался свободен, и даже не знаешь, что находишься у самого края, — понимающе хмыкнула ведьма. Теперь я понял, кого она мне напоминает, образ мгновенно въелся в разум. Только вот вспомнить, откуда у меня такие ассоциации и каких еще ведьм я видел, мне не удалось. — Ты заблудился и в то же время тут свой. Очень интересно. Настолько, что я готова честно ответить на один вопрос, за каждый ответ на мой. Это очень щедрое предложение, не отказывайся.
— Хэх. Сразу чувствуется подвох. Не стану, но и отвечать буду ровно так же, как ты. — сказал я, беря меч за перекрестие и упирая его в камень лезвием. — Что ты здесь делаешь? Не в смысле варишь похлебку, а почему решила здесь жить?
— Это самое безопасное место в Бездне, — улыбнулась женщина, довольная, что игра началась. — Почему ты поднимаешься вверх?
— У меня есть незаконченное дело, — также лаконично ответил я. — С кем ты торгуешь?
— С теми, кто готов со мной меняться, — быстро сказала ведьма, дуя на ложку. — Хочешь уйти из Бездны?
— Потом, — неопределенно ответил я. — Какой народ, кроме дварфов, гномов, хоббитов и эльфов, с тобой торгует?
— Снорлинги, — улыбнулась женщина. — Ты, кажется, начал понимать правила. А раз так, я задам вопрос более конкретно. Какое дело есть у поднимающегося короткой дорогой с третьего уровня и убившего несколько сильных врагов на первом уровне? Я уточню, чтобы тебе не пришлось врать. Ты не хочешь торговать, иначе уже предложил бы что-то. У тебя нет нужды в продуктах — я не вижу у тебя за спиной большого рюкзака, обычно нужного для такого путешествия. Ты не хочешь немедля отправится наверх. Зачем ты туда идешь?
— Хочу… — я задумался под веселым взглядом ведьмы. Не знаю, могла бы она определить ложь, но рисковать я не стал. Ответить, что хочу убить врагов? Дались они мне. Вернуть хоббитам кристаллы? Возможно, это ближе к истине, хотя и тоже не до конца правдиво. — Хочу захватить город с каменоломней.
— Что? — пробовавшая в этот момент похлебку женщина даже поперхнулась, закашлявшись. — Что ты хочешь сделать?
— Ты меня уже слышала, но я рад, что могу дать тебе ответ на еще один такой же вопрос. Я хочу захватить город, находящийся на первом уровне, и установить там свои порядки. Теперь ты ответишь на два моих вопроса. И это не вопрос, а утверждение.
— Постой. Да, конечно, я отвечу, но вначале хочу немного уложить эту мысль в своей голове. Ты хочешь победить артель железнобородых? Допустим, ты захватишь там власть, но уже через несколько дней спустится новая партия героев нулевого уровня со своими рабами, некоторые вернутся домой, расскажут, что ты устроил. И все на этом закончится. К тому же не думаешь же ты, что в одиночку сумеешь удержать целый город?
— Вначале ответы на мои вопросы, — улыбнулся я, довольный реакцией. — Снорлинги разумны? Как с ними договориться об альянсе?
— Можешь сразу забыть, — отмахнулась ведьма. — Рабы дварфав сотнями лет добывали пойманные в кристаллы души их собратьев. Они не пойдут на перемирие, разве что ты предложишь им прекратить добычу. Но тогда город потеряет смысл своего существования, туда перестанут поставлять продукты, и все умрут от голода.
— Ты же сама сказала — море щедро к тем, кто готов брать его дары. — Я еще раз, по-новому взглянул на женщину. Она не была красива, но однозначно напоминала жрицу Матери Бездны. — Враг моего врага — мой друг. Не владеешь ли ты магией души?
— Это уже третий вопрос, и я не понимаю, к чему ты его задаешь, — сказала ведьма, нахмурившись. — Если думаешь, что я буду участвовать в твоей сумасбродной затее по захвату целого города, полного эльфов и их слуг, даже не мечтай! Я не для того прячусь в этой жалкой лачуге, чтобы рисковать своей жизнью. Что ты собираешься делать, если твой план удастся?
— Установить собственные правила, — улыбнулся я. — А теперь еще раз. Магия души, ты ей владеешь? На достаточном уровне, чтобы заточить душу в рабский ошейник или вытащить ее оттуда?
— Допустим это так. Я не буду сражаться на твоей стороне. И на вопросы твои больше отвечать не стану, — нехотя ответила, принимаясь за похлебку, женщина. — Ступай дальше. Ищи свою погибель, я не буду частью этой истории.
— Даже если в результате у тебя появится шанс отомстить? Крошечный. Призрачный. Почти неуловимый шанс. Возможно, последний в твоей жизни.
— Кому мстить? — горько усмехнулась ведьма. — Глупым поверхностникам, что смогли устроиться лучше нас? Высокомерным сородичам, отвернувшимся от истинных богов? Ты понятия не имеешь ни кто я, ни чего достигла или чего стою. Убирайся, чужак.
— Я не призываю тебя драться и уйду прямо сейчас. Но когда город окажется в моих руках, тебе будут в нем рады. Ты явно знаешь о Бездне куда больше, чем все, кто там живет, и даже больше, чем глупцы, ушедшие с третьего уровня ниже. Ты не спросила об этом, но я тебе скажу. Огромная экспедиция двинулась вниз, договорившись с драконом. Они оставили святилище третьего уровня почти беззащитным.
— И это должно меня обрадовать? — нахмурилась женщина. — За кого ты меня принимаешь? Мне нет дела до искателей смерти, спускающихся к собственной погибели. Ни один из них не достигнет и седьмого уровня. А если чудо все же случится, на десятом их ждет забытое святилище, уничтоженное гневом богов. Только Видящая способна открыть двери ниже, а их не рождалось уже больше полутора тысяч лет ни среди дроу, ни среди проклятых эльфов!
— Прощай, — сказал я, вынув меч из небольшой ямки, которую он смог прорезать в камне.
— Стой. СТОЙ! Ты дернулся! Я видела! Что ты знаешь?! — вскочила ведьма, опрокинув котелок на шипящие угли. — Ты не знал о воротах, ты вообще ничего не знаешь, но дернулся, когда услышал… услышал о Видящей! Только не говори, что она родилась в народе поверхностников! Этот мир не приносит видящих, таково слово богов!
— Этот нет, — коротко бросил я, даже не думая оборачиваться. Все постепенно вставало на свои места. Нет смысла посылать войска в другие миры, если под боком дварфов есть почти беспомощные хоббиты, давно порабощенные орки, фавны, огры, дриады и прочие расы. Нет нужды собирать мощное войско, тратить силы на открытие порталов ради обычных рабов.
Но если для открытия врат к богу нужен ключ. Требуется Видящий, которого нет в этом мире, тогда все встает на свои места.
Почему после божественных героев никто не зашел так далеко?
Зачем набеги?
Почему рухнуло и не восстановлено святилище на десятом?
Вот только мне от этого не легче, ведь группа искателей приключений уже отправилась в глубины, перекрыв короткий проход с третьего на четвертый. А значит, мне придется спускаться и как можно быстрее. Я потрачу сегодняшний день. Уничтожу врагов и без промедления отправлюсь ниже. Для скорости даже телепортируюсь, чтобы второй раз не проходить здесь же, и сэкономлю тем самым сутки.
— Стой! Стой тебе говорят! — окрикнула на бегу поправляющая толстую сумку ведьма. — Подожди меня. Я должна знать, что происходит. Если время пришло, я должна быть там!

 

Назад: Глава 15
Дальше: Глава 17
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий