Череп Субботы

Глава третья
ELENA CHERVINSKAYA

(Псковъ, набережная реки Велiкой)

 

Капучино в маленькой чашке остыл — девушка пила его крохотными глотками, абсолютно не чувствуя вкуса. Она сама не знала, зачем это делает. Скорее всего, по инерции — по утрам положено пить кофе, вот она его и пьет. Соломенные волосы после дождя стали пышнее: но были все также аккуратно убраны в пучок, как во время ночного визита в монастырь. Сидя за столиком на пустынной набережной, она прозрачными глазами смотрела на толстые башни Псковского крома. В воздухе безвкусно таяли сумерки, купола Троицкого собора окрасились в предрассветный розовый цвет. Жара высушила лужи на асфальте, от ночной грозы и ливня не осталось следов.
Хозяин бистро «24 часа» — худой, утомленный бизнесом кавказец, наблюдал за одинокой посетительницей, поглощавшей третью подряд чашку отвратного «Нестле». Наверное, туристка или паломница. Приезжают ночным поездом, на гостиницу денег жалко: вот и сидят за кофе — ждут, пока откроют вход в достопримечательность. Пялится то на кром, то в телевизор с новостями МТВ. Ха, они называют это новости… каждый день одно и то же!
— Спонсор выпуска — партия «Царь-батюшка», — ведущий напоминал своим видом человека, утонувшего в энергетическом напитке. — Йоууууу, жесть! Основные события. «Трагедия века». Правнучка известного бунтаря, 90-летняя певица Стелла Пугачева в двухсотый раз объявила об уходе со сцены и едет в прощальный гастрольный тур — в инвалидном кресле из сандалового дерева. «Жертва алкоголя». Бородатый самородок из крестьян, основатель группы «Петербургь» Алексей Шнурков протрезвел впервые за двадцать лет и сразу очутился в психушке. Он утверждает, что у него в мыслях не было становиться звездой — просто вышел на улицу «бухнуть с мастеровыми», очухался уже на сцене. Под занавес — «Гибель таланта». Певицу Катю Шмель съели акулы на процедурах дайвинга в Красном море — человек десять продюсеров, потерявших на ней все свои деньги, вздохнули свободно.
Началась реклама. Хозяин моргнул, оценивая девушку. Пары минут хватило, чтобы отбросить мысль о флирте. В глазах сплошной лед. Лицо тусклое, нос острый, как у цапли — щеки запали, небось на диете сидит. Нет, такую кадрить — только зря время тратить, вах-вах. Определенно истеричка.
…Девушка заерзала на стуле. Она извелась, дожидаясь sms с заданием. Вот-вот, время уже почти пришло. Ей было скучно: с того момента, как она приехала в Псков, блондинка в плаще не знала, чем себя занять. Спать не хотелось, кушать тоже. Скверный кофе в пищеводе казался инородным телом, проникшим в организм: он скручивался в желудке, пытаясь вырваться из живота наружу. Радовало лишь предвкушение грядущей р а б о т ы. О, р а б о т а была ее главной любовью, основой существования, питающей энергию и мысли. Любая подруга залилась бы хохотом, узнав, что она работает бесплатно. Но, к счастью, у нее нет никаких подруг. Она получает заказ и выполняет его — для выполнения допустимы все возможные методы. Да, связной не требует работать стерильно… и это то, что ей в нем очень нравится. Как во второй части фильма «Терминатор»: «Знаешь, нельзя просто так убивать людей!» — «Почему?!» И верно, почему? Так намного проще. Она просчитывает грядущую опасность, как компьютер. Монах мог дать подробное описание ее внешности — а землекопы, пропивая шальной заработок в трактире, привлечь любопытство полицейских осведомителей.
Отчего же, интересно, связной не торопится?
«Айфон», покоясь в руке, издал тихий писк. Повернув дисплей, она увидела сообщение. «Георгиевская улица, домъ № 16. Турфирма «Суперъ-тревелъ». Ну наконец-то. Связной всегда общался через эсэмэски, он никогда не звонил напрямую. Очередное sms в коробке «айфона», и вот она чувствует его — как удар током, пронизывающий тело. Ничто другое в этом мире не вызовет такой реакции: восторг, смешанный с чувством подчинения — между ними есть реальная связь. Астрал или вроде того… хрен его знает, как именно это следует называть. Прошлое sms содержало инструкцию, что надо взять в Святогорском монастыре и кому затем передать ящик. Она не удержалась, заглянула внутрь. И что же? Да ничего особенного… неясно, какой сюрприз она ожидала увидеть. Неземное свечение? Узоры из благоухающих цветов? Напрасно. После смерти и златоглавых гениев ждет могильный тлен…
Она вздрогнула от неприятной мысли. Что ж, за кофе заплачено, пора бежать.
Выйдя из кафе на дорогу, девушка махнула рукой — взвизгнув тормозами, остановилось раздолбанное «шахид-такси» с персидским гастарбайтером.
— Кюда, кырасависа?
— Георгиевская. Быстро.
Не торгуясь, перс согласился на первую же цену — туристов мало, в кризис выбирать не приходится. Лавируя в переулках, шофер вывел машину на нужную улицу — пробок нету, в такую-то рань. Швырнув на сиденье бумажный червонец с портретом Шаляпина, девушка подошла к дубовой двери с красной вывеской, стилизованной под древнеславянские буквы:»Суперъ-тревелъ». Перс дальновидно остался стоять на другой стороне улицы: зачем терять клиента — а ну как она поедет обратно? Это ее покоробило, но времени на раздумья не осталось. Палец уперся в кнопку звонка. Прозвучала птичья трель, но внутри дома не наблюдалось признаков оживления. Где-то в груди начало расти чувство, напоминающее панику. Может, связной ошибся? Точное время в sms не указано. Все еще спят — откуда ж в губернском городе круглосуточное турагентство? Она пришла слишком рано. Надо сесть на ступеньки и спокойно подождать открытия.
Тонкий, холодный звук зуммера.
Не веря своему счастью, она сомкнула пальцы вокруг дверной ручки. Нутро подъезда впустило ее беззвучно, обдав смесью затхлых, странно знакомых запахов — доминировала лежалая пыль. Стрелка на стене указывала на второй этаж. Пробравшись наверх (она двигалась, опираясь на стену боком, словно боясь упасть), девушка оказалась перед дежурным пунктом — простой офисный столик за стеклянной стеной. Тараща на нее заспанные глаза, в креслице сидел одетый в форменную тужурку секьюрити мальчик-гимназист — вероятно, подрабатывает по ночам. Толстые щеки, короткая стрижка, ногти на руках обкусаны — наверняка маменькин любимчик, каковых закармливают сладостями до полусмерти. Она склонила голову набок, раздумывая: что с ним делать? Для профилактики хорошо бы убить — парень видел ее лицо.
— Елена Червинская? — строго переспросил гимназист. Он смотрел на гостью, как бы ища подвоха, того, который помешает ему отличиться по службе.
Девушке было незнакомо это имя, но она механически кивнула. Толстяк в креслице расслабился: в пальцах с заусенцами блеснул ключ. Он отпер ящик стола и захрустел плотным конвертом из глянцевой бумаги с печатью.
— Сударыня, мне поручено отдать это вам, — вежливо сказал гимназист. — Объяснили, что вы придете под утро. Расписываться не надо, платить тоже. Заказчик внес деньги, включая спецдоставку. Желаю приятного путешествия.
Он улыбнулся детской, еще не ставшей казенной улыбкой. Окошко открылось, конверт упал ей в руки, на ощупь он был гладкий, как после депиляции. Девушка, ставшая Еленой Червинской, посмотрела сквозь стекло.
— Вы знаете, что в конверте? — спросила она с учительской сухостью.
— Нет, — ответил гимназист. Улыбка покинула его лицо, губы обидчиво дрогнули.
Хорошо, пусть живет. Ее фамилия поддельная, по ней все равно не найдут. А мальчишка слишком крупный — и крови на этаже будет много.
— Отлично, — улыбнулась Червинская. — Вам только что здорово повезло.
…Зажав в пальцах конверт, она вышла на улицу. Дрожа от нетерпения, сломала печать из красного сургуча. Паспорт с ее фотографией, латинскими буквами в графе «Name» — Elena Chervinskaya. Круглые печати МИД, подпись чиновника Службы проверки благонадежности — подтверждение выезда за границу. Ваучер с водяными знаками — оплата трехзвездочного отеля «Де Альма» в Латинском квартале Парижа (зарезервирована одна ночь), электронные билеты «Эйр Франс» в столицу Франции. Рейс сегодня — в 12.00. Двадцать пятисотенных бумажек — десять тысяч евро — хрустят, словно только что из-под печатного пресса. Девушка перевернула конверт вверх ногами и потрясла — упаковка была пуста. Что ж, связной в своем репертуаре: он никогда не раскрывает задание целиком. Зачем она летит в Париж, ей суждено узнать на месте — получив очередное анонимное sms.
От Пскова до Питера примерно 250 верст, нужно торопиться. Согнув пальчик, она поманила перса за рулем «шахид-такси» — тот обрадованно встрепенулся, зарычал мотором. Червинская села на заднее сиденье. Откинувшись, она нащупала в кармане удавку. Небритые щеки перса в зеркале дрожали — парень явно предвкушал хороший заработок.
…Это не гимназист с нервной мамочкой. Его даже искать не будут.
элементы империи
Элемент № 2 — Секретное Досье
«275 67 45 (б). Гриф «секретно», доступ не ниже министра внутренних дел.
Каледин Федор Аркадьевич. 1977 года рождения, из семьи потомственных дворян. Поместий и земельных наделов не имеет. Числится в департаменте полиции МВД империи с 15 февраля 1999 года — первоначально получил назначение на стажировку, сейчас является следователем по особым делам в ранге советника директора департамента Арсения Муравьева. В 2008 году за успех в расследовании «дела Ксерокса» повышен лично государем Императором в «Табели о рангах» — с титулярного советника до надворного, награжден орденом св. Владимира второй степени.
Характер спокойный, рассудительный. В коррупции не замечен; зафиксированы три случая служебного расследования по жалобам в жестоком обращении с подозреваемыми — например, по «делу Хабельского». Личные вкусы — французский коньяк, компьютерные игры, увлечение музыкой в стиле хэви-метал: «Раммштайн», Blind Guardian и Manowar. Вредные привычки — курение и насвистывание любимых песенок вслух.
В 1997 году состоялось венчание с Алисой Карловной фон Трахтенберг, остзейской баронессой, с каковой г-н Каледин совместно обучался в классе «А» 758-й гимназии. В 2005 году консистория при священном Синоде оформила официальный развод супружеской пары Каледин—Трахтенберг по инициативе баронессы фон Трахтенберг, с мотивировкой — «не сошлись характерами по множеству вопросов». Баронесса — дипломированный психолог-криминалист, получила высшее образование в Оксфорде (Великобритания). С 2000 г. работает в Центре князя Сеславинского, занимается научным исследованием поведения серийных убийц и знаменитых преступников. За совместное с Калединым «дело Ксерокса» произведена в камер-фрейлины Государыни Императрицы.
После серии семейных неурядиц в 2009 году Каледин съехал от бывшей жены на съемную квартиру в переулке Героев-корниловцев. По его отъезду баронесса фон Трахтенберг срочно оформила раздел имущества, получив в собственность автомобиль «Тойота» 2004 г. выпуска, двухкомнатную квартиру и гараж — Каледину с курьером доставлены настольные часы, пепельница в виде лебедя и зубная щетка. Характер баронессы — взрывной, отходчивый. За день бывшие супруги способны шесть раз помириться и восемь раз поссориться. Тем не менее отдельной директивой начальника полиции Арсения Муравьева и шефа Отдельного корпуса жандармов Виктора Антипова, с личного разрешения министра внутренних дел, оба рекомендованы к совместной работе в расследованиях государственной важности — ввиду высокой продуктивности этого странного дуэта.
Но только в экстренных случаях».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий