Бабье царство

Глава 28. Конец пути

— Когда вы отправитесь в путь до Таркоса? — спросила шериффа, стоя возле большого воза. А женщина, к которой она обращалась, теребила пальцами шнурок кошелька, висящего на поясе. За её спиной несколько мокрых от пота работниц закидывали мешки поверх уже имеющихся. Закат окрашивал крыши домов в красное, из кирпичных труб текли жиденькие струйки дыма, смешанные с ароматами разогреваемого ужина. Ставни на окнах почти везде закрыты.
— Ну не зна-а-аю, — было в ответ. — Послезавтра. Мне ещё поросят купить надо и мёд.
Купчиха оторвала руки от кошелька и повернулась.
— Осторожнее! Мешки порвёте! Я кому говорю? Не слышишь, что ли?
Работницы разом переглянулись, а потом молча направились к широким дверям склада, где виднелись бочки, коробы и мешки разных размеров. Впрочем, их было не так много, как в портовых городах или столице. Провинция, таки.
— Всего четверо, но нужно одно место для лежачей, — продолжила шериффа, тоже положив руку на кошель, что не укрылось от цепкого взгляда купчихи.
— Лежачей? — переспросила торговка, а потом поджала губы. — Что с ней?
— Ранена.
— Сильно?
— Жить будет, — улыбнулась шериффа, и ещё отчётливее провела пальцем по кошельку. — Травница ещё не вернулась с ярмарки в Ганивилле, вот и нужно доставить в Таркос, там хорошая лечебница при храме вечно молодого и всегда доброго Эрбалорио — покровителя целителей.
— А это не одна из раненных в утренней бойне? — неуверенно оглядев улочки, уходящей вглубь города от небольшой площади при восточных воротах.
— Это так важно?
— Бабы говорят, кое-кто сильно Джинджер нагадил под носом, а мне с ней неохота тёмный разговор вести. Бешеная может и стальную травинку в бок всадить.
— Бешеную унесли подранную, как крольчиху, попавшую в зубы гончей.
Купчиха опустила глаза и несколько раз щёлкнула суставами на пальцах. Ей не хотелось ввязываться в авантюры. Но просила не просто первая встречная, а очень уважаемая женщина, и это перевешивало желание отказать.
— А вдруг? — всё же спросила она, балансируя между согласием и отказом. — Вдруг кто из её подельниц по указке нападёт?
— С ними халумари. Он кусается больнее, чем Джинджер. И волшебница из магистрата, — громко произнесла шериффа, поглядев по сторонам. На площади было достаточно людей, несмотря на опускающийся вечер. Это и домохозяины, запоздало покупающие овощи, яйца и прочую снедь. И молчаливые, супротив обычного, торговки. А неподалёку тщательно прилизанный мужчина в испачканной чернилами куртке приценивался к новой рубахе, но так и не покупал её, отчего портниха уже недовольно постукивала пальцами по прилавку.
— Уважаемая, — наконец-то пришла к умозаключению купчиха, — не раньше послезавтра. Выходим с рассветом. Ждать не будем.
Шериффа улыбнулась и отвязала от пояса кошель, протянув его женщине.
— Благодарю. Большего и не надо.
Купчиха привычно взвесила кошель на ладони, прислушиваясь к звуку серебра, а потом нахмурилась и пощупала содержимое пальцами. Там наверняка были не монеты, а полуфунтовки — слитки по полфунта каждый. Но для торговки это тоже неплохо, ибо полуфунтовки принимали везде с охотой, только весы нужно иметь. Вскоре она улыбнулась. И женщины ударили по рукам, завершая сделку. Теперь среброликая хозяйка руд будет знать об их договоре.
А когда шериффа ушла, купчиха снова начала орать на работниц, мол, те криво мешки кладут. Она даже не заметила, как выбиравший рубаху мужчина вежливо отказался от покупки по быстро пошёл по улицам, сперва свернув на одну. Потом нырнув через переулок на другую. Он часто оборачивался. Тогда его цепкие глаза выискивали малейшие признаки погони. Лишь когда надолго притаился в тени узкой подворотни и убедился, что погони нет, ещё прибавил шаг. В конце пути он зашёл в старый дом, где коротала остаток жизни слепая старуха, непонятно как ещё подохшая с голоду. Впрочем, её нарочно подкармливали для таких вот случаев. Ведь в доме сейчас она была не одна.
— Барбара, — тихо произнёс мужчина, оглядев тесное помещение с покрытым паутиной копчёным потолком и едва-едва горящим очагом. Это даже не камин. А просто обложенный из камней костёр на полу у кирпичной стены. Дым поднимался и уходил в узкую дымовую щель. На полу сидел пяток женщин, окружив лежащую на подстилках Джинджер. И над ней хлопотала совсем ещё молодая девчонка. Она омывала раны чистой тряпкой, смоченной смесью воды и уксуса. Такая же тряпка лежала на лбу скрипящей зубами рыжей.
А та, кого он звал, сейчас сидела на единственной в помещении скамье.
— Что? — оторвавшись от размышлений, спросила разбойница.
— Барбара, они на послезавтра договорились уехать в Таркос.
— Джек, ты хоть осторожно расспрашивал купцов? Они же двусловными оказаться могут. Слово тебе, слово шериффе.
— Я слышал сам разговор. Купчихе денег дали много. Они по рукам ударили.
Барбара кивнула, а слово взяла седовласая нанимательница.
— Атаковать надо, как стемнеет, пока эти выкидыши гиены зализывают дерьмо со своих ран. Мы им показали мельничные жернова, осталось только добить — морщась и шипя заговорила Джинджер, а глянув на помощницу, проронила. — Повязку туже. Не жалей меня. Жилы не задеты, мясо нарастёт.
В помещении повисла тишина, и лишь кашляющая Барбара начала цедить едкие слова.
— И как ты это себе представляешь? Нас совсем мало. Ты даже стоять не можешь, и по твоей же глупости упустили шанс взять их в норе, столкнувшись прямо на улице. Не получится уже и в дороге взять.
Джинджер оттолкнула юную целительницу и попыталась встать, но не получилось. Рана на ноге заставила разбойницу прикусить губу и остановиться. Ей удалось только сесть, прислонившись к стене.
— У нас есть клубок со слёзной травой. Кинем в камин через трубу. Таверна наполнится дымом. А когда попрут наружу, перебьём как перепёлок.
Рыжая потянулась за ножом, и вытянула его перед собой здоровой рукой, стискивая рукоять в побелевших пальцах. Из горла рвалось клокотание, как у собаки, которая над костью рычит.
— Я вырву им кишки. А потом на них же повешаю, — выдавила из себя она.
— Много болтаешь, — ответила Барбара и закашлялась в кулак. Когда приступ закончился, продолжила, не обращая внимания на разъярённый взгляд Джинджер.
— Ты потратила все силы огненного ключа. Больше запереть искры в камне и железе не получится. А раз так, халумари даже не даст тебе приблизиться. Ты сама будешь, как стреляная перепёлка.
— Дурацкий ключ. Откуда он у тебя, вообще, взялся? Магистрат никогда не даст оружие колдовской стражи в руки простым смертным. Украла?
— Нанимательница дала, — после недолго раздумья ответила Барбара. — И все богини в свидетельницы, мне всё равно, откуда он у неё.
— А вот мне нет, — рыжая поглядела на юную целительницу и сорвалась на неё. — Что сидишь, вылупив глаза? Грей воду.
— Не ор… — Барбара закашлялась, и только отдышавшись, продолжила. — Не ори. Стража сбежится.
— Плевать на стражу. Надо нанять ещё баб, пусть нападут на этого выродка и его ручных гиен, — резко ответила Джинджер и со всей силы воткнула нож в лежащее неподалёку полено. Остальные разбойницы начали старательно отводить взгляды от бешеной волчицы. Даже целительница опустила голову так, чтоб под упавшей со лба чёлкой не было видно глаз.
— Никто с тобой больше не пойдёт, — встав с единственной в помещении лавки, произнесла Барбара. Она сделала несколько шагов, а потом присела на корточки перед рыжей. — Отложи месть на потом. Денег нам больше не дадут. Нанимательница больше не захочет с нами иметь дело. И даже если наскребёшь серебра в карманах, этот городишка — не столица, в нём нет больше ночного сестринства. Кончилось.
— Не отговаривай! — прокричала Джинджер, снова попытавшись приподняться, а Барбара неспешно взяла из рук целительницы мокрую, пахнущую уксусом тряпку и положила на раненую ногу волчицы.
— Если нападёшь сейчас, снова потерпишь неудачу. Тогда, вообще, никто не будет с тобой заключать сделки. Решат, что двуликая от тебя отвернулась. Но ты не переживай, он же не человек. С человеком бы ты совладала.
Рыжая с обидой поджала губы и несколько раз со всей силы стукнулась затылком о стену. На карих волчьих глазах проступили слёзы. Наверное, это единственный раз в жизни, когда кто-то видел, как она плачет. Но эти слёзы значили, что изгнанная за буйный нрав из волчьего дозора девушка сдалась, и стоило подумать о бегстве из города. А это уже проще, чем нападать на принадлежащий шерифыне трактир с халумари и волшебницей внутри.
Барбара окунула тряпку в подставленную целительницей чашку, отжала, положила на лоб Джинджер и улыбнулась. А остальные разбойницы с облегчением выдохнули. Ибо сегодня никто больше не умрёт.
* * *
— Вот жопа жадная! — громко прокричала Урсула, идя рядом с телегой и в который раз вспоминая наше убытие из Седых Холмов. — Я ей эта… дай фургон! А она упёрлась, мол, нет самой надо. Я ей, мы же за тебя всю работу сделали! Псоглавых порубили, разбойниц покрошили, словечко перед баронессой и главным халумари замолвить обещали! Но нет же, как была скрягой, та и осталась!
Я опустил глаза на новенькие обутки. Похожие на туфли-чешки из плотной ткани и с толстой кожаной подошвой. Пусть не модные туфли-пулены, зато по удобству во сто крат лучше. Нет этих уродских длинных носов, нужных только для понта. Да и свежий дублет из чёрной шерсти с подкладкой из тонкого льна всё лучше порванной и забрызганной кровью старой куртки.
— Может, она не жадная, а деньги считать умеет? — усмехнулся я, поймав взгляд Катарины, лежащей на мешках с соломой, брошенных поверх тюков с сыромятной кожей. После стычки промыли раны девушки кипячёной водой, а потом по указке системы зашил их. Всё время шутил, что у кошек по земному поверью девять жизней, и ничего страшного не случилось. Катарина тогда ухмыльнулась, что штучки три точно уже потрачено.
— Я тоже считать умею! — громко ответила Урсула на мои слова. Даже погонщица, вёдшая тяглового бычка за продетую в медное кольцо в носу, с любопытством обернулась. Всего телег было десять. По местным меркам это богатый караван. Из этих повозок, крытых только три, словно купчиха не переживала за товар. Хотя дождя не предвиделось.
— До скольки? — подала голос Лукреция. Она тоже шла вслед за неспешным возом, закинув всю свою поклажу под голову храмовнице, мол, сохранней будет.
— Умею! — огрызнулась наёмница, а потом перевела тему разговора. — Э вы эта… молодец, госпожа волшебница. Как вы их, раз, раз, и в разные стороны. Одна в лепёшку о стену, вторая аж за две дюжины шагов улетела. Да прямо в огонь! Она же заживо до уголька спеклась! Вопли аж до сих пор слышно в ушах!
Урсула изобразила на физиономии выражение, достойное постеров супергеройских фильмов, и провела рукой перед собой и пафосно промолвила: — Магия — это силище.
Лукреция улыбнулась и отмахнулась.
— Это не я. Я просто сняла печать запрета с Марты. А раскидала всех уже она.
Я обернулся и поглядел на пухленькую повариху с вырванным языком. После драки она уволилась у Шерифыни. Долго допытывались, пока через мычание и кивки не узнали, что она боится расправы со стороны разбойниц. Она даже на колени падала и тыкала себе руками в грудь, упрашивая взять с собой. Хватала Лукрецию за руки и норовила поцеловать, а та долго отбивалась от столь яростного напора, пока наконец не сдалась. Теперь эта деревенская ведьма-самоучка идёт с нами в качестве служанки. Большего ей всё равно не светит. Во-первых, она почти неграмотная. Во-вторых, немая. В-третьих, с клеймом отступницы получить разрешение на практику почти невозможно. А так будет помощницей у Лукреции.
— У неё такая силища? — спросил я.
— Сила, она как вода, — улыбнулась волшебница. — Бежит струйкой, копится в ведре. У бедняжки ведро большое, струйка очень тонкая, но за несколько лет накопилось много. Когда я сорвала печать, силы хватило, чтобы разметать врагов по углам.
Я ухмыльнулся. Теперь придётся учитывать тактику боя как в ролевых играх. Пока магесса наколдует, пока восстановится, а ведь ещё и артефакты есть. Кстати, об артефактах.
— Лукреция, а что это за вещь была у рыжей? Я выстрелить не мог.
Волшебница поджала губы и стала серьёзной.
— Не знаю. Похоже на «пожиратель пламени», но чары другие. К тому же это сделано не магистратом. Чары исполнены совсем в другой школе. И очень похоже на «Белый круг».
Лукреция потёрла переносицу.
— Я могу придумать лишнего, но получается такая картина. Королева при смерти. За трон начинают грызню две герцогини. Одну поддерживает магистрат, другую — круг. Таркос — важный источник продовольствия для армий. Зерно, масло, молоко, мясо. Но баронесса да Таркос поддерживает вольный Галлипос и магистрат. У неё там налаженные продажи и проверенные покупательницы. И тут кто-то решает напугать баронессу, а если за этим стоит круг, то пугать будут магией.
Я улыбнулся.
— А при чём тут мы?
— А при том, что если магистрат знает, что вы тоже чуете магию, то и круг тоже может об этом узнать. А если ты или я почуем чужие чары, то станем свидетелями, и магистрат легко обвинит своих соперниц во вмешательстве в свои интересы. В открытую колдовские гильдии драться не будут, невыгодно. А вот стоять за спинами амбициозных сук с герцогскими коронами на головах и кричать обвинения в королевском совете — другое дело.
— Логично, — пожал я плечами и вздохнул, а потом перепрыгнул большую коровью лепёшку. Не хватало ещё новенькими обутками в дерьмо вляпаться. А дорога ими заминирована весьма обильно. — А когда ты догадалась?
— Когда рыжая начала зачарованной вещью размахивать. Я испугалась сильно. Круг ведь не слабее магистрата.
Я улыбнулся. Две фирмы по изготовлению магии решили потягаться за рынок сбыта на фоне политической возни. Как это всё знакомо. Аж на душе теплее стало. Ведь нет ничего хуже неизвестности.
— Орден, — тихо произнесла Катарина, и подняла над головой зелёную печатную плату, глядя на неё, как на дорогую заморскую безделицу. Я разобрал прибор, надеясь, что можно починить. Но увы, копьё пробило и чип, и саму плату. Собирать уже не было смысла.
— Орден не будет вмешиваться в возню гильдий, пока они не захотят единолично захватить власть.
— Антимонопольная служба, — с улыбкой произнёс я по-русски.
— Чего? — переспросила у меня Урсула, которая делала вид, что всё это не касается. Но стоило заговорить непонятно, сразу оживилась.
— Лукреция, а тебя не будут ругать? Ты же мне про чары рассказывала много.
— А ты что-нибудь понял?
Я покачал головой.
— Вот и я не поняла. Крутила твою зелёную плашку, но так и не поняла. Даже когда ты сказал, что это магия волшебных камней и цифровые чары. Так что, думаю, не за что ругать. Ты же не маг, значит, не поймёшь никогда. Я тебя будут ругать?
— Нет, наверное. Но давай пока промолчим. Оба.
Лукреция поглядела на меня, а потом криво улыбнулась и кивнула.
Мы замолчали. Утоптанная дорога петляла между пологих холмов, склоны которых была засеяны колышущейся на лёгком ветру золотой пшеницей. Посреди полей торчали многочисленные пугала, а между пахот ютились берёзовые колки. На голубом небе клонились к очередному закату, раздвигая пушистые облака, яркая белая Шана и маленький оранжевый Сол — небесная пара. Влюблённые боги дарили тепло, а игривый южный ветер, шевелил перо на моём берете и колыхал полы моего испачканного плаща. Он как шаловливый юнец бегал по полю, беззаботно играя с людьми, травами и листвой.
Тянущие обоз бычки часто мычали, и это мычание смешивалось с голосами погонщиц и купеческих помощниц, создавая ощущение обыденности и спокойствия. Позади остались неурядицы, нечисть и разбойницы. Остались вместе с прежним мной. Гипнорежим постепенно сошёл на нет, обнажив меня настоящего, впрочем, не сильно отличающегося от того олуха, роль которого я должен играть.
Почему-то всплыл в памяти инфант Лага Роха. «Нашёл ли ты себя?»
Я поглядел на Катарину, Лукрецию, Урсулу и прибившуюся к нам немую Марту. Раньше я был никем. А сейчас я эльф в сказочной стране, преодолеваю настоящие трудности вместе с рыцаршами и волшебницами. Нет, это не гарем, как в аниме. И не феминизм в толерантных кино. Просто мир такой. А они — боевые подруги. Спутницы в странствии. Которым можно доверить спину. С которыми готов поделиться последней краюхой хлеба, и не только.
Мечтал о сильной, независимой и интересной женщине — вот они. Каждая со своими тараканами в голове, но все они мои. Моё собственное небольшое бабье царство.
Я поднял глаза, увидев крыши большого посёлка, посередине которого возвышался небольшой замок, и ветер трепал тонкие стяги на шпилях сторожевых башен. В голове обоза раздался громкий возглас одной из погонщиц: «Таркос!»
— Да, инфант, я нашёл себя, — произнёс я и улыбнулся.

 

Эпилог
Настоящим докладываю, что миссия прошла во внештатном режиме. В ходе столкновения с организованной преступной группировкой потеряны и транспорт. Потерь среди личного става группы нет. К назначенному пункту вышли с опозданием на семь суток. Баронесса да Таркос приняла нас без агрессии. Заключено соглашение о повторной доставке утерянных образцов сельскохозяйственных культур земного происхождения. В ходе визита баронесса изъявила желание расширить свою деятельность и осуществлять поставки зерновых культур и мясомолочной продукции на нашу базу. В обмен просила основать представительство на постоянной основе, мотивируя это торговым обменом. Более детально согласилась обсудить только с лицом, имеющим титул не менее баронского.
Письменное предварительное соглашение с подписями сторон в приложении.
Задачи по анализу местного энергетического фона выполнены частично. Полученных данных недостаточно для получения окончательных выводов о природе магии. Рекомендую обратить внимание на проклятые места. Описания в приложении на десяти листах.
Доклад окончил.
* * *
Постскриптум

 

Андрей сидел и водил пальцем по пожелтевшему листку книги. Книга была не земная, а из местных, рукописная. Светло-сизые строки затейливого письма, где только стараниями писца слова отделялись друг от друга точками, складывались в сказ о небесной паре и сотворении этого мира.
— Блин, Андрюха! — произнёс стоящий рядом начальник блокпоста и точки ретрансляции. — Харэ зубрить, нет здесь принцесс, не напасёшься их на всех.
Лейтенант поднял глаза на начальника и поправил очки. Что ему ещё делать? он ведь не начкар, он всего-то оператор систем коммуникаций.
— А тебе разве не интересно узнать про этот мир? мы сидим на этом месте уже месяц. Вокруг чужая планета. Сказочное средневековье.
— Да брось. На этой тропе хрен кого дождёшься. Только наши на телегах подвозят консервы.
Андрей вздохнул и пожал плечами, а потом снова уткнулся в книгу.
Начальник сел рядом, откинулся на стуле и поглядел в потолок.
— В одном месте я видел это средневековье. Хоть бы пускали куда, а лес я дома могу посмотреть. У тёщи такой же за огородом.
Все замолчали, и лишь гудение трансформатора разбавляло тишину.
Едва слышно прошипела в соседнем помещении рация, доложив голосом солдата, что на подступах без происшествий.
Шла минута. Шла другая. Миновал час.
— Тащ майор! — раздался вдруг крик. — Там человек. Местная.
Все повскакивали с мест и бросились к бронированному стеклу. И вправду, средь утреннего тумана, погрузившего лес и дорогу в серую кашу, шла девушка. Она шаталась и, казалось, вот-вот упадёт.
— Караул! — раздалось рядом, — по боевому расчёту занять позиции!
Андрей поглядел на начальника, а тот накинул броник, вжикнул застёжками, взял автомат и повернулся к лейтенанту.
— Андрей, пойдём. Хоть твои факультативы пригодятся. Переводчик с диареей слёг.
Тот встал и тоже потянулся за защитой. А девушка всё приближалась.
Вскоре они выскочили на улицу.
Девушке было всего лет шестнадцать. Но сказать точно было сложно. Лицо забрызгано кровью, куртка сюрко, накинутая поверх доспеха — порвана, и различить что-либо не получалось. При этом она сжимала руку на рукояти меча. Шлем потерян.
— Алто! Стой! — закричал часовой вызубренную фразу на местном вперемежку с русским. — Но подемоссегураделантэ! Дальше нельзя!
— Socorro. Эстобускандальмари Юрис. Сокоро, — донеслось со стороны девушки, и Андрей поморщился, вспоминая слова. — Помогите. Я ищу халумари Юрия.
Начальник с лейтенантом переглянулись.
— Кто вы? Квэн эс уста? — закричал он, проклиная грубый акцент. Не получалось у него чисто говорить.
— Ми номбреэа Клэр хаф да Кашон. Моё имя Клэр…
* * *

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий