Печать луны

Глава тридцатая
Телефонный секс
(23 февраля, четверг, Лондон)

Окровавленный нож воткнулся прямо рядом с лицом Алисы: лезвие тесака смяло прядь волос, впечатав их в грязно-серую каменную стену. Она закричала – ее вопль эхом отозвался в предрассветном тумане. Дернувшись, женщина вырвала себе клок волос. Ноги едва слушались ее, передвигались, словно чугунные. Она слышала тяжелое дыхание убийцы, ощущала его присутствие всем позвоночником. Убийца не говорил ни слова, и от этого было еще страшнее. Ее ступни в зимних ботинках прилипали к скользкой от февральского дождя лондонской мостовой. Потеряв опору, Алиса упала на колени – чувствуя, что больше не в силах встать. Она обернулась с перекошенным в судорожных рыданиях лицом, плача от бессилия – убийца в цилиндре и в крылатке надвигался на нее, держа в руке нож с прилипшими рыжими волосами. Подойдя со спины, Джек Потрошитель стиснул ее затылок холодными как лед пальцами. Она уже знала, каким образом он нанесет удар – в горло, с правой стороны, чтобы потоком хлынула кровь…
Истерический визг Алисы совпал со звонком телефона возле гостиничной кровати. Взбивая одеяло ногами, она продолжала визжать на одной ноте, закрывая горло рукой. Через пару мгновений до нее дошло: вчера она уснула сидя на постели и пытаясь дозвониться Каледину. Полную ванну воды налила, а принять ее так и не успела. Немудрено, что ей приснился Джек Потрошитель – всю неделю она думала о нем 24 часа в сутки, да и визит в музей Скотланд-Ярда с целью изучения написанных кровью писем также оказался весьма впечатляющим. Облегченно вздохнув, она вслепую зашарила по прикроватной тумбочке в поисках трубки надрывавшегося телефона.
– Алиса? – ворвался в ее ухо раздраженный голос Каледина. – Матерь божья, ну наконец-то! Звоню с полуночи – мобильный отключен, на смс не отвечаешь. Где тебя черти носят? Сколько еще я должен тебя искать?
– Не понимаю, что случилось? – спросила Алиса хриплым спросонья голосом, настраиваясь на издевательский стиль разговора с экс-мужем. – Срочно нужен телефонный секс? Должна тебе сказать, мои услуги слишком дороги для бюджетников-полицейских со скромным жалованьем.
– Меня никогда не возбуждал вокал солиста AC/DC, – усмехнулся Каледин. – А твой голос сейчас напоминает именно его – пронзительный, визгливый и хриплый. Так вот мне очень интересно – где ты шлялась всю ночь напролет?
– Тебя это не должно волновать, – отбрила его Алиса, с наслаждением потягиваясь. – Я свободная женщина и могу делать все, что пожелаю. Например, пойти в ночной клуб, снять там трех мускулистых небритых матросов и устроить в гостиничном номере классный гэнгбэнг.
– Да ну? – с издевкой осведомился Каледин. – Должен тебя огорчить: в Москве ночные клубы тоже никто не думал закрывать, а девушки на танцполе с ума сходят от одного вида бравых и на редкость симпатичных офицеров его величества. Кроме того, наша полногрудая соседка Нинка вовсе никуда не уехала… да и Анфиса на месте осталась…
– Ах так?! – покраснела Алиса от злости. – Открою тебе маленькую тайну, мой милый, за мной вчера активно ухаживали… ласковый сэр, не исключено, что настоящий лорд… горячо целовал мне руку, нежно подвозил до отеля, страстно смотрел в глаза… такой потрясающий мужчина, я вся разомлела…
Каледин не стал ничего говорить в ответ, а просто положил трубку. Струхнув, Алиса поняла: она разозлила его не на шутку, и теперь ситуацию надо было срочно спасать. Взяв мобильный, она снова произнесла дрогнувшим голосом «Мерзавец» – тот послушно набрал номер Каледина.
– Да, – сказал тот, ответив на звонок. Его голос не был дружелюбным, поскольку Федор впервые уяснил – некоторые сны могут сбываться.
– Извини, – поспешно пискнула Алиса. – Ты не в настроении? Я просто пошутила. Какие там танцы? Все строго официально: человек из Скотланд-Ярда, ему велено меня сопровождать. Но за этим больше ничего не стояло.
– Неужели? – прошипел Каледин. – То есть если бы у ласкового сэра это что-то, которое, по твоему мнению, БОЛЬШЕ (в чем я лично сомневаюсь) могло бы ВСТАТЬ – то сие явилось бы для тебя достаточным основанием…
– Слушай, зачем мы зря тратим время? – вскипела Алиса. – Что за придирки? Сказала уже, ничего не было. Прекрати ругаться, и давай ближе к делу.
– О'кей, – непатриотично высказался Каледин. – У меня плохие новости.
– Догадываюсь, – скисла Алиса. – Маньяк убил четвертую женщину – только на этот раз оставил изуродованный труп не на улице, а у нее дома.
– Именно, – подтвердил Каледин. – Как и положено по сценарию лондонского Потрошителя. Он «выключил» хлороформом двух здоровущих охранников, пролез к жертве в спальню и взял ее тепленькой. Убийца забрал ВСЕ внутренности: похоже, по ходу дела он начинает импровизировать.
– Кто четвертая? – обреченно поинтересовалась Алиса, глядя в карманное зеркальце на свое опухшее лицо без грамма спасительной косметики.
– Писательница Смелкова: помнится, ты зачитывалась ее книгой «Казуар 22» про жизнь купеческих содержанок на Трехрублевке, – подколол Каледин. – Мне жаль, но двадцать третью часть этого романа ты не прочтешь никогда.
– Ты прав, новости ужасные, – жалко пролепетала Алиса, утерев слезу. – Умеешь испортить настроение, ничего не скажешь. Надеюсь, это все?
– Если бы… – тяжело вздохнул Каледин. – Есть целая куча других совершенно кошмарных известий, и по сравнению с ними эта – просто сюсюканье в песочнице. По правде говоря, я даже толком не знаю, с чего и начать.
– Начни с самого плохого, – подбодрила его Алиса. – Хотя я уже догадываюсь… мы поругались с Францией: теперь санитарным врачом, бароном Нисиным, запрещены к продаже французская косметика, духи и белье – по причине высокого содержания в них вредных веществ?
– Нет, – с явным садизмом ответил Каледин. – Еще хуже.
– Хуже этого быть не может, – со стальной уверенностью ответила Алиса.
– А вот сейчас и проверим, – бодро начал Каледин. – Порадуйся – теперь убийца отлично осведомлен о твоем расследовании относительно ДНК Джека Потрошителя. Более того – он наверняка знает твое имя и вполне возможно, сейчас вычисляет наш адрес, дабы наведаться с визитом. Со вчерашнего вечера я держу пистолет на столе, сняв с предохранителя.
– К-к-к…к-как это? – начала заикаться потрясенная Алиса.
– Да очень просто, – доходчиво пояснил Каледин. – Кто-то в департаменте полиции умудрился подслушать наш разговор с Муравьевым и Антиповым, после чего «слил» инфу телевизионщикам Главного канала. Не знаю, с какой целью, но, видимо, за энную сумму золотых. По горячим следам установили, звонок на ТВ был сделан из телефонной будки рядом со зданием МВД. Телевизионщики, естественно, на голубом глазу божатся: им звонили анонимно, но это безусловная фигня. Кончилось тем, что Муравьев с Антиповым назначили внутреннее расследование под грифом «секретно». Как оно идет – не знаю: источник «слива», к сожалению, пока не вычислили.
Алиса ощутила сильную потребность выпить водки. Что и говорить, ее германские предки фон Трахтенберги в России сильно обрусели, со временем приобретя все варварские привычки этой страны. Держа телефон у уха, она встала с кровати и подошла к мини-бару. Открыв дверцу и пошарив внутри холодных полочек, Алиса обнаружила парочку 50-граммовых емкостей «Смирнова» – этот купец поставлял водку к императорскому двору с XIX века, и его напитки были весьма популярны за границей. Вскрыв пробку зубами, Алиса залпом высосала содержимое. Закуска не понадобилась – она по-гусарски занюхала телефоном, вдыхая запах горячей пластмассы.
– Эй, ты чего замолчала? – забеспокоился Каледин. – Все в порядке?
– Да не то слово, – прорвало Алису. – Все просто зашибись. Минуту назад мне снился сон, как за мной по переулку гонится маньяк с ножом, а теперь ты мило сообщаешь: сон в руку! Конечно, что тут может быть не в порядке! Еще раз скажешь эту идиотскую американскую фразу – убью, как собаку.
– Не нервничай так, – устало усмехнулся Каледин, усвоив, что вещие сны снятся не только ему. – Я думаю, после возвращения в Москву к тебе приставят охрану. Или ты думаешь, этот сон – спецпослание от него? Свинство, конечно, что тебя засветили. Но вспомни стиль поведения Джека Потрошителя – он ведь не зарезал следователя из Скотланд-Ярда, который вел его дело? Нет, маньяка хватило лишь на присылку экзотических писем. Согласен – хреново, но переживаемо. Кстати, как прошел твой визит в музей? Удалось ли получить доказательства, что ДНК была похищена?
В течение десяти дальнейших минут Алиса детально обрисовывала Каледину ситуацию с ДНК, музеем и посланиями, написанными чернилами из крови с имбирным пивом. Она не сомневалась, что добрый Каледин замочит ее выводами: она дура, кур ей пасти, обсмотрелась фильмов про зомби – совсем как в ту ночь, когда они спорили по поводу совпадения ДНК. К ее удивлению, Каледин тускло заявил: он с ней совершенно согласен. И чеканными фразами поведал о «прелестях», обнаруженных этой ночью в Интернете – серийные убийства женщин в стиле Потрошителя происходят в Европе каждые двадцать лет начиная с… 1608 года. По мере мрачного рассказа сердце Алисы преисполнилось таким волнением, что она опустошила второго «Смирнова». Информация Каледина была еще хуже, чем сходство ДНК двух убийц, поскольку она доказывала – Потрошитель был жив задолго до кровавых лондонских событий осенью 1888 года. Голова закружилась – то ли от шока, то ли от выпитых на голодный желудок ста граммов смирновской водки. Не колеблясь, Алиса полезла за третьей бутылочкой, однако «беленькая» в мини-баре предательски закончилась.
– И что ты собираешься делать? – спросила она, вываливая содержимое мини-бара на пол. – Оформишь как доклад и положишь на стол Муравьеву?
– Не знаю, – откровенно признался Каледин. – Есть навязчивая мысль: если я озвучу это начальству, за мной приедут в чудной белой карете с вежливым персоналом. Муравьев попросту сочтет, что мы одновременно рехнулись на почве тяжелой работы. Да на его месте я и сам бы так решил. Поэтому я хотел для начала посоветоваться с тобой. Хотя это в принципе не главное…
– А что главное? – похолодела Алиса.
– Я действительно схожу с ума, – без тени усмешки произнес Каледин. – После того как я выстроил последовательность убийств а-ля Потрошитель за последние 400 лет, мне пришло в голову – а не копнуть ли еще глубже? Ну я и копнул… и в результате раскопал ТАКОЕ, что даже не решаюсь тебе сказать. Ты меня отправишь в психушку на всю жизнь и заберешь себе квартиру.
Алису замутило от неприятного предчувствия…
– Я верю всему, – сказала она. – Если ты обнаружил, что Потрошитель – это воскресший Ленин, я не буду возражать. Сама уже на грани помешательства.
– На деле все гораздо хуже, – мило сообщил Каледин. – И если я действительно прав, то мы сильно пожалеем, что ввязались в это дело…
– Не томи, – замороженным голосом попросила Алиса.
– Как скажешь, – согласился Каледин.
Он откашлялся и начал подробно, вдумчиво рассказывать…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий