Бабье царство

Глава 13. Картофельный посол

Лукреция сидела на грубо сколоченной из свежих досок скамье у мастерской халумари, глядя, как те возятся с большим странным зеркалом. Оно было тёмное, с сине-фиолетовым отливом, и состояло из множества чешуек. К зеркалу тянулись длинные жилы, продетые в дырочки на боку большого, обитого медью сундука. Сундук вчетвером вытаскивали, такой он тяжёлый был. Что это, колдунья понять не могла, а полупризраки говорили на своём языке, немного грубым с его звонким «Р» и частым шипением, непохожим на обычное «Ш». Ещё в нём было много букв «А».
Переговаривались они тихо, и в голосах слышались досада и сожаление. Но это как раз и не удивительно. Пожар в стеклодувнях Галлипоса коснулся и их халупы. По углам давно шептались, что жадная Да Кананем, имея свои мастерские, хочет расширить поставки поставщицей бутылок и оконных стёкол во всём королевстве, а вольные гильдии этого города как кость в горле. Графиня хотела добиться беспошлинной торговли, а когда совет отказал, была в ярости. Так что, когда Лукреция увидела кучу углей вместо домов, ни на зёрнышко не удивилась.
Её сейчас больше занимали новые спутники и тот свиток, что доставили с магистрата. И всё-таки Кассия — старая блохастая сука. Пока Лукреция будет в странствии, перехватит всех покупателей.
Волшебница зло стиснула ремешки своей дорожной сумки, в которой едва-едва уместились колдовские принадлежности, сменные нательные и ночные рубахи, а также туалетные и столовые принадлежности. Даже пришлось оставить запасные туфли. Котелок в походе важнее.
Да, спутники.
Лукреция быстро глянула на вооружённых охранниц. И если мечница в темно-зелёной бригантине была смутно знакома, ибо часто ошивалась на рынке, предлагая в услугу свой двуручник, то вторая её занимала несколько больше. Храмовница не прошла посвящение, и судя по амулетам, вплетённым в косы, на самых последних годах обучения. Раньше таких топили, как щенков с изъяном, а сейчас запечатывают внутреннего зверя и выпускают в люди. Но в этом заслуга магистрата. Стремясь смягчить вражду, совет магесс сам предложил свои услуги. Воительницы богинь и богов вынуждены были пойти на поводу общественного мнения и создать видимость перемирия, ибо гибель учеников плохо влияет на репутацию, ведь никому не хотелось отдавать детей на обучение, если имелось хоть зёрнышко возможности, что его ожидает участь бешеной собаки. А орденцы тоже люди. Им тоже хочется, чтоб чада могли пойти по стопам матерей. Не одно десятилетие ушло на то, чтоб приучить орденских кормиться с руки. Разве что старая гвардия, вроде яростной Клавдии или бешеной Ларисы, держится за прежние нравы, где каждая магесса — враг. Но скоро и они уйдут в прошлое.
И всё же, волшебнице хотелось взглянуть, что за зверь запечатан в душе храмовницы, и насколько надёжно это сделано. Не хотелось бы очутиться лицом к лицу с ночным кошмаром любой чародейки — спущенным с поводка неуправляемым чудовищем. Ещё на слуху была кровавая Элеонора. Десятилетняя девочка порвала в клочья шестнадцать магесс, прежде чем подоспевшие воительницы Агнии ткнули носом в землю дитя, потерявшее человеческую суть. А ведь просто упустили миг срыва, и не успели запечатать порченую.
Тем временем старейшина подошёл к халумари, юному и даже вполне приятному на мордашку и одетому, по благоличию десятилетней давности. Если бы имелась ещё и серьга в ухе, то точно можно подумать, что ему лет триста. Никакого вкуса в одежде, совсем как у глухих провинциалов. Он, конечно, может сослаться на приверженность традициям, но пусть боги покарают того, кто эти традиции придумал. Он словно пугало с вещами из дедушкиного сундука.
Пока волшебница разглядывала этого полупризрака, старейшина принялся что-то ему разъяснять, показывая на обоз и загибая пальцы. Голубоглазый юнец кивал в ответ и несколько раз бросил взгляд на Лукрецию, словно речь заходила о ней. А когда юнец перешёл на шёпот и кивнул в сторону храмовницы, старейшина сперва застыл с раскрытым ртом, а потом со смехом хлопнул ладонью по плечу собрата и повешал на шею что-то вроде амулета…
* * *
— Юра, — позвал меня Сан Саныч, — подь сюды.
Я поглядел на магессу, которая недовольно поглядывала на нас, и подошёл поближе.
— Да, шеф.
— Смотри, — начал начальник, — там, в фургоне, два мешка картошки, ящик помидор, мешок морковки, мешок кукурузы в початках, ящик спелого подсолнуха и десяток бутылок растительного масла, — он рассказывал, таким тоном, словно я ребёнок, которого отправляют в школу, и чтоб не забыл сменку, не порвал форму и не потерял учебники. — Просто приедешь, поклонишься старой баронессе. В общем, веди себя как купцы в сказке про царя Салтана. Ой вы гости-господа, вы откуда и куда. Старушка хоть и невысокого титула, имеет очень много крепостных и большие пахотные земли. Владеет десятком мельниц, собственный замок с очень большой стражей. На неё работает почти две тысячи человек. Политикой она не увлекается, иначе давно бы маркизой стала. Будь просто очень вежлив. Немного и для тебя положил полезностей. Под скамьёй возницы мешок.
— Сан Саныч, может всё же кто-то более подготовленный? Я в этом ни в зуб ногой, — скривился я, заметив, как магесса брезгливо поморщилась, глядя в мою сторону. Словно на дурачка сельского.
А баронесса, то есть местная военнообязанная помещица, действительно влиятельна в региональном масштабе. Каждая десятая хлебная корочка в сорокатысячном Галлипосе — с её полей. И две тысячи работников — это очень много. Для сравнения во времена начала правления Ивана Грозного, что принято за точку хронологического сравнения с Реверсом, наш Новгород имел тридцать тысяч жителей, что примерно сопоставимо по времени с реалиями Реверса. В это же время на Земле на поле боя правят терции и стрельцы. Это пик развития рыцарства и начало массового внедрения огнестрельного оружия, пока ещё уступающего по огневой мощи арбалетам и лукам. Столетием позже их сменят мушкетёры и лёгкая мобильная кавалерия. Столетием позже д’Артаньян будет спасать подвески Анны Австрийской, но пока в смежном времени Колумб только-только открыл Америку, испанские конкистадоры спешат в Новый Свет.
Здесь же ещё великих географических открытий нет. Слегка запаздывают, но они не за горами. Дело только в оснащении флота. Он тоже малость опаздывает, держась на галерах. Местная Леонардия да Винчия только скончалась, если, вообще, была. А если и была, то наверняка великой волшебницей. Реверс был во власти своеобразного позднего Средневековья. И да, Иван Грозный родился позже смерти великого Леонардо.
Шеф некоторое время глядел на меня, словно решая, что сказать, а потом заговорил.
— Там идёт какая-то возня. Аналитики говорят, что магистрат затеял игру и приставил к каждому отряду по члену волшебной гильдии для контроля и протекции.
— Тогда тем более, — повысил я голос. — Тут нужен опытный политик.
— Нет. Если у них есть нечто вроде гипноза, то посылать человека, владеющего всей информацией опасно, — покачал головой шеф.
— И для этого иду я, — нахмурив брови, подытожил я. — Не осведомлённый о дальних стратегических планах. Сан Саныч, я справлюсь, — поглядев ему в глаза, ответил я.
— Верю, — с улыбкой кивнул начальник.
— Сан Саныч, можно нескромный вопрос? Барышня спрашивает, не против ли будут наши боги, если… ну… в общем, я о сексе. А то тут сложная система религий. Сложнее нашей.
— Не вздумай! — нахмурился начальник. — Девочке всего пятнадцать. Тебя наши по местному обычаю сами на кол посадят. Перед телекамерами. К тому же Клэр знатного рода. Политический скандал будет.
— Я не о ней. Я о Катарине, — прошептал я, легонько кивнув в сторону храмовницы. Шеф перевёл взгляд на девушку, а секунду спустя расхохотался и хлопнул по плечу. — Боги не против. А вот начальство против детишек точно будет. Не время.
Убрав руку, Сан Саныч снова хохотнул, а потом достал из кармана прибор размером с зажигалку. Тот был водонепроницаемым, на чёрном шнуре и имел закрытый резиновой заглушкой на разъёме порта ввода-вывода. И он сразу же оказался на моей шее.
— Зачем это? — просил я, поддев прибор пальцами.
— Не скажу. Но постарайся не потерять.
Я поглядел на волшебницу, а потом направился к ней. Конечно, начальник меня может подвести и представить, как полагается в высшем свете, но я почему-то решил взять инициативу в свои руки. Интуиция так подсказала.
Ведьма, при моём приближении выдала нечто, похожее на дежурную улыбку. Я сделал вежливый поклон, с лёгким взмахом своим беретом, на что она привстала и грациозно кивнула. Чувствуется в ней интеллигентность и уверенность в себе.
— Госпожа, мы не представлены. Юрий да Наталия. Свободный халумари.
— Лукреция да Бэль. Практикующая магесса синей книги. Членесса магистрата.
Я улыбнулся, вспоминая, что может значить фраза «синяя книга». Но нет, термин был незнаком. Переспрашивать в лоб будет глупо. Потом узнаю. А слово «членесса» аж резануло привыкший к местным феминитивам слух.
Хотел уже было открыть рот, чтоб продолжить беседу и позвать женщину с собой к фургону, как долго молчавшая система подала голос.
«Ошибка добавления антропометрических данных в базу. Вы находитесь в фазе быстрого сна».
Я вздохнул, а программа продолжила.
«Запрос на передачу файлов по локальной сети. Выполнить?»
«Да», — едва шевеля губами, ответил я, а волшебница прищурилась, глядя на моё лицо. Представляю, что она могла подумать обо мне в этот момент.
«Обновления карт. Загрузка. Обновления справочника. Загрузка. Обновление базы личностей. Загрузка».
Я молча слушал систему, глядя в карие глаза этой ухоженной шатенки. Чем-то она была похожа на Монику Белуччи в тридцать лет. Только рост где-то метр восемьдесят пять, и щёки чуть более пухлые, словно могла себе позволить слегка отъесться. В общем, очень красивая женщина.
«Загрузка завершена, — произнесла система и тут же добавила, — ошибка сохранения».
Я стиснул зубы и поглядел на шефа. Нет, специально не буду говорить о неисправностях. Так справлюсь.
— Вам плохо? — тихо спросила волшебница. — Вы весь пунцовый.
— Мигрень, — выдавив из себя улыбку, ответил я. — Прошу меня простить. И прошу проследовать к нашей повозке.
Судя по глазам ведьмы, она мне нихрена не поверила, но тоже сделала покер фейс на своей симпатичной мордахе. Она подхватила увесистую сумку и пошла за мной. У самого фургона на её лице снова мелькнула некая тень брезгливости, когда её взгляд скользнул по моей одежде, отчего я даже оглядел себя. Вроде бы всё на месте, птички не какнули, дыр нет, гульфик цел.
— Могу ли я узнать цель нашего путешествия? — намеренно отстранённо спросила волшебница, забросив поклажу под брезент.
— Таркос, — ответил я, последовав за этой особой, и увидев, как шеф меня перекрестил напоследок. Так, словно стеснялся, но душа требовала. А на его лицо было выражение какой-то тоски, словно ребёнка провожал из провинциальной деревни в столичный институт на экзамены. Хороший он человек.
Сесть внутри пришлось на рюкзак с личным имуществом, так как никаких скамеек не имелось. Да и так всё было наполовину заставлено овощами, а пространства фургона соразмерно грузовой газели. Следом за мной заскочила Катарина. Храмовница села рядом со мной, она молча глядела на ведьму с какой-то вымученной улыбкой и остекленевшими глазами.
— С тобой всё хорошо? — тихо спросил я. Не знаю, что за чёрная кошка пробежала между этими двумя особами, но когда наёмница шмыгнула носом, Лукреция даже ноги поджала.
— Да, — прошептала Катарина в ответ. — Скажи ей, пожалуйста, что я человек. Я настоящая.
— Зачем? — нахмурился я и ещё тише спросил. — Она же и так тебя услышала.
Действительно не понимал, что происходит.
— Пожалуйста, поручись за меня, — краешком рта проговорила девушка, — скажи, что именем самой ночи ручаешься.
Я себя чувствовал не просто не в своей тарелке, а полноценным дауном. Совершенно не понимал ситуации. Какое поручительство? Зачем?
И тут на козлы повозки с криком: «Пошёл, родимый! Пошёл, рогатенький!» заскочила Урсула. Когда бычок потянул фургон и тот с лёгким покачиванием тронулся с места, она оглянулась на нас и ухмыльнулась.
— Эта, юн спадин, ты просто скажи, что эта бестия схватила тебя за стручок и не выпотрошила, — на всю округу, как колхозница в поле, произнесла мечница. — А эта, стручок-то у него, добрый, али нет? — подмигнув Катарине, спросила наёмница, заставив покраснеть и меня, и её.
— Стручок как стручок, — выдавила из себя храмовница. И судя по выражению лица, она сейчас была готова убить Урсулу.
Я же перестал понимать, вообще, что-либо. Меня обсуждают при мне же. Уже оказывается, что я переспал со своей спутницей, хотя сам не в курсе событий. Хотя чему я удивляюсь, это же бабы. Они же без сплетен никуда, но вот что за поручительство такое?
— А что, меня должны были выпотрошить? — немного ошалев от таких новостей, спросил я. Зато ведьма выдохнула.
— А эта как повезёт, — ухмыльнулась Урсула. — Но обычно орден трижды печать перепроверяет. Трупы на улицах им не нужны.
Я потёр лицо и забормотал.
— Без стакана не разберёшься.
Видимо, пробормотал на местном, так как Урсула сразу оживилась пуще прежнего.
— А эт завсегда, юн спадин! Тётя Урсула не даст умереть от жажды.
И она сунула руку в мешок под козлами, между прочим, предназначенный мне, и вытащила из него бутылку. И это было не местное пойло, а земное шампанское. Неужто эта тётка уже успела порыться в вещах. Помня её прошлое в роли ландскнехта — запросто.
За этой бутылкой последовали ещё три, как раз по одной на каждого пассажира. Одну я взял и зажал в руках. Вторую пришлось сунуть в пальцы неподвижной Катарины.
— Лукреция, — тихо произнёс я, протягивая третью волшебнице. — Я ручаюсь за неё. Мы были в одной постели, и я жив.
Магесса сперва поглядела на бутылку, словно не понимая, что от неё хотят, и только потом взяла. Она вздохнула и повернула голову в сторону удаляющейся мастерской. Узенькие улочки и невысокие рабочие домики ремесленно слободы, сливались в некий затейливый калейдоскоп. Везде виднелись работающие женщины, несущие горшки, корзины и мешки. Все они с неодобрением провожали фургон, заставляющий их прижиматься к стенам. В этой тесноте с ним тяжело разминуться.
В какой-то момент Лукреция подалась поближе к борту, со скрипом стиснутых зубов глядя на благообразную женщину, которая помахала нам вслед рукой. Казалось, от той ненависти, что излучала волшебница, можно дозу радиационного облучения получить.
— Гайнас, — процедила она ругательство, означающее старинное название гиены. То есть, ночной падальщицы. А я вздохнул, хороший у меня коллектив подобрался, дружный, весёлый, приветливый, и тараканы у них как на подбор — культурные, образованные, послушные. Ведьма, которая ни с кем разговаривать не хочет, да ещё и шпионка. Храмовница, которая почему-то могла меня разорвать. И до кучи тётка-ландскнехт без каких-либо комплексов. А если вспомнить другие встречи, то ещё и наивная до неприличия Клэр. Пожалуй, только леди Ребекка отличается умом и сообразительностью, но ей палец в рот не клади, откусит как шоколадку, а потом ещё и повесит на суку.
В общем, добрый женский коллектив.
Оторвавшись от проклинаний старушки, Лукреция начала крутить фольгу на горлышке бутылки, разрывая ту в клочья.
— Нет, не так! — закричал я, когда волшебница впилась пальцами в проволоку.
Женщина остановилась и, сверкая глазами, поглядела на меня. Я же взял свою бутылку и сунулся к заднему борту, для чего пришлось облокотиться на колени Катарины, но тут уж можно не комплексовать, раз назывался любовником, буду вести эту линию до конца. К тому же такие планы я имел, но сначала надо выяснить, почему меня могли выпотрошить, а то против ножа презервативы не помогут, знаете ли.
Бутылка оказалась за пределами фургона, и я быстро её откупорил. Пробка с громким хлопком вылетела куда-то вверх, из горлышка полилась пена, а проходящая мимо мастерица чуть не выронила тюк с тканями, наверняка думая, что это выстрел. Естественно, мне помахали вслед кулаком.
После этого я сел на место и дождался, когда прогремят ещё три выстрела. Шампанское пить пришлось прямо из горлышка, и я пожалел, что нет ведёрка со льдом, ибо оно было тёплое. И ради этого можно побыть прогрессором — дать этому миру холодильники.
— Ну что девушки! За знакомство! — громко произнёс я. — Меня зовут Юра! Едем к старой баронессе в незваные гости.
— Лукреция да Бэль.
— Катарина да Мария да Шана-ун.
— А я тётя Урсула.
— Вот и перезнакомились, — ухмыльнулся я, когда барышни приложились к горлышкам. В общем, мне нужно шпионить за ведьмой, а ведьма будет шпионить за мной. То ещё веселье.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий