Печать луны

Глава восемнадцатая
Третий труп
(22 февраля, среда, после полудня)

Тишина, повисшая в комнате для совещаний МВД, не предвещала ничего хорошего. Роскошный зал своей отделкой, сработанной волосатыми руками турецких гастарбайтеров, был похож на фойе пятизвездочного отеля – в углу установили даже обязательный фонтан с гипсовыми русалками. Но сотрудникам он сейчас больше всего напоминал бурные воды реки Нил, из которой, щелкая зубами, вот-вот обязаны были появиться крокодилы.
– …Что ни говори, а результат у нас нулевой… – шеф Отдельного жандармского корпуса Антипов отодвинул лежавшие перед ним отчеты. – Диму Иблана пришлось отпустить – идеальное алиби, бомж Муха тоже оказался ни при чем. С Сюзанной Виски вообще произошла какая-то мистика. В воскресенье ей позвонили на мобильный телефон и обещали 100 тысяч золотых, если она выступит на закрытой вечеринке коньячного магната Шустова – это слышали как минимум три свидетеля. Шустов оперативно прислал за ней такси, сев в которое, Сюзанна назад не вернулась. Согласно данным сотовой компании, звонок на телефон Виски был совершен с мобильника, похищенного из сумки французской туристки во время перекуса в «Макдоналдсе» – она хватилась его через 20 минут, но этого оказалось достаточно, чтобы позвонить. Естественно, вечеринки Шустов не проводил и такси за Виски не присылал, а номера машины никто не запомнил. Кшесинскую и вовсе похитили прямо в кабаре с лестницы черного хода, куда она, судя по найденному окурку папиросы с помадой, вышла перекурить. Сегодня в 7.24 утра изуродованный труп Кшесинской в привычной «сервировке» обнаружили возле памятника Пушкину: это уже беспримерная наглость. Там всегда полно людей, место ярко освещено фонарями, однако традиционно убийцу никто не заметил. И вы знаете, чего на этот раз не хватает в организме покойницы? Да простят меня дамы, это…
«Матка» – одними губами повторила вслед за шефом жандармов Алиса. Ее кожа обветрилась и покраснела от холода – собираясь в департамент полиции, она забыла наложить тональный крем. Каледин выглядел немногим лучше – глаза отливали красным, как у вампира, под нижними веками красовались сочные синяки. Всю ночь оба не спали, ожесточенно дискутируя о неожиданном открытии, сделанном Алисой (Каледин ласково назвал его «шизофреническим»), и по сто раз подробно изучая оба документа с данными ДНК. Без пятнадцати восемь Каледину позвонил директор департамента полиции Муравьев: они с Алисой выехали к памятнику Пушкину, увидев привычную с начала недели картину. Труп, толпа городовых, еще больше телерепортеров и подпоручик Саша Волин с надушенным платком у рта. Потусовавшись на месте очередного деяния убийцы, получив нужные снимки и задав дежурные вопросы, все поехали на Цветной бульвар. Еще в лимузине с Антиповым связался по сотовому граф Шкуро: глядя на гримасу жандарма, можно было догадаться, что общение не оказалось приятным. Среди столичных звезд началась настоящая паника – одни предпочли «на время» уехать из Москвы, другие осаждали элитные охранные агентства, третьи заперлись у себя на Трехрублевке, на виллах, оборудованных аппаратурой слежения по последнему слову техники. В половине клубов и казино отменили шоу: выступать отказывались даже извлеченные из нафталина певцы Кай Метов и Вадим Казаченко. Да что там эстрада – манекенщицы и те боялись выходить на подиум, требуя оборудовать за кулисами «гнездо» для снайперов жандармского спецназа. «Зажрались люди в XXI веке, изнежены донельзя, – задумалась Алиса. – Всего три жестоких убийства – и мегаполис парализовало от ужаса. А то, что с понедельника на машинах разбилось насмерть пятнадцать человек, никого не пугает – вот она, великая сила электронных mass media». В свое время император сделал ставку на свое раскручивание с помощью ТВ и не прогадал: таким бешеным рейтингом не обладал ни один из российских монархов. Старая поговорка «До Бога высоко, до царя далеко» рушится, если царь с ласковой улыбкой шагает в каждый дом с телеэкрана. Любые мелкие милости, кои он оказывает населению (дарит шубу со своего плеча, велит провести газ в деревню, привозит детям игрушки) – многократно тиражируются телевидением, создавая сахарный образ милостивого царя-батюшки, пекущегося о нуждах народа. Чутко реагируя на данные опросов, он вернул допетровскую традицию, согласно которой уволенных министров (как раньше опальных бояр) после отставки скидывают в грязь с кремлевского крыльца. Там их, разумеется, не ждут секиры стрельцов – отряхнулся да и пошел домой: но народу очень нравится смотреть на летящих вверх тормашками министров, рейтинг так и прет… Первоначально министры из либеральных дворян советовали государю быть еще проще: брать пример с голландского короля, лихо рассекающего по улицам на подержанном велике, а также британской королевы, ради заработка пускающей к себе во дворец тучи туристов. Но скоро социологические опросы выяснили: жителям империи не нравится монарх современного европейского стиля, напоминающий обкуренного хипаря в джинсах, которого полиция имеет право оштрафовать за неправильную парковку – как недавно короля Швеции. Люди предпочитали видеть нечто плавное и величавое, золоченого византийского стиля, выводимое благоговеющими боярами под белые ручки. Впрочем, модерновый образ государя императора в джинсе и с косячком за ухом, слушающего в стереонаушниках Coldplay, решили оставить для привлечения молодежи. Для основных же слоев населения работал прежний вариант: шапка Мономаха, выезды на белом коне, кидание червонцев в толпу, пиры с жареными лебедями, иногда горностаевая мантия. Один из внуков Николая Второго завистливо признался, что если б у дедушки был такой стильный и грамотный пиар, Ленин со своей революцией обломался бы в самом начале.
Запад со всего этого колбасило ужасно. Предыдущий царь твердо обещал ему, что Россия станет уютной монархией типа Дании, беспрекословно поставляя Европе мед и пчел в нужных количествах. Запад и сам не знал, чего хочет. Прежнюю империю он не очень любил: царство экономически слабое, неустойчивое, криминальное, с кесарем-алкоголиком. При смене императора выяснилось – империя с хорошей экономикой, стабильностью и пьющим пиво государем его тоже совершенно не устраивает. В общем-то, Запад был бы рад честно сказать, что Россия ему вот уже пятьсот лет как не нравится в любом виде, но по известным причинам сделать этого не мог. Ситуация с экономикой радовала только сценаристов Голливуда – там уже устали снимать блокбастеры об обедневшем эскадроне гусар, продающих арабам ядерную боеголовку.
– Алиса, проснись, дура немецкая, – ворвалось ей в ухо, и она дернула головой – и сама не заметила, как задремала. Рассерженный Каледин продолжал ее толкать, она вяло просыпалась: мозги будто залили клеем, в глазах все плыло и качалось, включая люстру венецианского стекла.
– …надеюсь, вам все понятно, господа? – заканчивал фразу Антипов. – Тогда никоим образом не смею вас задерживать. Кроме титулярного советника Каледина и баронессы Трахтенберг, все могут быть свободны.
Чиновники начали с грохотом отодвигать стулья, застегивая у горла пуговицы вицмундиров. Секретарша Муравьева Анфиса, однако, осталась сидеть на своем месте, не придав словам жандарма никакого значения.
– Барышня, – подарил ей усталую улыбку Антипов. – К сожалению, это касается и вас – у нас секретный разговор. Обождите в комнате для гостей.
Секретарша, обольстительно подмигнув Каледину (и не удостоив взглядом кипящую от гнева Алису), скользнула в дверь, на ходу поправляя короткую юбку дизайнерской фирмы «Мозжухинъ и сыновья». У фонтана остались только сам Антипов, директор департамента полиции Муравьев и откровенно зевающая Алиса на пару с зеленым от бессонницы Калединым. Поманив парочку пальцем, Антипов взял со стола два листка бумаги.
– Господин Каледин и вы, мадам, – жестко кивнул Антипов Алисе. – Я внимательно изучил то, что вы мне вручили утром у памятника Пушкину. Сразу отмечу – очень славно, что вашу версию вы подкрепили доказательствами, иначе бы я вызвал вам неотложку. Конечно, я с удовольствием поизображал бы тупое начальство, упорно не верящее очевидным выводам умных сыщиков – но на это не осталось времени.
Алиса с Калединым, пребывая в полусне, не возражали.
– Налицо сенсационный вывод – и его так или иначе требуется сохранять в тайне, – поддакнул Муравьев. – Иначе пресса поднимет такой хай, что государь нам завяжет бантом кишки не хуже этого живодера. Пока у нас в наличии прямой факт – ДНК серийного убийцы, орудовавшего в XIX веке, и маньяка нынешних дней полностью совпадают. Что это может означать? Я меньше всего предрасположен к мистике: мы живем в век смартфонов, wifi Интернета и ракет «Тополь-Czar». Первое, что пришло мне в голову – преступник специально вводит нас в заблуждение, дабы запутать нити расследования. Не исключено следующее – ему удалось похитить из музея Скотланд-Ярда образцы генетического материала, содержащего ДНК Джека Потрошителя. Ничего невозможного нет. Если люди умудряются красть в Эрмитаже экспонаты весом в полпуда, то отщипнуть крохотный кусочек от написанной кровью открытки не составит особого труда.
Муравьев внимательно посмотрел на Алису.
– Поэтому, мадам, мы хотели бы просить вас слетать в Лондон.
Порывшись во внутреннем кармане, он выложил на стол билет «Аэрофлота». У Алисы отвисла челюсть. Каледин безразлично отвернулся.
– Я уже звонил в Скотланд-Ярд и отправил туда письмо, – заметил Антипов, в то время как замолкший Муравьев наливал себе из графина воду. – Вас готовы принять и предоставить всю необходимую информацию. Завтра прилетите обратно. Князь Сеславинский просил довести до вашего сведения, что он в курсе. Разумеется, все расходы по вашему пребыванию в Лондоне мы берем на себя. Мой кучер отвезет вас в аэропорт сию же секунду.
Радость Алисы от превосходства над поблекшим Калединым омрачило сознание того, что она спросонья не захватила из дома косметичку, запасные колготки, пилочку для ногтей и кучу других необходимых предметов.
– Ээээээээ… ваше превосходительство… ээээ… – проблеяла Алиса, однако опытный Антипов предвосхитил ее насущную просьбу.
– Как я уже сказал, все расходы за наш счет, – сообщил он, вызвав в сердце Алисы непередаваемый взрыв эмоций. – Вам дадут специальную кредитку с безлимитной суммой, все необходимое купите в лондонских магазинах.
Алиса впервые в жизни пожалела, что Каледин не является женщиной и не может черной завистью позавидовать ей: каких же классных брендовых шмоток она накупит сегодня вечером! Все, о чем он мог думать – это то, что в полночь ему опять придется сидеть на кухне одному и есть осточертевшие кильки в томате руками прямо из банки. Мужчины – животные.
– Ну, не совсем одному, – прошептал ей в ухо Каледин, и Алиса поняла: данная мысль чересчур ясно отразилась в ее глазах. – Не забудь про соседку Нинку. Да и красавица Анфиса, небось, наверняка за дверью дожидается.
Алиса сразу ощутила потребность вернуться как можно скорее, а заодно и прикупить в Лондоне более крепкий зонтик – старый развалился от удара об калединскую голову во время одной из последних разборок. Продают в магазинах всякую китайскую рухлядь – толку от нее никакого.
– Сударыня, вам лететь прямо сейчас, – нетерпеливо заметил Муравьев. – Его превосходительство проводит вас к выходу. А вы, господин Каледин, пожалуйста, останьтесь. Нам надо обсудить дальнейший ход расследования.
За несколько секунд до того, как Антипов предупредительно распахнул перед Алисой дверь конференц-зала, от замочной скважины отпрянула согнутая фигура, метнувшись в «курилку» на лестницу. Дождавшись, когда пара уедет вниз на лифте, фигура вернулась обратно, мастерски приложив маленькое, покрытое нежным пушком ушко к отверстию для ключа.
«И зачем вообще нужны эти электронные глушилки для всех типов прослушивающих устройств, которыми забита контора? – презрительно подумала фигура. – На Святой Руси до всего своим умом додумываешься».
…Услышав что надо, фигура решила, что рисковать далее незачем. Она бегом спустилась по лестнице и вышла на улицу. Перейдя через дорогу, фигура подошла к телефону-автомату за углом: оглянувшись по сторонам, вставила в щель пластмассовую карточку и набрала знакомый номер.
– Алло, – ответил немного сумрачный дамский голос.
– Две тысячи, – сообщила фигура, после чего произнесла пару фраз.
– Это точно? – оживился голос.
– Точнее не бывает, – заверила фигура.
– О’кей, – сказал голос. – Вы нас раньше не подводили. Диктуйте номер счета.
– Пять… – сказала фигура, поправляя волосы. – Шесть один один два…
На четвертом этаже хлопнула дверь – от Муравьева вышел Каледин.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий