Печать луны

Глава десятая
Мертвый сезон
(22 февраля, вторник, утро)

Отвинтив пробку с бутылки «Голд лейбл», я сделал жадный глоток. Сорокаградусный виски, выплеснувшись горячей струей, обжег пищевод до самого желудка – я явственно почувствовал аромат дубовой бочки, исходящий от благословенного напитка. Блаженно высунув язык, я слизнул янтарную каплю, столь завлекательно повисшую на узком горлышке.
Чертовски хочется проглотить еще граммов сто, но, увы – я не могу себе этого позволить. Вечером опять садиться за руль – пусть в крови останется поменьше алкоголя. Вдруг машину остановит дорожный городовой с дозиметром, их вокруг развелось как собак: не хочется, чтобы отлично продуманная операция вдруг сорвалась из-за непредвиденной мелочи.
Отставив бутылку в сторону, я облизнулся, собирая остатки влаги вокруг губ. Итак, мне нужно еще три артефакта – собрав их, можно со спокойной душой приступать к финалу. Признаться – руки так и чешутся. Вчера вечером я выкупил в турагентстве забронированную путевку в Таиланд – все прошло без сучка и задоринки. Рождество кончилось, пасхальные каникулы еще не начались, на дворе ледяной февраль – «мертвый сезон». Я должен буду улететь 31 февраля – странная дата, не правда ли? Но в этой стране все довольно странно. Еще не так давно здешний февраль считался самым коротким месяцем в году, в нем насчитывалось всего-то 28 дней. Ситуация в корне изменилась после августовской железнодорожной катастрофы, когда у всех лопнуло терпение: каждый год в этом месяце и самолеты падают, и метро взрывается, и лодки тонут. Особым императорским указом август был навечно вычеркнут из календаря. В году стало ровно 11 месяцев, а «бесхозные» августовские дни распределили поровну – таким образом в феврале появилось трое лишних суток. Произошла официальная замена титула государя – из «августейшего» его постановили именовать «сентябрейшим». Но я не против – 31 февраля так 31 февраля. А пока – дела прежде всего. Часов в восемь вечера я выйду на ночную охоту: забирать необходимый для процедуры третий ларец. Правда, придется сменить стратегию – переулки заполнены господами в штатском, со стальным взглядом и оттопыренными карманами. Но туда я идти и не собираюсь…
Кинув в рот пластинку жвачки, я задвигал челюстями – по деснам разливался пластмассовый вкус арбуза. Надо отбить запах «лейбла» ну и поспать хотя бы часок. Скоро вставать на работу, а я бодрствовал практически всю ночь, священнодействуя с ларцом. Разделка проходила как обычно – но вот с дополнениями в виде банта на животе пришлось повозиться. Мой путь был многоступенчатым и трудным, и его устилали отнюдь не розы. Очень может быть, что любой другой человек на моем месте бросил бы эту затею еще на начальной стадии – даже зная, какой сногсшибательный приз положен в финале. Печально одно: каждый период проходил слишком быстро, только вздохнешь полной грудью, как все – надо опять собирать артефакты, искать подходящие ларцы. Маскировать процедуры под работу банального убийцы-маньяка – отличная идея: по всему миру кишмя кишат эти моральные уроды. Нет, я абсолютно не такой, не следует нас даже и сравнивать. Я сразу избавляю экземпляр от страданий, тот фактически не чувствует боли: жаль, что приходится пугать их перед смертью. Но ничего не поделаешь – в бальзаме должно содержаться достаточно адреналина для насыщения энергией перед встречей с Луной.
С третьим ларцом в принципе все ясно. Профессионалы похищений уверены – легко совершить киднэппинг в безлюдном месте. Но при этом никто не добавляет – при большом скоплении народа на тусовке это сделать еще легче. Каждый увлечен только собой и не смотрит на других. Поднявшись, я подошел к зеркалу, с откровенным удовольствием глянул на чудесное отражение: худощавое, мускулистое тело без грамма жира, одним своим видом вызывающее судороги экстаза у противоположного пола. Настоящее произведение искусства, не правда ли? Если бы я захотел, вполне бы мог зарабатывать себе на жизнь, работая моделью для художников. Никакого отвисшего живота, ни капли жира, ни единого волоса – настоящий красавец. Откинувшись назад, я нежно положил себе руки на бедра, погладив их. Ух, симпатяжка… Ну-ну, хватит нарциссизма. Пора спать.
Я привычно забылся сном прямо на полу, растянувшись рядом со штрихами голубого мелка, подложив под голову собственную руку. Мгновенно провалившись в дрему, я увидел красочный сон. Я сижу, совершенно голый, поджав под себя ноги, положив руки на колени ладонями вверх – на тибетский манер. Мое тело заливает бледный лунный свет. Внезапно сверху, откуда-то из самых глубин черных небес, сначала капает, потом спускается тягучими нитями, а затем и просто потоками льется пахучий бальзам, заливая мою бархатистую кожу, преображая ее на глазах. Подставляя лицо под струи, я стараюсь изо всех сил сохранять спокойствие, как положено здравомыслящему человеку: но в определенный момент удовольствие от происходящего достигает пика и рассудок покидает меня. Я падаю навзничь – красные брызги, словно в замедленной съемке, устремляются к Луне. Мое тело извивается в бальзаме – я барахтаюсь и визжу, словно ребенок, бью ладонями по красным волнам, поднимаю тучи брызг. Бальзам заливает мне рот, глаза и волосы, я упиваюсь и наслаждаюсь им, как кот валерьянкой. Кожа начинает слезать с моих рук, обнажая мускулы, я сам становлюсь красного цвета, сливаясь в единое целое с бальзамом. Пространство вокруг заполнено им, как океаном – я ныряю с головой, чувствуя на губах соленый вкус, и, проплыв с десяток метров, выныриваю, хватая ртом воздух. Мой жалкий остов из сухожилий и мяса затягивается новой, полупрозрачной кожей – поначалу уродливой, с цыплячьими пупырышками, но с каждой секундой она теряет свою непривлекательность. Я плачу от радости, благодарно целуя отражение Луны – я знаю, что отныне жестокое светило благосклонно ко мне как никогда…
Будильник на мобильном телефоне зазвонил задорной мексиканской мелодией – я приподнял голову с пола и сразу же обнял ее руками: мозг казался свинцовым от недосыпа. Ничего. Сейчас я сварю арабский вариант утреннего кофе из зеленых зерен и приду в себя – это подхлестывает не хуже бича. Голова должна быть полностью свежей – ведь я еду на совещание к Большому Начальнику. Буду слушать и кивать с умным видом. С хрустом потянувшись, я одним прыжком вскочил на ноги и отправился на кухню. Если поспешу, успею даже поджарить яичницу. Заглянув в холодильник, я умилился – мои пальцы прикоснулись к хрустальной конфетнице, внутри которой покоился свеженький артефакт, хранящий следы зубов. С этим артефактом всегда много возни, слишком уж он здоровый, но зато – один из самых важных. Перед уходом я возложу его поверх голубых линий: и он, впитавший сок Луны, сможет вобрать в себя чуточку энергии Солнца: так опытная хозяйка сначала поджаривает одну сторону вырезки, а потом, когда та подрумянилась, переворачивает ее на другую. На Луне артефакт уже достаточно «подрумянился». Выбрав три самых крупных куриных яйца, я закрыл холодильник и взял в руки сковороду с тефлоновым покрытием.
Рядом с холодильником, на специальной подставке, прикрепленной к стене кухни, в импровизированных тисках был зажат большой нож с черной рукоятью – в центре блестел пустыми глазницами серебряный череп. Широкое лезвие было снабжено обширным кровостоком – на его поверхности виднелись засохшие разводы. Весь клинок, кроме основания, принял рыжий цвет, к кончику прилипли отрезанные женские волосы. На лезвии красовалась гравированная готическими буквами надпись – BLUT UND EHRE

 

Из свежего номера газеты «Скандальная Имперiя»
«По сообщениям из кулуаров отечественной телекухни, в последнее время наблюдается значительный подъем популярности имперских телесериалов. Один из самых успешных – „Счастливы сразу“: о семье губернского секретаря Бухина. Сей отрок, бросив карьеру правоведа, ушел работать в обувную лавку и преуспел в торговле дизайнерскими лаптями. Критики спорят: дескать, продавец лаптей не может жить в двухэтажной квартире, а также подковывать лошадей чистым серебром, называя показываемое „сюрреализмом“. А вот канал ТНБ „разогрелся“ на криминальном сериале „Понты: улицы забитых королей“ – про полицию периода великой депрессии, эру грозных грабителей банков и ее сражения с крутыми гангстерами из мафиозных семейств Сталина и Волошилова. Культовую известность получил и другой сериал – „Три гада“, где консультантом выступил один из крестных отцов имперской мафии – авторитетный купец дон Бигганов. В ближайшее время, как предрекают эксперты, успех ожидает женский сериал – имперский римейк Sex and the city – „Мольер вам не Бальзак, или Все бабы ду…“
Секс-скандал: за съемки в обнаженном виде для эротического журнала «Голые Дворянки» артистка Жанна Метле была лишена наследства ее консервативным отцом – старым бароном Метле. Тем не менее этот журнал остается одним из самых популярных в империи: недавно в качестве «Дворянки месяца» на развороте снялась графиня Василиса Разумовская, продемонстрировав бюст пятого размера. Клон журнала, еженедельник «Голые Крестьянки», не пользуется таким успехом: видимо, из-за того, что обнаженная женщина выглядит лучше в интерьере усадьбы, нежели в обнимку с коровой. По этой причине в прокате провалился блокбастер «Кот Апокалипсиса» с незнатной актрисой Анитой Завокишюк, происходящей из семьи намибийских поселенцев. Картине не помог даже частый ракурс голых ягодиц Аниты – всего девушка продемонстрировала их на протяжении фильма 814 раз. Коммерческий провал, впрочем, не расстроил Аниту – она возвращается к сериалу «Красавица-гувернантка»: про консервативную деревенскую девушку из алтайских староверов, которая работает бонной в семье пожилого, но сексуально озабоченного князя Лысозубского-Остермана.
Согласно новой информации из Вашингтона, президент Северо-Американских Соединенных Штатов Джордж Буш подавился баранкой, упал на стол и потерял сознание, получив гематому под глазом. Врачи уже запретили ему употреблять любой вид мучных изделий после серии трагических случаев – Буш давился крендельком, калачиком, булочкой, печеньем, яблочным пирогом, тортом, колечком с творогом и лавашом. Аналогичный запрет касается и транспортных средств: за последние 8 лет глава САСШ падал с самоката, велосипеда, мотоцикла, скейтборда, роликов, шотландского пони и эскимосской ездовой собаки. Доктора Белого дома настоятельно рекомендовали президенту Джорджу Бушу совершать путешествия лежа, находясь на нижней полке поезда.
Между тем переговоры по возвращении штата Аляска в лоно Российской империи вновь зашли в тупик. Испытывая недостаток стратегических запасов меда, американская администрация готова уступить Аляску в обмен на аренду трех пасек в Сибири. Однако министр финансов империи барон фон Курнир настаивает: Россия примет слаборазвитых эскимосов обратно лишь за цену продажи Аляски от 30 марта 1867 года – 7 миллионов 200 тысяч долларов. Эта сумма теперь равняется средней стоимости двухкомнатной квартиры на окраине Москвы. Следует отметить – печальный инцидент с баранкой произошел после того, как Джорджу Бушу перевели это предложение».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий