Печать луны

Глава сорок третья
Железная дева
(24 февраля, четверг, Словакия)

Ступени всех без исключения лестниц внутри Чахтицкого замка оказались крутыми и стертыми. Местами они были окованы проржавевшим железом, но обстоятельств это не меняло – сверзиться и свернуть шею можно было как нечего делать: камень крошился под ногами. Карабкаясь по замковой лестнице, Алиса уже на второй минуте едва не свалилась, поскользнувшись на отсыревшей ступеньке. Определенно в Средние века вкус у людей отсутствовал поголовно. Неужели подобная дыра считалась престижной? В Москве в таком замке сейчас и бомжа не поселишь. Темно и сыро, от камней веет могильным холодом – тюрьма, а не жилище. Впрочем, муттер рассказывала, что в прибалтийском городе Риге, откуда происходит баронский род Трахтенбергов, у них, судя по архивным летописям, тоже был уютный замок, который шведские ландскнехты сравняли с землей во время Северной войны. Сейчас, в испуге перепрыгивая со ступеньки на ступеньку, она начала откровенно сомневаться в очевидности уюта фамильной усадьбы.
Экскурсовод тараторила без умолку: она так старалась отработать свои двести евро, как будто боялась, что их у нее отберут. По пути наверх Алисе показали все, включая и то, как просмоленным фитилем, ловко закидываемым вверх, зажигались свечи на люстрах под каменным потолком.
– А это – один из главных экспонатов нашего музея, – дама, фамильярно взяв Алису под руку, подвела ее к громоздкому сооружению из полированного металла, напоминавшему саркофаг для египетской мумии. – Так называемая «железная дева», которую Елизавета Батори использовала для получения от несчастных девушек крови, необходимой ей для регулярного купания.
Смотрительница нажала незаметную кнопку на «спинке» саркофага, и створки медленно, со скрипом раскрылись. Взгляду Алисы предстала пустая металлическая полость, в точности повторяющая контуры человеческого тела. Внутренняя часть «железной девы» была утыкана толстыми шипами различной длины: самые острые находились примерно на уровне глаз.
– Они проникали в мозг, и жертва умирала мгновенно, – пояснила экскурсовод. – Графиня со временем успокоилась и не была заинтересована в долгом мучении девушек. Видите вот эти желобки? Они расположены напротив основных артерий, кровь по ним шла в специальный резервуар. Первоначально Елизавета Батори пыталась готовить впрок своеобразные «кровяные консервы» – замораживала живых девушек в погребе-леднике. Но выяснилось, что замерзшая кровь не имеет омолаживающего свойства.
«Железная дева» с лязгом захлопнулась.
– Скажите, а ээээ… ее муж, граф Ференц, – спросила Алиса, – он разве ничего не имел против, так сказать, своеобразных шалостей своей супруги?
– Ференц? – пожала плечами экскурсовод. – Есть полные основания предполагать, что он все знал и старался отвратить супругу от ее пагубного увлечения. Граф являлся профессиональным алхимиком и сам много лет пытался с помощью древних манускриптов получить доступ к источнику вечной молодости. Я понимаю – с высоты современных омолаживающих изобретений это кажется смешным, но если бы в XVI веке вы рассказали, что люди в будущем смогут летать на самолетах, вас сожгли бы на костре как прислужницу Сатаны. К сожалению, долгие исследования графа не завершились успехом – в 1604 году Ференц умер по неизвестной причине.
– По неизвестной? – моргнула Алиса, рассматривая оплывший воск на позеленевшей замковой люстре – размером примерно с мельничный круг.
– Тогда мало кто мог определить истинную причину смерти, электронной аппаратуры не было! – засмеялась смотрительница. – Да и люди умирали рано – в сорок лет мужчина считался глубоким стариком, а Ференцу на момент его ухода в мир иной стукнуло на семь лет больше. Из окрестных деревень пропали сотни девушек, распространялись жуткие слухи о том, что именно делает с ними Елизавета в Чахтицком замке… Разумеется, получив известие о смерти графа, крестьяне уверились: тот был отравлен женой. Отчасти повод для этого дала сама Елизавета, так как считалась специалистом по травам – могла часами гулять в горах, разыскивая особо редкие растения. В любом случае, доктор постановил: Ференц скончался «от разлития крови внутри головы». Насколько это верно – летописцы не знают, ибо молчание городских чиновников давно было куплено Елизаветой. Однако как только тысячи крестьянских семей начали разбегаться из окрестностей Чахтицкого замка, страшные рассказы о «кровавой графине» достигли ушей чиновников двора в Вене и дошли до самого кайзера Матвея Габсбурга… А теперь пройдемте, я покажу вам ванну для купаний.
Ванна находилась комнатой выше. Размерами она не впечатляла – глубокая, но недлинная – внутри можно было находиться только сидя, Батори купалась по шею в крови. Внушительный бронзовый сосуд покоился на четырех львиных лапах с когтями – поднимаясь вверх, они расползались по корпусу витиеватыми узорами с цветами, покрытыми эмалью. «Византийская работа», – сказала экскурсовод с такой гордостью, как будто лично спроектировала эту ванну в Константинополе. Пробка в сливе была сделана из серебра, с головой льва – на серебряной же цепочке. Алиса попыталась представить, как выглядела эта ванна, когда была до краев наполнена кровью, – и не смогла. Примерно 100 литров жидкости – для одного купания требовалось убить как минимум двадцать молодых девушек. А купалась она явно не раз и не два. У ванны стоял бронзовый же подсвечник – свечи были установлены на муляжах мертвых женских голов с безжизненно повисшими волосами.
– Она действительно отрезала жертвам головы? – спросила Алиса.
– Нет, – смутилась смотрительница. – Мы сами заказали их, из воска. Понимаете, так страшнее смотрится, а туристы любят, чтобы им щекотали нервы. Говорят, именно тут, во время купания в крови, Елизавета и была арестована 29 декабря 1610 года паладином императора Матвея – Дьердю Турзо, который неожиданно ворвался в замок с вооруженным отрядом.
– Что с ней случилось потом? – поинтересовалась Алиса.
– Увы, ничего, – склонила голову экскурсовод. Дворяне тогда были особой кастой – их казнили лишь в особых случаях, тем более женщин. Смерть сотен простолюдинок не являлась «особым случаем». Под суд угодили помощники Елизаветы – трое женщин и двое мужчин: по приговору женщин сожгли заживо, мужчинам отрубили головы. Елизавету заточили в башне Чахтицкого замка, где она и умерла три с половиной года спустя. Впрочем, я не думаю, что для нее это было так тяжело: Батори и до этого мало выходила из дворца, разве что для сбора трав. Лишь в 1608 году графиня надолго покинула Чахтицкий замок – для того, чтобы вознести молитвы о душе своего безвременно умершего мужа. Она ездила поклониться заплакавшей кровью статуе святой девы в одной из уцелевших церквей Будапешта, бывшего тогда турецким пашалыком – провинцией. Сюрпризом для челяди в замке стало то, что из Будапешта Батори вернулась не одна, а вместе с 20-летней девушкой, разительно похожей на нее в молодости: на это указывают сразу несколько документальных источников. Возможно, девица была ее незаконнорожденной дочерью, плодом тайного любовного приключения. Тогда это не являлось редкостью – знатные особы, вплоть до королев, рожали детей-«бастардов» и отдавали на воспитание доверенным людям. А когда отпрыски достигали совершеннолетия, приближали их к себе под видом «племянников». Девушка прожила вместе с графиней Батори целых два года – за месяц до штурма она исчезла из замка и больше ее никто не видел. Странно, но никто из арестованных слуг на допросах, несмотря на жестокие пытки, не дал сведений о ее местонахождении и настоящем имени.
Алиса кивнула. В ее глазах заиграли искры любопытства.
– Я думаю еще вот что, – заметила она, поглаживая край ванной. – После возвращения из Будапешта Елизавета Батори стала мрачной и нелюдимой, сторонилась хорошо знавших ее людей, совсем перестала выходить… фактически всем в Чахтицком замке заправляла эта девушка?
– О, вы неплохо знаете нашу историю, – изумилась смотрительница. – Так и есть. Кстати, по поводу ее исчезновения существует несколько версий – предполагают, что девушка была убита своенравной графиней. Купания Елизаветы в крови продолжились, но стали редкими – раз в полгода. Характер ее сильно изменился – она совсем перестала говорить, объясняясь жестами. Летописец утверждает – для Батори оказался шоком визит к святой деве: та показала ей ожидающие грешников врата ада. Припав к ногам плачущей кровью статуи, Елизавета дала обет молчания. Один из свидетелей ареста Батори и вовсе клялся, что у пожилой графини был вырезан язык.
– Скажите мне, – замерла Алиса в непонятном предвкушении. – У нее были родственники женского пола, упоминание о которых сохранилось в архивах?
– Любите теории заговоров? – смех экскурсовода эхом отдался от сводов замка. – Нет, близнецов в семье Батори не встречалось. Впрочем, у Елизаветы была двоюродная сестра Илона: внешне она очень напоминала свою кровожадную родственницу и часто приезжала к ней в замок погостить.
По некоторым сведениям, Илона тоже участвовала в кровавых купаниях. Через три дня после штурма Чахтицкого замка кайзер послал рыцарей и для ее ареста, но Илону не нашли – видимо, она успела сбежать. Думаете, это сама Елизавета смогла скрыться под видом Илоны? Исключено. Все слуги единогласно показали на допросе, что женщина без языка – их госпожа.
– Конечно, – поспешно согласилась гостья, пытаясь скрыть волнение.
Дав смотрительнице на чай еще двадцать евро, Алиса дождалась, пока та позвонит брату, водителю такси: за скромную плату тот подрядился подкинуть ее до гостиницы возле аэропорта Братиславы. Через полчаса, ворочаясь на протертом кожаном сиденье видавшего виды «Фольсксвагена», Алиса мчалась по заснеженной дороге, предаваясь лихорадочным раздумьям. Хмурый бородач за рулем не владел никакими наречиями, кроме родного словацкого – однако, вняв отчаянному языку жестов, он включил печку. Фон Трахтенберг сняла куртку, наслаждаясь горячим воздухом. Внезапно, что-то вспомнив, она порывистым движением расстегнула молнию на кармане куртки. Достав оттуда смятую бумажку, Алиса погрузилась в чтение записей, сделанных в венском архиве.
Одна строчка внизу была тщательно обведена красным карандашом.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий