Печать луны

Глава сорок вторая
Принц крови
(24 февраля, пятница, тоже ночь)

В маленькой комнатке, примерно десять квадратных метров, коротали время два близких родственника. Оба ерзали на неудобных пластмассовых стульях, скользя локтями по столу, сделанному из оргстекла. На стеклянной поверхности беспорядочно были навалены странные предметы – эмалированные белые сосуды, шприцы, оснащенные тончайшими иглами, похожая на снег вата и стальные инструменты с крючками на конце, которые непосвященный человек принял бы за орудия пыток. В середине комнаты было закреплено раскладное кресло, над которым, зловеще изогнувшись, футуристическим журавлем нависла бормашина.
– Кха-кха, – закашлялся преемник, прочищая горло. – Рад видеть тебя, дорогой племянничек. Весь последний год, как ты победил на «Заводе кумиров», только по телеку, можно сказать, и виделись. Спасибочки, Тимотэ, что приехал со мной повидаться – не забываешь родного дядю.
Собеседником преемника был бритый наголо парень с гигантским количеством разнообразных татуировок, пирсингом в ушах, носу и губе, подкачанными мускулами и загаром, полученным в солярии. Он был одет в майку, на шее висел огромный золотой знак евро, а пузырчатые штаны 56-го размера не спадали только потому, что были прихвачены широким ремнем.
– Йоу, – сказал он, делая загребающие движения руками. – Пис, браза, пис. Превед. Когда мы в тереме, the телки пляшут… Кам он, эврибади, кам он…
– Йоу, – с ужасной тоской произнес преемник. – Ты меня извини, но кажется, нам трудно будет разговаривать. Я лично ни хера не понял из твоих слов.
– Жжошь! – вскинулся Тимотэ, но, увидев, что лицо дяди перекосилось, как после глотка уксуса, перешел на другой стиль общения. – Хорошо, дядь. Никаких траблов. Такой базар для поклонников нужен, они же, суки, меня другого не примут. А сам-то я – добряк, умница, люблю стихи. Хочешь, что-нибудь из последнего прочитаю, типа «Чух-чух, чака бум, это сээээкс»?
– Нет, спасибо, – замотал головой преемник. – Я и без стихов верю в твои творческие возможности и таланты. Знаешь, носить на себе килограмма три всяких украшений в ушах и цепей на шее – это далеко не всякий сможет.
– Ох, дядя… – вздохнул Тимотэ. – Тяжело, просто кошмар. Шея-то не бычья – хожу с этими цепями и пирсингом, позвонки хрустят. Кожа от татуировок чешется, поэтому постоянно руками машу, как вентилятор: но это модно, к счастью никто не понимает, что локти зудят. Кстати, хотел тебя поздравить. Когда я в клубе сказал: у меня дядя царем будет, все так ошарашенно в ответ: «йоу», а один мужик из Госдумы налил текилы бесплатно. Знаешь, мне по идее надо в отставку уйти, не все поймут, что у дико популярного рэппера родственник – малоизвестный император. Однако не дождутся – баста, теперича я принц крови, бля. А дашь горностаевую мантию одеть? Я выйду на концерте, скажу: браза, пис – офигеют все.
– Не дам, – категорически заявил преемник. – Я даже не знаю, государь презентует мне мантию или нет – она у него в стирке сейчас. Император вчера днем официально возглавил к выборам партию «Царь-батюшка»: вышел к людям и объявил об этом. Ты бы видел! Народ на Красной площади повалился на колени прямо в снег – кто в турецкой джинсе, а кто и в Версаче. Рыдают: ах смилуйся, отец наш, властвуй нами! Будь наш отец, наш царь! Государь же ничего, бросил в толпу горсть конфет «Мишка» – девки какие-то рядом визжат, как на концерте «битлов». Знаешь, у него прям магическое влияние: едва раскроет рот, как все в оргазме бьются. Вот я тоже такое хочу… специально тебя пригласил. Ты же звезда, знаешь, как стать популярным. А я уж отблагодарю… пожалую в камер-юнкеры и орден святой Анны повешу… для почину четвертой степени. Но зато начнешь потом на концертных афишах писать: «Шоу камеръ-юнкера двора его императорскаго величества – featuring Тимотэ». Разве не круто?
– Круто, – согласился Тимотэ. – Да я бы и даром помог. Как не пособить дяде? Все ж родная кровь. Ну, первым делом тебе, дядя, надо задружиться с попсой, чтобы они за тебя на концертах агитировали. Конечно, за бабло они и за Ивушкина сагитируют, им не привыкать – но все-таки такая фишка лучше, ежели она от души идет. Для этого требуется бунтовщика Емельку Пугачева царским указом реабилитировать. А то прикинь: певица, статс-дама Стелла Пугачева, достояние, бля, империи: расфуфыренная, вся из себя. И до сих пор ей приходится в анкетах на вопрос «Были у вас в роду мятежники против государя или красные командиры?» ставить галочку. Раньше ее с такой родословной за границу не выпускали. А ты возьми да и скажи: реабилитирую вора Емельку за давностью лет, и сразу тебе с попсовой стороны полнейший респект и уважуха. У мадам Пугачевой знаешь, какие связи? Один раз она на спор кролика на эстраде раскрутила.
– В этом, племяш, есть тонкости, – задумался преемник. – Если Пугачева помиловать, тогда придется и Стеньку Разина реабилитировать, волжского разбойничка. А чего? Помнишь Андрея Разина из группы «Ласковый май»?
– Бээээээээ…– скривился Тимотэ. – Отстой пидорский.
– То же самое и про тебя говорят, – ухмыльнулся дядя. – Но вишь ли, Разин запросто придет с челобитной, упадет в ноги и скажет: царь-батюшка, а почему ж фигня такая? Емельку Пугачева ты реабилировал, а Стеньку Разина не хошь? Хотя, может, ход и правда верный – я себе это запишу. Но не знаю, как получится. У нас полста лет обсуждали, стоит ли декабристов реабилитировать – они ж солдат подняли на Сенатской площади супротив государя императора. В конце концов их родственники наняли северо-американских адвокатов, и те в суде доказали – декабристы не хотели царя свергать, а были за конституционную монархию. Поэтому их оправдали и даже выплатили семьям компенсацию за работу на каторжных рудниках – из расчета 500 евро за полгода, сколько персидским гастарбайтерам платят.
– Респект, дядя, – не возражал Тимотэ. – Плюс ТВ надо привлечь. Лохи просто обожают в телеке светиться. Ты в курсе, сколько к нам на «Завод кумиров» народу ломилось? Я даже на бесплатной раздаче водки столько не видел… кстати, вот насчет бесплатной раздачи… ты коронацию-то в Успенском соборе планируешь осуществлять? Народу наливать будут?
– Нешто я коронацию зажму? – искренне удивился преемник. – Сейчас народ такой пошел – не нальешь, так через час свергнут. Все честь по чести, правда удалой роскоши не будет – надо соблюдать разумную экономию. Да, валютных запасов до хрена, но вдруг, скажем, враги в Австралии новую породу пчел выведут и цены на мед упадут? Одним экспортом пеньки уже не выживем. Смету сегодня в министерстве двора составили. Выйду из храма под перезвон одноразовых турецких колоколов, с одной стороны – митрополит московский, с другой – супруга, начну горстями швырять верноподданным монеты по одному евро из мешка. В небе разорвутся китайские фейерверки (оптом уже партию закупили), на площадях установят жареных бройлеров, бочки с водкой и пивом: всем в подарок по прянику и по бесплатной кружке, как при династии Романовых. Ну и VIP-персон пригласим, при другом раскладе спонсоры коронации будут недовольны. Пожалую Дженнифер Лопес в камер-фрейлины императрицы, иначе ведь не прилетит, сучка такая – а миллион ей жалко отдавать. Бреду Питту дадим орден святого Владимира с лентой. Пола Маккартни, как мне сказали, титулом не прельстишь, зажрался, собака. Но он же рок-звезда, а все рок-звезды квасят по-черному. За бесплатную водку случаем не приедет?
– У тя, uncle, устаревшее представление о рок-звездах, – заржал Тимотэ. – Какая водка? Вот если ты им дорожки кокса на Красной площади насыпешь длиной по сто метров, тогда да – сразу толпой бросятся. А на халявную водяру разве что Бритни Спирс может притащиться – будет зажигать во время коронации без трусов. Поди плохо? Один минус: переборщим – о тебе никто не вспомнит, вся пресса бросится Бритни фотографировать.
– Смелая она, – хмыкнул преемник. – На 20-градусном морозе – и без трусов.
– Дядя, только не говори, что ты сам бы ради рейтинга на улицу без трусов не вышел, – хлопнул его по плечу Тимотэ. – Обозначить к себе медиа-интерес – это ж святое дело. Я тоже веду себя так, чтобы все бесились – какой этот Тимотэ урод, сволочь поганая. Че поделаешь – лучше быть известным уродом, чем забытым гением. А пирсинг? Я ни один контроль в аэропорту не могу нормально пройти, в металлоискателе вся эта херня скопом звенеть начинает. Но публике нужен скандальный чувак с дикими понтами – иначе какой я рэппер? В общем, объяви царским указом: в «Завод кумиров» могут попасть все желающие. Подобных идиотов найдется примерно с миллион, их ввиду отсутствия помещений придется селить в коровниках. Создай под это дело отдельный канал, и пущай вся империя его смотрит 24 часа в сутки – рейтинг подскочит ого-го. В перерывах можно рекламу крутить – я ремикс сделаю на «Боже, царя храни»: позову самого DJ God – колоритный чувак, поп-расстрига из Эфиопии, православный рэп заделывает – просто улет.
– Я хочу на патриотических чувствах сыграть, – протер глаза преемник, представив себе DJ God в черной рясе. – Например, до кучи парочку столичных суши-баров прихлопнуть за антисанитарию, а на их месте торжественно открыть гламурную, но недорогую пирожковую. Плюс интервью с доктором, который подтвердит мою правоту – зеленый хрен васаби сильно уступает нашему хрену в области полезных качеств.
– Одобряю, – кивнул Тимотэ. – Японцев у нас не любят. Но этого мало. Нынешний император на чем заграбастал свой рейтинг? Думаешь, на том, что мюридов на Кавказе задавил? Хренушки. У нас в клубах толком никто не знает, в какой стороне Кавказ и кто такие мюриды. Но все убежденные монархисты, потому что государь сделал лигалайз, как в Амстердаме – разрешил народу план свободно курить. Ведь это такой кайф, дядя, – накосячишь и сидишь, как король на именинах, ждешь, пока тебя накроет. Да, че там – сами городовые косяки крутят, хули – царь-батюшка разрешил! Я в ноль укуренных князей видал, нормально. Мусин-Пушкин в клубе «16 пудов», когда его на хавчик пробило, сожрал три кило крыльев-буффало, еле откачали. А княжна Оболенская с Трехрублевки? Ты даже не представляешь, как ее торкнуло. Обкурилась афганского плана, поменялась одеждой с бомжихой и три дня прожила на Рижском вокзале под лавкой. Все это время ей виделось, что она в Куршевеле на лыжах катается. Плакаты видел у дорог, с листком марихуаны? «План государя – самый забористый!»
– Может, водку народу даром разливать? – задумчиво спросил преемник.
– Водку разливать на халяву – это баян, – убежденно ответил Тимотэ. – Враз обставят другие претенденты на трон, начав разливать текилу или коньяк «Хеннеси». Водкой рейтинга не сделаешь, это не Смутное время, когда Лжедмитрий весь вечер публике наливал, а утром его царем сделали. Трава лучше. План, ежели классный – колбасит долго, и в голове еще с неделю дым клубится. Пока зафиксируем так – всеобщая запись на телешоу «Завод кумиров», реабилитация прапрадедушки Пугачевой – это основное. А, ну можешь Машу Колчак посмертно наградить орденом Андрея Первозванного – это оценят. И памятник поставить, только Церетели не заказывай. Мне стометровую Машу с железными ногами из окна видеть не улыбается. И коли уж рассудить, так ли нужен тебе этот гребаный рейтинг? В клубах в открытую говорят – государь через два года обратно на трон вернется.
– Не будем щас это обсуждать, – ловко ушел от ответа преемник. – Мало-мальский рейтинг иметь необходимо: если в Кремле окажется чрезвычайно непопулярный в народе царь, то его величество появится на троне уже через две недели. А на фиг мне это надо? Слишком быстро я отрекаться от престола не хочу, мне нужно семью обеспечить, тебя произвести в камер-юнкеры, супруге дать княжеский титул, с которым в любой банк возьмут вице-президентом работать. Современная монархия полагает: царь по большей части должен открывать цветочные выставки и роддома. В Японии, например, проще, чем у нас. Там император вышел к народу, десять минут постоял под пуленепробиваемым стеклом, поулыбался и обратно ушел. Никто не вякает – раньше ихний микадо вообще пределы дворца не покидал, рисовал иероглифы да занимался китайской поэзией. Но у нас даже революционеры не поймут, если царь-батюшка прекратит министров с крыльца кидать, а засадит все хризантемами да хокку начнет сочинять:
Раскурил я вечером ветку сакуры
Самурая вставило, как харакири
Три луны бесподобных увидел на небе

– Ты, дядя, лучше способностей в этой области не демонстрируй, – попросил Тимотэ. – Если кто про хокку узнает, тебя и дворником в Магадан не назначат. Самый верный способ поднять рейтинг – поймать убийцу Маши Колчак. Народ трясется – с дач уезжает, клубы опустели, трактиры тоже.
– А, – махнул рукой преемник. – Убийцу и без меня поймают: государь всей полиции вставил по самые помидоры. Да и как ты себе это представляешь? Возьму я голландскую трубку, надену такой шлем овальный из клетчатой ткани и с умным лицом Шерлока Холмса поеду осматривать место преступления в формате реалити-шоу? Да никто мне не поверит!
– Интересно, а когда вы сегодня с государем поехали в коровник и показательно кормили теленка молоком из соски, вам поверили, что вы фанаты коров? – поиздевался Тимотэ. – Фантазия совсем не работает. Ну почему все думают уже сто лет, что для рейтинга надо ехать к коровам?
– Коровы – дело проверенное, – возразил преемник. – Осечки ни разу не было. А потом, куда ты прикажешь мотануться с телевидением? К жирафам? Я не спорю, жирафов удобнее кормить из соски, но мы не в Кении живем.
– Как хочешь, – раскурил косячок Тимотэ. – Нравятся коровы народу – базару нет. Как в рекламе сыра с марихуаной, бля, где быки в шлемах летают и ползают по балконам: «Ох уж эти коровы… вечно они что-то придумают». Может, ты и прав. Но я бы для разнообразия щелкнулся хотя бы с макакой.
– С макакой надо в Сочи на пляже щелкаться, – зевнул преемник. – Тут природа другая. Либо медведь, либо корова. С медведем как-то стремно.
Совещание с племяшем продолжалось еще пару часов. Проводив Тимотэ, дядя похлопал его по плечу и посадил в машину, наказав на прощание готовиться к титулу камер-юнкера, а также разрабатывать личный герб. Вариант герба с тремя неграми в вязаных шапочках на голубом поле, держащих микрофоны, был отвергнут, и Тимотэ уехал в задумчивости.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий