Череп Субботы

Глава последняя
ФАВОРИТ

(Успенскiй соборъ, одинъ месяцъ спустя)

 

Свадьба, а уж особенно царская, в условиях кризиса представлялась делом непростым. Приученный в Дрездене к немецкому стилю вечной экономии август усвоил это сразу, как только надел Евфросинье Спирс кольцо на палец во время церемонии торжественной помолвки. Придворные историки срочно навели справки в Дворцовой библиотеке, но сведения оказались неутешительны. Свадьба на высочайшем уровне, даже самая экономная, всегда стоила денег. Например, при бракосочетании Петра Первого на площадях для народа выставляли жареных быков, сорокаведерные бочки с водкой, раздавали пряники и калачи. Празднество в древнеримском стиле встало бы еще дороже — изнеженные патриции и порядком зажравшиеся плебеи предпочитали на свадебном столе салаты с павлиньими языками, жареных мурен с глазами из бриллиантов и слоновьи хоботы; повсеместно проводились бесплатные гладиаторские игры.
Итогом обсуждения в Государственном совете стало утверждение министерством финансов империи антикризисного проекта «Эконом-свадьба». Дабы не отступать от традиций славянства, на площадях накроют столы с курятиной и поставят ведра «царь-колы», с целью борьбы с пьянством. Поддерживая имидж третьего Рима, в спорткомплексе «Олимпийский» выпустят на арену гладиаторские отряды — из профессиональных актеров, с пластмассовыми мечами, в деревянных доспехах; как и положено, в гостевой ложе будет восседать цезарь. Для проведения свадьбы пригласили известного специалиста из Голландии Хида Уткинга, тот распланировал все от и до — четко, включая количество курятины на квадратный метр площади и маршрут выхода молодоженов из Успенского собора под колокольный звон. К удовольствию священного Синода, Бритни Спирс после крещения ударилась в неофитство, став ужасно набожной. Певица продела в пупок кольцо с православным крестом и рекламировала в Голливуде посты, называя их «модной варварской диетой». Проведя серию секретных переговоров, «Пепси» разгромила конкурентов, заключив эксклюзивный контракт о наклейке своего логотипа на платье невесты — при венчании.
Сумма сделки, как водится, не разглашалась.
…Едва Каледин через фельдъегеря получил приглашение на императорское венчание для себя и Алисы, ему сразу захотелось выйти в туалет и застрелиться. Он предвкушал, какой ужас сейчас начнется, и не ошибся в своих предположениях. Алиса выбирала наряды целую неделю, до копейки истратив все общие сбережения, не забывая устраивать истерики: «Там будет сам его величество, а мне абсолютно нечего надеть». Каледин по-прежнему тянул с женитьбой, но его мнение Алису мало интересовало: после получения экс-супругом графского титула, она с утра до ночи занималась разработкой их совместного герба. Каледин не препятствовал дизайну на ноутбуке всевозможных львов в лазоревых полях, хотя и ехидно заявил, что «графиня» происходит от слова «графин».
Парочка подъехала к Спасским воротам Кремля в числе последних гостей, предъявив приглашения с двойной царской печатью и подписью августа с цезарем — из черного бархата, надушенные одеколоном Britney. Обыскав сумочку Алисы, лейб-гвардейцы Преображенского полка откозыряли и пропустили их в «коридор» к Успенскому собору. Над Красной площадью плыл звон колоколов, празднично наряженная толпа заметно волновалась. Офицеры жандармского корпуса, одетые в штатское, зорким оком выискивали среди народа республиканцев — поступил приказ пресечь возжигание флаеров и бросание крамольных листовок. Легкие вертолеты сыпали лепестки роз, спреем разбрызгивали недорогие благовония. У собора Василия Блаженного на рекламном щите висел плакат проекта «Пирамида Еблана», с призывом к народу жертвовать деньги на похороны певца. За месяц пожертвования превзошли все ожидания — на строительство гробниц при жизни решились также Борис Авраамов, Андрей Малахитов и некто Регина Дубовицкая.
…Муравьев и Антипов (каждый в парадном мундире, с саблей, при золотых эполетах, с белыми розами в петлице и андреевской лентой через плечо), уединившись в генеральском буфете, ждали начала венчания. Они убивали время тем, что по очереди кушали текилу из крышечки походной фляжки. Оба находились в весьма приподнятом настроении.
— И все-таки смерть Сандова мы недостаточно продумали, — поднял палец Муравьев. — Автокатастрофа — да, вещь проверенная, но слишком уж банально… А заключение экспертизы? «Машина столкнулась с мебельным фургоном — и обер-камергер погиб от травмы, несовместимой с жизнью».
— Ну, так же оно и было, — прожевал лайм Антипов. — Столкнулся человек с табуреткой и умер. Барон фон Браун честно отработал, хороший репортаж дал — одна видеоподборка о гибели людей в столкновении с мебелью чего стоит… интервью с пострадавшими… особенно порадовала вдова мужика, на которого рояль упал. А вот касаемо купца Чичмаркова… Как же мы, старые дураки, проглядели-то, а? Ловок, бес, ой ловок… Верно тогда ты заметил — обожают преступники переодеваться. В жизни не поверил бы в такой финт ушами — не притарань Каледин диктофон с записью исповеди на фабрике. Пушкина с почестями обратно в Святогорском захоронили, остальные кости и прах вернули… хотя ей-ей, я Туринскую плащаницу лучше бы нам оставил.
Муравьев сосредоточенно присыпал большой палец солью.
— А чего ты удивляешься? — спросил он. — Проглядели? Нормально, это закон жизни. Посмотри любой зрелищный боевик. Начальство везде — абсолютные дураки, которые лишь путаются под ногами, а все преступления бескорыстно раскрывают полудохлые ботаники с благородным сердцем. Правда, к Федьке это определение не подходит. Ботаником его не назовешь: жену трахает, выпить не дурак и бабло явно любит. Государь его в графы пожаловал, плащ со своего плеча подарил. А он что? Взял царское барахло и на аукционе в е-bау выставил. Монархисты охренели от такого кощунства.
Жандарм проглотил текилу, от души крякнул.
— Не дай бог никому преступления в кризис раскрывать, — прижал он зубами лайм. — Всего-то год назад царь-батюшка не поскупился бы за такое — ну, там портрет свой с алмазами, из Стабфонда сто тыщ евро золотом… и еще по мелочи — стадо коров голландских, например. А теперь все. Секонд-хэнд с царского плеча отхватил, титул с гербом получи — и отваливай, голубчик. Граф, вне сомнения, звучит гордо… но какой толк в титуле? Сугубо моральное утешение, и перед друзьями понты. По уши в долги влезешь, чтобы соблюдать традиции высшего света — на бал-то в джинсах не пойдешь, там должно быть все цивильно, уж как минимум туалет от Валентино.
Оба выпили последнюю и по-лошадиному затрясли головами.
— Что-то урядника Майлова не видно, — насторожился Муравьев.
— Забыл, что ли? — постучал костяшками пальцев по лбу жандарм. — Парня император после госпиталя наградил Георгиевским крестом и пожаловал эконом-туром в Болгарию — двухзвездочный отель, завтрак включен, семь часов ходьбы до моря. Лежит, небось, на пляже да про подвиги девкам рассказывает, балдеет. Каледин ходатайство подал — в отдел к себе Майлова забрать. Я не против. Тупой, но исполнительный. Хотя и на кавказца похож.
— Кавказец, это ладно, — кивнул Муравьев. — Главное, чтобы не масон.
…Лимузин императора ехал к Успенскому собору по ковровой дорожке — почетная охрана в киверах брала «на караул». Лейб-гвардейцы у Спасских ворот в двадцатый раз гоняли через металлоискатель князя Кирилла Кропоткина. Злобно звеня кольцами и серьгами, тот объяснял полковнику фон Шульцу — замначальнику дворцовой стражи, что такое пирсинг. Фон Шульц отвечал солдафонской шуткой, Кропоткин парировал фразой «от педераста слышу», и дискуссия начиналась сначала. Меж шариков двух золотых куполов собора вращалась камера CNN, и ведущий, не делая пауз, тараторил в микрофон… шел прямой репортаж под лейблом — Exclusive: Tsar's Wedding. Ударил пушками артиллерийский дивизион — небо расцвело трехцветными звездочками салюта. Император в золотом венце с лавровыми листьями, с наброшенной на плечи пурпурной мантией, взял под руку невесту (свадебное платье от Гуччи, с открытым пупком) и вошел в собор — молодых на входе осыпали пшеницей. Хид Уткинг по-дирижерски взмахнул рукой — лейб-гвардейцы обнажили лезвия сабель, вытаращив глаза. Митрополит Московский терпеливо поджидал пару у алтаря, ласково тряся бородой, словно пытаясь отогнать мух. У Васильевского спуска первый муж Бритни Кевин Федерлайн давал ТВ-интервью на тему, как он в свое время эту невесту так, эдак и еще на подоконнике — однако уже через пять минут серьезно пострадал от случайного столкновения с мебельным фургоном. Церковный хор, состоящий из монахинь дворянских родов, пел здравицу «государю императору августу» и «государыне императрице Евфросинье». После фразы митрополита: «Благословляю — теперь вы муж и жена» православная государыня вскричала «Йеееееееееее!» и бросила через голову букет из белых орхидей. На месте, где стояли статс-дамы, началась свалка.
…Алиса ойкнула и приложила руку к животу.
— Что? — кисло спросил Каледин. — Опять виноградику?
— Нет, — с томной тоской ответила Алиса. — Что-то вот показалось…
— Показалось? — в голосе Каледина звучала злоба. — Месяц прошел, все никак определиться не можешь — беременна ты или нет. А виноград, значит, тебе по графику носи и носи. Купила бы наконец тест, как все нормальные люди.
— Мне чисто психологически страшно, — отрезала Алиса. — Если я залетела, то вскоре придется идти на УЗИ и узнавать пол ребенка. Окажется мальчик, ему крышка — задушу в колыбели. Второго Каледина в семье я не вынесу.
— Не забудь, он родится с титулом графа, — кротко напомнил Каледин.
— Ладно, — упилась собственным милосердием Алиса. — Пусть поживет. Я забыла, что, по крайней мере, этот ребенок унаследует ум своей матери…
Каледин представил себе сына с умом Алисы, и ему стало нехорошо. Он положил ладонь ей на живот, заставляя нервную систему успокоиться.
— Интересно, а что будет дальше? — спросил он вслух сам себя.
— Понятия не имею, — повела плечами Алиса. — Известное дело: успешные сыщики всегда напрашиваются на сиквел приключений. Не исключаю, что мы с тобой через пару лет опять влипнем, иначе у нас просто не бывает. Нечто очень кроваво-мистическое, опасное, из глубины веков… дааааааа.
— Не уверен, — чихнул Каледин, от запаха благовоний у него разболелась голова. — Ты третью «Мумию» смотрела? Дешевка со спецэффектами, юмор картонный. «Пираты Карибского моря-3»? Джека Воробья там такой перебор, что тошнит уже, а сюжет глючный — тетка на крабов рассыпается. Третья часть делается тяп-ляп, главное — заработать бабло на имени и популярных у публики героях. Есть, конечно, исключения в виде «Смертельного оружия», но там только Джо Пеши фильм вытащил. Резюме: в жопу все третьи части.
Алиса игриво щелкнула его по кончику носа.
— Не ругайся в божьем храме, — зашипела она. — Нам потом тут ребенка крестить. А вот лично я не возражала бы против третьей части. Да и ты сам сказал в прошлый раз — зло не умирает никогда. Надеюсь, что Чичмарков благополучно умер. Лучше б ты его пристрелил перед тем, как ко мне идти.
— Не из чего было, — признался Каледин. — Патроны кончились, а руками душить не комильфо. Но он и так не оживет — у него с харизмой проблемы. Ладно, чтобы меня после не дергать, скажи… ты хочешь виноград или нет?
Алиса метнула на него взгляд, искры зеленых глаз пронзили мундир прямо до заветной майки с надписью «Раммштайн», а то и слегка поглубже. Она испытывала терзания монахини, соблазняемой лучшим красавцем Ада.
— Я тебя хочу, — сказала она тихо, но жестко. — Прости меня, Господи.
— К черту свадьбу! — шепнул Каледин. — Сейчас все устроим.
Взяв Алису за руку, он потащил ее прочь из Успенского собора. На выходе государь благословлял куриные окорочка, а тщательно подобранный жандармами народ бросал в воздух головные уборы, имитируя счастье. Лейб-гвардейцы соорудили импровизированную сцену для новобрачной. Государыня Евфросинья, схватив радиомикрофон, запела песню в честь своего второго брака — Oops! I did it again. Пробиваясь сквозь толпу, Алиса поискала глазами цезаря, но того нигде не было видно. На самом деле именно в этот момент младший император сидел в спорткомплексе «Олимпийский», засыпая под однообразный стук пластмассовых мечей.
Ему было отвратительно скучно.
«Даже на свадьбу не позвал, — погружался в печальные мечты цезарь. — А теперь, наверное, и из спальни прогонит… непонятно, где буду спать. И вообще, что мне дальше делать? Пять сотен кафе-мороженых уже открыл».
…Князь Кропоткин наконец-то протиснулся через стенки металлоискателя, переругавшись со всеми, с кем только можно, и обещав написать жалобу «на высочайшее имя». Свободные места для обзора были уже заняты, ему пришлось скорчиться в крайне неудобной позиции на пожарной лестнице близ Успенского собора и поверх головы пьяного купчика наблюдать зажигательный танец новой императрицы. На втором припеве они случайно пересеклись взглядами. Небо вновь расцвело розами салюта — в сердце у князя что-то ухнуло, словно филин. Бритни Спирс едва не сбилась с такта, запнувшись на середине припева. Кольца Кропоткина отозвались звоном.
«Вау», — подумал князь
и обольстительно улыбнулся…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий