Череп Субботы

Глава седьмая
БАЛЬЗАМИРОВЩИК

(Ул. Стромынка, 12-этажка изъ кiрпича)

 

Каледин даже не удивился — все оказалось весьма предсказуемо. Подъехав к дому профессора Анатолия Мельникова, что возле пожарной башни на Стромынке, он обнаружил рядом с подъездом знакомую до боли «Тойоту». Извинившись перед коллегами, надворный советник подошел к автомобилю расслабленным шагом. Коллеги двусмысленно ухмылялись за его спиной.
Каледин постучал в дверцу машины. Стекло уехало вниз.
— Алиса, — его голос осыпал экс-супругу кусочками льда. — Мы ж тебя домой проводили. Позволь полюбопытствовать — какого хрена ты здесь делаешь?
— Я передумала, — ответила Алиса непреклонным тоном.
Каледин вздохнул. Да, для Алисы (и всех женщин) это вполне достаточное основание, по типу волка из популярной басни Крылова. «Передумала» — и все тут. Почесав затылок, он тщетно рискнул воззвать к остаткам ее совести:
— Только подумай, в какое положение ты меня ставишь…
Алиса с восхитительной небрежностью пожала плечами:
— А сколько раз ты меня в постели ставил в разные положения?
Каледин порадовался, что коллеги не читают по губам.
— Вы, немцы — народ с лягушачьей кровью, — раскрыл он суть проблемы. — Обожаете все на счетчик ставить. У нас же, русских и воистину православных, считается — жена должна ублажать своего мужа, причем желательно без присутствия сантехника. Попрекать этим фактом — столь же безнравственно, как хомячка душить. Довожу до твоего сведения, дорогая баронесса — группой выезда командую я. И кого пускать в квартиру — решаю я. Истерика, даже на диво удачная, тебе не поможет.
Алиса позволяла себе быть истеричкой тогда, когда это достаточно безопасно. В остальных случаях включалась ее остзейская практичность.
— Хорошо, — опустила она голову. — Я возвращаю машину. Будем год по очереди ездить — одну неделю ты, одну я. А после — купи тачку в кредит. Банк «Русская имперiя» давно предлагает тариф «Бедный дворянинъ».
К подъезду они вернулись вместе. Тактичные работники департамента сделали вид, что ничего не заметили. Чиновники втиснулись в финский лифт из светлого металла, бочком, стараясь не прижаться к Алисе — разбираться на дуэли не хотелось никому. Красным загорелась цифра «10», и кабина шустро взмыла вверх. Лестничная клетка блестела тремя стальными дверьми. Возле той, что слева, притаились трое спецназовцев из отряда «Варягъ» — рослые здоровяки в черной форме, с черепом на рукаве и автоматами через плечо.
— Здравия желаю, ваше высокоблагородие! — шепотом отрапортовал урядник Семен Майлов — плечистый, горбоносый детина, приветствуя Каледина. — Кажись, самого профессора-то дома и нет. Четверть часа уже тут торчим, изнутри — ни единого звука. Подключали электронную «удочку» на шумы, аж звук дыхания ловит — бесполезно. Прикажете вскрывать квартирку-с?
Князь Кропоткин, прижатый к лифту, суетливо почесал ухо с серьгами.
— Федор Аркадьич, — торопясь, сказал он. — Незаконно-с. У нас же ордера на обыск нет. Может, профессор принял успокоительное и просто спит? Давайте в звонок позвоним, как у культурных людей принято… Вот поражает меня этот дикий спецназ. Им бы только все взрывать да ломать к черту.
Урядник засопел, но фраза «Ты на кого пасть открыл, сука?» в отношении старшего по званию, да еще и обладателя титула «ваша светлость» показалась ему неуместной. Каледин протянул палец к звонку и нажал на рисунок с серебряным колокольчиком. Сначала робко, а затем посильнее.
Из квартиры не донеслось
и малейшего шороха.
— Увы, — развел руками Федор. — Боюсь, профессор не оставил нам выбора.
Князь обреченно поежился, представляя грядущее событие.
— Опять взрывчатка, сударь? Грохот будет на весь подъезд.
— Взрывчатка? — откровенно удивился Каледин. — Зачем?
Расстегнув вицмундир, он ощупал ремень — у пряжки были воткнуты четыре булавки. Эту экипировку он привык носить давно — с того времени, когда проходил в полиции практику, будучи молодым коллежским регистратором.
Целый год Каледин ловил домушников, чистящих московские квартиры, — посему премудростей, как вскрывать замки, советник нахватался изрядно.
Игла булавки погрузилась в замок. Подцепив «язычок», Федор нажал на пружину внутри, подводя ее вверх. Дверь отворилась — беззвучно и плавно.
— Вуаля, — сказал Каледин, ловя на себе завистливые взгляды.
Урядник Майлов крякнул, осуждающе покрутив головой. Надо же, его высокоблагородие вякнул что-то вроде «бля», а все стоят и эдаким хамством восхищаются. Скажи он хоть одно матерное слово, ему бы взыскание вышло по службе, либо штраф. Трудно понять этих господ. Как иногда подумаешь — может, и зря у большевичков в семнадцатом году ничего не получилось.
— Хм… — заметил Каледин. — Определенно замок не заперт изнутри — даже цепочка не накинута. Похоже, что господин урядник прав, и профессора действительно нет дома. Бахилы все захватили? Надеваем на ноги, чтобы не оставить следов… тихо посмотрим и уйдем. Тьфу ты… да что это за запах?
…В прихожей пахло как в аптеке, носы визитеров обоняли неясный аромат, перемешавший лекарства, спирт и сушеные травы… Ко всему прочему (Каледин был готов поклясться) — в воздухе витали запахи какао, ванили и… нечто парфюмерное. У Алисы сильно закружилась голова — выдернув из сумочки платок, она уткнула в него нос. Поступью бедных родственников, шурша бахилами по кашгарскому ковру в прихожей, Каледин и остальные проследовали в гостиную. Комната была пуста: только белый кожаный диван, люстра со стилизацией под свечи, барный столик и книжный шкаф во всю стену — с корешками толстых фолиантов, притиснутых обложками друг к другу… так плотно, что в мире людей им пришлось бы жениться. К стеклу жалась фотография — в рамке из серебра, увитой траурной ленточкой — моложавая жена профессора, в обнимку с двумя детьми, на фоне моря. Урядник Майлов снял берет — деликатно кашлянув, он перекрестился.
Каледин повернулся на каблуках. Покинув гостиную, прошел к рабочему кабинету Мельникова. Остановившись перед закрытой дверью, Федор прислушался. Опять тишина. Он постучал по косяку костяшками пальцев.
— Профессор? Я из полиции. Если можно, позвольте парочку вопросов.
Ничего. Ни звука. Полное молчание.
Федор толкнул ладонью резную пластину орехового дерева — и испытал замешательство. Профессор Мельников, развалившись в кресле, сидел за письменным столом, держа в руке ручку. Мужчина средних лет, классика «чеховского интеллигента»: в старомодной клетчатой «тройке», с полуседой бородкой клинышком, зачесанными назад волосами. Сердитым взглядом из-под золотого пенсне он смотрел Каледину прямо в глаза. Тот глотнул воздух и сразу пожалел об этом — запах сухих трав сделался совсем невыносимым.
— Прошу прощения, — сказал он. — Вы не открывали дверь, поэтому мы…
Небрежно отодвинув экс-супруга, Алиса прошла к Мельникову. Не успел Каледин опомниться, как она приложила два пальца к шее профессора.
— Извиняться перед трупом — излишняя вежливость. Ты не понял? Он, вообще-то, уже мертв, Феденька. Не скажу точную дату смерти — но, судя по цвету кожи, — весьма приличное время. Кто-то успел его забальзамировать.
Каледин единым прыжком преодолел расстояние — от двери до кресла с профессором Мельниковым. Он также попытался проверить пульс, но оставил эту затею — разве может прощупываться сердцебиение, если тело уже остыло? Труп выглядел как живой человек — если бы не чрезмерная белизна по причине наложенной косметики. Полуседые волосы искусно убраны, словно над ними колдовал парикмахер-профи, костюм отглажен, щеки чисто выбриты… даже на ногтях — и то маникюр. Бальзамировка сделана потрясающе: покойник напоминает восковую фигуру из музея мадам Тюссо. Его легко можно принять за живого, учитывая открытые глаза. Специалист — бальзамировщик умудрился придать зрачкам выражение недовольства… будто труп желал пожурить полицейских за вторжение в частную квартиру.
Алиса наклонилась к лицу мертвеца — прикрыв веки, она вдыхала аромат бальзама. Ее ноздри чувственно задергались, как у кошки, учуявшей рыбу.
— Ром, — произнесла она, встречаясь взглядом с Калединым. — Профессору перерезали горло, а затем до краев накачали ромом, как сувенирную бутыль — предварительно слив кровь, — ноготок Алисы ткнулся в разрез на шее Мельникова толщиной с нитку. — Набор неизвестных мне трав, плюс специи… надеюсь, анализ покажет. Похоже, присутствует перец. Не знаю, работал над ним один человек или целая бригада, но выполнено все блестяще. Хоть сейчас вынимай из кресла — и на бал к его величеству.
Каледин отобрал у Алисы платок и приложил его к своему носу. Не отвечая, он осматривался вокруг. Понятное дело: лишнего свидетеля, который способен указать на заказчика грабежа могилы Пушкина, могли убрать — это даже вполне по закону жанра. Но для чего тогда устраивать все ЭТО шоу?
…Черные, оплывшие свечи. Полно свечей. Ковер (на этот раз афганский, грубой работы) завернут к стене — бальзамировщику нужен пустой пол. Большой бурый круг вокруг кресла — обрисован кровью, смешанной с землей… рядом валяются рыбьи скелеты и множество чешуек. В центре круга — рисунки, нечеткие, будто сделаны рукой ребенка… белая курица, белая обезьяна… голова клыкастого существа — с пятнышками, типа в горошек. Во всех четырех углах комнаты — лужицы засохшей крови, в каждой валяется кусочек ткани в россыпи блесток. Флажок из аналогичной материи был закреплен на столе и старательно вымазан кровью. Урядник из спецназа сглотнул, заново перекрестившись, так же не замедлили поступить прочие чиновники. Каледин поманил пальцем полицейского фотографа Терентия Лемешева. Федор молча обвел рукой комнату, от пола до потолка, как бы заключая ее в своеобразный купол, и причмокнул. Лемешев кивнул, так же не произнеся ни единого слова. Он присел, чтобы было удобнее снимать, защелкал затвором — ярко полыхнула вспышка «Никона». Федор пытался и не мог понять: почему все это кажется ему таким знакомым?
— Господа, — нудно-казенным тоном сообщил Каледин, — звоните в труповозку. Тело пора доставить в морг. Требуется взять образцы тканей покойника, рыбьих костей, материи. В лаборатории будут ждать. Уже очевидно, что дело не в похищении гроба богатым коллекционером или бандитом с целью выкупа — свидетелей так не убирают. Приступайте-с.
Карман на груди вдруг задрожал, вибрировал отключенный сотовый.
— Алло, Каледин слушает.
— Доброе утро, это Степа Чичмарков, — прозвучал из динамика задорный голос. — Мужик, мне сорока на хвосте принесла, что тебе поручили расследование со вскрытием склепа моего Пушкина. Кровно заинтересован в результатах. Если не возражаешь, зарули ко мне в офис ближе к ночи.
— Возражаю, — скучно ответил Каледин. — У меня совсем нет времени.
Голос в трубке это ничуть не смутило.
— Типа, мужик… мне твой телефон дал директор полиции, — как бы невзначай заметил Чичмарков. — Он одобряет нашу встречу. Когда тебя ждать?
— Примерно в полночь, — сквозь зубы сказал Каледин.
Он с радостью запустил бы телефоном в стену, но скромность жалованья надворного советника запрещала подобный поступок Подумать только! Заштатная купеческая морда обращается к нему на «ты», словно вчера они бухали в соседнем трактире. Конечно, у редких дворян в XXI веке сохранились поместья — все бабло у купцов, чьи секретари охотно нанимают на корпоративы князей рода Оболенских на балалайке сыграть и с выражением почитать стихи. Рискни возразить этому «королю пылесосов» — раз в неделю подле самого государя завтракает. Каледин уставился на Алису, подсознательно ища поддержки. Та протянула руку, щелкнув пальцами.
— Что? — с неприкрытым раздражением спросил Каледин.
— Платок верни, — в тон сообщила Алиса. — Он денег стоит.
Федор втиснул ей в ладонь смятый платок. Внезапно его осенила идея.
— Ты что сегодня вечером делаешь? — спросил он шелковым голосом.
— Для тебя — ничего, — огрызнулась Алиса. — Я страшно занята.
— О, как жаль… — разочарованно закивал Каледин. — А я-то думал, ты отправишься со мной в офис Чичмаркова на Тверской… говорят, его по спецзаказу лично Дольче с Габаной разрисовали… охренеть как стильно. Ты вечернее платье в кредит взяла, жаловалась, что некуда пойти себя показать… ну, конечно, как угодно… Я к Институту благородных девиц подойду вечером, а то сама знаешь — без дамы визит наносить неудобно.
— Ой-ой! — вскрикнула Алиса. — Совсем забыла — проклятая рассеянность!
— Это из-за возраста, — сочувственно подсказал Каледин.
— Зато я не облысею, — отбрила его Алиса. — Короче, только что случайно вспомнила. Заболел ээээ… мой, моя… косметолог. Тебе жутко повезло — именно сегодня в полночь я и свободна. Это в интересах расследования.
— Замечательно, — сладкая улыбка Каледина разлила в воздухе тонну яда.
«Ну что ж, не все коту масленица, — думал надворный советник. — Алиса обладает уникальной способностью портить людям жизнь. Привезти ее на Тверскую — Чичмарков минут через пять в петлю полезет. В другой раз задумается, козел, стоит ли отрывать занятых людей от работы».
Покидая комнату, Федор обратил внимание на странную вещь. Черно-красный флажок с блестками шевелился, словно его трепало ветром.
…Окна оставались плотно закрытыми. Никакого ветра здесь не было.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий