Божественная бездна. Книга 2

Глава 12

— Хозяин, — улыбнувшись, поклонилась хранительница подземелья, стоило мне пройти через огненное пекло. Одного шага было достаточно, чтобы очутиться наверху, но этот шаг оплавил мою каменную кожу до обсидианового блеска, на максимум зарядив Весту и огненных либлинов. — Рада приветствовать вас в вашем доме, я почувствовала появление второго сердца и готова переместиться по вашему желанию.
— Рад, что смог вернуться, — ответил я, выдыхая изо рта клубы дыма. — Что произошло за два дня?
— Хорошо, что вы спросили, хозяин, — ответила лавовая девушка, показывая мне результаты своих трудов. — Грибные грядки и сокровищница готовы. Первые саженцы уже взошли, и вы можете взять с собой один гриб силы, пропитанный огненной маной. Все ваши богатства, добытые в предыдущих схватках, перенесены в сокровищницу, с открытием портала вы можете в любой момент использовать ее как пространственный карман.
— Погоди, а почему я раньше не слышал об этом?
— Раньше такой возможности не было, хозяин, — подтвердила хранительница. — Открытие порталов возможно только для магов, обладающих способностями пространства, например, для либлинов дверей. Служитель Играющего бога даровал вам такую возможность, минуя обычные правила, вероятно, он вам очень благоволит.
— Просто не хочет терять собачку на чуть удлинившемся поводке, — усмехнулся я, принимая более привычную агрессивную защитную форму. С приобретением костяных либлинов она еще больше изменилась, теперь во все стороны торчали каменные шипы и рога. Нисколько не мешающие обзору и дающие дополнительную защиту. — Что с наемниками?
— Об этом лучше спросить у них самих, хозяин. Хотя дриада, названная вами Елкой, удивительно полезна, даже нахождение рядом с грядками и деревом бесконечных побегов удваивает скорость их роста, благодаря чему мы смогли создать запас для следующих строений, — сказала хозяйка подземелья, пока я привязывал души новых либлинов к казармам. — Но, хозяин, хочу предупредить, что только существа огня и магмы могут пройти через портал без повреждений, ваши же слуги — обычные гуманойды, от которых останется лишь горсть пепла. То же и с вещами, вам стоит тщательно выбирать, что можно хранить в сокровищнице, а что слишком хрупко.
— Учту. Ты сама сможешь пройти через портал к активированному сердцу?
— Конечно, хозяин. Но вести строительство можно одновременно только в одном месте. К тому же нет особенного смысла раскидывать здания по разным подземельям, их придется строить заново, в то время как они уже есть на основной базе, — заметила хранительница. — Но, если вы сумеете с помощью магии вызвать и привязать к сердцу помощника, я смогу руководить им на расстоянии.
— Значит, такой способ все же есть, — довольно проговорил я. — Хорошо. В таком случае это будет следующим, что нужно попросить за день без убийств.
— Вы так и не сказали, чего пожелали в прошлый раз, хозяин, — вкрадчиво улыбнулась лавовая девушка. — Что оказалось столь ценно, чтобы просить это у полубога?
— В этом нет никакого секрета, я захотел получить блокиратор любой магии, исходящей не от моих слуг. Хотелку пришлось урезать — сейчас он действует только в пределах подземелья и только на магию разума и перемещения. Но это уже существенный плюс.
— Я не очень понимаю, хозяин. Зачем вам это? Вы, как и я, не подвержены магии души, и оборонять подземелье можно без такой защиты, — рассуждала хранительница. — К чему такие сложности? Разве не проще было попросить десяток либлинов или боевое заклятье?
— Ты думаешь совершенно правильно, в рамках подземелья. Но мне нельзя останавливаться на полпути, — сказал я, наконец осмотрев все строения и убедившись, что в бездонном руднике уже начали появляться первые желтые крупицы. — Пойдем, проведаем наших слуг и союзников.
Уже привычным движением руки я отодвинул каменную перегородку, ведущую от сердца подземелья, и тяжело вышел в коридор. Бывшая галерея катакомб сильно преобразилась, и дело было не только в активации комнат. Живущие рабы потихоньку начали обустраивать свое жилое пространство, создавая минимальный уют из того, что было.
Рядом с женскими спальными местами появились занавески, отгораживающие крохотные комнаты. Мужчины в первую очередь заботились о своем имуществе и вооружении. Даже выглядя как последние оборванцы, они где-то раздобыли точильные камни и полировали до блеска трофейное оружие и доспехи.
— Господин вернулся! — радостно крикнула Елка, поднимаясь со слоя земли, уложенного аккуратной грядкой. Несмотря на улыбку, выглядела она не слишком хорошо. Побледневшая и осунувшаяся, будто не спала несколько дней.
— Господин, — сдержано улыбаясь, сказала Вата, сложив руки и поклонившись.
— Ждем распоряжений, господин, — оскалившись, буркнул Спартак, демонстративно опершись на спаренные мечи. — Готовы выдвинуться в любую секунду.
— Хорошо, — пророкотал я, осматривая собравшихся жителей подземелья. — Что с ней?
— Недостаток солнца, — тут же ответила на мой вопрос Вата. — Дриады существа света, воды и жизни. В отличие от черного каменного дерева им не слишком комфортно в подземелье.
— Ясно. Докладывайте. Вата первая.
— Все раненые идут на поправку или мертвы, — будничным тоном заявила полуэльфка. — Все что могла я для них сделала. До полного выздоровления еще далеко, но большинство уже может выполнять свои обязанности. Медицинских припасов хватит на несколько крупных сражений. Хотя я надеюсь, они не станут столь жестоки.
— Мы не боимся проливать кровь как свою, так и чужую, — усмехнулся Спартак, и я кивнул, давая ему возможность высказаться. — Ваше задание выполнено! Мы закончили разведку ближайших катакомб. Когда была возможность, расставляли камни, данные хранительницей, пронесли их по всем закоулкам. Вместе с пленными, они довольно разговорчивы, составили подробный план. И ждем, когда вы укажете следующую цель.
Активируя миникарту, я проверил сказанное. Действительно, открылась громадная территория, от которой я отхватил хорошо если одну сотую часть. В большинстве своем это была канализация и старые захоронения, но интересных точек тоже хватало. Выходы на рынки, бордели, посты охраны, подвалы гильдейских домов, бордели, воровские и наркопритоны.
— Елка? — спросил я, решив пока отложить выбор цели.
— Продуктов хватит больше чем на месяц. Вчера рядом со входом в подземелье появилась большая сумка с сушеными грибами и зерном. Мы же в ответ оставили кинжал с простым зачарованием, — без запинки ответила дриада. — У нас есть несколько городских, что разбираются в ценах, мы могли бы выходить на рынки и торговать вашей добычей.
— Она моя в той же степени, что и ваша, — грохоча ответил я. — Мне нет нужды в глупых побрякушках, бесполезном оружии или доспехах, что могут убить меня самого. Вас это также касается. Но это не значит, что мы не должны меняться с жителями поверхности. Однако выходить сейчас просто так не выйдет. На каждом из вас рабские ошейники, и хотя в городе хватает рабов, без сопровождения вас могут заподозрить или узнать, что того хуже. Пока меняйте как есть, после усмирим эльфийку и заставим ее снять с вас ошейники.
— Вы разрешите мне ее пытать? — с напором спросила Вата.
— Мы займемся этим вместе, после того как будет готова пыточная, — отрезал я. — Спартак, у нас пока слишком мало сил, а наше присутствие слишком заметно. Твое следующее задание — найти и обезвредить все патрули контрабандистов и гильдии воров. Действуйте тихо, из засады и только наверняка. При малейшей опасности отступайте.
— Мы не боимся опасностей, — нахмурился орк-гладиатор. — Но мы выполним приказ в точности.
— Хорошо. Следующее задание сложнее. Под мостом избранных есть пещера контрабандистов. Организуйте там пост, перекройте поставки. Вы должны сделать это, не потеряв ни одного соратника. Кроме того, придется постоянно менять маршрут, чтобы настоящее положение подземелья не нашли, пока мы сами не будем к этому готовы. Елка, назначаю тебя и других дриад ответственными за укрепление пещеры как снаружи, так и изнутри.
— Благодарю вас, господин, — низко поклонилась Вата, прекрасно понимая, зачем я это сделал. — Мы оправдаем ваши ожидания.
— Все сделаем! — подтвердил Спартак. — Мы будем нападать на гильдейских?
— Обязательно нападем и не раз. Но позже, — прогрохотал я, рассматривая карту.
Если честно, хотелось немедля ринуться в атаку, взять штурмом ближайший бордель, освободив рабынь. Но я решил пойти другим путем. Сколько у меня сейчас бойцов? Десяток калек? Я надеялся, что портал или нечто подобное появится, но по очевидным причинам перекидывать живую силу между сердцами подземелья не выйдет. Придется набирать ее здесь, на месте. Как и вооружать, обучать и лечить.
Для этого мне нужно несколько простых, но важных вещей. В первую очередь — место для размещения всех желающих, во вторую — доходы для оплаты продовольствия, и, наконец, — сами работники, которых предстояло освободить из рабства, перегнав в подземелье. С вооружением и доспехами тоже было не все ладно, но они могли подождать до появления мастерской и кузницы.
— Вы слышали свои задачи, — сказал я, возвращаясь к тюрьме. — Выполняйте.
— Все сделаем, господин! — послышалось у меня за спиной, когда хранительница жестом убрала в сторону каменную стену, за которой стояла эльфийка в ошейнике.
Она старалась держаться гордо и с достоинством, не стесняясь своей наготы. Высоко вскинув нос и смотря на всех как на говно. Но стоило мне приблизиться, обдавая пленницу еще не развеявшимся после путешествия через портал жаром, как она, всхлипнув, отпрыгнула к стене, готовясь к удару.
— Рассказывай, — сказал я, входя в камеру и позволяя Вате зайти следом.
— Мне не о чем с тобой говорить, чудовище! — выплюнула эльфийка, еще выше вздергивая нос, чтобы слезы не полились из глаз.
— Я обращался не к тебе, рабыня, — пророкотал я, ставя пленницу на место, и она вздрогнула от приближающегося жара.
— Мы можем начать с небольших, но болезненных порезов, господин, — с готовностью начала перечислять Вата. — Нервы, пальцы, мягкие ткани. Раны без лечения начнут гноиться, расширяясь, пока не начнется заражение крови. Она будет умирать месяцами, страдая от любого движения, и готова будет сделать все что угодно, лишь бы получить легкую и быструю смерть.
— Но не получит, — сказал я, улыбаясь каменными губами, за которыми виднелась светящаяся лава. — Ты права. Это хороший способ. Но я знаю лучше.
— Лучше? Какой же, господин? — искренне заинтересовалась полукровка.
«Выжечь ее плоть до костей! — мысленно захохотала Веста. — Зажарить руку или ногу, а потом заставить ею питаться!»
— Мы можем сломать ее тело, но это будет не так забавно, как сломать ее душу и разум. Она с готовностью распоряжалась чужими жизнями и душами, даже не задумываясь о последствиях. Пришла пора ощутить на себе все прелести такой жизни. — Моя издевательская улыбка осветила помещение лучше, чем крохотная жаровня на стене. Хватило одного движения, и единственный источник света погас.
Говорят, за все нужно платить. Теперь ты увидишь свет, любой свет, только когда снимешь ошейник с этой женщины, вернув ее душу в цельное состояние, или когда приду я. Попытаешься ей навредить, и твоя магия просто перестанет работать. Я дам тебе время на раздумье. Оставив в камере воду и необходимую для жизни пищу. Такую же, какую дают бесполезным рабам. Я принесу ее в следующий раз, когда у меня появится время.
— Ч-что? — не веря, переспросила эльфийка. — Что значит, когда появится время?
— То и значит, — усмехнулся я, поднимаясь. — Возможно, это будет через два дня. А может, через неделю. Пей больше, говорят, вода притупляет чувство голода.
— Не всегда, господин, — заметила Вата. — Мы все испытали настоящий голод, когда от воды начинает пухнуть живот и суставы.
— В таком случае тебе, должно быть, хорошо знакомо состояние, ожидающее нашу пленницу. Мне не важно, останется она жива или погибнет. В скором времени коллекция эльфов дополнится, посмотрим, кто окажется полезней, — с этими словами я вышел и проследил, чтобы в каменной двери на сей раз не было щелей. Оказавшаяся в полной темноте эльфийка заголосила, и ее крики далеко разносились по вентиляции, но слышавшие их рабы лишь злорадно улыбались.
— Она должна выжить? — на всякий случай спросила Вата.
— Да, мертвая она нам ни к чему, а магия души мне пока недоступна.
— Пока? — улыбнулась полукровка, поняв многозначительность этого слова. — Я сделаю все возможное, чтобы сохранить ей жизнь и при этом не дарить надежду.
— Еду ей должен приносить только я. В физических пытках нужды нет, ограничимся голоданием, темнотой и дезориентацией в пространстве и времени, — сказал я, не став вдаваться в подробности.
На самом деле у меня не было цели ее мучить, ранить или свести с ума. Вначале она должна почувствовать на себе все то, что чувствуют обращенные в рабство — беспомощность. А затем увидеть единственное существо, которое способно вытащить ее из кошмара, — меня. Прием подлый, но договариваться с теми, кто считает всех окружающих животными, а не разумными, равными себе, невозможно.
— Хорошо, господин, я все сделаю, — поклонилась полукровка, чуть отходя. — Разрешите мне кое-что сказать?
— Говори.
— Что вы будете делать, когда снимете с нас ошейники? — спросила Вата, с интересом глядя мне в глаза, будто видела настоящие зрачки под слоем камня. — Что, если остальные не поймут вашей заботы и решат уйти из подземелья?
— Пусть идут, — усмехнулся я, показывая каменные клыки. — Я достаточно силен, чтобы не удерживать никого силой. Я даю возможности, а не отнимаю их.
— Благодарю, что ответили, господин. Для меня будет честью служить вам, независимо от того, есть на моей шее ошейник или нет. Но без него я смогу быть намного полезнее, — сказала Вата, еще раз поклонившись. — Разрешите идти?
— Да, ступай, — согласился я, сам входя в центральную комнату. Недостаток солнечного света, свежих овощей и развлечений мог сыграть со мной злую шутку, ведь нахождение в подземелье было опасно не только для людей, но и для представителей остальных рас. И то, что я сменил природу и вообще перестал нуждаться в пище, не значило, что остальные могут жить так же. Опыт многочисленных дальних экспедиций человечества говорил о том, что психическое здоровье в закрытых пространствах или ограниченных коллективах не менее важно, чем физическое. Пройдет совсем немного времени, и им понадобится психологическая разрядка.
Хотя… мы все поломанные игрушки в руках бога.
Особенно остро я это почувствовал, когда не смог выйти за пределы подземелья. Герой может вернуться на поверхность лишь однажды, гласила надпись, появившаяся прямо перед глазами, стоило подойти к последней активированной комнате. Чертов принцип игры, который я не мог нарушить, даже миновав ложное море. Если я хочу продолжать спуск в Бездну — придется оставаться в границах подземелья.
Тем сильнее мне придется полагаться на обычных воинов. Тем важнее быстрее расширять границы.
Обозначив нужные направления, по которым должны распространятся сосуды подземелья, я вернулся к его сердцу, намертво закрыв тайный проход. Больше он мне в ближайшее время не пригодится. Хотя в этот раз я уже серьезно подумываю о расширении подземелья с помощью кровавых жертв. Благо кандидаты буквально ждали меня всей толпой за порогом.
— Построй библиотеку и, как только она будет готова, создай книгу вызова, — напоследок приказал я, вернувшись к хранительнице. — Нам понадобится комната, из которой я смогу свободно перемещаться и куда смогу телепортироваться, не сжигая все вокруг.
— Конечно, хозяин, — сказала лавовая девушка, склонившись. — Возьмите с собой грибы, они помогут вам в будущих сражениях.
— Сложи их в сокровищницу. И убери оттуда все, что может сгореть, — немного подумав, приказал я. — С этого момента я буду ее регулярно использовать как собственный инвентарь.
— Как вам будет удобнее, — поклонилась мне вслед хранительница.
План огня обжег даже в огненной форме, и недовольная отсутствием пыток Веста впитывала в себя жар, как и огненные либлины, оказавшиеся дома. К сожалению, они мне были еще нужны, так что, шагнув дальше, я очутился в своем новом подземелье на втором уровне Бездны. Не мешкая и не дожидаясь, пока тело остынет в промозглой пещере, я вышел из активированных комнат, прихватив с собой костяной клинок, оставшийся от ящера.
— Берите тварей живьем, — приказал я либлинам, выпуская их всех и вновь активируя защитную форму. — Сегодня мы напоим сердце подземелья до краев.

 

Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий