Божественная бездна. Книга 2

Глава 15

— Дневное пламя! — выкрикнула Веста, разом заставляя тьму отступить. Но, черт возьми, лучше бы ей этого не делать, не так страшно было бы умирать.
— Вашу мать, — выругался я, смотря на то, как из отступившего черного тумана выбегают десятки скелетов самого разного роста и размера. Многие оказались вооружены старыми полусгнившими от времени мечами и дырявыми щитами, что придавало им воинственный вид. Шелест сменился топотом костлявых ног окруживших меня со всех сторон противников, и ничего не оставалось, кроме как активировать защитную форму на максимум.
— Все мои силы уходят на поддержание магического огня! — предупредила Веста, но я был ей крайне признателен и за такую малость. Сражаться с врагом, которого не видишь и не слышишь, что может быть хуже?
Первого выбежавшего на свободное пространство скелета я встретил богатырским ударом каменного меча, но попал чуть плашмя, отчего он только стал лучше, разнеся черепушку со светящимися глазницами в мелкие осколки. Несколько стрел с кривыми наконечниками ударило по каменной броне, лишь оцарапав поверхность, но одна пролетела опасно близко от глазницы, а я совсем не горел желанием проверять, выдержит мой глаз такое попадание или нет.
Стуча костями, мертвец вмазал мне по спине заржавевшей булавой, заставив качнуться вперед, и каменные брызги разлетелись во все стороны. Двинув нежить локтем в черепушку, я тут же переключился на тычущего в лицо наконечником копейщика. Поймав сгнившее древко, сжал пальцы и каменной гардой ударил врага по голове. Как назло, попал в глазницу, и череп начал с бешеной скоростью стучать зубами, пытаясь разгрызть камень. Сбросив его под ноги, я раздавил черепушку, тут же приняв удар следующего противника на предплечье.
Ржавый топор погрузился в окаменевшую плоть на несколько миллиметров, вызвав жгучую боль, и, перерубив скелету руки мечом, я хлопнул в ладоши, сминая древний шлем вместе с содержимым, от которого почти ничего не осталось. Сзади что-то больно ткнуло в спину, и, взревев, я развернулся на сто восемьдесят, описывая каменным клинком широкий полукруг, сломавший сразу нескольких подбегавших противников.
Старые кости не выдерживали столкновения с мечом, крошась и ломаясь на куски, но на место каждого упокоенного скелета вставали еще двое, давя общей массой. Либлины не справлялись, окруженные мертвыми каменюки, ломали ноги, с разбегу врезались в колени и добивали павших, прыгая на них. Вот только и скелеты булавами и молотами разбивали элементалей на части, лишая их конечностей и дробя в мелкую каменную крошку.
Боль от смерти либлинов через осколки их душ отдавалась во всем моем теле, заставляя проходить удары мимо. И вот уже несколько скелетов облепили меня, не давая нормально ударить мечом. Взревев, я бросился к ближайшей колонне, размозжив двух умертвий о стену, а когда еще пятеро обхватили меня со всех сторон, упал, придавив нескольких.
Короткие обломанные мечи и кинжалы били в бока, с каждым ударом откалывая куски брони и погружаясь все глубже. Нежить совершенно не стеснялась добивать лежачего, но просто так я сдаваться не собирался. Отпустив меч, сгруппировался, а затем короткой тройкой каменных кулаков размозжил насевшим тварям головы.
Теперь расстояние играло мне на руку. Захват ног не просто обездвиживал врагов, а размалывал, как в ступе, не оставляя шанса на существование. Работая локтями и кулаками, я избавился от насевшей толпы, а затем перекувырнулся в сторону, ломая ноги вновь подбежавшим. Рукопашный бой был куда привычнее, а потому, стоило мечу оказаться на земле, дело резко пошло на лад. Скелеты не отличались особой сноровкой, а их вооружение не пробивало с одного удара каменный доспех, и этого хватило, чтобы расправиться с врагами. Мне даже удалось восстановить каменную форму в перерывах между набегами толпы.
Хоть движения в защитной форме и были замедлены, этого хватало, чтобы сделать шаг вперед и встретить очередного врага прямым ударом значительно удлинившейся руки в челюсть. Кулак сшиб держащуюся на магии кость, прошел насквозь до шеи и проломил позвоночник, оборвав и без того конченую жизнь врага. Следующий же подоспел, замахнувшись двуручным молотом, и я понял, что не успеваю даже парировать, но тут мне на помощь пришли шипы на броне.
Сделав шаг чуть в сторону, я пихнул молотобойца плечом, и он повис на одном из каменных выступов, потеряв в процессе нижнюю часть туловища. Противник еще пытался скрести костяшками по каменной броне, но лишь оставлял неглубокие следы. Чтобы не отвлекал, я прихлопнул его ладонью, насадив поглубже и раскроив череп на две части, а затем подобрал молот и тут же швырнул его в подбегающего противника со щитом, пробив насквозь и гнилую деревяшку, и грудную клетку врага.
Стоило выпрямиться и посчитать, что настало затишье, как со всех сторон ринулась вторая волна, но теперь я уже не возился с тяжелым неудобным оружием, а каменными шипами крошил старые кости, почти не встречая сопротивления. С каждым заблокированным ударом противника я чувствовал, как нарастает новый слой брони, но скорость при этом не снижалась — об этом позаботились элементали огня и Веста, ускорявшие как мой метаболизм, так и работу суставов. А спустя примерно минуту я вошел в рабочий темп, поймав ритм боя.
Шаг вперед, поймать оружие противника, вырвать и другой рукой проломить череп. Шаг в сторону, насадить врага на шипы. Обернуться, подставляя его под удары вновь подбежавших, и прикончить всех троих, впечатав плечом в стену. Пригнуться и прыгнуть, валя на землю и сразу добивая еще одного. Снова шаг вперед. Поймать. Апперкот, блок, захват и сразу слом. Враги не требовали жалости, не требовали рассуждений — они были даже не живые. Лишь тренировочные манекены.
Шаг вперед. Поймать оружие противника. Лишиться пальца? Получить блеснувшим клинком в живот, едва спасаясь от верной смерти? Что за черт?
Отскочив, я не успел даже осмотреться. Передо мной был точно такой же скелет, как и все. Точно такой же, да не такой. Едва успев заметить на высоком и плечистом костяном торсе уж слишком хорошо сохранившийся доспех, я лишился половины брони на правом плече — вместе с рогами на шлеме и значительной долей уверенности и самомнения. Эта нежить явно знала, что делает, и махала отполированным оружием куда лучше собратьев, не стесняясь подставлять их под удар.
С каких пор скелеты начали следить за своим обмундированием?
Додумать мысль мне не дали, скелет-воитель выпустил двуручный меч и умело кинул в меня пробегавшим мимо собратом, да так мощно, что очередная нежить рухнула на меня сверху, загораживая обзор. Удара меча я не видел, но прекрасно почувствовал, красивый быстрый взмах должен был лишить меня головы, не споткнись я об останки. Лезвие прочертило глубокую борозду в каменной броне, разрубив грудную клетку и позвоночник насевшего на меня скелета.
Не собираясь отпускать добычу, воитель прыгнул вперед, мощным ударом срубив несколько шипов и часть стоящей радом каменной колонны. Легкость, с которой клинок рубил камень и кость, говорила о его магической природе, и мне нечего было противопоставить. Сейчас нечего. Сделав подшаг, я выкинул правую руку вперед, и скелет обрушил на нее мощный удар, без сомнений, способный обрубить конечность, но, к удивлению противника, рука пропала, а в следующее мгновение я уже держал в ладони такой же зачарованный меч хоббита-мутанта.
В лапище защитной формы он казался обычным, хотя по факту и был двуручным, но скелета появление нового оружия не впечатлило, и он шагнул вперед, собираясь разделить меня напополам. Зачарованный клинок страшно блеснул, разрубая поддерживаемый Вестой магический шар света, и тот, заискрив, погас, в то время как лязг железа прямо сообщил о том, что дальше мечу врага пробиться не удалось. Скелет даже отпрыгнул, недоуменно глядя на собственное оружие.
В этот раз настала моя очередь наступать. Неумело маша клинком, я отгонял противника, выжидая удачный момент и одновременно отбиваясь от последних наседавших скелетов, не особенно рвущихся в бой. Судя по всему, в строю остались только калеки, и теперь, восстановив броню, настала моя очередь брать числом.
Каменные либлины вырывали конечности из стен и бросались в бой, даже не успев до конца сформироваться. Костяные не привередничали и собирали свои тела из того, что попадалось под руку, и только огненных я приберег на потом. На самый крайний случай. Шестеро появившихся сторонников не могли один на один справиться даже с одним вооруженным скелетом, но, к счастью, это и не требовалось, я лично прикончил большинство врагов, и теперь осталось разобраться с остатками.
Предводитель нежити вскинул меч, показывая на меня, и из вновь начавшей клубиться тьмы наступили новые отряды нежити, вот только выглядели они жалко даже на фоне своих потертых и сгнивших предшественников. Нападая по двое, либлины легко расправлялись с врагами, оставив мне главаря, который начал неуверенно оглядываться, будто ища поддержки в темноте.
Дожидаться, пока новый отряд выползет из окрестных пещер, я не стал.
«Лавовый взрыв!» — приказал я, активируя нашу с Вестой совместную способность.
Свет мгновенно притух, давая понять, что фея вымоталась, но даже в темноте было прекрасно видно, как оранжевая масса прожигает доспех вместе с костями, связывая его в одно целое и лишая мобильности. Предводитель скелетов еще пробовал сопротивляться, бросившись вперед, но я без особого труда отбил атаку его меча, а затем боднул, вдавливая шлем в череп. Надо отдать должное кузнецам, этот доспех оказался куда прочнее, чем на остальных скелетах, да и лобная кость его была толстой, но сравниться с моей каменной башкой все равно оказалась не в состоянии.
Скелет с проломленным черепом рухнул на колени, не в состоянии больше драться, и я, подобрав его клинок, с наслаждением рубанул, рассекая и кость, и доспехи. Пользоваться оружием я, конечно, не умел, зато силушки у меня было хоть отбавляй, а потому, не заморачиваясь с точностью, я разрубил врага на две неровных половинки.
— О боги, наконец, — выдохнула изможденная фея, снимая заклятье освещения. Она выложилась по полной программе и даже ругаться на мою постоянную косолапость оказалась не в состоянии. Не став ее напрягать, я подобрал каменный клинок, верой и правдой прослуживший мне целых четыре удара, и без сожаления отправил его в инвентарь, как и меч хоббита, сохранив только трофейный.
Скелетов осталось не так много, но пришлось повозиться в останках, к тому же некоторые особенно сообразительные решили не продолжать сражаться, а сбежать. Что без одной руки, половины туловища, а то и вовсе с одной ногой удавалось не слишком хорошо. Единственное, что меня смущало в окружающей тьме, неисчезающий туман.
По логике он должен был пропасть, стоило главному из врагов погибнуть, но почему-то не исчез, и приходилось выискивать противников почти на ощупь. Веста была не в том состоянии, чтобы обращаться к ней за помощью, а потому, здраво рассудив, я решил вызвать одного из огненных либлинов. Но ничего не вышло.
Он появился на секунду, а затем мгновенно погас, оставив после себя только шипящую искру. Нахмурившись, я попробовал вызвать элементаля еще раз, но теперь он вовсе не смог воплотиться, а свечение моих вен снизилось до того, что я перестал что-либо видеть в полуметре от себя. И выкалывание глаз тут совершенно бы не помогло.
Такой поворот меня совершенно не устраивал, и я решил воспользоваться домашним телепортом, несколько раз активировав иконку, пока не сообразил, что и эта магия каким-то образом заблокирована. На бой со скелетами я потратил все свои и либлинов силы, и теперь остался в гордом одиночестве посреди вытягивающего силу черного тумана.
Решив, что надо выбираться из заклятья, я побрел к самой близкой освещенной точке — водопаду на краю Бездны. Каждый шаг давался с трудом, и через несколько минут я осознал, что даже нести выигранный в схватке клинок выше моих сил. Я не разжал пальцы, но они отвалились вместе с каменной ладонью, когда защитная форма начала спадать против моего желания. Всей вбираемой энергии камня оказалось недостаточно для ее поддержания.
Рыча сквозь сжатые зубы, я продолжал идти, оглядываясь в поисках противника, но вокруг была только темнота и черные клубы тумана. Теперь я уже не сомневался в его сверхъестественной природе, но не мог даже поднять оружие против врага, который так и не показался. По бою на первом уровне я мог с уверенностью сказать, что это не тени, жаждущие отмщения, даже если у гримлоков были души, их высосало без остатка сердце подземелья.
Когда едва видимый голубой огонек водопада наконец появился между колоннами, я лишился последних сил. Рухнув на колени, я не собирался сдаваться и пополз на четвереньках. Плевать на все, буду зубами вгрызаться в камень, если это позволит выжить. И я полз, полз, когда отказали ноги, на локтях. Полз, изгибаясь всем телом, когда начали неметь руки. Спасение было рядом. Я уже видел водопад, слышал его могучий рев.
— Достаточно, — раздалось прямо в моей голове, и белая лапа с перепонками между длинными когтистыми пальцами легла мне на плечо. Хватка ее оказалась чрезвычайно сильной, в один миг перевернув меня на спину.
Даже без подсказки магического интерфейса я понял, что передо мной настоящий предводитель местной нежити. Высокий, словно эльф, с узкими плечами, гуманоид здорово отличался от всех ранее встреченных выбивающимися из-под капюшона щупальцами. Которые немедля опустились мне на голову, скидывая последние остатки шлема.
— Ты довольно позабавил меня, живущий, и прежде, чем я пожру твой мозг, разрешаю рассказать, кто ты и откуда прибыл, — разнесся в моей голове властный и самодовольный голос. — Ты потерял дар речи от ужаса? Странно, ведь ты храбро сражался против моих слуг — скелетов. Может, я переборщил с лишающим сил туманом?
— Да нет, все нормально, просто не люблю с набитым ртом разговаривать, — усмехнулся я, глотая тщательно пережеванный магический гриб.
— Твой мозг будет моим! — завизжал монстр и ударил мне в голову одним из щупалец. Острый шип без труда пробил череп, зайдя на несколько сантиметров, но враг явно растерялся, не понимая, что происходит. — Что? Где твои мозги?
— Извини, на обрыве оставил, — вновь усмехнулся я, вцепившись в наклонившегося врага. — Веста, жги!
— С радостью! — выкрикнула фея, активируя атакующую форму и используя все полученные от гриба силы на максимум. Пожиратель дернулся, пытаясь скрыться, но огонь уже сожрал его тунику и сейчас быстро поглощал высохшую и поддерживаемую только магией плоть. Враг не сдавался, слепо ударяя щупальцами и оставляя глубокие раны, но последние мгновения его жизни уже были сочтены.
— Братья! Помогите! — взвыл пожиратель, но, кого бы он ни звал, ответа получить не успел.
Перехватившись за щупальца, я дернул головы вверх, а затем развернул на сто восемьдесят градусов, ломая шейные позвонки. Чудовище забилось в агонии, но даже когда туман чуть рассеялся, я не стал рисковать и продолжил выжигать пожирателя, пока его тело не превратилось в кучку пепла и обгоревших костей. Но и тогда не успокоился, растоптав их в труху.
— Все же иногда хорошо быть безмозглым, — устало сказал я, отряхиваясь. — Что это, черт возьми, было?
— Понятия не имею. Если я когда и сталкивалась с подобной жутью, знания остались в другой части души, — ответила чуть восстановившая силы Веста
Оглянувшись в поисках потерянного меча, я понял, что после исчезновения магического тумана в пещере стало гораздо светлее. Словно пасмурным вечером или лунной ночью. Однако это не освещение поменялось, изменилось мое восприятие.
«Получен первый ранг навыка “единение с камнем”. Получено “виденье камня”. Следующий навык единения “память камня ” ».

 

 

--\\--
Понравилось? Какие моменты в первой книге для вас стали самыми "неприятными" после которых вы думали что возможно бросите книгу? Почему? Стало ли лучше в этой книге?

 

Назад: Глава 14
Дальше: Глава 16
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий