Божественная бездна. Книга 2

Глава 10

— Дракона? — на всякий случай переспросил я, но карлик уже затих, испустив последний, не слишком приятный вздох.
Мышцы расслабились, что поделать. После драки с кристаллиском я понял, что металлическое оружие куда эффективнее, чем обычное, и даже шанс обнаружения другими дварфами меня сейчас не слишком смущал. Поэтому я без всяких сомнений подобрал лежащий с погибшим воином молот и для проверки ударил им по шлему. К сожалению, анти-магического зачарования на оружии не оказалось.
— Ладно, будем обходиться наличествующим, — хмыкнул я, подобравшись.
Следы сражения уходили глубже, но при этом тел я не видел. Вопрос решился довольно скоро. Издали заметив голубоватые огни на спинах ящеров, я подкрался сквозь заросли и заметил, как десяток кобольдов тащит разделанного на куски хоббита, словно мясо. Твари весело о чем-то шипели и порыкивали, не смотря по сторонам. Длинный кровавый след вел к едва заметной расщелине, в которой кобольды и скрылись.
Следовать прямо в логово существ, только что уничтоживших крупный отряд искателей приключений, было по меньшей мере глупо. Но я отметил у себя на карте все произошедшее, включая входы, повороты и места схватки. Порода оказалась изрыта тоннелями, как губка, и в будущем дополнительные метки могут сильно сэкономить время или даже спасти мне жизнь.
По широкой дуге обойдя место схватки, я продолжил путь по едва заметному спуску. Положи шарик, он и то не везде будет катиться в одном направлении. Следы значительно поредевшей, но все же крупной группы однозначно показывали дорогу. Вскоре до меня донеслись первые звуки сражения, и, притаившись под шляпкой раскидистого гриба, я стал свидетелем настоящей бойни.
Группа из трех десятков воинов сражалась, прижавшись к стене, раздавившей повозку. Задние колеса остались на этой стороне, сплющенные щепки торчали из едва заметной щели, где совсем недавно был проход. Судя по следам, достаточно крупный, чтобы в него одновременно смогло проехать сразу несколько телег. Вот только сейчас он оказался закрыт, и сотни кобольдов напирали на обороняющихся со всех сторон.
Довольно мелкие ящеры, все с полметра в высоту, они брали не только числом, но и странными умениями и оружием, однозначно говорящим об их разумности. Основная масса оказалась почти без одежды, лишь в повязках. Вооруженные деревянными щитами и копьями с каменными наконечниками, они не представляли угрозы для закованных в тяжелую стальную броню дварфов, вставших полукругом. И оставайся на поле только они, победа была бы у героев в кармане, но все оказалось не так радужно.
Перед ними стояло чуть большее количество облаченных в странную кристаллическую броню ящеров около метра ростом. В их руках светились молоты на длинных рукоятях, а щиты состояли из прозрачного, но прочного минерала. В ряды искателей приключений регулярно летели большие комки грязи, при ударе осыпающие всех окружающих насекомыми, немедленно начинавшими вгрызаться в плоть. А в вышине между сталактитами порхал на кожаных крыльях вожак, отдающий приказы.
Время от времени он замирал на месте, глубоко вдыхая, а после из его пасти вырывались потоки огня, выжигающие все внизу. Выглядело эффектно, да и сгорело уже несколько героев, но, кроме противников, он испепелял и личинок, которые без этого давно могли бы уничтожить группу. Так что заклятья предводителя кобольдов только вредили, не давая одержать быструю победу.
— За святилище! — выкрикнул один из последних эльфов-лучников, у которого никак не получалось сбить заклинателя. — Пробиваемся к дому Матери!
— Вперед! — взревел дварф с самой длинной бородой и, прикрывшись щитом, ринулся напролом, опрокидывая кобольдов, не успевших отскочить с дороги. Следом за предводителем бросились и другие дварфы, держась рядом и стараясь прикрыть тылы. Кобольды верещали, часто оборачиваясь на предводителя, а затем глядя на кусты. Похоже, храбростью они не отличались, но упускать такой шанс разом отделаться от гарнизона и перебить значительное количество врагов, я упустить не мог.
Подбросив несколько раз в руке молот, я примерился и запустил его в голову бегущему впереди дварфу. Тот среагировал почти мгновенно, подняв щит, и снаряд с гулом ударил о железо, но сразу за этим получил несколько ударов копьями по ногам, споткнулся и с матом упал, преградив путь последователям. Кобольды набросились со всех сторон на потерявших строй защитников, и началась кровавая резня. Из кучи тел летели обрубки рук и ошметки мяса.
Усмехнувшись, я отошел назад. По цене одного не слишком хорошего молотка я купил несколько десятков жизней, да еще и умудрился не нарушить запрет на убийство. Теперь осталось найти сердце подземелья и активировать его, иначе я не получу причитающиеся бонусы, а от горюющей после каждого воспоминания Весты мне не слишком хорошо.
Этот путь по очевидным причинам был перекрыт. Теперь понятно, почему эльфы так спешили. Не напади на них кобольды, вполне вероятно, вся группа прошла бы вниз, через врата, но дракон пожелал большего. Интересно, это звание — самоназвание вон того летающего мелюзги, или неподалеку и в самом деле обитает настоящий дракон?
Проверять это прямо сейчас я не собирался, тем более что таймер обратного отсчета неумолимо стремился к нулю, показывая, что время весьма ограничено. Вторые сутки приближались к рассвету, и только благодаря камню, окружающему меня со всех сторон, я еще держался на ногах. Весте, впрочем, было настолько плохо, что она впала в спячку. А мои суставы, лишенные гибкости, округлялись и набухали, словно во время болезни.
Я все же умудрялся продолжать движение и даже ускорится, несмотря на боль. За несколько часов вернуться на исходную точку, а потом начать подъем в неизведанное. Противников почти не встречалось. Кобольды, ходящие по одному и выискивающие что-то в грибах, может, нечто съедобное, а может, личинки для ловушек, прятались и замирали при первом звуке шагов. Несколько блуждающих теней скользили по пещерам без цели.
Ввязываться в сражение без выгоды для себя я не собирался, а потому, активировав скрытую форму, тихонько пробирался между деревьями, пока свод не начал опасно приближаться к полу, а сталактиты не превратились в сплошные колонны, вставшие вокруг каменным лесом. Глаза постепенно привыкали к свету едва светящегося мха. Всего за сотню шагов обстановка настолько поменялась, что легко можно было понять — уровень уже другой. Еще громче об этом могла кричать разве что табличка «Уровень №2», но таковой, к счастью, не наблюдалось.
— О боги, чувствуешь? — встрепенулась Веста метров через четыреста после начала уровня. Вместо ответа я кивнул. Давление нарастало, и я почти физически ощущал приближение к знакомому месту, хотя, конечно, такого быть не могло, ведь я спускался в Бездну впервые. Однако, стоило пройти еще несколько сотен метров, как меня явственно потянуло не наверх, а в один из боковых проходов.
— Сердце подземелья зовет, — сглотнув подступивший ком, сказал я, осматривая малейшие изменения в стенах. Возможно, посторонний не заметил бы ничего, однако я отчетливо видел едва заметные сосуды силы, проросшие сквозь гранитные стены. Проросшие и отмершие очень давно. В них не было силы, лишь пустоты трещин, уходящих в глубину.
— Оно заснуло очень давно, — заметила фея огня, не решаясь выпорхнуть наружу. — Даже если мы его разбудим, придется отращивать комнаты заново.
— Есть идеи, что именно могло его погубить? — спросил я, всматриваясь в темноту. Чем дальше мы шли, тем меньше становилось света. Зато в ноздри ударила хорошо различимая вонь нечистот. Впереди явно что-то жило, и я сильно сомневался, что это нечто чистоплотное, судя по кучам отложений на стенах и полу. Оставалось только надеяться, что это летучие мыши или подобные грызуны, не слишком ценящие чистоту.
— О боги, давай быстрее! Чего ты застрял на половине дороги? — недовольно спросила Веста, когда я замер, прислушиваясь.
— Не знаю, — мысленно ответил я нетерпеливой квартирантке. — Мне показалось, что я слышу чьи-то шаги. Но стоило замереть, и они тут же прекратились. За нами наблюдают, возможно, даже преследуют. Нужно вести себя осторожнее.
— О боги… Мы легко разделаемся с любым противником! — самоуверенно заявила фея.
— Ты даже вылезти наружу не можешь. Так что сиди себе тихонечко и старайся не отсвечивать. Тут больше моя стихия, — сказал я, вытянув руку к ближайшей стене и активировав вызов либлинов камня. Стена затрещала, пошла разводами, а затем из нее, вырывая руки и ноги, по одному начали появляться либлины.
— Что. Хозяин Ник. Надо? — хором сказала троица, подойдя ко мне. Выглядели они не самым лучшим образом, руки тонкие, на теле трещины, а на головах будто проплешины.
— Что с вами происходит? Вы выглядите так, будто вас уже побили.
— Бездна. Сломала. Стены, — ответили вызванные элементали. — Из чего вызываете. То и получается. С нами.
— В этом я даже не сомневался, чем крепче камень, из которого состоит скала, тем мощнее получитесь вы. Это понятно. Но такого я все же не ожидал. Вы вообще в состоянии сражаться?
— Мы. Каменные. Либлины, — хором заявила троица, не оставляя сомнений в собственной дееспособности. — Мы. Можем сражаться. Всегда.
— Хорошо. Вариантов у нас все равно нет, — вздохнул я, поднимаясь с корточек. — Будьте осторожны, я чувствую враждебное присутствие, но не могу поймать точного направления. Держитесь поблизости.
Либлины дружно кивнули, и мы выдвинулись вперед, к все сгущающейся темноте. Когда последний кусочек мха погас, и стало видно, что ни черта не видно, Веста расщедрилась, позволяя горячей крови засветиться и проступить через кожу, разгоняя тьму.
Как раз вовремя, чтобы я, перекатившись, избежал встречи с гигантской дубиной, пролетевшей прямо над головой. Рассмотреть противника не успел, он мгновенно отпрыгнул глубже в пещеру, прячась между сросшимися колоннами сталактитов. Но я по этому поводу совершенно не переживал. Если перед нами хищник — он нападет снова. Если защищающий свой дом отшельник — тем более.
Удвоив параноидальный режим, я шел вперед, выбирая самые просматриваемые участки. Стоило теням опуститься, и за ближайшими колоннами тут же начиналось шевеление. К одной паре ног вскоре присоединилось еще несколько. Противники с шумом вдыхали воздух, булькая, переговаривались, но на свет не лезли. Что меня вполне успокаивало, ведь благодаря поглощенным духам огня я мог поддерживать свечение бесконечно долго.
— Сзади! — выкрикнула Веста, следившая за моей спиной. Присев, я получил мощный удар в плечо и ответил, еще не видя противника, наугад, погрузив свой окаменевший кулак в тугую вонючую плоть. Враг, взвизгнув, отпрыгнул, прячась в темноте, и немедля несколько его дружков напали с разных сторон, закидывая меня копьями.
Примитивные приматы, исковерканные и обезображенные Бездной, лишь отдаленно напоминали гуманоидов. При этом определить, кто это был: дварфы, эльфы или представители более экзотической расы, — не представлялось возможным. Облезшие и заплывшие жиром, без глаз, но с огромными, как у слонов, отвислыми ушами и толстыми мясистыми, словно желе, носами. Одно я мог сказать наверняка, передо мной уроды, которые хотят меня прикончить.
Их было много, больше двух десятков прячущихся в тенях тварей, не смевших выйти на свет. Схватка превратилась в прятки, когда противники раз за разом пытались зайти со спины. У меня не получалось их прикончить — слишком быстро те сбегали при первой опасности. Но, благодаря старанию Весты, и я остался почти цел.
Выставив либлинов треугольником, я погнал их вперед, стараясь не слишком задерживаться на участках с множеством закрытых уголков. Уроды перерыкивались, общаясь на нечленораздельном языке, который даже магическая система не смогла идентифицировать. Но я и так знал, что они собираются делать — загнать меня в ловушку и наброситься всей толпой, не дав шанса на сопротивление. К их огромному несчастью, такого варианта событий я не допускал.
Стоило преследователям рыкнуть чуть по-другому, и либлины оказались у меня за спиной, набросившись на не ожидавших такого маневра расплывшихся гигантов. Острые каменные когти наносили множество глубоких порезов, рвали кусками вражескую студенистую плоть, я же набросился на вышедшего из-за укрытия гиганта, повалив его на землю и мощным ударом снеся опухоль на голове.
Взвизгнув, уродец выкрутился, оставив у меня в руке кусок собственной плоти, и помчался к товарищам. Выругавшись, я выбросил отвратительную массу и вернулся в полукруг либлинов, заняв оборонительную позицию у толстой колонны, которую невозможно было обойти, прикидывая свои шансы. Когтями и кулаками против существ, живущих даже с потерей половины головы, не повоюешь. Тут нужен огнемет или бензопила.
Второго под рукой как-то не оказалось, а мой огнемет, как назло, прятался, не желая вылезать. Учитывая общую темноту и сырость, понять Весту было можно, ее совсем не бесконечные силы уходили на поддержание тепла и света вокруг. Очутившись в Бездне, она вообще чуть не погибла из-за перестройки моего тела и недостатка тепла. Сейчас же, проскочив разом два уровня, едва держалась.
Ничего, пробьемся. Пусть всех уродов мне не победить, но у меня сейчас вообще другая цель. Я заметил, что с одной стороны их нападало куда меньше. Они будто обходили направление, откуда звало меня сердце подземелья, и это был еще один довод в пользу того, что рваться нужно именно туда. Примерно оценив расстояние, я оттолкнулся от колонны и помчался прямо через строй тварей к заветной цели.
Не ожидавшие такого поворота событий мутанты только через несколько секунд бросились в атаку, но, подкатившись по скользкому полу, я пропустил над головой дубины из костей и, оказавшись у уродов за спинами, со всех ног побежал к единственному коридору, к которому противники не приближались.
Один из уродцев выскочил мне прямо навстречу, размахивая палицей и перегородив дорогу. Подхватив бегущего рядом либлина, я, не раздумывая, метнул его в противника, и монстр рухнул, не удержав равновесия. Я перепрыгнул завалившуюся парочку, не снижая скорости, и через несколько секунд понял, что шаги за спиной затихли.
Не веря, обернулся, для того чтобы увидеть на самой грани света толпу из тех самых громил, которых магия наконец обозначила как гримлоков второго уровня. Больше трех десятков тварей переминались с ноги на ногу, рычали и стучали дубинами, но не решались переступить невидимую черту, за которой ощутимо тянуло смертью.
Только сейчас до меня дошло, что я уже нахожусь в подземелье, вот только, в отличие от моего родного, оно было наполнено ужасом, страхом и болью. Именно эти чувства, теперь определившиеся, заставляли меня с осторожностью двигаться вперед, отпугивали, но в то же время и манили.
Где-то там. В глубине. Остановившееся сердце подземелья.
Изначальная мысль о том, что достаточно просто зайти и активировать его, для того чтобы получить власть над новыми территориями, практически сразу испарилась. Пусть сердце замерло, перестало биться, оно не было покинуто. Разделанный, почти разложившийся труп гримлока однозначно намекал на то, что здесь есть кто-то еще, и он крайне опасен.
Усмехнувшись, я двинулся внутрь. Плевать я хотел на эту опасность. Позади ее не меньше, и только захват сердца позволит мне выжить.
Чувство опасности усиливалось с каждым шагом, пока не стало физически ощутимо, а потом лопнуло, словно слишком сильно натянутая струна.
Лопнуло с визгом костяного клинка, обрушившегося мне на голову.
Перекатившись, я бросил либлинов в атаку и только потом понял, что мой противник — двухметровый скелет ящера, вместо передних лап у которого два длинных серповидных клинка. Чудовище с горящими синими огнями в пустых глазницах черепа, треща ребрами, бросилось в атаку, разрубая каменных элементалей, словно те были из соломы.
Скелет почти мгновенно прорвался через ряд защитников, обрушив на меня настоящий шквал ударов, едва различимых в свете, источаемом моим телом. Костяные лезвия с визгом раздирали воздух, и я едва успевал парировать без шанса перейти в контратаку. Пока вдруг скелет рептилии не споткнулся, припав на одно колено.
Это либлины сумели атаковать противника сзади, сломав одну из ног и повиснув на второй. Воспользовавшись моментом, я пинком сбил череп в сторону, и голова скелета откатилась, уставившись в стену. Вот только движению монстра это нисколько не помешало. Он продолжал махать когтями, даже когда я сумел поймать один из них, и оторвать от остального тела.
Каменные либлины кулаками и когтями разбили его позвоночник, повалив скелет на пол. И я уже собирался закончить начатое, пробив черепушку его же когтем, когда вспомнил о бонусах от полубога Распорядителя.
— Ну нет. Гад. Не собираюсь я лишаться заклинания из-за твоей смерти, — выдохнул я, отходя в сторону. — Растащите его по подземелью так, чтобы не смог собраться вместе, — приказал я либлинам. — Завтра разберемся, что с ним делать.
Элементали начали выполнять команду, а я дошел наконец до сердца, от которого остался лишь алтарь, украшенный множеством черепов, и груда костей, почти полностью заполнивших небольшую комнатку. Похоже, гримлоки жили почти у сердца подземелья, и побежденный мной страж — последний отголосок некогда разрушенного подземелья.
Смахнув на пол кости с алтаря, я положил на него обе руки, и боль прошла по всему телу.
Веста, наконец вырвавшаяся на волю, начала быстро читать заклятье, сплетая сложный узор из печатей.
Прошло больше минуты, я чувствовал, что падаю от усталости. В глазах темнело. Но последним, что я увидел, были загорающийся снизу огонь и магическая надпись:
"Сердце подземелья активировано. Владелец уровня — Ник-Веста.
Уровень подземелья 0.
Первый этаж: 9 строений. Второй этаж: 1 строение. всего до второго уровня 10 активированных строений.
Желаете впитать остаточную магию?"

 

Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий