Республика Ночь

Глава II
Флэшка
(Офис фирмы «Вампырь» на улице Казней)

…Мы стоим возле закрытой двери уже минут двадцать. Я никак не решаюсь войти. Нет, дело не в древнем правиле, согласно которому вампир не может зайти без приглашения. Это он в частное жилище не может, а в офис или ресторан – пожалуйста. Наш с Верой кабинет заперт. Ключ один на двоих и находится у нее. Казалось бы, уж чего проще – заглянуть в комнату для совещаний. Но я опоздал на летучку, а это значит, босс при всех примется на меня орать.
Милена сочувственно смотрит в мое лицо.
– Боишься? – с легкой усмешкой спрашивает она.
– Да нет, что ты… – мямлю я. – Просто это… ну как-то неприлично. Подумай – грубо вламываться, отрывать занятых коллег от дела… Лучше подождем.
У Милены дергается верхняя губа. Нервный тик у трупа – занятное зрелище.
– Темный Повелитель, спасибо, что уберег, – не глядя в мою сторону, вслух размышляет Зубкова. – Я-то, наивная дура, готова была дать тебе прямо у машины, в бурной радости от спасения. Вот поражаюсь, как девушки умудрялись отыскивать в тебе зачатки зла? Хорошо еще, хоть в волка превращаться умеешь. А скажи: на мастер-классах в школе ты с какого раза лесному зайцу артерию прогрызал? Клык даю – небось полчаса возился.
– Вообще не прогрызал, – признаюсь я в смятении. – Заяц – зверь с очень сильными лапами. Он бил меня по лицу, и я падал. Класс долго смеялся.
По глазам Милены видно – она даже не знает, как реагировать.
– Благодари Дракулу, что сейчас существуют реклама и пиар, – шипит она. – Иначе для чего ты пригоден? Беспомощная особь, не способная добыть даже малую толику крови. Думаешь, ты смог бы содержать семью, охотясь в горах Трансильвании? Твоя самка через год сдохнет от жажды. Видала я таких, из английских вампиров. Денди все из себя, тьфу. «Простите, сударь, не сочтите за беспокойство, к сожалению, мои зубы уже в вашей шее». Блевать тянет.
Я привык к Милене. Нет, она меня ужасает, как и прежде, но зато я всегда знаю, чего от нее ожидать. В мозгу появляется крамольная мысль: напрасно я сбил с ног эту дуру, спасая от серебра. Со всей сладостью садизма воображение рисует тело офицера Зубковой – точнее, ее скелет с дымящимся черепом и зубами-угольками. О… вот так она смотрелась бы замечательно.
Из кабинета слышится могучий бас босса. Распекает отдел рекламы.
– Что это за слоганы, а? – гремит он. – Не креатив, а просто говно человечье! Принесли идейку: «Чисть клыки ты „Вампырем“ – станешь враз богатырем!» Какой дебил это сочинил? Ты, Митрофанов? Девять грамм серебра в твою пустую башку. Богатыри – это воинство проклятых христиан, древние охотники за вампирами. Соображаешь? Почему бы не предложить в дополнение: «Положи на клык „Вампырь“ – и кранты тебе, упырь»? Ты уволен. Хули сидишь? Убирайся к своей ангельской матери, козленок!
Слышен горестный скрип отодвинутого стула. Митрофанов вылетает в дверь, даже не заметив меня. Из красных глаз сочатся крупные, прозрачные слезы. Еще один клерк-вампир пополнил армию безработных. Завтра встанет в очередь на бесплатную кухню – за миской подогретой порошковой крови.
Шоу за дверью между тем и не думает заканчиваться.
– Для чего я вас держу? – орет босс, стуча по столу. – Публика толпами уходит к конкурентам! Московской газировкой затоварены все ларьки, плохо идет: народ сосет блад-колу. Почему? Они подобрали грамотный слоган: «Блад-кола – захлебнись кровью!» У нас– особый товар. Вампирская косметика, придающая сексуальную бледность коже, отбеливатель клыков, глазные капли для гламурного покраснения. Женщины рады отдать бабло, но сейчас они ужмутся и сделают выбор в пользу парижских средств. Зато отечественный производитель, то есть мы, накроется серебряным тазом.
Изнутри доносится только тихий шелест. Все боятся проронить хоть слово.
– Не понимаю, – фыркает Милена. – Что случилось с вампирским миром? Хитрые, злобные, ловкие существа, монстры средневековых легенд. Одна особь запросто могла управиться с отрядом охотников за вампирами, еженощно обращала по пять человек. Атомный век трансформировал упырей в сусликов. Надели галстуки, сидят в офисах и дрожат перед начальством, словно им кол вбивают в сердце. Гребаная цивилизация.
…Я молчу. А чего тут скажешь? Босс упивается терзанием сотрудников.
– Потребление падает, – сотрясает он голосом стены. – Мы должны активизировать усилия. Сегодня лопнула компания, выпускавшая черную помаду. Все, готика стала неинтересна, клыки нормально выглядят и на красном фоне. На серу дышат и исполнители блэк-метал: да, ежемесячная поездка на концерт обязательна в религии вампиризма, но кто теперь будет соблюдать традиции? Это уж не говоря о падении потребления крови. Упыри стараются высасывать поллитра в ночь, корпоративы с кровяным студнем из обезьяньих мозгов отошли в небытие. Банки отказываются брать кровь в кредит. Неделю назад каждый вампир мог прийти, положить на счет пять тысяч литров и получать свой законный литр в день в качестве процентов. Мало, но от жажды не умрешь… а теперь? Кто уверен в завтрашней ночи? Банк «Артерия-экспресс» рухнул, его менеджеры вырыли подземный тоннель из офиса и сбежали в Вену, прихватив запасы крови клиентов. Система блад-бартера трещит на глазах: раньше разрешалось платить за товар не только деньгами, но и наличной кровью. Старые вампиры запасают кровь впрок – добавляют сахар, делают сгущенку. На такой крови можно протянуть лет пять. Год назад наша фирма отбелила сто тысяч клыков, сейчас же не наберем и половину. Думайте башкой, или сосать будет нечего!
Милена решительно сплевывает окурок от сигареты.
– Не собираюсь торчать тут всю ночь, – заявляет она. – И видала твоего босса под крестом! Я была трехлетней девочкой, когда укусила охотника за вампирами, – эта сволочь тащила меня за ножку из подземелья. Встретила его недавно в кафе. Стал приличным упырем, занимается литературной критикой.
Я не успеваю возразить: Милена бьет в дверь пяткой босой ноги – купить по дороге туфли мы не удосужились. Кулек с семечками тоже, а зря – вдруг опять поможет? Войдя в конференц-зал, она тащит меня за собой, схватив за китайский галстук, как теленка на веревочке. Клерки в одинаковых белых рубашках смотрят с ужасом, словно я держу в руках целую связку чеснока:
МЫ ОСМЕЛИЛИСЬ ПРЕРВАТЬ БОССА!
– Кто тут Вера? – злобно говорит Зубкова, демонстрируя значок Службы вампирской безопасности. Народ на стульях съеживается, отворачиваясь. Все делают вид, будто со мной незнакомы, – мало ли что. После ареста кровяного магната Моторквасского, который прятался в бывшей церкви, окружив себя двойным меловым кругом, СВБ стала легендой ужасов. Они могут проникнуть в privacy любого вампира. Умеют вживлять электронный чип в мертвую плоть, устанавливают скрытые камеры, а их убийцы травят противников режима в разных уголках планеты, подсыпая в бокал с кровью измельченное серебро. Этому не особо верили, пока лондонские спецслужбы не обнаружили следы технического серебра в авиалайнерах, коими летали на Запад агенты СВБ. Вся Европа дрожала перед мощью этой организации.
– Вот, вот она! – Босс сразу указывает на Веру когтем. Его голос тут же меняется с баса на юношеский фальцет. От грозности не остается и следа.
Лицо Веры покрывается красными пятнами: видимо, она недавно завтракала. Думаю, девушка вся в размышлениях – что же такого сболтнула подруге за стаканом «овощухи»? Милена подходит к ней вплотную. Меряет взглядом сверху вниз. Вера сжимается. Она в панике – вот-вот отрыгнет кровь.
– Давай ключ от кабинета, – задушевно произносит Зубкова.
Вера лезет в карман джинсов. Негнущимися пальцами достает ключ, кладет на стол – металл обреченно звякает. На меня она не смотрит, ее взгляд прикован к босым ногам Милены. Чувствуется, Вера мучительно соображает: почему агентам Службы вампирской безопасности не выдают обувь? Ее ужасно накрашенные губы открываются и закрываются – молча, как у рыбы.
– Все свободны, – Милена грабастает ключ со стола, галстук на моей шее мгновенно натягивает стрелой. – Я не в претензии, продолжайте.
Скребя когтями по половицам, она устремляется к выходу. Мой главный босс, доселе напоминавший образец соляной статуи, внезапно оживает.
– Я хочу сказать, – торопливо говорит он (все тем же фальцетом), и его клыки мелко дергаются. – Я Кирилла почти не знаю… и дел никаких с ним не имел.
Милена останавливается на пороге – буквально на секунду.
– М-да? – заявляет она пресыщенным тоном. – Знаешь, и я тоже…
Собрание застывает скульптурным изваянием, Милена тащит меня за дверь, подбрасывая ключ на бледной ладони. На железной бирке выбиты готические цифры номера кабинета: 22. Мы пересекаем промежуток между грязно-черными, сразу после евроремонта, стенами – до бойлера с горячей водой, где народ разводит быстрорастворимую кровь. С обеих сторон висят рекламные плакаты. Паста для чистки клыков: улыбчивый стоматолог в блестящем черном халате, с куриным яйцом в руке и клыкастая девушка, острия во рту сверкают белизной. Милена по-хозяйски открывает мой кабинет.
– Ну и что ты хотел? – спрашивает она. – Только быстро. Даю тебе ровно пять минут на поиски.
…Дверь за Миленой закрывается: слышен щелчок замка. Я отчаянно роюсь в столе – на пол летят бумаги, степплер, блокнот, ворохом сыплются ручки. Поднимаю телефонный аппарат, смотрю под ним. Пусто! Заглядываю по обе стороны от компьютерного монитора. С сомнением отодвигаю освященный кровью календарь Дракулы на стене. НИЧЕГО. Словно Катя и не заходила. А ведь она никогда не посещала меня с пустыми когтями… подарок, сувенир, что-то еще.
Вера сказала по телефону: Катя ждала очень долго. Сидела на моем месте. Она должна была что-то оставить. Но нет – пусто-пусто-пусто. Я-то подумал… эх, да неважно, что я подумал. Напрасно только тащился в офис…
Я снимаю пиджак. Вешаю на спинку кресла, ослабляю узел галстука. Для обретения мыслей привычно закидываю руки за голову, пялюсь в потолок, на россыпь алых лампочек – модная стилизация под волчьи глаза. Мне вдруг становится смешно. Я вспоминаю коллег, очумевших при виде Милены. Стая клерков-упырей, похожих на ободранных пингвинов. Все без пиджаков, в одинаковых белых рубашках и черных галстуках. На кондиционере экономят – охлаждения нет, жарко… мы не носим в конторе пиджаки, придя в офис, каждый вешает одежду в своем кабинете. Как и сейчас. Во время визита Кати я был у босса, а мой пиджак висел на спинке кресла.
Карманчик… тот потайной карманчик, в который так удобно совать свернутые трубочкой деньги. Год назад Катя пришила мне его, в самом низу правой полы пиджака: чтобы я прятал заначку от модницы-штриги. Он не заметен и почти не прощупывается…
Сходя с ума от догадки, я трогаю материю, чуть ниже последней пуговицы. Сильно давлю пальцами – так, что из-под ногтей выступает кровь.
Чувствую овальный бугорок: он отлично защищен двойным слоем ткани. Катя постаралась на славу, пусть ее баюкают в Аду лучшие из демонов.
…Мне не нужно смотреть. Я уже понимаю, что это – флэшка
«Народное телевидение вампиров (НТВ)»
ТВ-программа
– Итак, дорогие зрители, сегодня мы вас просто поразим. С самой ночи – криминальный сериал «Возвращение Драккара»: о скромном городском вампире, укусившем на кладбище мертвого пса и добившемся возрождения расы верфольвов. Перерыв на рекламу, затем – ваш любимый сериал «Вампы́». Четверка смелых вампиров противостоит торговцам серебром с «Калишки». Они выходят победителями, с песней на клыках: «Воскреси меня в гробу, я приду сквозь злые ночи». Но и это еще не все! Вы не успеете открыть боттл крови, как на экране – «Охота на Злолушку». Кровожадная девушка (в роли – Амалия Стофамильная), мирно спящая в ажурной домовиночке, становится объектом атаки охотников за вампирами (в главных ролях… извините, я сейчас перепроверю… опять?! о, сколько можно… но все же – Константин Харенский и Гоша Кусенко). Кровососке придется бежать через дневной лес, прятаться в пещерах, пережить гибель подруг от серебряных пуль, но прелестный хэппи-энд и кишки охотников ожидают ее только в конце путешествия. Уфф… вы, конечно, будете смеяться, но и после у нас на канале НТВ опять криминал. «Зона» – о вампирах, мотающих срок в серебряных рудниках за оскорбление зла: хищение жертвенного мяса с алтарей из храмов Дракулы. Кошмара сильнее вы еще не видели, ухахааааа… имеется в виду, конечно, качество фильма. Перерыв на программу «Ты – смешной!»: речь Маркиза о выходе Московии из экономического кризиса. Завершает дневной эфир вставка «Канала Крови», шоу «Звезды в гробу» – соревнование, гонки по ледяной арене в гробах на колесиках. Уже отдохнули? А теперь – криминал!
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий