Печать луны

Глава двадцать шестая
Корона на заднице
(23 февраля, четверг, ночь)

Ольга тихо заскулила – вытянув обе руки вдоль офисного стола, она трагически положила на них голову – скулеж перешел в невнятное протяжное мычание. В карих глазах стриженой шатенки с грамотным макияжем на ухоженном лице светились беспросветная тоска и горе.
– Ну, сколько можно еще, а? – надрывно простонала она. – Доколе? Я домой хочу, в конце-то концов. Ночь на дворе, у меня кот с утра не кормлен.
Коллеги предпочли игнорировать ее тяжкие страдания. Схожие чувства обуревали всех сотрудников офиса, но никто не смел ослушаться строгого начальства. Шефу только что звякнули на мобилу из министерства двора, и он вышел говорить в коридор, дабы подчеркнуть этим всю секретность звонка. Впрочем, имя звонившего он произносил очень громко, называя его «ваша светлость» – намек на княжеский титул абонента.
– У тебя кот, а у меня мужик, – шепнула на ухо Ольге разбитная соседка Света в черном свитере с глубоким вырезом, на левой груди виднелась татуировка – знак принадлежности к древнему роду дворян Васильчиковых. – Твой-то хоть кастрирован, а мой нет. Не буду кормить – сбежит к девице, которая его будет с ужином дома ждать. Самой тошно. Третий час ночи, а мы еще совещаемся. На улице холод сибирский – у меня потом тачка не заведется.
– На черта я пиарщицей стала, блин? – хныкала Ольга. – Лучше бы официанткой. Тут что принято умирать на работе? Отпустите меняаааа…
– Никто тебя не отпустит, – прошипела Света и поддернула рукав свитера. – Сейчас выборы в Думу, шеф предупредил – будем дневать и ночевать в офисе. У нас от партии «Царь-батюшка» заказ по придумке рекламных слоганов, клипов и прочих фишек – вовремя не сдадим, шкуру спустят. Не нравится? Увольняйся – тебя только из-за того, что предки от Рюриковичей род ведут, держать не станут. Ты на Савеловском вокзале давно была? Съезди, посмотри, как светлейший князь Романов в палатке блинами торгует.
Ответить Ольга не успела – двери на фотоэлементе раздвинулись, и в кабинет, на ходу выключая телефон, триумфально вернулось начальство: руководитель пиар-агентства Real Crown надворный советник Ярослав Синявский – человек лет сорока, но уже обладающий обширной лысиной. В его правом глазу красовался щегольский монокль (в моду вновь ворвалось ретро), а на левом лацкане пиджака от Хьюго Босса – привинченный значок с дворянским гербом: пушистая лиса, стиснувшая в зубах жирную курицу. Сам Синявский происходил из рабочих, однако после окончания университета получил личное дворянство. Пробивался наверх Ярослав весьма успешно – ему прочили и княжеский титул, и золотой камергерский ключ.
– Кофе будет кто-нибудь? – визгливым голосом вопросил Синявский, бессильно рухнув в кресло во главе стола. – Советую заказать – мозговой штурм не закончится, пока мы не придумаем что-то реально крутое.
Присутствующие обреченно заказали себе по чашке черного кофе.
– Ну что, где сенсации? – выждав минуту, осведомился Синявский.
– Как насчет слогана: «Государь – попробуй только ему вдарь!» – робко проблеяла Оля, уже ненавидевшая себя за то, что устроилась сюда работать.
– Графиня, вы умом тронулись? – живо отреагировал Синявский. – Такие штуки могут быть расценены как намеренный призыв к очернению имиджа монарха. Тем более что за порчу портретов государя у нас, как в Голландии, отправляют на три месяца в цугундер. А недавно принятый Думой закон регламентирует даже такие сложные вещи, как протирка портрета тряпочкой нужной мягкости, дабы не повредить светлый лик государев. Учреждена инспекция, которая в присутственных местах эти тряпочки проверяет. Нам сразу скажут, что мы Грушевскому продались. Кстати, партия «Царь-батюшка» просила замочить его пиаром, готова оплатить дополнительно.
– Развесим плакаты с отвратно гниющей грушей? – предложила Света, намеренно опустив вырез еще пониже – стал виден кружевной лифчик.
– Нет, – безжалостно отверг Синявский. – Это уже было. «Не голосуй за грушу, она гнилая» – стикерами все метро обклеили. С грушей особо не поэкспериментируешь: если бы Членский была фамилия, мы б развернулись.
Народ огорченно завздыхал. Секретарша разнесла всем кофе.
– У меня мысль, – густым басом произнесла Александра Тихоновна, дородная старая дева из разорившихся помещиц. – А что, если постараться популяризировать императорскую корону? Например, сделать ее модной среди девчонок, дабы они кололи игривые татушки у себя на заднице? Ведь по сути корона ничем не хуже татуированной бабочки! Но главная мысль – это эмблема партии «Царь-батюшка», вместе со Змеем Горынычем…
– Змея Горыныча на любой заднице трудновато будет разместить, – философски констатировал Синявский, вкусив горячего напитка. – Даже на вашей, мадам. Но вот относительно короны – мне эта идея нравится.
Матрона задрожала в экстазе от похвалы, уперевшись бюстом в стол.
– …Толпы девушек будут носить главный символ монархии под стрингами, в самом сокровенном месте, – развивал далее мысль Синявский. – Каждый секс станет рекламой «Царя-батюшки»: как только девица снимет трусики – вот тебе и реклама, причем самая что ни на есть убойная. Фактически культ божества: когда отрок прикасается губами к попке барышни, тем самым он целует символ империи, автоматически присягая короне – если верить старику Фрейду, это обязательно отложится у него в голове. Каждая групповуха в свингер-клубе по эффективности равна дорогостоящей телерекламе в прайм-тайм, а все стриптиз-трактиры бесплатно становятся агитационными пунктами партии «Царь-батюшка»!
У Синявского дух захватило от небывалых перспектив.
– Откроем повсюду кабинки, – вдохновленно продолжал он. – Опытные мастера начнут колоть татушки бесплатно всем желающим. Но зачем же ограничиваться сугубо ягодицами? Давайте заодно и обе сиськи короной украсим, чтобы было разнообразие. Иначе нашу инициативу зарубят на корню: черный пиар конкурентов тоже не дремлет. Эти собаки разом поместят в газетах заголовки: «"Царь-батюшка" оказался в заднице!»
– Конкуренты совсем озверели, – поддержала Света, явственно представляя себя совершенно голой, с цветной татуировкой в виде короны на правой груди четвертого размера. – Недавно анонимный автор выпустил книгу «Проект „Республика“», где пишет следующее: хитрецы в Кремле планируют обставить республиканцев, хотят сами возглавить народную революцию и провозгласить государя императора первым российским президентом.
Она замолкла, ожидая похвал, однако услышала совсем другое.
– Ты перепила кофе, – охладил ее Синявский. – В истории много раз случалось, президент короновался как монарх – например, в Центральной Африке или Албании. Но чтобы он отказался от трона и пошел на открытые выборы – да чего царь, совсем умом тронулся, что ли? Добровольно корону никто на гвоздик не вешает. Будь у нас республика, все политики перегрызутся на фиг, если по голове монарший скипетр не станет стучать, – натура у людей такая. Россия – чересчур консервативная страна, ее невозможно представить иначе как монархией. Зеркальный пример – Британия. Ты только погляди, республика там не прижилась, а между тем дворянские понты, любовь к старым символам и пристрастие к титулам ничуть не хуже наших. Кроме того, сторонники империи сейчас умнее, они понимают: только с хоругвями шляться да «Боже, царя храни» петь мало, это впечатляет лишь бабушек-ветеранш из женского батальона Зимнего дворца. На прошлые выборы в Думу чиновники из министерства двора какой супер придумали? Рекламу для молодежи: мол, только при царе разрешено травкой раскумариваться. Суть идеи: чуваки с короной на голове – лихие продвинутые перцы, что у нас, что в Голландии министры на заседания с косячками за ухом приходят. А победят республиканцы – торговля шмалью накроется медным тазом, как в Северо-Американских Соединенных Штатах. Тинэйджеры валом голосовать ломанулись – кто ж хочет косячок потерять?
Света молчала, задавленная суровой тирадой: чашка в ее руках дрожала.
– У меня тоже насчет рекламного ролика есть одно соображение, – разминая в потных от волнения пальцах записку, подал голос новый менеджер – 22-летний Матвей. – Чтобы в стиле банка «Полуимпериалъ»: славянское фэнтэзи со спецэффектами, пипл такие вещи обожает. Статный государь в богатырских доспехах скачет по полю на белом коне, а навстречу ему выскакивает маленький и омерзительный японский самурай с мечом…
– Не пойдет, – флегматично заметил Синявский, потянувшись за печеньем. – Политика, малыш, очень сложная вещь. Ты прав, у нас с Японией тяжелые отношения: мы заявили, что считаем Южный Сахалин своей территорией, не признаем Портсмутский мирный договор 1905 года. Далее по привычной схеме: кадетские движения закидывают яйцами японское посольство, главный санитарный врач (барон Нисин) находит вредные вещества в холодильниках «Сони» и радиоактивные излучения в ТВ «Панасоник». Даже утюг «ДжиВиСи» запрещают по причине, что его используют для пыток братки дона Бигганова – дабы сломать хребет организованной преступности. Ну и венец всему – половину столичных суши-баров прикрыли: и лосось оказался несвежий, и рис просроченный, и васаби – из рязанской редьки. Знаешь, в чем подвох? За месяц до выборов японский император позвонит государю, они помирятся, рекламу с самураем снимут, а мы пролетим с баблом. Посему вариант с японцем пока отложим.
– Тогда давайте так сделаем, – не унимался Матвей. – Простой, незамысловатый рекламный ролик. У Госдумы стоят мастеровые в замасленной одежде, бородатые крестьяне с плугами, упитанные розовощекие лавочники, многодетные матери, детишки в носу ковыряют. И тут раскрывается дверь, выходит государь в горностаевой мантии, улыбается всем родной такой улыбкой, простирает руку и говорит ласково: «Велкам!»
– Фигня, – сокрушил юношеский креатив Синявский. – Какой, в жопу, велкам? У нас подъем державного патриотизма, мы стараемся избавляться от иностранных слов, а тут такая лажа. Читал свежие рекомендации министра просвещения? Его превосходительство рекомендует называть Интернет «общесетью», мобильник «рукотрепом», окей – «гой еси», автобус – «самоездом». Я думаю, чиновники просто поседели уже. Кроме того, английское выражение в свете нашей грызни с Британией неуместно.
– Гой еси, – послушно кивнул Матвей. – В таком случае у меня все.
Еще пятнадцать минут ушло на уточнение деталей насчет проекта татуировок на девичьих задницах, а также обсуждение сценария видеоклипа, в основу которого легла первоначальная мысль Матвея. В ходе яростного мозгового штурма сотрудникам Crown удалось выработать, по словам Синявского, «суперски креативную вещь». Начало ролика оставалось прежним: статный государь в богатырских доспехах, остроконечном железном шлеме выезжал во чисто поле на слоне (слон куда мощнее «избитого» белого коня, к тому же это прозрачный намек для Запада на возможный альянс с Индией), снимал головной убор и истово крестился на белоснежную пятиглавую церковь. Из чиста поля били, играя на солнце янтарем, фонтаны чистейшего меда. Каждую секунду вокруг императора из воздуха материализовались люди: девицы в традиционных, но смелых мини-сарафанах, румяные воины с автоматами Федорова, ограниченное количество калмыков и якутов в национальных одеждах, клерки в отглаженных костюмах, пчеловоды с сеточками на лицах и могучие жнецы с серпами в руках. Между золотых куполов храма искрой вспыхивало радужное сияние – в отблесках появлялся Иисус Христос, держа во рту гвозди, он деловито прибивал на церкви растяжку: «Голосуйте за партию помазанника Божьего». В финале по экрану искрой пролетала надпись: «"ЦАРЬ-БАТЮШКА" – ПОЧУВСТВУЙ НАШУ ЛЮБОВЬ!» Довольный Синявский пообещал: если рекламу отвергнут, они смогут подкорректировать ее на компьютере и спихнуть любому мясокомбинату, стоит лишь заменить выезд на слоне на изображение сорта колбасы.
Света и Оля выбрались из офиса, кутаясь в короткие полушубки из песца, едва прикрывавшие колени. Света с великим усилием открыла машину замерзающими пальцами – она попыталась завести мотор, но с первого раза это ей не удалось. Дожидаясь, пока подруга справится с управлением, Ольга бессильно закурила, разглядывая окрестности. Через дорогу располагался круглосуточный суши-бар «Цусима», у витрины которого, леденея на ветру, самоотверженно стоял пикет молодежной монархической организации «Лейб-гвардия», призывающей православных «отказаться от японских харчей». Им повезло: из бара вышел студентик в форменной фуражке, несущий с собой пакет и пластмассовые мини-лапти для еды. Участники пикета, надеясь согреться в движении, атаковали его с трех сторон: кто-то пихал студента в грудь, кто-то спрашивал про совесть.
– Японец хренов! – прорезал мрачное шоссе яростный девичий голос.
– Да какой я японец? – мямлил студент, отступая к витрине. – Русский я…
Оппонентов это ничуть не смутило.
– Так что ж ты, собака, суши-то жрал, если русский?
Студента смяли вместе с пакетом. Машина с грехом пополам наконец завелась, и Оля нырнула в ее теплое нутро. Автомобиль выехал на Трехрублевское шоссе – как и любой водитель, недавно севший за руль, Света рулила медленно и осторожно, опасаясь ледяных участков на дороге. Внимание Оли, зевавшей на сиденье рядом, привлек построенный в необычном стиле коттедж за высоким забором с колючей проволокой, особенно выделялись фигурные башенки. Она сразу вспомнила, что видела этот домик в недавнем телерепортаже – кажется, года два назад туда переехала писательница Ксения Смелкова. На третьем этаже, где по идее должна располагаться спальня, розовым светом светились два окна.
«Надо же, – удивилась Оля. – Четвертый час ночи, а она еще не спит».
Шторы в спальне были плотно задернуты. Уносясь в сторону центра, Оля успела подумать, какой у них необычный цвет. Натуральный гламур.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий