Печать луны

Глава двадцать третья
Бомбоубежище
(22 февраля, среда, Лондон)

Круглая комната, увешанная произведениями модных сюрреалистов в резных ореховых рамах (к каждой картине привинчена аккуратная табличка), прямо дышала свежим запахом недавнего ремонта. Дизайн помещения являл собой своеобразный гибрид западного и старомосковского стиля: платиновые самовары от Стеллы Маккартни, написанная Никасом Сафроновым икона в «красном углу», чучело полутораметрового медведя, зажавшего в лапах поднос, факсы, ноутбуки и неизменная плазменная панель. Хотя в кабинете было не холодно, купец Платон Ивушкин потребовал включить батареи отопления. Стояла страшная духота, у гостей по щекам стекали горячие капли пота. Казалось, тепловой удар угрожает даже мраморным греческим богиням, заботливо расставленным по окружности кабинета. Деловито поправив широкий кушак с кистями, повязанный поверх шелковой рубахи навыпуск, Платон сел в кожаное кресло, вытянув ноги в начищенных хромовых сапогах бутылками. На лысой голове, где лишь частично, клочковатыми обрывками сохранились остатки волос, красовался черный лаковый картуз от Ив-Сен Лорана, которому рука дизайнера придала изысканную небрежность. Ивушкин жил в лондонской эмиграции шесть лет, но никогда не упускал случая, чтобы подчеркнуть: даже на чужбине он остается в доску русским человеком. Прочие убеждения Ивушкин менял столь же часто, как цыган лошадей. Сначала он боролся за самодержавную монархию – будучи черносотенцем, нес хоругви во время персидских погромов, но после скандала с императором превратился в яростного республиканца. Бульварные газеты наперебой печатали сплетни, что Ивушкин ужасно богат и при желании может купить королеву Великобритании, а также Билла Гейтса в придачу для игры на балалайке.
Сколько у Ивушкина денег на самом деле, не знал, пожалуй, даже он сам. Его средства были вложены всюду – в недвижимость, банки, яхты, самолеты, и газеты, пишущие о его богатстве. Все, что было можно, Ивушкин продавал и покупал. То, что нельзя – тоже. На прошлой неделе неопытного чиновника в одном из кабинетов имперской Генпрокуратуры завалило папками с компроматом на Ивушкина: через двое суток его смогли откопать, но бедняга на всю жизнь остался инвалидом. Каждую неделю в империи на Платона заводили как минимум двести крупных уголовных дел, а число мелких и вовсе не поддавалось учету – равно как и количество его незаконнорожденных детей. Старец Ивушкин был популярен равно и у дам высшего света, и у фотомоделей, часто посещая с ними баню.
– Я так и думал, – сухо отчеканил купец. – Некоторые здесь сомневались, но все к этому шло с самого начала, когда зарезали Машу Колчак. Кровавые душители свободы из Кремля окончательно озверели. Жестокие убийства в Москве – мишура для отвода глаз, а настоящая цель режима стоит перед вами. Охота за мной продолжается – теперь, чтобы прикончить надежу всея Руси, стонущей под игом царизма, жандармы прислали киллера прямо в Лондон. И как только эту сволочь выпустили из аэропорта в город!
Ивушкин степенно погладил окладистую бороду и отпил кваса из стилизованного под Киевскую Русь кубка. Профессор Арнольд Лебединский, сидя на диване в хлопчатобумажных семейных трусах и майке, пошитой на заказ (присутствие дам хамоватому профессору было по барабану), цинично ухмыльнулся, посасывая традиционный английский эль из высокого бокала.
– У тебя паранойя, камрад, – съязвил он. – Ты скоро кошек на улицах будешь пугаться. Голоса еще никакие не слышишь, а? Послания не принимаешь?
Профессор (и по совместительству тоже купец первой гильдии) Лебединский в антимонархических кругах слыл скептиком, считавшим: революционную борьбу надо прекратить и сосредоточиться на зарабатывании бабла. В первый год царствования государя он отсидел неделю в каторжной тюрьме, из которой вынес татуировки по всему телу, блатной жаргон, а также ценные навыки в распиливании решеток лезвием бритвы. С Ивушкиным его свело взаимное несчастье – до того как впасть в царскую немилость, они были злейшими врагами. Телеканал Лебединского во всех новостях сообщал, что Ивушкин писает в ботинки чиновникам министерства двора и тайком крадет еду у государевой собачки. Ивушкин же обрушивал с экрана шокирующий компромат о связях Лебединского с мафией дона Бигганова, информируя – его враг разбавляет мед дешевым албанским сахаром. После того как оба купца разом оказались в эмиграции, им ничего не оставалось, кроме как помириться. Хотя бы для вида.
– Кошки тоже могут быть засланы корпусом жандармов, – замотал бородой Ивушкин. – Знаешь, до чего техническая мысль в жандармских лабораториях дошла? Сделают миниатюрного робота-убийцу, обошьют кошачьей шкурой, он подойдет да и взорвет тебя к свиньям. Сейчас такое время пошло, что всего надо опасаться. Ты помнишь, чего с Распутиным стало? Приехал вот так к друзьям вечерком пирожных под мадеру пожевать, а оказался в проруби с простреленной башкой и брюхом, полным яда. Зверское убийство ведущей реалити-шоу – это личный мессидж мне от царя: дескать, что мы сделали с ней, то обязательно сделаем и с тобой, собака купеческая. Потому и намек на Джека Потрошителя: все его жертвы из Лондона, где я живу. Это постоянно случается. Выпуск погоды на Главном канале в сентябре видел? Передавали, Москву сплошь дождем залило. Врет продажное царское телевидение, врет как сивый мерин. Если подробно расшифровать эти слова, там открытым текстом сказано: «Попробуй приехать, гад Ивушкин, мы тебя в луже утопим». Я и так уж спать ложусь в плексигласовую капсулу с кислородом, надев два бронежилета, вешаю пуленепробиваемые шторы – иначе взорвут дистанционкой, как хана Янтармедова в Кувейте. Из соображений безопасности даже голубей на Трафальгарской площади кормить перестал.
– И правильно, – с издевкой подтвердил Лебединский. – Насрут на тебя плутонием, потом разбирайся, кто из них жандарм в чине штабс-капитана. Старик, я тебя в общем-то понимаю: я тоже на смене государя потерял колоссальное бабло. Так я ж не страдаю ночами, а? Живи для себя, тусуй с девчонками, езди на Ибицу. Но от тебя только и слышишь – царь, революция, убийцы, яд, снайперы. Пирожные к чаю совсем жрать перестал. Под кроватью на ночь мышеловки ставишь: опасаешься, что туда агенты жандармского корпуса заползут. Тебе что, так скучно здесь живется, что ли?
– Скучно, – неожиданно признался Ивушкин. – А кому весело? Погода говно. В ресторанах одно суши – ни тебе гурьевской каши, ни поросенка с хреном – у меня жабры скоро вырастут. Да и обидно мне… кто этого императора на престол возвел, помнишь? Я все локти себе искусал, швы накладывали.
– Еще б не помнить – только круглые сутки и брюзжишь, – икнул Лебединский. – Я ему то, я ему это… сидел, мастерил корону из подручных материалов суперклеем «Момент», партию new-монархистов «Царь-батюшка» с помощью ТВ сколачивал, крутил рекламу государей немецкого происхождения. Я, что ли, вешал во всех городах пятиметровые плакаты «Немец в Кремле – пол-литра на твоем столе!» и «Екатерина Вторая всем подарит сто три каравая»? А ты в ответ – щас XXI век, даже монархии нужны политтехнологии, чтобы государь был с большим рейтингом, иначе он не символ всего народа. И куда теперь ты его рейтинг себе засунешь?
– Не надо прямых ассоциаций, – вздрогнул Ивушкин, едва не облившись квасом. – Кто же знал, что так получится? Я думал…
– О, как интересно, – развеселился Лебединский. – Он думал! Тебе надо арбузами торговать, а не политикой заниматься. Только посмотри, сколько партий ты в последнее время угробил. Только скажешь – вот, я эту партию финансирую, так все – кранты. Люди приезжают – плачут, в ногах валяются: не надо нас финансировать, пожалей, не оставляй деток сиротами. А ты потом кааааак врежешь в интервью: этому я денег дал, тому дал…
– Да никому я ни хера не даю, – с досадой выругался Ивушкин. – Просто рассказываю, чтобы подчеркнуть, какой я крутой. Им щас давай не давай – все как в бездонную бочку. Говорят, революцию сделают, а сами в ресторан «Яръ» к цыганам едут. Где баррикады, где рабочие со знаменем «Долой самодержавие!», где злые казаки, лупцующие демонстрантов нагайками?
– В Петрограде давеча лупцевали, – прервал молчание помощник Ивушкина Гольдберг. – Там пятьсот мастеровых вместе с Гасановым и Касимовым вышли на «Марш бескоронных», так целую казачью дивизию с водометами нагнали. Боится гнева народа прогнившее самодержавие, ох как боится…
– Да в дэнс-клубе в Нижнем Тагиле и то больше мастеровых соберется, – кисло произнес Ивушкин. – Я ж в Лондоне состарюсь такими темпами.
Окружающие в ужасе замолкли, перестав даже дышать.
– Энто я так, господа хорошие, шуткую, – переломил Ивушкин ситуацию, треснув об стол кубком. – Вы же знаете – я борюсь за свободу, чтобы пали тяжкие оковы царизма, вместе с сырыми темницами. Если надо, я головы не пожалею для республики, как не пожалел ее в свое время Дантон.
– Вот только ЛогоВАЗа у Дантона не было, – булькнул элем Лебединский. – С этим он, безусловно, подкачал – как и с получением откатов от Конвента. А если бы его еще и назначили на денежную должность в Совет безопасности Франции… а потом он временно закорешился с главным охранником Робеспьера и стал с помощью телекиллеров мочить Демулена…
– Да заткнись ты наконец! – не выдержал Ивушкин, в бешенстве опрокинув кубок с остатками кваса. – Я тут пламенные речи толкаю, а ты, блядь…
– Лады, – спокойно ответил Лебединский, погружаясь обратно в эль.
Нервически дергая бородой, Ивушкин при гробовом молчании вампирским шепотом рассказал, что видел в вечерних новостях: в Лондон прилетела женщина, психолог-криминалист, работающая на московскую полицию, одна из лучших в своем деле. Согласно сообщениям информационных агентств, дама со зловещей фамилией Трахтенберг будет исследовать документы, относящиеся к «ист-эндской резне» 120-летней давности, дабы выйти на след подражателя Джека Потрошителя, отметившегося серией кровавых убийств в Москве. Однако Ивушкин ничуть не сомневается: эта женщина – профессиональный киллер, посланный new-Царским Селом для его уничтожения. Операция «Потрошитель», задуманная лучшими жандармскими умами Цветного бульвара, вступила в завершающую стадию. В связи с этим Ивушкин собрался созвать пресс-конференцию и на ней разоблачить черные планы Отдельного корпуса – но до поры до времени ему требовалось спрятаться от la femme Nikita. В качестве варианта предлагалась аренда подземного бункера, способного выдержать попадание двухтонной бомбы. Особые подозрения Ивушкина вызывал купец Петер Моравин, глава черно-икорного концерна «Гамма-банкъ и сынъ»: он имел неосторожность взяться за строительство именно такого бомбоубежища в своем поместье – неподалеку от замка Ивушкина. Моравин считался «кремлевским любимцем», запросто ездил в new-Царское Село к государю с копчеными осетрами и сахарной головой: напившись чаю, они вели умильные беседы на немецком языке. И ведь неспроста Моравин этот бункер воздвигает – и слепому видно. Не иначе как агенты царизма, отчаявшись, решили изничтожить борца за свободу ядерным микроударом – вот осетровый магнат и беспокоится, чтобы случайно радиацией не задело.
– …Логично, – поддержала мнение Ивушкина журналистка Семиухова, когда-то работавшая в придворной газете государя. – Вероятно, Трахтенберг прибыла с особой миссией – корректировать этот микроудар с воздуха. Поэтому лучше всего отключить электричество во всем доме, чтобы его невозможно было опознать ночью с высоты, а также врубить глушилки для мобильных телефонов. Надо понять: мы находимся на осадном положении.
– Опять со свечами будем сидеть, – прикончил одним глотком эль профессор Лебединский и почесал волосатый живот. – Шестой раз за год уже – прямо как «Другая Империя». Я полагаю, со стороны мы похожи на придурков.
– Старичок, ты слабо разбираешься в происках спецслужб, – невозмутимо объяснил Ивушкин. – Знаешь, какая за мной слежка ведется? Не далее как вчера пришлось увеличить вдвое количество черных лимузинов, которые одновременно покидают мое поместье и разъезжаются в разные стороны. Пущай проклятущие агенты жандармского корпуса с ног собьются.
– И без того по пять лимузинов каждый божий день покупаем, – зевнул Лебединский. – Дорога узкая, они там друг с другом сталкиваются постоянно – то крыло помято, то фары разбиты. Короче, все как всегда. Арендуем крутое бомбоубежище, делаем пресс-конференцию, находим в бутербродах с икрой следы мышьяка, глушим мобилы, отключаем электричество. Интересно, что мы будем делать, когда у тебя деньги закончатся?
– Они никогда не закончатся, – гордо ответил Ивушкин, солидно поправив шелковый кушак. – Знаешь, меня поддерживают очень мощные фонды единомышленников, так что с финансовым обеспечением полный порядок.
– Особенно если учитывать, что ты эти фонды и учредил, – налил себе еще эля Лебединский. – Сам себе бабло переводишь – называется бизнес. Ты и правда 20 «лимонов» украинскому гетману отстегнул на революцию?
– Нет, – признался Ивушкин. – Ты разве хохлов не знаешь? Они возьмут, а потом скажут, что не брали. Лучше им совсем не давать, тогда не так обидно. Зато прикинь, какой мощный имидж я заделал? Сидит воистину православный купец Платон Ивушкин в Лондоне и всем вокруг щедро дает бабло на революции, а царь из Москвы зубищами скрежещет, но не может ничего сделать борцу за демократию. И чего? Скажи – разве не работает?
– Офигительно, – согласился Лебединский, отрыгнув. – Ну ладно, вроде все согласовали? Давай тогда с богом, поедем по домам. Тебе же еще два часа по городу петлять – от «хвостов» жандармского корпуса отрываться.
Сохраняя серьезность, купец попрыскал духами на окладистую бороду с проседью. Ровно ступая ногами в хромовых сапогах, он направился к выходу, поддерживаемый под руки дамами-поклонницами. На пол полетели цветы – фотомодели в кремовых греческих туниках, с трудом протискиваясь между гостей, сыпали Ивушкину под подошвы сапог лепестки свежесрезанных роз.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий