Печать луны

Глава двадцать первая
Восемь
(22 февраля, среда, вечер)

Щуря уставшие глаза, Каледин вплотную прильнул к ЖК-монитору – пощелкав по черной клавиатуре, он «вызвал к жизни» простенькую заставку поисковой Интернет-системы «Гугл». Федор только что вернулся из управления полиции и пребывал во взмыленном состоянии: после личных звонков государя Антипову и Муравьеву МВД превратилось в натуральный сумасшедший дом. Сотрудники носились по коридорам, роняя пачки бумаг, сталкивались друг с другом, матерились и звонили по всем имеющимся телефонам. На блиц-совещании постановили вызвать дополнительные подразделения городовых из провинции, в том числе и славящийся своей суровостью ОГОН – отряд гусар особого назначения. Даже декоративные конные кавалергарды в вычурных киверах и лосинах, обычно гарцевавшие по Красной площади, обреченно подставляя себя под фотоаппараты туристов, – и те по приказу рассыпались патрулировать центральные улочки. Повсюду у домов на Тверской, Мясницкой и Большой Дмитровке на лестницы карабкались персидские рабочие, устанавливая новейшие видеокамеры. Во время краткого, но весьма доходчивого разговора император дал понять: если новый (или старый, ему все равно) Джек Потрошитель не будет пойман до конца недели, то на Камчатку поедут не только Антипов с Муравьевым – туда в полном составе отправятся их личные помощники и адъютанты. Досталось даже министру внутренних дел князю Ильхаму Юсупову, правнуку того самого Юсупова, поклонника Оскара Уайльда, застрелившего Распутина в 1916 году. Царь, как с ним часто бывало в гневе, за словом в карман не лез. Он твердо пообещал Юсупову: в случае неудачи следующий подводный флаг империи на арктическом нефтяном шельфе будет устанавливать именно он. Юсупов попробовал свалить трудности на происки купца Ивушкина из Лондона, однако государь прервал его объяснения: сказав, что Ивушкин, конечно, Ивушкиным – но не следует приписывать ему все подряд, включая убийство Кеннеди. Этим император огорчил Юсупова еще больше: убедительное досье о причастности Ивушкина к смерти Кеннеди уже лежало в сейфе МВД. Вторым ударом для начальства стала утечка по поводу Алисы и ДНК Потрошителя, «слитая» на ТВ. Но кто из сотрудников это сделал – выяснить не удалось, ибо телевизионщики упорно клялись – звонок был анонимным.
Рядом с «Гуглом» на мониторе призывно мерцали рекламные баннеры: «Сенсация – реабилитированы участники восстания декабристов!» «Интимные фото – секреты императорских конюшен!» «Скандальное видео драки в Госдуме – „октябрист“ откусил ухо у „кадета“!». Проигнорировав завлекательную рекламу, Каледин набрал в строке поиска «Джек Потрошитель» и щелкнул клавишей Enter. Через секунду его вниманию открылась великая масса разнообразных сетевых ресурсов, посвященных самому знаменитому серийному убийце в истории человечества. Не колеблясь, Каледин направил курсор «мышки» на адрес сайта famousserialkillers.com, славившемуся подробной информацией о маньяках. Из динамиков рядом с монитором полились мрачные звуки средневековой органной мелодии: Каледин сумел опознать Баха. Заставка сайта была сделана под цвет «металлик», в мелких неровных точечках – как бы забрызганная кровью. В конце загрузки раздался пронзительный визг, послышался удар ножом, после чего все стихло. Пробежавшись взглядом по именам жертв Потрошителя, Каледин отправился в рубрику «Досье».
«С этого времени и пошел отсчет появления серийных убийц, жестокость которых много раз потрясала мир, – бросился в глаза красный текст на черной подложке. – Безусловно, серийные убийства женщин случались и ранее, но пик преступлений Потрошителя пришелся на расцвет бульварной прессы, чем и обусловлена его слава. Никто так и не знает, какую цель преследовал Джек и почему он неожиданно прекратил свои кровавые злодеяния. Этот человек создал „стиль“ серийного убийства: как у всякого антигероя, деяния которого тиражировали СМИ, у него появилось огромное количество подражателей». Далее шел детальный список убийств «а-ля Потрошитель», совершенных в разных уголках света вплоть до наших дней.
Каледин отхлебнул холодного чая – чашка стояла на столе с позавчерашнего дня. В обычных условиях он бы его выплюнул, но сейчас не чувствовал вкуса.
«1908 год. Киевские мещане взбудоражены ужасной гибелью шести женщин от руки неведомого убийцы – все нападения произошли за две недели декабря. Одна за другой лишались жизни горничные и служанки: самая старшая бальзаковского возраста, самая младшая – несовершеннолетняя гимназистка из бедной семьи, подрабатывавшая после учебы. Усатые приставы падали в обморок, прибыв на место преступления. Тела убитых были жестоко изуродованы, их внутренности выложены вокруг трупов страшным узором. Часть внутренних органов (почки или сердце) оказалась похищена злодеем. Вскоре полиция объявила об аресте студента-медика Якова Керлибанского: в его комнате при обыске была обнаружена надкушенная почка одной из убитых – девицы Анны Билетовой. На суде Керлибанский не признал своей вины, однако доказательства в виде почки оказались неоспоримы. Он получил 25 лет каторги и умер при пересылке».
Отдельными строчками шло несколько описаний убийств различными маньяками двух-трех женщин в США, Австралии и Канаде. Крутанув колесико «мышки», Каледин наткнулся на еще одну любопытную заметку:
«1928 год. За десять дней в Зальцбурге (Австрия) неизвестный зарезал шесть девушек в возрасте от двадцати до двадцати девяти лет. Трупы были выложены на главных улицах города и разделаны так, как опытный врач препарирует покойников в морге. По заключению медэкспертов, плоть разрезалась кинжалом, который в качестве парадного оружия носят участники формирований „гитлерюгенда“. Убитые принадлежали к нацистскому „Союзу австрийских девушек“. Криминальная полиция Зальцбурга арестовала трех подозреваемых, каковые были отправлены для „пристрастного“ следствия в концлагерь СС Маутхаузен. Там они полностью признались в организации преступной группы садомазохистов и в последующих убийствах с целью удовлетворения сексуальных инстинктов. По приговору суда все трое были казнены посредством гильотины».
Каледин нахмурился. Интересно получается… Джек Потрошитель объявился в Лондоне осенью 1888 года. Через двадцать лет кто-то аналогичным способом убивает в Киеве шесть женщин. При прошествии еще двадцати годков точно так же гибнут шестеро девиц в Зальцбурге. А сейчас что у нас на дворе? Да аккурат 2008 год, мама дорогая. Все случаи вылазок серийных убийц, копирующих Потрошителя, объединяет число ВОСЕМЬ. Придя к этому сногсшибательному выводу, Каледин поймал себя на мысли – ему страшно хочется курить. Сломав пару «табачных палочек», он выцарапал из картонной пачки «Дымовъ – Явскiй табакъ» сигарету и с наслаждением задымил – благо Алисы не было дома и орать на него было некому.
Выпустив из ноздрей облако дыма, Каледин бросился смотреть информационные данные по 1948, 1968 и 1988 году, дабы найти подтверждение своей версии. Он не разочаровался – все было то же самое. Загадочные подражатели Джека Потрошителя убивали от пяти до десяти женщин и оставляли трупы на улицах в натюрморте из внутренностей.
Один или два вырезанных из тела органа исчезали. Серии «злодейских нападений» произошли в Праге, Флоренции и Амстердаме. Кроме абсолютной схожести «почерка» всех уличных убийств их объединяла еще одна штука – против подозреваемых поначалу не было никаких улик. Но, как правило, главным доказательством становилось следующее: дома или на работе у преступников полиция при обыске находила окровавленный сувенир.
Раздавив окурок в пепельнице, Каледин вновь полыхнул зажигалкой в форме двуглавого орла – подарок начальства на юбилей департамента. Замычав, он уткнулся лбом в угол монитора, не выпуская изо рта намертво прикушенную сигарету. Нет, это натуральный бред, глюки, сумасшествие. Даже если допустить, что Потрошителю тогда было двадцать лет, то сейчас ему должно стукнуть как минимум сто сорок. Ага, хорош маньяк. Трясущийся полумертвый дедок в инвалидной коляске, опутанный медицинскими трубками с кислородом, таскается по улицам ночной Москвы и потрошит баб австрийским ножом? Сюжет из области дешевого романа ужасов – суровый трэш, покруче тарантиновского «Грайндхауса». Невероятно… Трудно согласиться со спорной логикой начальства: дескать, преступник неведомым образом похитил из Лондона часть ДНК Потрошителя, дабы подбросить его на труп жертвы и свести их с ума… Но как можно игнорировать инфу о том, что одинаковые убийства женщин из разных слоев общества происходят в городах Европы каждые двадцать лет, по одному и тому же сценарию, с зеркальными обстоятельствами? Самое первое убийство случилось 31 августа 1888 года в Лондоне…
Но что, если…
Лихорадочно дернув к себе клавиатуру, Каледин вбил в «Гугл» несколько слов и цифр. Перед ним в мерцании монитора выплывали новые и новые строчки текста – из давних архивных источников, в чем-то изрядно приукрашенные, а то и вовсе похожие на готическую сказку. Ведь тогда летописцы записывали слова не столько очевидцев, сколько отдаленных свидетелей событий. История доходила к ним через десятые руки, обрастая красочными подробностями, которые с течением времени щедро лепила людская молва. Но даже в таком виде информация по Потрошителю сходилась, пугая зловещей точностью. Обескровленные трупы женщин были рассыпаны на улицах всей Европы на протяжении четырех веков: каждые двадцать лет происходила новая серия жестоких убийств. Убийцы в большинстве случаев были пойманы, признали свою вину (под пытками либо добровольно) – и публично казнены. Но были ли они действительно виновны? Зайдя на англоязычную версию сайта венгерского архива, Федор, беззвучно шевеля губами, читал перевод записей турецкого летописца Абдул-Хамида Хаджи о событиях в Будапеште зимой 1608 года:
Во имя Аллаха, милостивого, милосердного! Не далее как двадцать дней назад в нашем славном городе, находящемся под покровительством святейшего Пророка и великого повелителя султана Ахмеда Первого (да благословит его имя сам всемогущий Аллах!), досточтимого халифа правоверных, произошли леденящие кровь события. Один из янычаров полка блистательного паши Сулеймана, выйдя по нужде на улицу в предрассветный час, обнаружил обнаженное тело женщины, лежащее прямо возле святых стен мечети. То, что увидел этот янычар, тысячу раз окунавший свой храбрый ятаган в нечестивую кровь неверных, заставило его в ужасе вознести молитву и воззвать к милости Аллаха. Хладный труп был освежеван, словно жертвенный баран, и печень была вставлена в руку красавицы, а правая почка и желудок лежали рядом с белоснежными боками ее – на лоб же был возложен кусочек сердца, сверкая замерзшей кровью, как утренняя звезда. И устрашился народ османский, и женщины испугались, и был великий стон и плач по всему городу. Прошла неделя – мертвых девушек находили каждое утро: злодей, залезая в окна гаремов богачей и чиновников, крал наложниц из спален и убивал их так, что сам шайтан из преисподней устрашился бы его бессмысленной жестокости. Дервиш Нураддин у главной мечети клялся Аллахом: ночью он видел черную собаку с углями вместо глаз, и был пес о трех головах – бежал он прямо по небу, неся в каждой пасти по девичьей руке. И собрались мусульмане в мечетях, а неверные в церквах, и вознесли одновременно молитвы Аллаху и пророку Исе, чтобы поразил он молнией адское чудовище и избавил людей от страданий. Той же ночью случилось чудо великое – исчез проклятый демон, словно по мановению перста Аллаха. И возник тогда великий спор между христианами, евреями и мусульманами, чьи молитвы больше помогли, ударил один купец другого купца, и началась резня кровавая – город горел три дня, а сотни трупов лежали на улицах.
«Какой банальный стандартизм, – подумал Каледин, закуривая четвертую по счету сигарету. – Прямо как на современных Интернет-форумах: любая вроде бы интеллигентная дискуссия заканчивается банальным матом и обещанием оторвать собеседнику голову. Даже скучно, ей-богу».
Дальнейшее штудирование интернетовских архивов ни к чему не привело – серийные убийства женщин в Средние века не являлись редкостью, но это было уже другое: изнасилования, душители, некрофилы. Стиль Потрошителя больше не встречался – возможно, он либо не был зафиксирован летописцами, либо документы погибли в огне сотрясавших Европу войн.
«Четыреста, – ломал голову Каледин. – Получается, он убивает как минимум четыреста лет. А почему вообще я так про него думаю – ОН? Почему не ОНИ? Это все Алиса со своими истерическими визгами – ах, какой кошмар, ах, лично сам Потрошитель, собственной персоной! Но кто же тогда это может быть? Средневековая секта, из поколения в поколение поклоняющаяся Сатане? Изысканный аристократический род сексуальных маньяков? Древнее объединение ритуальных убийц – вроде „ассассинов“ Святой Земли? Стоп… ритуальных. Так-так-так. А вот отчего никто не подумал, что Потрошитель мог исполнять своеобразный ритуал? Исследователи изначально предполагали: Джек мстил за то, что проститутка в Лондоне заразила его неизлечимым тогда сифилисом… но ведь наложницы из гаремов, горничные в Киеве, венские нацистки не были уличными шлюхами… тем не менее их убили абсолютно схожим методом… Печень в руке, кусочек сердца на лбу… правая почка… Что, если все-таки это был особый РИТУАЛ?»
На этот раз Каледин прилип к экрану надолго. Оторвался он от него лишь часа через полтора – покрасневший, с взлохмаченными волосами. Встряхнув пачку сигарет, Каледин понял: она полностью пуста, а в комнате повисла непроницаемая завеса табачного дыма. Федор рывком скомкал пачку в кулаке и указательными пальцами протер уставшие глаза.
– Господи…– сказал он, кашляя от дыма. – Господи…
Впервые за много лет Каледин поднял руку и перекрестился.
С экрана на него смотрело нечеткое изображение рогатого существа. Нежно, словно младенца, в вытянутых вперед мохнатых лапах оно держало отрубленную женскую голову с широко раскрытыми глазами…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий