Республика Ночь

Глава VI
Приманка кровью
(Глухой переулок в районе Царицына)

…Вот надо же – еще недавно просто умирал, так хотел спать. И гроб вроде попался удобный. А до сих пор, как назло, ни в одном глазу. Переворачиваюсь то на спину, то на левый бок, бьюсь коленками о жесткое дерево. Несмотря на усталость, сон куда-то ушел и не думает возвращаться. Картины дня проплывают в голове, качаясь бортами красочных корабликов: офис, храм, квартира, магазин. Из дальнего угла, загроможденного пирамидой гробов, слышится покашливание, после – щелчок металлической зажигалки. Сухо шипит сигарета.
– Не спится? – раздается голос Милены, тихий, словно из ниоткуда.
– Еще бы, – злобно отвечаю я. – С тобой заснешь. Одну цибару тушишь, вторую прикуриваешь. А я, между прочим, не переношу табачный дым с детских лет. Был бы живой, непременно страдал бы от приступов аллергии.
Сказав это, зажмуриваюсь. Понятно, отчего – сгусток негативной энергии (объемом с пару центнеров) неминуемо падет на мою бедную голову. И хорошо еще, что виртуально: у стервы под рукой нет тяжелых предметов.
– Твоя инфантильность, отсутствие девушки и явно педерастическое отношение к дамскому курению заставляют думать, что ты латентный гомосек, – спокойно говорит эта тварь. – Но я отметаю даже эту мысль: ни один мужик не захочет трахать столь аморфную массу. Уймись, сосущая луна. Вампиры бессмертны, тебе не грозит гибель от рака легких. К чему вообще лезть в бутылку? Все равно ведь не спим, давай хоть потреплемся. Ты начинал рекламщиком или у тебя есть другая профессия?
Вплоть до этой фразы я собрался послать Зубкову открытым текстом – как психолог-любитель зубным нервом чувствую: ей лень подниматься из гроба, – но даме-офицеру удалось попасть в яблочко. И верно, я не клал свое мясо на алтарь служения рекламе: первые двадцать лет после универа пытался найти работу по основной специальности. Но платили такие копейки, что хватало на литр крови раз в месяц. Пришлось менять квалификацию.
– Историк, – ностальгически вздыхаю я, открывая глаза. На балке под потолком сидит, облизывая лапу, черная кошка – вампир-мулло. В голову приходит идиотская мысль. Интересно, если кисуля кусала человека – он превращался в кошку? Вот и разбери теперь, кто на балке: гуманоид или животное. – Университет закончил с отличием, специальность – бакалавр-исследователь вампиризма. Красный диплом вручали, цвета крови. Дипломная работа – «Откуда на Земле взялись первые вампиры».
Из темноты слышится уважительный присвист.
– О, эта тема меня тоже всегда привлекала, – признается Милена. – Хотя и нет недостатка в статьях желтой прессы типа «Вампиризм был занесен на Землю кораблями с Марса», где муссируется якобы инопланетное происхождение вурдалаков. В это могут поверить лишь тупые зомби. Людям-то было куда проще: христиане утверждали, что Адама и Еву создало их божество, а атеисты определяли в качестве своего предка африканскую обезьяну. В последнем я сильно сомневаюсь, ибо никогда не видела шимпанзе-вампира. Прошли тысячи лет, но наша история не имеет легенд о своих Каине и Авеле. Тайна, покрытая мраком множества веков: кто именно из людей первым вонзил клыки в шею другого человека и вдоволь напился его горячей крови?
…Как замечательно, что Милена меня не видит. Думаю, своим глупым лицом я напоминаю вампира, подавившегося летучей мышью. Даже кошка-мулло пугается: шипит и прыгает с балки, убегает за пирамиду гробов. ВОТ ЭТО ДА! Оказывается, Зубкова не тупая сучка, как я предполагал, ее привлекают такие вещи, как история. А ведь минуту назад я был уверен, что интересы Милены базируются на трех китах: потрахаться, выкурить сигарету и дать в морду. Ах да… еще прикупить дизайнерскую сумочку.
– Я перелопатил в библиотечных архивах всего мира кучу материалов, – с гордостью сообщаю я. – Убил на это хренову тучу времени. Скажу сразу: летописи живых мертвецов, питающихся кровью, присутствуют у массы древних народов. Взять те же санскритские легенды о веталах, описания духов-ашкар в хеттской мифологии, древнеегипетские страшилки о богине Сехмет, одержимой нестерпимой жаждой крови. Почти везде упоминается – эти существа и духи живут во тьме загробного мира, доступ на поверхность им строго запрещен. Лишь в «Одиссее» Гомера приведен способ вызова кровососущих мертвецов. Во время путешествия по царству мертвых Одиссей приманивает тени кровью барана, так он «пригласил» на беседу слепого прорицателя Тересия. Архивы греческих городов-государств добавляют: требовалось особое заклинание. Если труп принимал жертву, то поступал в распоряжение дарителя и был обязан выполнить любой приказ. Одиссей, правда, не выпустил Тересия из подземелья. Желающих общаться с жителями царства мертвых было не очень много – получив приказ, тень убивала заклинателя, дабы облечься в плоть. Без этого она не смогла бы выбраться на свободу, ей вредили лучи дневного солнца…
Я жду восторженных «вау», однако Милена молчит. Раздается умирающее шипение затушенной сигареты. На крышке соседнего гроба голубым неоном светится игривая красотка – то в лифчике, то без лифчика. Наверное, что-то коммерческое, гроб для вампиров-бабников.
– Хм… – офицер Зубкова издает детское причмокиванье. – Должна заметить, ты совершенно прав. Обычно считается: люди вызывали Дьявола, чтобы попросить материальных благ. Но здесь не работает вариант в стиле: «давай-ка, кровососущая тень, неси сюда миллион верблюдов с алмазами». Одиссей приманил Тересия кровью ради информации, поэтому и остался жив. Это редкий, я бы сказала, единственный случай. Чаще всего призраков вызывали с помощью особого обряда, чтобы вершить личную месть. Я изучала повадки людей: кровное мщение было краеугольным камнем общества в Шотландии, на Корсике и на Кавказе. Один человек мог так ненавидеть другого, что без колебаний жертвовал плотью, одержимый лишь одной целью – навредить своему врагу. После «Одиссеи» у меня возникли некоторые подозрения. Но никто из академиков СВБ не ответил на вопрос: если тень не высосет из человека кровь, а лишь «надкусит» его… что с этим человеком случится впоследствии? Порфирия – древняя болезнь, как и сам мир. Но мы все еще не знаем, откуда она взялась.
…Здесь замолкаю уже я. Да, девице не откажешь в уме. И все же я уверен: вампиры явились в наш мир не из Древней Греции. Крупнейшая (не считая, разумеется, отдельных случаев) миграция в Европу приходится на средние века. Кровососы пришли не поодиночке, а тысячами, похоже на массовое переселение… Проще всего им оказалось охотиться среди славянских племен: например, первое упоминание вампира в русских летописях приходится на 1047 год, или как там у нас… В общем, за 430 лет до С.Д, то есть «до смерти Дракуловой». Неизвестный священник, выполняя заказ новгородского князя Владимира Ярославича по переводу с глаголицы на кириллицу «Книги Псалмов», пишет о твари под названием «лихой упырь». Спустя годы вампиры поминаются русскими летописцами все чаще и чаще. Например, в «Слове святого Григория» прямо указано, что живые мертвецы встают из своих гробов, дабы сосать кровь православных. А первые встречи с упырями произошли еще в то время, когда Русь была языческой. Налицо колонизация вампирами новых земель, типа как англичане переселялись в Австралию. Но даже исследование ДНК не дает ответа на вопрос: откуда приплыли клыкастые переселенцы? Любой вампир как минимум триста лет пропускал через свои вены кровь сотен людей, вычислить след ДНК невозможно. Семена вампиризма дают пышные всходы в Восточной Европе – Сербии, Болгарии, Румынии, распространяясь далее на Запад. Словно работал какой-то план: в каждой стране селится свой, особый подвид. Албанские вампиры носят высокие каблуки (сразу вспомнил штригу, будь она неладна), чешские кровососы нападают на жертву полностью обнаженными, болгарский упырь имеет одну ноздрю, а баварский вурдалак нахцерер сидит в гробу, скрестив большие пальцы рук, и левый глаз у него всегда открыт – вдруг придут крестьяне с осиновым колом? Каждый вампир в сутки мог обратить троих человек, и тем тоже вскоре требовалась еда… эти трое обращали девятерых, а новенькие выпускали в объятия ночи уже тридцать упырей. Если бы не отряды охотников за вампирами, мы бы правили Землей еще до эпохи Возрождения. Но кто все-таки привел упырей в Европу? Доказательств не существует. Что ж, сейчас я поражу Милену глубиной своего интеллекта.
– Лично я придерживаюсь мнения, что первые вампиры зародились на древнем Востоке, – чувствую себя профессором, читающим лекцию перед несмышленой студенткой, закладываю ногу на ногу. – Смотри сама: одних индийских упырей штук десять разновидностей, включая брахмаракшасов. А если брать во внимание шумерские мифы Междуречья, то вспоминается демоница Димэ: основным средством ее питания служила кровь младенцев и беременных женщин. В принципе тебе простительно не знать, что у нее было и другое имя, позднее перекочевавшее в демонологию иудеев…
– Лилиту, – доносится ответ из другой домовины. – Месопотамская женщина-вампир в иудейских легендах называется уже просто Лилит, без «у». Никто достоверно не знает, как она выглядела. Где-то изображена как монстр с головой льва и телом осла, а на полотнах средневековых художников – обычная голая мадемуазель. Официальная любовница Адама еще до того, как божество христиан презентовало ему Еву. Общеизвестно, что Лилит также родила Адаму детей. На язык так и просится вывод – ах, вот оно! Вот кто произвел во тьму первых вампиров! Увы, ничего подобного: ее дети не унаследовали материнских способностей, отрицательно повлияли гены отца. Людоедством они могли заняться, но пить предпочитали водку.
Я едва не вываливаюсь из гроба от охватившего меня восхищения.
– Слушай, ты такая классная! – искренне признаюсь я. – Я и не подозревал, что у тебя настолько глубокие познания в мифологии. Мне-то казалось, ты полная дура и тупая проблядь, которая матерится и смолит, как паровоз…
Суровое молчание. Я ощущаю, что слегка перебрал с комплиментом.
– Охренительно. – Милена выдыхает в темноту табачный дым. – Так я и знала. До чего же мужики боятся сильных женщин! Им так легче защитить свой беличий мозг: если девка трахается, как заводная, она непременно абсолютная идиотка. Они думают, лишь «синий чулок» способен сидеть в библиотеках и грузить свою голову бесполезными сведениями. В мужском представлении женщина – биомасса со стразами, безмозглое существо, впадающее в состояние берсерка при виде модной сумочки, психушное создание характером вроде разбавленного киселя. Вам так удобно. Иначе придется ломать себя через колено: признавать, что вы отстали в развитии от женского пола, деградировали до уровня плинтуса. Я уже знаю массу семей, где после кризиса женщина-вампир пашет на двух работах за литр крови. А мужик, как сучий Хен Вальсинг, лежит на диване и считает летучих мышей. Да, я подожгу избу и коня на скаку загрызу. Я офицер Службы вампирской безопасности, обладаю багажом знаний доктора наук и даю в постели как богиня. Надеюсь, мой message до тебя дошел?
Я жалею, что не откусил себе язык. Наступает молчание – посреди кучи гробов оно с полным основанием может считаться «гробовым». Слава Дракуле, я уже знаю: долго хранить его Милена по природе своей не умеет.
– Кем работала Катя? – неожиданно спрашивает она.
Такого поворота беседы я совсем не ожидал.
– Что? – довольно глупо переспрашиваю я.
– Кем работала Катя? – устало повторяет Милена. – Может, она взяла эту флэшку у себя на работе? Ты ведь в курсе о роде ее занятий?
…И тут мне становится стыдно. Только сейчас я врубился: да я же понятия не имею, чем занималась Катерина. Мне было интересно, чтобы сеструха отмыла кровь с обеденной посуды, прибралась в квартире, но я никогда не любопытствовал, чем именно она зарабатывает себе на смерть. Одевалась всегда по-деловому, офисная форма в Московии (да и вообще у вампиров европейских рас) стандартна – черные юбка и жакет, кружевца на груди, кулон с профилем Цепеша. Не слезала с iPhone, постоянно висела в мобильном Интернете – вешала резюме на job4vampires.ru. «Владею 5 языками, хорошо знаю систему Word». Силы зла, да кем же она может быть?
– Нет, – грустно говорю я. – Назови меня кем хочешь… но я не знаю.
Милена печально вздыхает. В принципе вампиры мертвы и воздух им не нужен: легкие не функционируют. Привычка вздыхать осталась от жизни.
– Понимаю, – говорит она, и ее слова звучат для меня громом небесным. – Знаешь, мы постепенно привыкаем, что у нас в родственниках трупы. Мертвый, он и есть мертвый – увидишь ты его завтра или через сто лет, какая разница? Редкие встречи на семейных праздниках, вкушение крови за черной скатертью, поедание куриного филе в церкви на День смерти Дракулы, отправка открыток с чертенком и порошковой кровью на клею. Близость убивается ощущением вечности. Если они не умрут, зачем ими дорожить? Я не осуждаю тебя. Действительно, какое тебе дело до места работы сестры… Не казни себя, это нормально.
Мне нечего добавить к ее словам. Она прочитала мои мысли.
– Давай все же попробуем уснуть, – предлагает Зубкова. – Завтра в «20 костях» потребуется, чтобы башка варила, а мы никакущие. Есть такой рецепт, бабушка поделилась: если не спится – лежи себе, понемногу считай овец.
Удивительно. То ли так совпало, то ли действительно меня сморила усталость, однако метод Милениной бабушки привел к успеху. Как только я сомкнул клыки на горле восемьдесят седьмой овцы, мир погрузился в сплошной мрак, а гроб превратился в ложе, выстланное пуховой периной. Судя по тонкому, но заливистому храпу, Милена успела уснуть раньше меня.

 

…Подождав еще минут десять и убедившись, что гости спят, козлак Михаил бесшумно спустился вниз, почти не касаясь ногами ступенек. Открыв запасным ключом дверь у основания лестницы, вампир оказался в тесном помещении вроде лифта: внутри не было ничего, кроме стула, стола и телефонного аппарата. Подойдя к телефону с круглым диском, Михаил положил руку на трубку – и тут же нервно глянул через плечо. Нет-нет, все спокойно. Он-то знает: Милена спит, как и положено вампиру, – мертвым сном. Хоть серебром стреляй, не разбудишь. Это особый телефон: для прямой связи с тем, кто устроил его на работу, в общий холдинг входила и сеть гробовых магазинов «Клыкея». Номер свободен от прослушки и проверен на «жучков». Два часа назад Михаил уже получил звонок и подробные инструкции от помощника босса на случай приезда экс-любовницы. Дура Милена чудовищно ревнива и подозрительна, поэтому все должно быть сделано идеально. Велено не предпринимать действий, пока оба не уснут. Но они, как назло, трепались и трепались. Чуть не попался… кошка, заметив его сверху, зашипела. Теперь все позади: помощник ждет звонка, козлак сделает свое дело и получит награду. Сухой треск диска, набирается номер. Ему ответили почти сразу.
– Карл… – шепотом произнес козлак. – Это Михаил из Coffin House…
На рычаг лег палец с идеальным маникюром. Пошатнувшись, Михаил выронил трубку. За спиной стояла Милена – совершенно голая, но при этом с неизменной сигаретой в острых клыках.
– Ты потрясающая сука, – беззлобно констатировала Зубкова. – Знаешь, вот поэтому мы и разошлись. С тобой вечно спишь вполглаза. Очень утомляет.
…Она ударила его рукоятью пистолета чуть выше уха, почти в висок.
«Памятка начинающего вампира»
(из архива Национального музея вампиризма)
Инструкция
1. Если вас по недомыслию еще не укусили, прогуляйтесь по темным кварталам города. Поздно ночью. Желательно в грозу с молниями. Загляните в разрушенную крепость. Посетите местное кладбище. Вы обязательно будете укушены одним из вампиров, которые водятся там в изобилии. Хороший вариант – принять приглашение на VIP-вечеринку или закрытый бал аристократов: как правило, это тусовка замаскированных упырей. Если на балу пьют только томатный сок, купите недорогой тур в Трансильванию: там вас укусят с гарантией, едва вы сойдете с подножки поезда. Литература ужасов показывает, что, кроме вампиров, в Трансильвании никого нет. И вообще никогда не было.
2. Спать в гробу – это классика. Вас не поймут коллеги, если вы ляжете в постель даже на пять минут. Да, с современной точки зрения, сон в гробу – клинический идиотизм. Жестко, неудобно, тесно. Интересно: прочие живые мертвецы (например, зомби) игнорируют гробы, а вот вампирам почему-то нельзя. Понять эти правила невозможно, но соблюдать их вам придется.
3. Не так-то легко прокусывать клыками кожу, как вы думаете. Клыки обязаны быть острыми, иначе вы лишь слегка помнете шею жертвы. У некоторых кожа сама по себе толстая, особенно у моряков или грузчиков; рекомендуем потренироваться на дубленке.
Хотя с грузчиков вообще лучше не начинать – у них кулаки как из серебра.
Отточенные зубы причиняют неудобство, ибо колют язык. Логичнее носить с собой штопор, прокалывать яремную вену и пить кровь. Но если вы так сделаете, то станете объектом насмешек соседей. Запомните, вампирам приходится очень нелегко. Романтика – одно, реальность – совсем другое.
4. Превратившись в вампира, постарайтесь не пить кровь детей. Да, они вкуснее. Да, ловить их легче. Да, обмануть – и вовсе нечего делать. Но, если судить по классике вампирского чтива, упырь, подсевший на детскую кровь, обязательно погибнет как отрицательный персонаж – даже если вначале и был положительным. Вспомните судьбу Люси из «Дракулы» Брема Стокера. Оно вам надо? Проще кусать артерию молодым девушкам, это популярно и никем не осуждается. Девушек в мире людей довольно много, поэтому их не так жалко.
5. Укушенная девушка в вас обязательно влюбится. На мужчин это правило не распространяется, на животных тоже (к великому счастью!), но в отношении женщин – без вариантов. Девушка будет таскаться за вами везде и всюду, болтаться под ногами и постоянно мешать. Найдите телефон-автомат, сделайте анонимный звонок охотникам за вампирами и тихо сдайте ее местонахождение. Это избавит вас от неприятностей.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий