Печать луны

Глава двадцать пятая
Из ада
(22 февраля, среда, Лондон)

Прочитав письмо, Алиса осторожно перевернула пожелтевший листок пинцетом, положив его на гладкую поверхность канцелярского стола – мебель в музее Скотланд-Ярда, вероятно, была столь же старая, как и сам листок. Первое послание Джека Потрошителя состояло из двух страниц и начиналось с канонических слов Dear Boss – то бишь «любезный начальник». Написано оно было с помощью пурпурно-красных чернил – каллиграфическим, округлым почерком. Каждый знак обводили долго и тщательно, именно поэтому все буквы даже сейчас просматривались на бумаге очень отчетливо. Возможно, это письмо вообще было написано убийцей не с первого раза. Послание датировано 25 сентября 1888 года и доставлено в Скотланд-Ярд спустя четыре дня – его бросили в самый обычный почтовый ящик на улице. Алиса внимательно смотрела на пронзительно красные строчки, мутневшие и расплывавшиеся перед ее воспаленными глазами.
«У той леди не было времени даже взвизгнуть. Как полицейские смогут меня поймать? Мне нравится моя работа – и я хочу начать все снова. Скоро вы опять услышите обо мне и о моих забавных играх».
Слова написаны с ошибками, но их никто не исправлял. Действительно – либо человек безграмотен… либо он хотел, чтобы его считали таким…
– Сэр, – тихо обратилась Алиса к Гудмэну, тактично читавшему за соседним столом вечерний выпуск «Таймс». – Проводилась ли графологическая экспертиза этих посланий? То есть я хочу сказать, что современные эксперты говорят о характере этого человека, о его психике?
– Да, миледи, – отозвался Гудмэн, отложив газету. – В принципе, ничего нового я поведать не смогу. Как вы знаете, существует предположение: Потрошитель делал эти ошибки в письмах намеренно, стараясь сбить следствие с толку и изобразить убийцу безграмотным представителем лондонского «дна». В наше время графологи полностью уверены – твердый и округлый почерк доказывает обратное. От имени Потрошителя письма в Скотланд-Ярд писал человек из высшего общества – несомненно, дворянин. Свидетельства в пользу этого – ВСЕ подражатели Джека тоже являлись образованными людьми, среди них был голландский профессор медицины.
– Я это слышала, – поморщилась Алиса. – Множество исследователей говорили – убийцей мог быть член британской королевской семьи – Альберт Виктор, герцог Кларенский. А три года назад вышла книга «Дядя Джек», где виновным назвали баронета Джона Уильямса, близкого друга королевы Виктории, курировавшего беременность ее дочери. Есть мнение, что он убивал девушек ради врачебных исследований. По-моему, все это попса.
Сэр Гудмэн отрицательно покачал головой. Встав, он подошел к Алисе, держа в руке заботливо прихваченный с музейного стола пинцет.
– Вы знаете, миледи, – заметил британец, склоняясь над письмом. – Тысячи исследователей, подобно стаду слонов, уже вытоптали весь пол в королевских архивах, пытаясь сравнить почерк Потрошителя с письмами герцога Кларенского и баронета Уильямса. Но сенсации не произошло – они никоим образом не совпали. Кстати, рекомендую вам обратить внимание вот на это письмецо, – Гудмэн ловко подцепил пинцетом еще один пожелтевший листок. – Третья, последняя весточка от Джека под названием «Из ада».
«Пасылаю вам палавину почеки каторую взял у женчины, – вчитывалась Алиса в знакомые с Оксфорда строки, написанные на этот раз кривыми и неровными буквами. – Сакранил ее для вас а другую паловину я паджарил и съел это было весьма фкусна. Вазможно пожже я прешлю вам акрававленый нож каторым ее выризал если вы нимного падождете». Письмо не содержало подписи truly yours, Jack the Ripper, зато в самом низу кровавым росчерком была накарябана издевательская фраза: «Паймайте миня кагда вы сможете».
– Я тоже поддерживаю точку зрения – Потрошитель запутывал следствие специально, – жеманно произнесла Алиса, подавляя зевок. – В этом письме число ошибок превосходит все мыслимые пределы, хотя прошлое таких огрехов не содержало. Он притворяется полуграмотным, он хочет, чтобы в это поверили, и для этого старается изменить почерк, сделав его грубым, «неотесанным». Это удивительно – в посланиях до сих пор сохранился красный цвет чернил, которыми писал убийца… их что, реставрировали?
– Нет, миледи, – качнул головой Гудмэн. – Письма написаны изобретенной самим Потрошителем адской смесью – кровью жертв, смешанной с имбирным пивом. Как признавался Джек в первом письме, жидкость «сильно загустела и стала похожа на клей». Трудно в это поверить, но цвет действительно остался неизменным – даже спустя сотню лет.
Сэр Гудмэн в легком волнении прошелся от одного шкафа к другому.
– Определенно в вашем приезде в Лондон есть промысел Божий, – продолжил он. – Я давно хотел отдать эти письма на одну интересную экспертизу, но лень было писать такое количество бумаг. Как вам известно, половина почки со следами зубов, из которой мы получили частицы его ДНК, принадлежала убитой проститутке Катрин Эддоуз. Теперь мы хотим понять, из крови каких именно девушек он приготовил свои замечательные чернила. Да и саму ДНК не мешало бы проверить еще раз, используя новые технические возможности. Конечно, дело давным-давно закрыто: по сути, это пустая трата денег. Но наше начальство иногда с удовольствием финансирует такие исследования.
Почти не слыша его слов, Алиса, не забывая кивать головой в такт, погрузилась в чтение второго письма, отправленного убийцей 1 октября 1888 года. Оно было начертано на дешевой открытке – на глянцевой поверхности размазались три кровяных развода, сливаясь в жуткий иероглиф: даже удивительно, что оно дошло в Скотланд-Ярд в таком страшном виде. Джек Потрошитель сообщал – скоро все услышат о его «двойном сюрпризе»: утром 30 сентября он убил сразу двух женщин – уже упомянутую Эддоуз, вырезав из ее тела почку, а также Элизабет Страйд. «У меня не было времени, чтобы отрезать и послать вам их уши», – сожалел Джек. Письмо, впрочем, являлось копией – оригинал из архивов кто-то похитил. Это же в свое время произошло и с самым первым письмом – Dear Boss. Долгие годы оно считалось утерянным, пока 20 лет назад очередной чокнутый имитатор Потрошителя в Амстердаме не прислал это письмо в полицию. Отправителем оказался богатый врач, страдавший раздвоением личности и считавший, что в его тело вселилась душа Джека. Украденное письмо он купил на подпольном аукционе, чтобы соответствовать своему образу. Доктор признался в убийстве шести женщин. Его упекли в лечебницу на всю жизнь, а послание Потрошителя вернули в Скотланд-Ярд, где оно и пребывает до сих пор.
Отложив письмо, Алиса брякнула пинцет на стол. Едва она прикоснулась пальцами к вискам, как почти сразу перед ней возник пластиковый стакан с прозрачной шипящей жидкостью – внутри весело скакали пузырьки.
– Аспирин, – вежливо пояснил Гудмэн. – Я вижу, у миледи болит голова.
«Культурный народ, – с уважением подумала Алиса. – Ноу-хау, все дела. У нас-то уставшей и засыпающей женщине только клофелина охотно подсыпят, чтобы воспользоваться ее беспомощным состоянием, а тут – пожалте». Поблагодарив, она залпом выпила отвратное на вкус содержимое стакана. В голове частично прояснилось, хотя единственное, что привело бы сейчас ее в норму – это восемь часов нормального сна. Алиса явственно представила себе мягкую кровать в отеле, на которую она упадет прямо в одежде и намертво вырубится, как медведь во время спячки.
– Сэр, – томно выдохнула она. – Как вы отнесетесь к следующему факту – ДНК Потрошителя и охотника за женщинами в Москве совпали? Наше начальство уверено – частицы были похищены из музея Скотланд-Ярда.
Гудмэн засопел, но ничем другим не выказал своего раздражения.
– Миледи, я понимаю, в вашей стране так принято – переспрашивать очевидные вещи по десять раз, – мягко произнес он. – Но, к сожалению, я вынужден повторить: последние 10 лет письма и половина почки леди Эддоуз находились в закрытом доступе: на них можно было смотреть, но нельзя прикасаться. Частному исследователю для получения допуска к этим экспонатам надо заверить такое количество бумаг – за один раз на пароходе не привезешь. Мы специально проверили по просьбе вашего департамента полиции, кто запрашивал просмотр письма и почки в последнее время. С середины девяностых годов, когда был произведен тест ДНК, – он вежливо улыбнулся, глядя в лицо Алисе, – не состоялось ни единого визита в музей личности в цилиндре с окровавленным ножом в руках.
– Да, но кому-то ведь удалось похитить пару открыток, написанных Джеком, верно? – резонно возразила Алиса. – Значит, такое в принципе возможно.
– Не соглашусь, – отразил удар Гудмэн. – Письма пропали еще в начале XX века, когда свободно лежали в архивном досье. Скорее всего, их унес кто-то из нечестных констеблей – культ Потрошителя уже начинался, можно было заработать хорошие деньги. Полицейские, знаете ли, тоже люди. С тех пор уцелевшее письмо «Из ада» находилось под семью замками. Про почку я вообще не говорю. Зато свидетельские показания по делу Потрошителя и записи допросов жителей Уайтчепела находятся в свободном доступе, я скопировал их для вас на флэшку. Там есть показания людей, якобы видевших удаляющуюся фигуру в ночном мраке: священник Эндрю Райли, молоденькая владелица продуктовой лавки Элизабет Бэйтс, фонарщик Джереми Беллбоун, повивальная бабка Кимберли Стилл. Всем свидетелям виделся силуэт в развевающейся крылатке, с цилиндром на голове и тростью в руке – худой мужчина невысокого роста. Так тогда выглядела половина Лондона, поэтому немудрено, что Потрошителя не смогли поймать. На этой же флэшке фотоархив по всему делу. Снимки жертв, свидетелей, подозреваемых – и женщин, пострадавших от аналогичных преступлений. Помимо смертей, осенью 1888 года произошло с десяток нападений: проституток кто-то внезапно хватал за шею сзади – но они начинали кричать, и атакующий исчезал. Кто знает, был это Джек или уличный грабитель?
Алиса ощутила, что сейчас ей понадобится целая батарея стаканов с аспирином. Она поняла, объяснять начальству в Москве будет нечего.
– Хорошо, – слабым голосом произнесла баронесса. – Но если образцы ДНК Потрошителя из музея Скотланд-Ярда никто не похищал, как вы тогда объясните то, что ее частицы немыслимым образом оказались в Москве?
Впервые за все время их краткого знакомства Гудмэн затруднился с ответом. Он наморщил лоб и уставился на покрытый тонким слоем пыли портрет королевы. Потом, как будто у него на спине нажали невидимую кнопку, британец повернулся к Алисе, улыбаясь ей стандартной улыбкой.
– Все исключительно просто, миледи, – с превосходством заявил Гудмэн. – Вашему начальству не приходило в голову – убийца попросту может быть правнуком Джека Потрошителя, его дальним потомком по одной из линий?
Алиса на секунду задумалась, но тут же решительно затрясла головой:
– Нет. Вы знаете доктора Эрика Гиббенвальда, из отдела экспертиз музея?
– Конечно, – моргнул Гудмэн. – Кто ж не знает старика Гиббенвальда?
– Он у нас в Оксфорде преподавал историю криминалистики, – тянула слова Алиса, желая упасть со стула и уснуть прямо на полу. – Я знаю его десять лет. Так вот, я послала доктору факс с данными, полученными при анализе ДНК в Москве – с трупа одной из жертв сняли частицу слюны убийцы. Он ответил мне: данные АБСОЛЮТНО ИДЕНТИЧНЫ с теми, которые извлекли в Лондоне из надкушенной Потрошителем почки. Они не разнятся даже на долю процента. Сэр Гиббенвальд уверен: таких совпадений не бывает. Я не наткнулась на правнука Потрошителя, сэр. Я встретила самого Джека.
В комнате музея стало слышно, как тикают старинные часы на стене.
– Вы ожидали, что я лишусь чувств, когда вы скажете это, миледи? – осведомился Гудмэн. – По сюжету, наверное, так и требуется. Но должен вам сказать одну скучную вещь: мы с вами не в убогом триллере находимся.
– Разве? – изумилась Алиса. – Но некоторые моменты…
– Без разницы, – отрезал Гудмэн. – Так или иначе, расклад, миледи, прост до безобразия. В Лондоне доступ к ДНК был закрыт долгие годы. Верно? Значит, подбросить его частицы на труп в Москве никто не мог. Да и как вы это себе представляете – кто-то в музее Скотланд-Ярда тайно свистнул ДНК Потрошителя, разжевал его, приехал в Москву и радостно плюнул на труп замороженной девицы? Ваше начальство уже ничего не соображает.
– Никто мне не поверит, – всхлипнула Алиса. – Даже мой бывший муж в ночной беседе высказал мнение, что это у меня глюки от недое… в общем, неважно, сэр. Далее, если верить триллерам, за бредовую идею нас вообще должны отстранить от расследования, а убийца будет меня преследовать.
– Не исключено, – насмешливо отозвался Гудмэн. – Но скажу вам одну вещь как англичанин. У нас говорят: если существо выглядит как собака, лает как собака и вертит хвостом как собака – значит, это и есть собака.
– Потрясающе! – всплеснула руками Алиса.
– Да, – гордо подтвердил Гудмэн. – Признаюсь – у меня самого от ваших выводов голова кругом идет. Одно исключает другое. Джек Потрошитель физически не может быть жив, – однако получается, что это так. Что бы я сделал на вашем месте, дабы подтвердить свою теорию? Элементарно. Во-первых, проверил бы все серийные убийства женщин начиная с 1888 года – с какой периодичностью они происходят. Во-вторых, убийца, кем бы он ни был, мечтает всеми фибрами души, чтобы его считали именно Джеком Потрошителем. Вот и отлично. Отбросьте сомнения, бросьте все силы на поиски Джека Потрошителя. И тогда вы его найдете.
– Спасибо, – впечатленная пламенным монологом Гудмэна, Алиса поднялась со стула, с трудом сохраняя равновесие – затекли лодыжки. – Пожалуй, это действительно единственный выход из сложившейся ситуации. Благодарю вас за вашу помощь, сэр Гудмэн. Вы очень много сделали для меня – больше, чем могли. Мне пора ехать в гостиницу – я не спала всю ночь, падаю с ног.
– Я отвезу вас, миледи, – джентльменски поклонился Гудмэн. – Не стоит благодарности. Пожалуйста, не споткнитесь о стол у выхода.
…Доехали они быстро – Лондон стремительно погружался в ночь. На пустой, сверкающей от дождя дороге мигали огоньками одинокие машины да невесть куда неслись спокойные мотоциклисты, даже не думающие обгонять шоферов. Галантный Гудмэн, невзирая на протесты, дошел до стойки в отеле и подождал, пока ей выдадут ключ от номера. Получив искомое и расплатившись служебной кредитной карточкой, Алиса проводила Джеймса к его машине, подала ему руку, он прикоснулся к ней холодными губами. Было заметно – что-то гложет британца, он не решается сказать заранее приготовленную фразу – видимо, какой-то комплимент. Так и не дождавшись, Алиса повернулась, чтобы идти…
– Миледи, – решился наконец Гудмэн. – Слушайте, да на хера вам сдался этот уродский клоповник? Поехали в ночной клуб – будем жрать водку, глотать экстази и зажигать не по-детски! А? Ей-богу, какая ночь, е-мое! Ночь любви!
Алиса с ужасом посмотрела на Гудмэна. Сон слетел с нее, как шелуха.
– Что с вами? – дрожащим голосом спросила она. – Вы же англичанин…
– Англичанин? – переспросил Гудмэн, и тут его окончательно прорвало: – Да знали бы вы, как мне остохренела вся эта псевдобританская херня! Вот почему я должен соответствовать надуманному литературному образу, а? Какой козел придумал этот имидж?! Откройте любой детектив – все англичане в клетчатых костюмах, с зонтиками, в котелках, лаковые ботинки, поклоны, сэры-пэры, миледи-хуеди. Этот пятичасовой чай у меня уже в печенках сидит, вместе с дворецким и овсянкой на завтрак. Я мечтаю о другом стиле! Хочу завязывать волосы в хвост, ходить в майке Helloween и шортах, надевать кроссы, глушить спирт с перцем, драть телку в подъезде без презика, трясти хаером на шоу хэви-метал. Почему мне в этом отказывают? Шерлок Холмс давно умер, его черви съели – так может, пора уже прекратить следование сучьим колониальным традициям?
Он остановился – Алиса готова была упасть в обморок. Выдохнув, Гудмэн стер со щеки внезапно выкатившуюся слезу. Он снял шляпу, церемонно кланяясь, и вновь поцеловал ей руку, едва касаясь дрожащих тонких пальцев.
– Доброй ночи, миледи, – произнес британец спокойным голосом как ни в чем не бывало. – Я надеюсь, ваше почивание ничто не омрачит.
Хлопнула дверь, и автомобиль исчез в лондонской тьме.
Шатаясь, с осоловевшими глазами, Алиса поднялась вверх в тесном старом лифте с треснутым зеркалом на потолке: кабина ехала величаво и медленно, словно гвардеец на параде. Впопыхах начальство заказало ей первый попавшийся отель – Strand на одноименной Стрэнд-стрит: обветшалое серое здание викторианской постройки. Войдя в комнату, Алиса убедилась – та явно не стоит полтораста фунтов: обшарпанные стены с потеками, кроватка с покрывалом не первой свежести, не работающая (из экономии) батарея и облупившийся потолок. Бездумно сбросив с себя одежду прямо на грязный пол, она прошла в ванную, включив горячую воду и разом бросив в нее все стоявшие у зеркала флакончики с шампунем. Сейчас она плюхнется в маслянистые волны покрытого пеной, горячего божественного коктейля, и… в этот момент Алиса вспомнила, что забыла «оживить» мобильник: по просьбе стюардессы он был отключен еще в самолете.
В костюме Евы метнувшись к сумочке, Алиса начала лихорадочно рыться в ее недрах. Ага! Вот он! Вытянув со дна трубку, она набрала пин-код – дисплей засветился отблесками слабого света, постепенно оживая.
«Срочно перезвони», «Перезвони, есть новости», «Перезвони, мать твою!», «Включи телефон, ДУРА!», «Чертова идиотка, где ты ходишь?» – все десять смс были от Каледина, их градус накалялся от послания к посланию. Последнее и вовсе содержало только сложные эпитеты в ее адрес, включая нежное пожелание «убей себя об стену». Примерно такое же количество аналогичных сообщений было записано на автоответчике. По голосу Каледина делался вывод – за время ее отсутствия случилось нечто неординарное.
– Мерзавец, – скучно сказала она в трубку, и «Нокиа» начала послушно набирать калединский номер: такую голосовую метку она неделю назад поставила для его мобильника. Подождав, Алиса поднесла телефон к уху.
«Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети. Пожалуйста, перезвоните позже» – услышала она на русском и английском языках.
Подождав, Алиса перезвонила дважды. Каледин не отвечал.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий