Божественная бездна. Книга 2

Глава 13

— Цыпа-цыпа-цыпа, — пророкотал я, выходя за пределы подземелья и освещая собственным пламенем ближайшие окрестности. Недоумевающие гримлоки, хрипя, попрятались между колонн, готовые напасть с разных сторон, стоит мне подставиться. И я с готовностью вышел вперед, приказав либлинам держаться полукругом.
Ждать пришлось недолго. Первые же монстры бросились вперед, стоило мне отойти достаточно далеко от выхода в подземелье. Их даже не смутило то, что я специально держался на открытом пространстве вдалеке от колонн. Сразу десяток дубин из кости взметнулось в воздух, чтобы обрушиться на мою многострадальную голову, но у меня для них был припасен пламенный привет.
Стоило врагам оказаться рядом, я немедля выпустил наружу сияющую Весту, обрушившую целую волну огня на противников. Жар выжег все запахи, а громкий треск костей и стук каменных ног либлинов дезориентировал их, заставив зажать уши. Лишь несколько тварей сумели остаться на ногах, которые я немедля обрубил костяным клинком.
— Всех поверженных на алтарь! — приказал я, обезоруживая противников, до последнего старающихся вгрызться в мою каменную обжигающую броню. Дикие, жуткие и непонятные гримлоки вновь набросились со всех сторон, стараясь уничтожить угрозу, стоящую прямо посреди их жилища.
Выдать вторую огненную волну Веста оказалась не в состоянии, но либлины огня с шипением носились по воздуху, поджигая кучи дерьма, оставленные десятками гримлоков. Крохотные огненные шары элементалей оставляли на тупых озлобленных мордах глубокие ожоги, но не могли убить. Даже когда все трое взялись за одного врага, закружив огненный хоровод, он больше минуты махал костяной дубиной в попытке отогнать моих миньонов, пока в конец не прожарился.
Каменные либлины оказались куда эффективнее. Выдерживая прямой удар гримлока, они отвлекали на себя внимание, принимали атаки и сами, бросаясь под ноги врагам, ломали коленные чашечки и суставы, набрасывались на отдельных противников, валя их на землю. А затем тащили упирающихся монстров в пещеру, где тех ждала незавидная участь.
Но чемпионами сегодняшней схватки стали костяные. Они будто знали, куда именно нужно бить, чтобы нанести как можно больше урона. Воспользовавшись беспомощностью противника, они своими длинными загнутыми костяными клинками разрывали мягкие ткани, вызывая обильное кровотечение, и даже умудрялись сами убить противника.
Я же бросался туда, где помощь требовалась в первую очередь, привлекая больше всего внимания и нанося столько же урона, сколько все либлины вместе взятые. Костяной клинок гудел в моей руке, и хотя скорости и умения мне не хватало, против тупых монстров решающими факторами стали толщина брони и сила удара.
Одним взмахом я отрубал руку или ногу, перехватывал закованной в каменный доспех рукой костяные дубины с шипами и отправлял противников в глубокий нокаут. Заряженный силой огня, я легко расправился с десятком противников и, схватив двух из них за кривые ноги, потащил в подземелье.
Монстры пытались упираться, воя от боли, махали своими заплывшими конечностями, в слепой ярости пытаясь достать меня, или сделать хоть что-нибудь, что поможет им вырваться, но я не дал им такого шанса, легким пинком в висок обездвижив одного, второго положил на алтарь и, прижав шею к чаше, одним движением отрубил голову.
Черная, нечеловеческая жижа хлынула наружу, без следа впитываясь в камень. Никаких пор при этом на поверхности не было, а через секунду не осталось и следов — будто вода сквозь песок прошла, и он тут же высох. Озадаченно подняв противника над алтарем за ногу, я потряс немного, выдавливая все до капли.
— Ну, кисонька, ну еще капельку. Что мне тебя, выжимать, как полотенце? — обреченно сказал я, глядя на заполняющуюся шкалу «сытости» подземелья. — Похоже, придется их всех сюда перетаскать, чтобы хоть половину набрать.
— О боги. Подземелью тысячи лет, оно раскинулось на большую часть второго уровня, так что, наверное, убитых монстров понадобятся даже не десятки, а сотни. Если ты хочешь его полностью восстановить, — заметила Веста, греющаяся у алтаря. — Только зачем оно тебе? Все равно спускаться ниже придется.
— Если все как сказал Распорядитель, я не могу отходить от активного сердца подземелья дальше, чем на десять километров. Только набегами, по трое суток, а за такой срок спуститься к Играющему богу точно не выйдет, — сказал я, бросая на алтарь следующее чудовище, словно курицу. — Сегодня твоя очередь получать бонусы, так что постарайся думать о хорошем и приобрести что-то действительно полезное. Кроме знаний.
— У тебя хоть выбор есть, — недовольно ответила Фея. — А у меня, что дадут, то и будет.
«Восстановлен первый уровень подземелья, разблокированы следующие комнаты: Кладбище, 2 квадрата из 100. Казармы, 1 квадрат. Дома либлинов, 1 квадрат из 10. Обнаружено неактивных комнат — 200», — появилась перед глазами горящая магическая надпись.
— Ого, а ты еще говоришь, что бесполезно активировать подземелье, — обрадованно сказал я, прокручивая список строений.

 

Кладбище. Активная площадь 2 квадрата. Может быть активировано 100 квадратов. Хранение останков для последующего использования. Доступно костей для вызова — 12.
Казармы. Активная площадь 1 квадрат. Может быть активировано 10 квадратов. Служит для поселения миньонов и создания для них терпимых условий проживания. Доступно мест для размещения — 1 среднее существо или 2 малых существа.
Дома либлинов. Активная площадь 1 квадрат. Может быть активировано 10 квадратов. Слоты для привязки душ либлинов — 10. Заполнено — 0.

 

Сразу видно, мой предшественник напирал именно на нежить и скелетов, иначе зачем такое огромное кладбище? Будь я магом в чистом виде, возможно, тоже смог бы использовать все бонусы такого подхода, но с этим, увы, не задалось. По крайней мере, пока не будет построена библиотека и книга вызова. Тогда должно пойти быстрее. Чую, придется прокачивать либлинов до магов, чтобы они использовали заклятья и записывали их на свитки.
Отбросив в сторону обескровленное тело, я положил руки на алтарь, активируя виденье Владыки подземелий. Небольшой кружок расплывался по серой области, на которой раньше находилось подземелье. Серым были обозначены старые комнаты, некоторые из которых были на самом краю Бездны, через пару километров отсюда. Но куда больше меня заинтересовало то, что подземелье должно было расти не только в стороны, но и в высоту, и в глубину.
А еще там, внизу, если повернуть карту, можно было увидеть другое сердце подземелья.
Как раз километрах в десяти ниже. Примерно в пяти уровнях. Учитывая, что я на втором — моя следующая точка интересов на седьмом, что, мягко скажем, далеко. Но сейчас важно закончить начатое и поглотить готовое подземелье, освоиться и обжиться, и все это до момента, когда герои третьего уровня вернутся к городу горнодобытчиков.
— Тащите следующих, — мрачно сказал я, отрываясь от алтаря, и тут понял, что активных либлинов не осталось. Нахмурившись, я еще раз перепроверил, действительно, души всех элементалей вернулись в мое тело, хотя такого приказа я не отдавал. Обернувшись, я увидел отползающего вопящего монстра и, схватив его за шею, выкачал всю кровь на алтарь, а затем вновь вызвал всех либлинов, восполнив ману от сердца подземелья.
— Что произошло? — спросил я, глядя на миньонов.
— Ти-би-дум, — сыграл на костях грустную мелодию скелет.
— Враг. Убил. Всех, — хором ответили каменные элементали. — Сильный. Страшный. Маг.
— Ясно, — нахмурился я, обозначив направление распространения крови. — Маг — это плохо. Какие заклятья использовал? Чем руководил?
— Много. Разных. Заклятий, — почти синхронно пожали плечами каменные либлины. — Сложно. Сказать. Точно.
— О боги, и как нам с этим бороться? — возмутилась Веста, впитывая часть моих сил, полученных от сердца.
— Как обычно, придем, увидим, победим, — усмехнулся я, подбирая костяной клинок.
То, что противник не нагрянул в само подземелье, прямо намекало на его страх или сообразительность. Хотя, может, его осторожность осталась на уровне воспоминаний и инстинктов от прошлого владыки подземелья. Однако я помнил слова о разрушенных святилищах нижних уровней и слиянии всех рас в чудовищную неразумную смесь, обладающую всей магией. А значит, понимал, что придется сражаться сразу со всеми угрозами, которые мне встречались раньше.
— Держитесь позади, — приказал я, укрывая Весту под каменной броней.
Стоило выйти из центра подземелья, и меня со всех сторон окружил мрак, только на сей раз он уже не казался таким простым и почти безопасным. Тела убитых тварей лежали почти у входа, в двух-трех шагах, но я не спешил выходить вперед, дожидаясь, пока глаза привыкнут к темноте. Через каменные веки не просвечивало ни одного лучика, но я отчетливо видел медленно оживающие сосуды подземелья, наполненные жертвенной кровью монстров.
Я чувствовал, как не терпится сбросить напряжение Весте. Как спрятавшиеся за мою широкую спину либлины огня рвутся в бой, но сдерживал эти порывы, не собираясь просто так рисковать и вырываться вперед без разведки, не видя врага. По моему приказу каменные элементали разошлись в разные стороны в поисках противника. Несколько секунд ничего не происходило, но я не верил, что враг отступил, и оказался совершенно прав.
С диким завыванием сразу несколько гримлоков набросились на каменного либлина, ушедшего за левую колоннаду сталактитов. Достаточно, чтобы разделаться с одним маленьким элементалем, но явно мало, чтобы победить всех. Я прекрасно это понимал, как и враг. Стоило покалеченному либлину отступить, как гримлоки спрятались обратно в темноту, всячески давая понять, что никуда не ушли. И это было куда подозрительнее, чем недавняя засада.
До этого даже при явных атаках они пытались прятаться и атаковать из укрытий, не шумя и не подавая признаков своего присутствия. Тут же все было с точностью наоборот — громко шлепая босыми ногами по камню, они не прятались, а будто хотели, чтобы на них напали. Ни одно разумное существо не захочет добровольно отдать свою жизнь, и даже звери могут понять, когда стоит затаиться, а когда — бежать или атаковать. Вывод напрашивался сам — ими управляют.
Плохо, когда противников больше, чем твоих войск. Еще хуже, когда у них появляется достаточно сообразительный предводитель, умеющий жертвовать своими войсками и устраивать тактические баталии. Но, к счастью, у меня за спиной был бонус, который невозможно переоценить. Отталкиваясь от него, я «заглотил наживку», направив всех каменных и костяных либлинов в атаку. Трех в обход прямо между колонн и еще трех с нашей стороны в лоб. Разом лишившись большей части своего войска.
Каменные либлины приняли на себя первый удар, удержав разом потяжелевшие на пятьдесят килограмм каменные дубины. Обезоруженные гримлоки бросались врукопашную, пытаясь грызть камень и отрывая конечности элементалей громадными, покрытыми опухолями лапами. Но в это время их атаковали костяные либлины, перерезая сухожилия и глубоко вспарывая мышцы, скелеты не знали страха, мелодично объявляя о каждой победе.
— Прячется, гад. Слишком умный, — нехотя признал я, вонзая клинок в одного из лежащих у входа гримлоков. Тот вздрогнул, почти беззвучно выдохнув, но даже этого оказалось достаточно, чтобы понять в чем дело. Немедля я обрушил клинок на второго, и рык понявшего, что засада не удалась, врага разлетелся по пещере.
Предводитель не спешил выходить вперед, прячась за колоннами, но я заметил, как гигантская сгорбленная фигура бьет сородичей, посылая их на убой. Толпы обезображенных болезнями и гноящимися язвами тварей бросились вперед, подчиняясь ментальному бичу. Оскаленные полупустые пасти со сгнившими зубами заполнили всю пещеру, напирая на меня со всех сторон и вмиг сметая либлинов.
Хищно взвизгнув, костяной клинок сделал широкий полукруг, разрывая воздух и оказавшихся рядом тварей. Вспарывая животы и отрубая конечности, я отступал, выигрывая драгоценные секунды. Уклониться от корявой костяной булавы, выбить из рук странного вида копье, отойти. Отнять жизнь, отрубая голову твари, зашедшей слишком далеко, так, чтобы она упала под ноги сородичам, и вновь широким полукругом нанести как можно больше ран.
Гримлоки загнали меня к самому выходу из подземелья, не давая возможности контратаковать, каждый прошедший удар дубины выбивал из моей каменной брони здоровенные пласты, не давая даже шанса на победу, но за каждый удачный удар им приходилось платить своими жизнями. Раненые падали под ноги, их затаптывали, проходя все глубже, и вот осталась всего пара активированных комнат.
Очередная тварь с рыком неслась вперед, когда в ее пустых глазах мелькнули искорки страха. Ровно на мгновение, которое понадобилось моему клинку, чтобы пробить гнилую черепушку, пройдя насквозь, но и этого хватило, чтобы моя улыбка разгорелась еще ярче. Противники продолжали напирать, предводитель гнал их вперед, даже не понимая, что ведет не к победе, а на убой.
Отступив еще на пару метров, я освободил пространство для костяных либлинов, вновь вызванных с кладбища. И тридцатисантиметровые костяные лезвия замелькали в воздухе, превращая вражескую плоть в фарш без всякой мясорубки. Где-то позади толпы гримлоков раздалось недовольное рычание, призывающее немедля уничтожить врага, но толпа не могла сдвинуться с места, закупорив проход распухшими телами, не способными протиснуться больше чем по одному. Враг гнал их пинками вперед, не видя, что происходит за спинами подчиненных, и даже не подозревая, что уже попался в мою ловушку.
Ярко вспыхнули магические жаровни, выхватывая из темноты вожака гримлоков, а затем хоровод из огненных либлинов обрушился на него, высаживая один огненный шар за другим. Каменные либлины, вышедшие из колонн позади врага, ударили по нему, не давая атаковать товарищей, и зверь взревел, размахивая толстым белым посохом, выточенным из чьей-то великанской кости.
Он пытался складывать печати и выкрикивать приказы, но магия подчинения души и пространства не действовала на территории подземелья, куда я старательно заманивал врага. Расползайся влияние просто так во все стороны, мне потребовалось бы еще несколько тел, чтобы активировать ближайшую к сердцу комнату — казармы охраны, но я специально выделил это направление, а затем выжидал, не активируя казармы до тех пор, пока противник сам не окажется в моей ловушке.
Лишенный магических сил, он орал, приказывая гримлокам атаковать наседающих на него либлинов, но неповоротливые твари застряли в узком коридоре, не в состоянии быстро выбраться наружу. Не способные спрятаться на ярком свету и лишившиеся всех своих преимуществ, они гибли один за другим под моим клинком и ударами скелетов.
Раненый маг, понявший, что дело его плохо, в панике рванул в темноту, пытаясь скрыться, но каменные либлины бросились ему под ноги, стараясь переломать суставы. Мощными ударами зачарованного посоха враг разбил тело одного и отбросил в сторону второго, боль от их развоплощения прошла по моему телу, но я не потерял концентрации, третий каменный элементаль догнал убегающего и сломал ему ногу.
К сожалению, слишком поздно, гримлок-предводитель смог выскочить за пределы активированной комнаты и мгновенно открыл портал, прыгнув в неизвестном направлении.
— Ушел, гад, — выругался я, одним мощным ударом насаживая на костяной клинок сразу твоих врагов. Твари мешали друг другу, не в состоянии нормально сражаться, и гибли, в результате даже не нанеся никакого урона. Но я расправлялся с ними безо всякой жалости, максимально быстро и эффективно. Не напирая на красоту ударов или кровавость. Каменные либлины и скелеты помогали по мере возможности, а огненные отвлекали врагов, осыпая их сверху огненными искрами.
— О боги. Кончено, — с облегчением выдохнула Веста, когда последний из гримлоков в пещере рухнул на пол. — Наконец.
— Нет. Ничего еще не кончено. Враг ушел, — выругался я, осматривая поле боя. — На алтарь. Всех на алтарь. Теперь у нас нет времени на постепенное развитие.
— О чем ты? Мы победили! Сам же говорил, что надо щадить побежденных, — удивленно уставилась на меня фея.
— Разумных, а не безобразных тварей, способных только засирать все вокруг, заниматься каннибализмом и нападать на путников из темноты, — резко сказал я, сам таща вяло брыкающуюся голую тушу на алтарь. — Всех к алтарю. Вскоре тот заклинатель вернется, и явно не один. Нам придется подготовить все к его приходу. Хотим мы или нет, придется форсировать восстановление подземелья.

 

Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий