Республика Ночь

Глава VI
Видение Карла
(Москва, экспресс-шоссе в Подмосковье)

…Странно, что нукекуби и молчаливый не сообразили броситься в погоню: километров через пять они легко настигли бы нас даже пешком. Только подъехали к гостинице «Преисподняя», с ходу попали в капитальную пробку. Движемся, конечно, но как… скорее все-таки нудно ползем. Милена говорит, что в Подмосковье домик ее консервативной сербской бабушки, которая вырастила внучку в строгости, научив одеваться в белое. Там есть все необходимое для упыря XXI века – сгущенная кровь к чаю, ледяная вода в ванной, беспроводной Интернет. Укромное место, где можно отсидеться, поспать (ооооооо!) и тихо обмозговать, как поступить с инфой на флэшке.
Поспать… сладкая мечта: я третьи сутки на ногах, жутко голодный. Воробушка – и того не высосал, голову туманит слабость, подступает тошнота. В машине некомфортно… укачивает, ресницы слипаются. Но такова уж вампирская привычка – мы не заснем без гроба. Крутя руль одной рукой, другой Милена подносит флэшку к глазам. Никак не может поверить. Судя по виду, офицер Зубкова страдает, что в машине не установлен мобильный компьютер. Немудрено. Технический прогресс в Московии вообще идет очень медленно. Средневековые существа в окружении Отца Тьмы считают, что от компов надо в принципе отказаться: кто знает, не воскресит ли умершее добро ошибка электронного разума?
– Что именно содержится в файлах? – задает она ожидаемый вопрос.
Помолчав сперва, дабы ее помучить, я отвечаю с ленцой:
– Люди… Парень в арбузном пиджаке, чей «кольт» лежит на заднем сиденье, – не вампир. Он человек, понимаешь? Я тебе это еще когда бежали из дома, сказал, а ты посчитала, что я под «серебряным» кайфом. Мы не уничтожили людей полностью. В Московии – а может, и в целом мире все это время работало человеческое подполье. Сегодня в городе должны сдетонировать бомбы, начиненные генетически модифицированным чесноком. Каждая способна разнести в пепел целый район. Файл обрывается – видимо, Катя не успела его докачать, для чтения доступны две трети. Но и этого достаточно. Там ВСЕ. Структура тайной организации. Планы. Действия. База секретных агентов – в Службе вампирской безопасности, бизнес-структурах, среди артистов… ты знаешь, что режиссер Фонарчик – скрытый человек?
Милена опускает стекло на дверце, в кабину врывается ночной воздух.
– Правда? – колеблется она. – В принципе я что-то подозревала. Бритая голова (хотя вампир обязан хвастаться пышной шевелюрой), показное вегетарианство, клыки какие-то неестественные… чувствуется вкус пластмассы, как и в большинстве его фильмов. На полноценного вампира не тянет. А с другой стороны, мой милый… Ты же был в кабинете совершенно один. Может, ты там для вдохновения «сербом» ширнулся? То-то тебя было не узнать… такой смелый и ловкий стал, прямо загляденье.
– Жалеешь? – усмехаюсь я, копируя стиль бывалого мачо.
Милена отмалчивается. Не исключено, она думает: переспать с полукровкой, да еще и на колченогом столе, – это себя не уважать. И в мыслях ругает минутную слабость последними словами. Спросить ее снова? Нет, не буду.
– Но если все же допустить, – переводит тему Милена, – что твой тест на серебро опять даст отрицательный результат, то мы реально влипли. Эта версия показывает – у человеческого подполья ВЕЗДЕ свои сторонники. Теория заговора усложняет дело. Можно было бы отвезти флэшку в еженедельник «Вампирские хроники» или на радио «Голос крови». Но как поступить теперь? Среди журналистов тоже могут найтись скрытые люди. Остается только один вариант. Медиа-скандал.
Она произносит это с такой интонацией, что у меня сохнут внутренности.
– Ты что… хочешь захватить телестудию?
Пролетев перекресток на черный свет, Милена морщится.
– В принципе любовник ты неплохой, – признается она с великой снисходительностью. – Заводишься быстро, темперамент на уровне. Правда, ты такой рохля, что даже странно, как штаны сумел расстегнуть. Не суть важно. Иногда я не понимаю, за что тебя обидели демоны: вместо головы Дракула даровал тебе невнятную биомассу. Да, у меня в револьвере три серебряные пули. И как далеко с такой огневой поддержкой мы прорвемся в телецентр, с его-то охраной? Я не актриса из сериала «Спецназ „Упырь“». Давай поступим проще. Я сказала – у бабушки имеются комп и Wi Fi Интернет. Закачиваем файлы с флэшки на мой блог, я тысячнег – френды сразу же запостят ссылки на других сайтах. Сбросим также на компромат. ру – там обожают пиарить такие вещи. Интернет – убойная штука, его не остановишь окриком из кремлевского подземелья. Кроме того, я уверена: в правительстве точно людей нет… в Кремле или Боярской думе могут работать исключительно вампиры, такова особенность этих учреждений. Поднимется вселенский хай, и скандал гарантирован. Интересно, почему твоя сестра так не сделала? Хотя понятно – она страшно боялась. Даже звонить никуда не стала: до того, как ее телефон заблокировали. А всего-то и нужно было – добежать до кибер-кафе, скинуть содержимое флэшки в Интернет. Информационный шок. Даже старые вампиры изрядно подзабыли облик и повадки людей… а мы-то с тобой – тем более. Сейчас любому скажи: среди нас живут теплокровные создания, скрывают розовую кожу под гримом, – отвезут в психушку. Поставят диагноз: мозг отравился некачественной кровью. Люди – олицетворение отвратного добра, киношная страшилка, много-много лет не существующая в реальности.
Мысль понятна? Отлично. На заднем сиденье, рядом с пушкой, мой плащ. Сверни его в форме гроба и попробуй вздремнуть. Ехать еще прилично…
…Я зеваю – так, что хрустят обе челюсти. Уже говорил, спать хочется ужасно, я чудовищно устал. Как и человек, вампир использует сон для восстановления сил… парадоксально, но мертвецы тоже имеют нервное истощение – как от недокорма, так и от постоянной бессонницы. Где мы сейчас? Кажется, на северной окраине. Точно-точно. Слева проплывает помпезная готическая арка, полная скульптур горгулий: в их когтях застыли изваяния человеческих голов со спутанными волосами. В центре колоннады – мозаичное панно на историческую тему: черная месса отряда голых монахинь, с радостью подставляющих горло для питья мученику Дракуле. Всевампирский Выставочный Центр. Лет двадцать назад я любил гулять там с девушкой… тогда она у меня еще была. Обычно парочки стекаются к Фонтану Голода, многоступенчатому фигурному изваянию: металлические тела десятков вампиров свились спиралью, подбираясь к чаше на самой вершине, где возлежит источающая гемоглобин чугунная девственница. Летними ночами фонтан включают – один раз в шесть часов. Воздух рассекают струи крови, разумеется, размороженной… кто пожертвует деликатес для насыщения плебса? Народу собирается – просто чума: слово «халява» для вампиров-славян обладает такой же притягательной мистикой, как и восход луны. По слухам, раньше на этом месте, при царе Михаиле Федоровиче, находилось тайное подземелье: упыри-бояре под руководством пришлого миссионера из Валахии проводили черные мессы в честь Темного Властелина. Теперь, конечно, уже не то. Многочисленные «тошниловки» полудиких горных вампиров: ленивые официанты подают плохо пахнущую, а порой и вовсе свернувшуюся кровь – «Клыки Семирамиды», «Бакинские вены», «Сигишоарский дворик». У метро раскинулся блошиный рынок: иногда удобно, жуя «Ригли Бладминт» со вкусом крови и мяты, торговаться за подержанный вампирский прикид: шелковые штаны, плащ-пелерину, пыльный парик а-ля Влад Цепеш. В праздники вампирские пары гуляют круглосуточно, а власти стараются сгустить тучи специальными установками: ведь чем слабее солнце, тем меньше расходы на крем. О, страшный сон изобретателя слоганов… в глазах рябит от рекламных щитов, они висят вдоль дороги от ВВЦ – справа и слева. Рекламы полно, покупателей тоже. Иногда я думаю, кризис изобрели специально, чтобы избавиться от такого офисного балласта, как я, или просто не платить работникам. Вот щит с обложкой книженции Пола Билевина. Красная кожа, стразы, получеловеческое рыло. Называется «П5» – «Поп плевал по поводу павианов». Книжный бизнес еще в фаворе, хотя бестселлеры о жизни гламурных барышень в готических замках уже сдают в макулатуру. Хорошо идет боевая фантастика: серии типа Ч.Е.Л.О.В.Е.К. с черно-зелеными обложками. Однотипные приключения в стиле «Как я замочил двести людей на огороде, сражаясь по пояс в чесноке». Битвы с охотниками за вампирами пользуются большим читательским спросом. Да уж, потребители этого чтива вряд ли заподозрят, сколь мы близки к вурдалачьему апокалипсису. Часы тикают, время тает: если состоится обмен ракетными ударами между Московией и Союзом графств, мы получим дневной кошмар. Обезвампиревшие города с пустыми стенами, мутантов без клыков, зараженную серебром кровь. А, вот еще один бестселлер-ужастик – «Подземелья шопоголика». Девушка-вампир случайно пьет кровь блондинки – ведущей реалити-шоу и заражается гламуром: у нее начинаются ломки при виде сумочек, туфель и глянцевых журналов. Реально страшная вещь. Вера по рекомендации подруги прочитала, потом неделю заикалась.
…Рекламные щиты исчезают, начинается подмосковный лес: березки, елочки, тополя. Аккуратненькие деревенские домики, скромные дачи и отдельно – роскошные виллы кровяных королей. Сплетения веток из мрамора (популярен псевдоупырский стиль «Чаща Бабы Яги») на курьих ножках, постройки в виде стандартных вампирских гнезд и беленькие дома с черепичными крышами: мода, принесенная молдавскими боярами с утверждением культа Влада Цепеша. В гимназической юности мы ходили сюда в поход. Дневали в берлогах, сосали кровь из пойманных белок. Умывались в холодном ручье, представляя себя основателями вампиризма, проснувшимися на заре новой эры. Каждый листочек любого дерева выкрашен в черный цвет – по этому шоссе, случается, проезжают Маркиз вместе с ручным Принцем Крови: вот местное начальство и подсуетилось. Ночные пробки остались в городе, Милена разгоняется до 150 км/час: бедные шины визжат, словно девица в фильме ужасов. Отпустив на секунду руль, она прикуривает сигарету от автозажигалки: хмуро и сосредоточенно.
Я ловлю себя на мысли – мне все интереснее, какие отношения у нас сложатся дальше. Да, это знает только всемогущий Дракула. В постели с Миленой очутиться возможно… по крайней мере, один раз у меня это получилось. Но вот со всем остальным… она просто по-человечески безжалостна, ей вампира убить – как крови выпить. Зубкова пристрелила Карла автоматически, без тени эмоций… а ведь они были напарниками, работали вместе. Ах, как изменилось ее лицо, когда Карл в моей квартире взял нас обоих на мушку. Смотрю на Милену уже практически с любовью. Классная девка все-таки, что ни говори. Если рот на замке – тень Сатаны… или, если выражаться устаревшей людской поговоркой, «чистый ангел».
Она хвалилась, что умеет готовить: сцеживать кровь, правильно соблюдая пропорции, не смешивая темную венозную и алую подкожную, это очень важно в процедуре питья. Милена обжигается пеплом от сигареты и кроет дорожные колдобины матом. Нет, вряд ли она хороший повар. Бабы, добившиеся успеха в карьере, предпочитают фаст-фуд кровеносных станций либо домашние консервы. Откроют банку крови и молча сосут, листая свежий «Космополитен». Хвалить-то себя каждая хвалит, а как до дела…
Поток мыслей внезапно прерывается.
Карл взял нас обоих на мушку… Подождите-подождите. Нелогично. Почему же он сразу не вырубил Милену из электрического пистолета, ведь она была не на его стороне? Так и следовало поступить. Он знал ее настрой, знал, что она обязательно помешает. Но подставился совершенно глупо. Позволил ей прыгнуть, сбить себя с ног, даже оружия не поднял. Он сделал это специально… вот оно что. И молчаливый киллер, когда стрелял, взял цель левее, отвел ствол кольта, но Милена по недомыслию шатнулась в ту же сторону – бах-бах, вот и получился у девушки на височке легкий шрамик.
Меня развели. Это ловкая инсценировка.
Мои мозги, кажется, готовы закипеть. Сплошная цепь несостыковок. Нукекуби и молчаливый могли зайти в «Вампырь» вместе с Карлом: против троих у нас не было бы шансов, но они ждали снаружи. Катерина даже звонить никуда не стала, а потом ее телефон заблокировали. Милена в курсе, что происходило с Катей после закачки файла на флэшку. И знать это она может только из ОДНОГО источника: от людей, которые охотились за моей сестрой. Офицер Зубкова отослала меня к стойке бара в «20 костях», когда альп объявил: он назовет номер машины, которая увезла Катю, и расскажет про эмблему на табличке. Милена не хотела, чтобы я это слышал.
ЗАКАЧКИ ФАЙЛА НА БЛОГ НЕ БУДЕТ. КУДА МЕНЯ ВЕЗУТ?
Машина тормозит у черного плотного забора. Не очень-то похоже на бабушкину фазенду. Скорее, какой-то дачный комплекс. Милена улыбается: отстраненно, ее глаза глядят как бы сквозь меня. Берет мобильный, кивает.
– Пойдем со мной. Мы уже на месте.
Я смотрю ей в зрачки. В них ничего нет – просто черная пустота.
– Как давно ты работаешь на них? – спокойно спрашиваю я.
Она пожимает плечами – без эмоций.
– С самого начала. Я знала, что ты догадаешься.
Щелчок затвора. «Кольт» с серебряной пулей в стволе прижат к моему виску. Свободной рукой Милена набирает номер на мобильнике. Когда мы только сели в машину, она тоже возилась с сотовым. Наверное, офицер Зубкова права – я хронический идиот. После обращения в волка на «Кровососской» они поняли: я действительно не знаю, где флэшка. Поэтому и пристегнули Милену ко мне – чтобы мы нашли USB-накопитель вместе. Я хочу спросить: зачем она убила Карла? Но в итоге спрашиваю совсем другое:
– Для чего же ты спала со мной?
Улыбка сползла с лица Милены. Глаза увядают, утопая в кромешной тьме.
– Так лучше, малыш. Так надежнее.
Она отворачивается, прижав сотовый к уху.
– Да, я здесь. Флэшка у меня. Скажи носферату – мы заходим.
…«БИИИП», – в черном заборе открылся овальный проем…
Провал в памяти № 9 – Проклятие ха-гадоля
…Сначала дети даже не поняли: их давно ждут. Стражники лежали в постелях, накрывшись с головой; изображали спящих, для вида даже храпели. Но под покрывалом в потной руке каждого была намертво зажата рукоять серебряного меча – острого, как осока бавельских болот. Дети готовились к легкой победе, избиению сонных врагов… они поздно сообразили, что попали в хитроумную ловушку. За считанные мгновения мраморные залы дворца погрузились в кровавый хаос сражений. На одного демона наваливалось сразу пять, а то и десять человек. Сам царевич Мардук, с ног до головы залитый кровью, бросался в гущу схватки – шипя, дети отступали перед свистом лезвия. Под ногами победителей хрустели черепа, стены почернели от пламени, сандалии скользили в лужах венозной крови, которую в страшных муках отрыгнули погибающие дети.
– Хозяин! – кричал Мардук, пробивая себе путь мечом. – Где Хозяин?
Хозяин исчез. Он испарился в глубине коридоров дворца, оставив детей на произвол судьбы. Вчера ночью, получив донесение, царевич понял: у него очень мало времени – однако вполне достаточно, чтобы собрать своих людей и раздать им необходимые приказы. Демонов, не ожидавших сопротивления, удалось застать врасплох. Возможно, далеко не все существа участвовали в дневной атаке, но в битве их число явно уменьшилось. Они вышли на свет, он заставил их обнаружить себя – это и есть главное достижение схватки. К шести вечера, когда над крышей дворца Шуту Бит сгустилась спасительная для детей тьма, сопротивление демонов было окончательно подавлено. Стражники победно ревели, вздымая вверх серебряные мечи и утирая струящийся с грязных лиц пот пополам с кровью. Их потери тоже были велики – растерзанные тела мертвецов устилали полы дворцовых комнат. Большинство защитников дворца погибли от зубов с когтями демониц: обращенные рабыни и знатные дамы сражались с первобытной яростью. Издавая страшные вопли, они прыгали с потолка, за долю секунды вспарывали человеку грудь, вырывали трепещущее сердце. У пальмовых колонн валялись клочья обожженной кожи: после прикосновения к доспехам из серебра она слезала с существ, словно с жареных кур. К Мардуку, шатаясь, подошел генерал его личной гвардии – Имун, чернокожий нубийский наемник.
– Экимму попытались скрыться в подземелье, в самом основании Висячих садов, – доложил негр, стирая пепел с серебряного меча. – Там находилось их главное логово. Мы обнаружили останки сотен людей, куски гниющего мяса, груды скелетов. Мои солдаты обшарили каждый закоулок. Я сожалею, царевич… но Хозяина нет нигде. Не удивлюсь, если этому ублюдку удалось сбежать еще в начале сечи. Допросить уже некого.
Мардук обнял африканца. Да уж, после сегодняшних событий царь не сможет отрицать: отравление соком пустынного растения здесь ни при чём. Шамаш действительно обратился в кровососущего демона и умер от удара серебряного ножа. Остается только доставить в царские покои слепого пленника Иехонию: пусть в присутствии отца он повторит все то же самое, что сказал ему. Теперь уже все равно, ледяной страх полностью покинул его сердце. ПРОКЛЯТИЮ ХА-ГАДОЛЯ НЕ СУЖДЕНО СБЫТЬСЯ.
…Мардук вошел в тронный зал походкой усталого завоевателя. Массивный трон из чистого золота, отлитый в форме гигантского дракона, слабо блестел в полутьме при жалком свете затухающих факелов. Стража грубо, взашей, толкнула в зал пленника Иехонию, двери с грохотом сомкнулись за его спиной. Нащупав дрожащей рукой ступеньку, слепец опустился на плиту – у подножия трона царя царей. Бесшумно выскользнув из темноты, царевичу кивнул верховный жрец Нергал: он был бледен, как никогда. На прикушенной губе полумесяцем запеклась темная кровь.
– Я обязан тебе спасением, жрец. – Мардук положил ему руку на плечо, стараясь не смотреть в голодные глаза. – Ты предупредил о кровавом ужасе, грозившем гибелью всему Вавилонскому царству. И хотя по природе своей ты один из них – в благодарность за донос я сохраню тебе жизнь. Да, ты больше никогда не покажешься на улице. Я поселю тебя в роскошном доме под усиленной охраной. Каждую ночь ты будешь получать рабынь, необходимых для пропитания. Однако тебе отрежут язык: ты больше никому не сможешь поведать свою страшную историю.
Глаза жреца блеснули красным из мрака – Мардук догадался, что тот улыбается. Отстранившись, Нергал замотал головой, злобно смеясь.
– Сохранишь мне жизнь, о царевич? – прохрипел жрец. – Но ведь я уже мертв. Сколько времени ты отмеришь мне пребывать в том доме под охраной? Ты умрешь и твои внуки умрут, а я буду ходить по земле… я счастлив, что Хозяин приобщил меня к таинству крови. Безумно счастлив!
Мардук отстранился, вытащив из ножен серебряный меч. Он ощущал себя сбитым с толку. Лезвие сверкнуло, коснувшись горла Нергала. Тот стоял на месте, не делая никаких попыток убежать: его лицо оставалось спокойным.
– Тогда зачем же ты это сделал? Для чего предал свое племя?
Смех жреца возвысился до откровенного хохота.
– Ты до сих пор так и не понял, царевич? – хрипел он, давясь в спазмах. Я старался вовсе не для тебя. МНЕ НУЖНО БЫЛО СПАСТИ ХОЗЯИНА.
Согнувшись, он ткнул пальцем в направлении трона Дракона. Мардук распрямился, холодея от ужаса… Он не мог, не хотел поверить, что на самом деле Хозяин… Как такое может быть? Нет, ему все это снится… снится… Ааааааааа!
Царевич заслонился рукой, как от удара.
…Отец наследника престола, царь Вавилона Навуходоносор Второй, властитель Междуречья, победитель Египта и Ерушалаима, не спеша спускался по ступеням золотого трона – край пурпурного одеяния с небесной каймой волочился за ним. Его лицо медленно, однако неудержимо менялось. Кончик мясистого носа сделался пористым и черным, уши вытянулись в длину, покрываясь по краям жесткими волосами. Вместо бороды росла шерсть: черная, с проседью, как и положено крупному ВОЛКУ. Кожа высыхала, покрываясь глубокими морщинами, словно поле бороздами. Хозяин задыхался от радости – наконец-то он знает, кто он такой! Спасибо Нергалу – верному, честному Нергалу, предупредившему царевича о начале восстания. По приказу Мардука его сторонники заперли тронный зал снаружи, чтобы демоны не прорвались к царю. Внутри осталась охрана с серебряными кинжалами и жрец Нергал, который предложил царевичу: он расскажет всю правду, дабы властитель уверовал в случай с Шамашем. Но едва лишь сумерки налились сиреневой густотой, а на чело Навуходоносора легли первые признаки превращения, как жрец поведал царю о великой тайне. В момент, когда тот уже не был царем Вавилона, но все еще не стал Хозяином.
И ТОГДА ОН ВСЕ ВСПОМНИЛ…
Как превращается в волка. Бежит по коридорам дворца. Прыгает на стражника. Лежит в подземелье, разговаривая с детьми. Находясь в облике царя, проходит мимо гарема, к вящему изумлению евнухов, – женщины больше не интересуют его. Общается с придворными. Подсознательно избегает выхода на солнечный свет. Солнце утомляет, слепит, раздражает, над ним носят павлинье опахало, шелковый зонт… так вот, оказывается, почему! Все время в нем жили два абсолютно разных существа, с различным образом мыслей и стилем поведения. Днем Навуходоносор был царем Вавилона, отдавал приказы о строительстве дорог, закладывал новые храмы, назначал министров. А ночью… ночью он становился совсем другим. Великий Хозяин, повелитель кровавого царства теней… властитель малой секты ночного народа из нескольких сотен существ… обожавших его, словно бога, сошедшего с облаков над зиккуратом. Подумать только – сегодня ему угрожала гибель. Только из-за того, что его личность всерьез раздвоилась на двух созданий, живущих отдельной жизнью, он мог погубить самого себя. И что бы тогда случилось с царством теней? Без него оно существовать не может, как младенец без груди матери. Да, все дети сегодня превращены в прах. Но ничего страшного. Он создаст их заново. Создаст больше, чем раньше. Тысячи. Сотни тысяч. Столько же, сколько звезд на небе. К чему нужна власть в Вавилоне, если человеческая плоть бренна? Ему осталось жить от силы пару лет. Дворцовые лекари не остановят боли в груди, они уложат царя в могилу… Хозяина же ждут вечность и сладкое бессмертие: мириады детей припадут к его лапам, он обретет власть над всем миром – отныне и НАВСЕГДА. Тело царя согнулось, содрогаясь в превращении. На подушечках белых пальцев показались острые кончики волчьих когтей.
…Мардук отступал к дверям, хотя и знал, что это ему не поможет. Он сам приказал страже запереть их изнутри – на случай, если Нергал, как последний представитель экимму, вздумает сбежать. Царевич пытался поднять меч, но руки почти не действовали. Глаза застлала пелена. Он ощущал себя ослабленным, бессильным – как тогда в Висячих садах, перед демоном-Шамашем. Только на этот раз все было намного хуже.
– Отец, такое не могло случиться, – шептал он. – О боги, мне все это кажется… КАЖЕТСЯ! Ведь Хозяин – вовсе не ты, это тень Ликаона…
Смех мертвого жреца смешался с другим смехом – старческим, визгливым и торжествующим. Это смеялся узник Иехония: слыша звуки со стороны трона и реакцию Мардука, он догадался, ЧТО происходит. Хохот резал уши пронзительным тембром: пленный царь наслаждался победой.
– Нет, царевич, – извиваясь, веселился Иехония. – ЛИКАОН – ЭТО ТЫ…
В голове у Мардука помутилось. Зазвенев, меч упал на каменные плиты. Он слушал то, что неслось через кашель и хрип, и не верил своим ушам…
– Согласно последнему приказу ха-гадоля, – мелех Иехония то и дело сбивался на истерическое хихиканье. – Тень Ликаона пришла в Вавилон. Скрываясь в окрестных пещерах у города, чей смрадный труп сочится развратом и золотом, впитав в кожу черное зло, спустя годы он наконец-то облекся в плоть и кровь. Но предназначение было иным… Ликаон передавал жажду крови по наследству. Человек, в сердце которого он обязан был вселиться, это ты, царевич. Так решили я и ха-гадоль. Едва лишь душа кровожадного Ликаона вошла в твою грудь, тело мелеха Аркадии обратилось в прах. С тем, в кого первым вселяется подземный дух, обращения не происходит… Ты не чувствуешь ничего, меняются только сны – вот почему тебе снятся океаны крови.
Это твое будущее, Мардук. Твоя кровь отныне проклята. Едва лишь ты смешаешь ее с другой кровью, и все – первый человек, воспринявший ее в своих жилах, превратится в Хозяина: ночное существо, одержимое безудержной жаждой, способное заражать ею новых и новых людей. О, царевич… в Ерушалаиме мы знали обо всех ритуалах вавилонян в честь ваших неправедных богов. На закладке каждого нового храма в Эсагиле царь и его старший сын режут себе руки. Сжимают ладонью ладонь, смешивая кровь, а потом ее капли кладутся в фундамент святилища. Твой отец, Навуходоносор, очень религиозен… в Эсагиле уже пятьдесят три храма, чьи камни покоятся на крови царя царей. Вспомни, когда ты в последний раз резал руку? На закладке храма славной богини Иштар?
Ответом на вопрос было полнейшее безмолвие.
– Мы были уверены, – обессилев, хрипел слепой узник. – Чужаку невозможно пробиться к Навуходоносору: слишком, уж слишком много охраны. А ведь для вселения в тело Ликаон обязан подойти к человеку вплотную, коснуться его. Наследник же трона в Вавилонии всегда свободно передвигается по дворцу. На царевичей никогда не покушались. Я не знал, кто это будет. Мелех Аркадии получил от Навина задание вселиться в душу первого сына царя. ТЫ ЗАРАЗИЛ СВОЕГО ОТЦА ПРОКЛЯТИЕМ ЛИКАОНА. Сделал так, что он превращается в волка. Убей же меня прямо сейчас. Моя месть завершена – отныне Вавилон обречен.
…Царевич почти потерял сознание: все происходило как в бреду. Его туловище превратилось в мешок с потрохами, руки безвольно болтались вдоль тела. Язык не желал повиноваться: он мычал, но не мог открыть даже рта – слюна склеила зубы, словно строительный раствор. Сквозь сияние ярких звезд Мардук наблюдал: огромный волк подошел к Нергалу и заговорил с ним человеческим голосом… голосом его отца.
– Спасибо, жрец, – щелкнул клыками черный монстр. – Отныне – я твой вечный должник. Нас осталось только двое, и мы обязаны начать дело заново. Работы будет много. И я знаю, что смогу рассчитывать на тебя.
Нергал склонился перед Хозяином, облобызав каждый коготь.
– Беспросветная ночь накроет весь мир, – прорычал волк. – Мы окажемся его полноправными властителями. О чем еще можно мечтать? Конечно, жрец – тебе хорошо бы отдохнуть. Но нам пора за работу. Время не ждет.
Он повернул голову в сторону слепца, сидящего на ступенях трона: тот раскачивался из стороны в сторону, сухие губы кривились в улыбке.
– Тебя никто не собирается убивать, Иехония, – отчеканил Зверь. – Я оставлю мелеха Иудеи служанкой на нашем празднике. Мы обратим твое тело, но ты не станешь одним из нас. Сделаешься жалким рабом, каким был и при жизни. Ты хотел отомстить? Извини, не получилось. Раньше я был царем Вавилона, а теперь превращусь в бога – повелителя Вселенной.
Улыбка Иехонии мгновенно угасла. Волк прыгнул, оттолкнувшись от лап золотого дракона: скрипя когтями, огромный зверь двинулся в направлении царевича. Мардук стоял не в силах пошевелиться. Он судорожно сглатывал – кадык на шее двигался туда-сюда. Им овладело полное безразличие. Волчья пасть со струйками слюны, свисающими меж кривых зубов, приблизилась: дыхание отдавало застарелой гнилью.
Существо издало рокочущее урчание – оно могло показаться любовным.
– Разумеется, ты не виноват, Мардук. Я сам не знал, кто я такой: как же я могу винить в этом незнании тебя? Мое желание захватить дворец было ошибкой, вызванной глупым, смешным нетерпением. Я и забыл, что у меня впереди вечность… куда торопиться? Мне преподан хороший урок: теперь я буду действовать мудро и осмотрительно. Обращать людей постепенно, шаг за шагом создавая бессмертную армию верных слуг. Мы уйдем из Вавилона, начнем творить детей в других городах, увеличивая войско тьмы. Через год будет объявлено, что я заболел и скоропостижно умер. Проведя мои пышные похороны, вступишь на трон Дракона. Через год-полтора «умрешь» и ты сам: разыграем болезнь либо отравление – и мы исчезнем. Зачем нам Вавилон, сынок? Нас ждет власть над Вселенной.
Пасть широко раскрылась – Мардук почувствовал запах крови.
– Закрой глаза, – приказал ему волк. – Это не будет больно…
Царевич не издал ни звука. Его глаза остались широко открытыми.
…Как еще раньше предупреждал Мардука мертвый Шамаш, это действительно оказалось совсем не больно. И быстро – словно вспышка.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий